Упадок и гибель Кукульского царства

Стюфляев Максим ::: История царств майя

С началом IX века в южных низменностях майя все яснее проявляются признаки глубокого кризиса: династии региона исчезают одна за другой, а численность населения начинает резко падать. Общая тенденция коллапса центральной власти не обошла стороной даже столь крупное царство, как Кукуль. Йаш-Нуун-Ахиин II – последний «Священный Кукульский Владыка», о котором мы имеем более-менее цельное и ясное представление. История Кукульского царства в IX веке восстанавливается на основе скупых отрывочных свидетельств. Так, в честь окончания двадцатилетия 9.19.0.0.0, 9 Ахав 18 Моль (28 июня 810 года) в Тикале были установлены стела 24 и алтарь 7. Надпись на стеле изначально относилась к числу самых длинных в Тикале, но, к сожалению, теперь от нее сохранились лишь малые фрагменты. Имя правителя, приказавшего создать этот монумент, может быть частично прочитано как …ном-Ч’еен, в литературе он также известен под прозвищем «Темное солнце». Стела 24 была установлена перед «Храмом III» – последним впечатляющим сооружением в Тикале. Эта пирамида достигает 55 м в высоту, а ее святилище, в полном соответствии с лучшими традициями династии, украсили деревянной резной притолокой. На ней изображены три персонажа: в центре стоит правитель, одетый в пышный костюм из кожи ягуара, а по сторонам от него находятся еще двое мужчин, которые некогда были названы в теперь утраченных подписях. Основной текст на притолоке опять-таки сохранился лишь частично, имя главного героя утрачено, зато известно, что он был сыном «Священного Кукульского Владыки» Нуун-Ухоль-К’инича. Принимая во внимание тесную связь «Храма III» со стелой 24, исследователи склонны считать, что он был построен …ном-Ч’ееном и, возможно, стал его гробницей. Если так, то логично думать, что именно о …ном-Ч’еене идет речь в надписи на притолоке из храма, а его отец Нуун-Ухоль-К’инич либо царствовал какое-то время между 790 и 810 годами, либо должен быть отождествлен с «28-м правителем».[i]

Притолока из "Храма III" в Тикале. Прорисовка Д. Монтгомери

Притолока из "Храма III" в Тикале. Прорисовка Д. Монтгомери

Между тем, общая политическая ситуация в Петене существенно изменилась. Давний противник Кукуля, царство Са’аль, в конце VIII века пережило новый подъем, в 799 году «Священный Са’альский Владыка» Ицамкокаах-К’авииль организовал очередной победоносный поход против соседней Йаши. В связи с этой войной на стеле 12 из Наранхо присутствует «эмблемный иероглиф» Кукуля, хотя его роль в конфликте не вполне понятна. Вернулось к активной внешней политике и царство К’анту’. Около 800 года новый владыка К’анту’ К’инич-Хой-К’авииль одержал победу над коалицией враждебных соседей, на алтаре 23 из Караколя изображены сидящими на жертвенных алтарях два связанных пленника, цари Биталя и К’анвицналя (Уканаль). Вскоре после этой войны в К’анвицнале появился свой «западный калоомте’» с  абсолютно немайяским именем Папамалиль – одна из самых загадочных фигур в истории майя первой трети ІХ века. Имя и пышный титул, никоим образом не типичный для владыки из скромного К’анвицналя, привели многих исследователей к мысли, что Папамалиль был предводителем отрядов чужеземцев, происходивших с побережья Мексиканского залива. Он сумел закрепиться в К’анвицнале и, возможно, даже стал гегемоном в Восточном Петене, во всяком случае правители К’анту’ и Са’аля посещали его столицу для проведения совместных церемоний. Поддержка не ограничивалась обрядами и вылилась также в проведение военных кампаний. В частности на установленном в 820 году алтаре 12 из Караколя Папамалиль и владыка К’анту’ К’инич-Тообиль-Йопаат изображены вместе как союзники, а в иероглифической надписи сказано об обезглавливании захваченного в плен кукульского владыки. В самом Тикале упоминания об этих событиях отсутствуют, поэтому трудно сказать с уверенностью, велась ли война непосредственно против Йашкукуля или какой-то иной ветви кукульских владык. Тем не менее, едва ли можно объяснить простым совпадением тот факт, что после 810 года в Тикале прекратилось масштабное архитектурное строительство, его население резко сократилось и на протяжении шестидесяти лет не было установлено ни одного монумента. Скорее всего, стремительный упадок Кукуля был вызван поражением в войне против Папамалиля и его союзников.[ii]

Алтарь 12 из Караколя

Алтарь 12 из Караколя

Особо показательно, что в Тикале никак не отметили столь знаковое для древних майя событие, как окончание десятого четырехсотлетия по Долгому счету в 830 году. Следующий «Священный Кукульский Владыка» Хуун-…-K’авииль известен нам исключительно по внешнему упоминанию в Сейбале. Следует сказать, что в 830 году там, вероятно, при поддержке преемника Папамалиля произошел переворот, и на ближайшие десятилетия Сейбаль стал центром варваризированной державы со смешанным майяско-мексиканским стилем монументальной скульптуры. В день окончания двадцатилетия 10.1.0.0.0, 5 Ахав 3 К’айаб (30 ноября 849 года) местный правитель Ах-Болон-Ха’бат-Ват’уль-К’атель устроил пышную юбилейную церемонию, которую, в соответствии с надписью на стеле 10 из Сейбаля, посетили «Священный Кукульский Владыка» Хуун-…-K’авииль, «Священный Канульский Владыка» Чан-Пет и «Священный Владыка Ик’а’» Чан-Эк’.[iii] Участие царей Кукуля и Кануля в действе, организованном правителем ранее второстепенного Сейбаля, на первый взгляд, свидетельствует о резкой перемене соотношения сил в конце классического периода. Тем не менее, к подобным сообщениям следует относиться критически. До нас дошло очень мало надписей, относящихся к этой поздней эпохе, но известно, что в IX веке многие крупные царства майя быстро распадались, поэтому весьма вероятно, что в данном случае упомянуты мелкие царьки, которые присвоили себе пышные титулы великих предков.[iv]

Стела 10 из Сейбаля

Стела 10 из Сейбаля. Прорисовка Б. Пейдж

Исследователи имеют конкретные доказательства того, что к середине столетия Кукульское царство уже больше не существовало как единое целое, а владыки в различных периферийных центрах обрели самостоятельность. В 1996 году в небольшом городище Сакпетен, расположенном в 26 км к югу от Тикаля на озере Сальпетен, был найден каменный алтарь, очевидно, некогда образовывавший пару с теперь утраченной стелой. По мнению Д. Стюарта, этот довольно поздний монумент создали в честь окончания двадцатилетия 10.1.0.0.0, 5 Ахав 3 К’айаб (30 ноября 849 года), то есть одновременно со стелой из Сейбаля. В надписи на алтаре упоминается некий «первый калоомте’» К’инич-…-Тахн и названы его родители. Отец главного героя, тезка первого правителя Дос-Пиласа Бахлах-Чан-К’авииль, представляет для нас особый интерес. Он носит титул калоомте’, а также еще один титул, использовавшийся ранее Йихк’ин-Чан-К’авиилем. «Эмблемный иероглиф» Кукуля, вероятно, также присутствует, хотя соответствующий блок надписи сильно разрушен. Так или иначе, имеется достаточно оснований полагать, что этот Бахлах-Чан-К’авииль принадлежал к кукульской династии и был одним из тех провинциальных владык, которые на первых порах извлекли выгоду из упадка центральной власти. Раздробленность с течением времени лишь усиливалась, в день 10.1.10.0.0, 4 Ахав 13 К’анк’ин (9 октября 859 года) «Священный Кукульский Владыка» установил стелу в периферийном центре Ишлу, а спустя еще двадцать лет аналогичный монумент появляется в Химбале.[v]

В условиях подобного хаоса и распада порой трудно на основании одного лишь титула определить, где именно правил царь. Например, блюдо неизвестного происхождения, которое теперь находится в частной коллекции и, судя по стилю, относится к концу классического периода, принадлежало «Священному Кукульскому Владыке» О’-Саак-Хеев-Чан-К’авиилю. Поскольку о таком персонаже больше совершенно ничего неизвестно, нет возможности установить, царствовал ли он в Йашкукуле или в каком-то небольшом городке, подобном Ишлу и Химбалю.[vi]

Стела 11 из Тикаля. Прорисовка У. Ко

Стела 11 из Тикаля. Прорисовка У. Ко

Так или иначе, нам точно известна, по крайней мере, одна попытка возродить царскую власть в старой столице, все более превращавшейся в безлюдное место. В день окончания двадцатилетия 10.2.0.0.0, 3 Ахав 3 Кех (17 августа 869 года) «Священный Кукульский Владыка» Хасав-Чан-К’авииль II установил стелу 11 из Тикаля. Уже в самом имени этого царя можно усмотреть прозрачное напоминание о великом прошлом Кукуля, верность традиции, вероятно, подчеркивалась и в том, что он носил титул с указанием своего места в династическом счете, который, к сожалению, плохо сохранился.[vii] Однако эта блеклая попытка вернуть Кукульскому царству былое величие оказалась тщетной. Стела 11 – самый поздний известный нам монумент с надписью из Тикаля. Провинциальные владыки держались немного дольше, последний дошедший до нас алтарь из Ишлу датируется 879 годом, а стела в Химбале была установлена в 889 году. Тем же годом датируется Стела 12 из соседнего с Тикалем Вашактуна. На ней присутствует имя Хасав-Чан-К’авииля, но в данном случае правитель носит «эмблемный иероглиф» Вашактуна, поэтому нет надежных оснований отождествлять его с последним кукульским царем.[viii]

Рисунок-реконструкция, на которой показано, как выглядел Тикаль примерно через пятьдесят лет после коллапса царской власти. К тому времени население города существенно сократилось, некогда величественную столицу начали поглощать джунгли

Рисунок-реконструкция, на которой показано, как выглядел Тикаль примерно через пятьдесят лет после коллапса царской власти. К тому времени население города существенно сократилось, некогда величественную столицу начали поглощать джунгли

В конечном итоге все крупные и меньшие города майя классического периода ждала одна общая судьба – гибель и забвение. С исчезновением царской власти и уходом большей части населения лучшие кварталы Тикаля были заняты новыми поселенцами, и на его площадях, использовавшихся ранее для проведения церемоний, возникли простые соломенные дома. Эти последние жители совершали свои собственные, часто сложные, ритуалы, используя ранние монументы в целях, весьма далеких от замыслов их создателей. В конце истории Тикаля давно исчезло всякое ощущение неприкосновенности старого порядка, и Северный акрополь стали раскапывать в поисках царских усыпальниц с их богатыми подношениями жадеита. Самые доступные захоронения были обнаружены и разграблены. В X или XI столетии город окончательно обезлюдел и был поглощен лесом.[ix]



[i] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 52-53; Martin S. In Line of the Founder… P. 33. Помимо стелы 24 …ном-Ч’еен упоминается также на найденной в Тикале резной кости.

[ii] Надписи, относящиеся к истории Восточного Петена, собраны в: Grube N., Martin S. Patronage, Betrayal, and Revenge: Diplomacy and Politics in the Eastern Maya Lowlands // Notebook for the XXVIII Maya Meetings. Department of Art and Art History, University of Texas at Austin, 2000. – P. II-1-II-95.

[iii] Перевод надписи на стеле 10 из Сейбаля смотрите в: Полюхович Ю. Ю. Полiтико-династична iсторiя… С. 549-550.

[iv] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 53.

[v] Stuart D. The Symbolism of Zacpeten Altar 1 // The Kowoj : Identity, Migration, and Geopolitics in Late Postclassic Petén, Guatemala / Ed. by P. Rice and D. Rice. – Boulder: University Press of Colorado, 2009. – P. 317-326.

[vi] Tunesi R., Lopes L. A New Plate Naming a K'uhul Mutu'l Ajaw // Mesoweb Articles, 2004. URL: http://www.mesoweb.com/features/tikal/TikalPlate.pdf

[vii] Подробный анализ надписи на стеле 11 из Тикаля смотрите в: Beliaev D., Tokovinine A., Vepretskiy S. et al. Los monumentos de Tikal… P. 115-117.

[viii] Schele L., Grube N. Some Revisions to Tikal's Dynasty of Kings // Texas Notes on Precolumbian Art, Writing, and Culture, 67. Austin, 1994.

[ix] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 53.