Тлатоани Итцкоатль и его эпоха: обретение независимости и начало подъема ацтекского государства

Баглай Валентина Ефимовна ::: АЦТЕКИ. История, экономика, социально-политический строй

Тлатоани Итцкоатль и его эпоха: После гибели Чимальпопоки и его сына в 1428 г. («1. кремень») Итцкоатль стал призывать к мести его убийцам — тепанекам, тем самым стремясь продемонстрировать свою непричастность (если придерживаться официальной точки зрения) к смерти тлатоани. В это же время со всеобщего согласия Итцкоатль («обсидиановый змей») избирается новым, четвертым тлатоани (см. рис. 13) [31, с. 339; 173, с. 51; 212, т. 4, с. 112; 288, с. 150].

Итцкоатль (1428 — 1440) был сыном Акамапичтли от рабыни [137, т. 1, с. 30; 327, с. 107], т.е. незаконнорожденный стал правителем, в то время как имелся законный сын правителя Уитсилиуитля — Мотекусома. Он-то и должен был быть избран, однако, по данным хроники, отказался якобы в пользу своего дяди Итцкоатля [37, с. 38]. Взамен Мотекусома получил один из самых высоких военных постов и титул «тлакатекатль» (ацт. tlacatecatl — «тот, который из дворца»), позволяющий его носителю входить в ближайшее окружение тлатоани, быть советником и соратником последнего. Словом, все обстоятелъства убийства Чимальпопоки и оттеснения на второй план Мотекусомы являют собой картину узурпации власти Итцкоатлем в ходе внутренней борьбы, из которой вышла победителем группировка высших военачальников, ставившая целью выступление против тепанекской власти. Устранение Чимальпопоки ацтекской верхушкой было вызвано стремлением в условиях неизбежно надвигавшегося открытого военного конфликта с тепанеками иметь на посту тлатоани более зрелого и опытного Итцкоатля. Некоторые данные свидетельствуют, что официальная версия ацтекских историков искажала действительный ход событий. Итцкоатль в соответствии с этой версией не имел никакого отношения к смерти Чимальпопоки и получил право обвинить в ней Маштлу. Такая версия получила отражение в большинстве хроник, которые дошли до нас.

Таким образом, к моменту начала правления тлатоани Итцкоатля положение Теночтитлана осложнялось внутренней борьбой за власть и обострением вражды с Аскапотсалько, для которых ацтеки стали главным врагом.

Следует подчеркнуть, что события в Аскапотсалько, серия убийств, организованных Маштлой, внесла разлад и в без того достаточно хрупкий политический организм тепанекского государства. Кроме того, увеличение дани, рост политического и экономического давления со стороны нового правителя Аскапотсалько вызвали в некоторых местах открытые восстания против него. Правители других, подконтрольных Аскапотсалько городов-государств если и не стали открыто на сторону жертв Маштлы, то по крайней мере сохранили нейтралитет. Это касается, например, городов Тескоко и Колуакан. Их представители прибыли даже на погребальную церемонию по случаю смерти Чимальпопоки вопреки предостережениям Маштлы, где твердо обещали ацтекам не выступать на стороне тепанеков, если возникнет конфликт, развивать торговлю и другие связи [173, с. 45-50; 212, т. 4, с. 112].

Словом, вызванная сложным переплетением интересов политическая борьба захватила Мексиканскую долину в момент прихода к власти Итцкоатля. Становилось ясно, что мира с Аскапотсалько не будет, и ацтеки начали готовиться к войне. Однако не все одинаково относились к ней. Как утверждают источники, часть «простого населения», видя силу тепанеков, считала, что успех в предстоящей войне невозможен. Более того, они якобы уверяли, что правитель тепанеков Маштла — «человек миролюбивый», он простит, если перед ним повиниться (еще одно косвенное доказательство непричастности Маштлы к убийству Чимальпопоки?). Противники войны предлагали в знак покорности явиться в Аскапотсалько с идолом ацтекского племенного бога Уитсилопочтли. Эти сведения из источников — бесценный подарок для исследователя, поскольку благодаря им в недрах предельно мифологизированной официальной древнеацтекской истории он может ощутить действительную, земную историю. За стремлением официальной ацтекской истории приписать «простолюдинам» консерватизм, непонимание, трусость и т.п. для современного исследователя открывается гораздо более сложная картина отношений, сложившихся в Теночтитлане в то время.

В этот критический, поворотный момент древнеацтекской истории наряду с решительным Итцкоатлем огромную роль начинает играть его племянник (по другим версиям — брат) Тлакаэлель, о котором уже упоминалось как о представителе военной партии (наряду с Итцкоатлем и Мотекусомой). Тлакаэлель — одна из самых популярных фигур древнеацтекской истории, которая со временем превратится в персонаж легендарный, даже эпический. В официальной древнеацтекской истории, к примеру, запечатленной Д.Дураном, А.Тесосомоком, в «Кодексе Рамиреса», «дух Тлакаэлеля» рассматривается даже как главная побудительная сила в успешных действиях ацтеков на протяжении многих лет. Вполне понятно поэтому, почему в хрониках Тлакаэлелю приписывается необыкновенно длинная жизнь: он был, если верить источникам, соратником и советником нескольких тлатоани. Современные историки единодушно признают, что за образом Тлакаэлеля, возможно, стояли по крайней мере два важных политических лидера ацтеков, занимавших, по сути, место второго человека в государстве после тлатоани.

Но все это в будущем, а в рассматриваемый период Тлакаэлель был всего лишь храбрым юношей, который, разделяя идеи Итцкоатля, призывал ацтеков защитить свою честь и свободу от посягательств тепанеков с оружием в руках. Но поскольку сторонники мира с Аскапотсалько оказались в тот момент сильнее, разгневанный Итцкоатль предложил им идти на поклон к тепанекам, добавив, что их там непременно убьют. После таких слов никто из жаждавших мира с противником, естественно, не захотел направиться в Аскапотсалько. Тогда решительный Тлакаэлель, активный противник мира с тепанеками, заявил, что раз это необходимо, то он отправится просить мир для ацтеков.

История выполнения Тлакаэлелем мирной миссии в больших подробностях запечатлена в источниках, что объясняется чрезвычайной популярностью этого персонажа, которому официальная древнеацтекская история позже приписывала, по сути, создание самого фундамента будущего могущества их государства.

У ворот Аскапотсалько Тлакаэлеля остановили два стража и спросили, известно ли ему, что им приказано убивать всякого ацтека, какой попытается войти в город? Тлакаэлель отвечал, что идет с посланием к Маштле и что они ничего не теряют, если впустят его, поскольку смогут убить на обратном пути. Стража пропустила Тлакаэлеля к правителю, которому он сообщил, что ацтеки просят мира. Маштла якобы ответил, что сам он этот вопрос решить не может и должен посоветоваться со своими людьми, и предложил Тлакаэлелю прийти за ответом на следующий день. При выходе из Аскапотсалько охранники вновь хотели убить Тлакаэлеля, но он им спокойно сказал, что они еще успеют это сделать, так как завтра он придет за ответом.

На следующий день, перед уходом в Аскапотсалько, Тлакаэлель получил от тлатоани Итцкоатля указание: если тепанеки не согласятся на мир, то он должен от имени ацтеков объявить им войну в полном соответствии с общепринятыми обычаями. В третий раз пошел Тлакаэлель мимо стражи, которая пропустила его в Аскапотсалько, так как уже имела возможность убедиться в том, что имеет дело с человеком слова. Когда он появился перед Маштлой, тот объявил, что вожди тепанеков настаивают на войне с ацтеками. Тогда Тлакаэлель, как было поручено ему Итцкоатлем, в соответствии с древними правилами объявил тепанекам войну; он вручил Маштле щит, меч, стрелы, надел ему на голову специальный наряд из перьев и намазал (натер) вождя тепанеков особой черной мазью, которую обычно применяли при погребальном обряде. Этот древний обычай символизировал войну и смерть. Когда Тлакаэлель собрался уходить, правитель Аскапотсалько посоветовал ему идти не через главные ворота, так как охрана получила приказ убить его, а через особый ход в стене, который он приказал проделать своим слугам. Тлакаэлель воспользовался предложением Маштлы и, таким образом, избежал уготованной ему смерти. Когда Тлакаэлель был уже на границе владений Аскапотсалько и Теночтитлана, он крикнул стражникам-охранникам, что их ждет скорая смерть. Тепанеки, крайне удивленные, что он смог ускользнуть от них, бросились на него. Завязался бой, в котором Тлакаэлель убил несколько тепанеков. Когда же к тепанекам прибыло подкрепление, он благоразумно скрылся в Теночтитлане [173, с. 64-65; 212, т. 4, с. 112]. Так, ради того, чтобы прославить Тлакаэлеля, ацтекские историки вынуждёны были, быть может вопреки своему желанию, и врага, «тирана», Маштлу, как часто они его называли, изобразить достаточно благородным, способным оценить ум и смелость этого выдающегося ацтека.

Впрочем, наряду с этим сюжетом сохранился и другой, связанный с моментом объявления войны, в котором тепанеки представлены далеко не благородным образом. В этом варианте тепанеки решили уничтожить верхушку ацтекского руководства, пригласив их для этого на ближайший праздник одного из своих многочисленных божеств. Однако позже от этого коварного плана сами же тепанеки отказались, так как это было бы слишком недостойно и не соответствовало нормам, принятым тогда. Войну же ацтекам они все-таки объявили: когда ацтеки во главе с Тлакаэлелем прибыли на праздник и, как обычно, стали обмениваться с тепанеками подарками, каждому высокому ацтекскому гостю была вручена женская одежда. Этот факт, сам по себе оскорбительный, означал, что объявляется война [173, с. 64-69].

Вообще же война с Аскапотсалько была не войной двух сторон, тепанеков и ацтеков, как то пытались представить последние в своих хрониках. Все обстояло значительно сложнее и запутаннее. В течение тех лет, когда Маштла пытался утвердиться как правитель, вошедших в историю как время войны с Аскапотсалько, по сути бурлила вся Мексиканская долина, возникали локальные конфликты, создавались различные коалиции, но столь непрочные, что часто прежние союзники становились со временем врагами.

Вообще же, если судить по источникам, то повод вести борьбу против Аскапотсалько дал Несауалькойотль, пожелавший вернуть отнятый покойным Тесосомоком у его отца Иштлильшочитля и у него самого г. Тескоко. Несауалькойотль (ацт. «койот воздерживающийся») 36, чудом избежавший уготованной ему гибели от рук людей Маштлы, одно время вынужден был переселяться из города в город, меняя место жительства; достаточно долго он жил в Теночтитлане. В конце концов он оказался в Уэшотцинко. Несауалькойотль набрал там войско, в состав которого вошли аколуа, к которым принадлежал сам он, уэшотцинки, тлашкальцы, колуаканцы и др. Вообще очень многие из прежних союзников Аскапотсалько остались либо нейтральными, либо оказали поддержку Несауалькойотлю. Опрометчивая политика Маштлы по отношению к Теночтитлану и Тлателолько (если придерживаться официальной версии) создала почву для объединения знати и этих городов с Несауалькойотлем [146, л. 9]. Хотя сначала ацтеки, как уже отмечалось, несмотря на сильное желание военной верхушки вести войну с тепанеками, не решились выступить открыто, но в поддержке Несауалькойотлю не отказали, Тем более что он находился в родстве с ацтекскими тлатоани. Однако в конце концов и они вынуждены были решиться, поэтому в разное время в военных действиях на стороне Несауалькойотля принимали участие Итцкоатль и Мотекусома [228, с. 150].

Аскапотсалько поддерживали отоми, наименее развитый и культурный народ Мексиканской долины. Сначала союзником его вынужден был выступить и Тлателолько, но вскоре и он перешел на сторону противников Маштлы [298, с. 47]. Не вполне ясную позицию занял тепанекский город Тлакопан.

При описании этих бурных событий источники по-разному определяли, кому в них принадлежала ведущая роль. Ф.А.Иштлильшочитль, дальний потомок Несауалькойотля, именно его считал главным действующим лицом, в то время как Д.Дуран, А.Тесосомок и некоторые другие отдавали предпочтение ацтекам Теночтитлана. Наверное правильнее будет сказать, что в ходе борьбы с Аскапотсалько менялись роли и ситуации, враги становились союзниками и т.п., хотя в конце концов история Мексиканской долины того периода вывела на авансцену Несауалькойотля и ацтекских деятелей из Теночтитлана — Итцкоатля, Тлакаэлеля и Мотекусому.

В ходе борьбы с Аскапотсалько объединенные войска Несауалькойотля вошли в восточную часть долины и ряд населенных пунктов, в том числе тепанекские центры Коатлинчан и Аколман [92, с. 55; 146, л. 10; 212, т. 4, с. 113]. В западной части Мексиканской долины воины во главе с вождем Теноселотлем из Уэшотцинко в 1428 г. взяли древний чичимекский город Тенайуку, который защищали тепанеки и отоми [228, с. 151; 327, с. 111].

Не сидел сложа руки и Маштла. Среди наиболее серьезных проблем, которые ему следовало решить, укрощая своих бывших данников и союзников, было подавление выступления в Куаутитлане, перешедшем на сторону противников Аскапотсалько. Тлатоани Куаутитлана по иронии судьбы носил имя Тесосомок. Войска Маштлы заняли Куаутитлан, и в наказание рынок рабов, которым уже в то время славился этот город, был перенесен в Аскапотсалько, а на месте рыночной площади Маштла приказал выращивать агаву. Уцелевшие воины Куаутитлана во главе с Тесосомоком соединились с войсками Несауалькойотля [102, с. 56; 404, с. 128]. Объединенные силы начали наступление на Аскапотсалько. После 115 дней осады в 1428г. («1. кремень») 37 он пал, и жители его признали свое поражение [37, с. 47; 173, с. 65-69; 228, с. 150; 367, с. 40; 399, с. 97]. Примечательная деталь: в то время как источники, связанные так или иначе с г. Тескоко (работы того же Ф.А.Иштлильшочитля), приписывают Несауалькойотлю чуть ли не ведущую роль в этих событиях, ацте-коцентричные источники (работы Д.Дурана, А.Тесосомока, «Кодекс Рамиреса») вообще его не упоминают.

Но как бы то ни было, у власти в Аскапотсалько Маштла продержался только около трех лет. После взятия Аскапотсалько ему удалось бежать. Он скрылся в г. Койоакан [219, с. 55].

В 1428 г. противниками Маштлы были захвачены Уэшотла, Аколман и другие города, а на протяжении 1428-1430 гг. Теоколуакан и Койоакан. Обстоятельства захвата Койоакана, города, где укрылся Маштла, описаны в источниках довольно живо. Согласно официальной ацтекской версии, повод для начала военных действий (причин, разумеется, было более чем достаточно) против Койоакана был следующий. Три ацтекские женщины отправились, как обычно, туда на рынок, но по пути их ограбили и оскорбили койоаканские стражники. Женщины возвратились домой и рассказали об этом своим мужьям. По традиционным нормам того времени нападение на торговцев давало повод пострадавшей стороне объявить войну обидчикам, что и было сделано. Она началась в 1429 г. Итцкоатль перекрыл дороги, ведущие в г. Койоакан, довел город до голода и, захватив, сделал его жителей данниками ацтеков [47, с. 153; 173, с. 65 -69; 318, с. 18].

Судьба Маштлы в источниках освещается по-разному. По одной версии, в момент захвата Койоакана он попал в руки Несауалькойотля и либо погиб в единоборстве с последним, либо был принесен в жертву богам во имя отца Несауалькойотля, Иштлильшочитля [138, с. 449-450; 160, с. 67; 283, с. 48]. По другой версии, после захвата Койоакана Маштла бежал в Куаушимальпан, а затем в г. Таско (совр. Тачко, горный район штата Герреро), где и умер в 1431 г., или, как говорил раннеколониальный историк Х.Мендиета, исчез из анналов истории38.

Ацтеки принимали участие при взятии городов Мишкик (1429 г.) и Истапалапа (1430 г.), в котором Итцкоатль, согласно данным историка Ф.А.М.Чимальпаина, поставил правителем своего сына. Около 1430-1431гг. Несауалькойотль, которому помогали ацтеки, занял г. Тескоко, а с 1433 г. («4. тростник») утвердился там как законный правитель и наследник своего покойного отца Иштлильшочитля [219, с. 55].

События в Мексиканской долине развивались стремительно, и военные действия, первоначально направленные против тепанеков, со временем стали перерастать в противоборство городов, в их борьбу за лидерство, фактически за право занять то место, которое раньше принадлежало Аскапотсалько.

Один из наиболее ранних конфликтов такого рода возник в 1430 г. между ацтеками и г. Шочимилько [47, с. 153; 51, с. 122]. Город-государство Шочимилько, располагавшийся на юге Мексиканской долины, один из центров чинампового земледелия, начал проявлять беспокойство в связи с усилением ацтеков. Но до поры до времени отношения между ними оставались мирными: ацтеки продолжали приходить торговать в Шочимилько, а жители его покупать их товары, Наступил, однако, момент, когда ухудшение отношений стало очевидным. В ацтекофильских источниках говорится о каких-то намерениях шочимильков организовать «заговор против ацтеков». Как обычно в источниках того времени, в описание драматической ситуации вкрапливаются дурные предзнаменования и фантастические явления. Так, во время одного из религиозных праздников якобы произошло событие, чрезвычайно напугавшее шочимильков: в тот момент, когда они начали есть ритуальную пищу, приготовленную из продуктов, купленных у ацтекских женщин-торговок, она на их глазах стала превращаться в груду человеческих голов, рук, ног, сердец — символы будущих кровавых жертв. Это ужасное превращение было совершено, конечно же, ацтекским племенным богом Уитсилопочтли, предостерегавшим таким образом шочимильков от враждебных действий против его народа. Охваченным ужасом шочимилькам их жрецы и предсказатели сообщили, что это является знаком близкой гибели. Город стал готовиться к возможному конфликту с ацтеками.

Тем временем ацтеки не выказывали агрессивности. Они приняли решение построить храм Уитсилопочтли, для чего им необходимо было определенное количество камня и дерева. Так как этих материалов у них не было, они послали послов с подарками в Шочимилько с просьбой передать им необходимые материалы. Шочимильки же посчитали себя оскорбленными и ответили, что не являются данниками ацтеков, обязанными снабжать их. Ацтекская делегация была обескуражена. В источнике говорится, что, несмотря на такой демарш, Итцкоатль приказал ацтекам не нарушать границ Шочимилько. В свою очередь, среди шочимильков некоторые поговаривали о возможности мира с ацтеками, однако их руководители настаивали на жестком курсе.

Между тем жизнь подбросила новый повод для усиления взаимной неприязни двух городов-государств. Однажды ацтекские купцы возвращались из очередной торговой экспедиции с грузом хлопка, который они планировали продать в Теночтитлане. Когда они проходили около Шочимилько, местные воины ограбили и убили их. Когда это стало известно Итцкоатлю, он приказал, в свою очередь, ацтекским воинам проникнуть на территорию шочимильков и устроить потраву самого большого маисового поля, правда, не проливая при этом кровь.

Словом, если верить ацтекской версии событий, ацтеки делали все возможное, чтобы столкновения не было, однако сами шочимилько провоцировали их. Открытое столкновение в конце концов состоялось; шочимильки потерпели поражение и согласились принять самые унизительные условия победителей, только бы избежать полного уничтожения. Шочимильки были одним из самых богатых народов Мексиканской долины (вследствие достигнутого ими высокого уровня земледелия), и ацтекские воины могли бы захватить крупную добычу. Однако Тлакаэлель запретил им входить в город и грабить его. Вместо этого он приказал шочимилькам возвести дамбу, которая соединила Теночтитлан с материком в районе г. Койоакана. Шочимильки, к которым были добавлены и жители покоренного ранее Койоакана, выполнили эту работу. Дамба шириной около 4,5 м из камня и земли с проходами для лодок, перекрытыми мостами, просуществовала до прихода испанских завоевателей [51, с. 122; 173, с. 73-79; 212, т. 4, с. 113; 318, с. 19].

Помимо выполнения шочимильками этой тяжкой трудовой повинности Итцкоатль лишил их и политической самостоятельности, посадив правителем города своего ставленника, обязанного советоваться с ним обо всем и не принимать никаких самостоятельных решений. Правда, этот правитель получил почетное право посещать обеды в Теночтитлане и есть в присутствии Итцкоатля. Хотя в ацтекофильском источнике говорится, что это было высоко оценено шочимильками, на деле лишение политической самостоятельности едва ли могло вызвать у них восторг. Для ацтеков же включение этого богатейшего сельскохозяйственного района в сферу своего влияния имело огромное значение [148, с. 95]. Интересная и характерная деталь: в отличие от только что приведенной ацтекской версии событий, тескокофильские источники решающую роль в покорении Шочимилько приписывают Несауалькойотлю, правителю г. Тескоко, а Итцкоатлю отводится всего лишь амплуа помощника [201, с. 13].

Как бы то ни было, с покорением Шочимилько не закончились, а напротив, продолжали раскручиваться ацтекские завоевания. Следующим на очереди стал Куитлауака — небольшой островной город (или поселение) на юге оз. Шочимилько. Его жители чувствовали себя в безопасности и не считали нужным, как говорится в источнике, особенно дорожить миром с ацтеками [173, с. 80-81]. Более то-го, его руководитель Шочитлолинки якобы намеренно стал ухудшать отношения с ними. Сохранилась история развития взаимоотношений между Куитлауакой и ацтеками, в которой последние представлены неизменно миролюбивыми. Для того чтобы удостовериться в том, что куитлауаки действительно затевают что-то против них, ацтеки пошли на хитрость. Они решили пригласить на праздник, посвященный их племенному богу Уитсилопочтли не только знать Куитлауаки, но и их дочерей. Ацтеки полагали, что если будет принято такое приглашение, то, следовательно, куитлауаки не питают к ним вражды, отказ же подтвердит их подозрения. Шочитлолинки отказался принять. приглашение, он якобы пришел просто в ярость, заявив послам ацтеков, что слишком дорожит девушками даже самого низкого происхождения, чтобы посылать их на праздник чужого бога. Оскорбил он ацтеков и тем, что отправил послов без обычных в таком случае подарков для тлатоани Итцкоатля. Страсти накалились до предела. Возмущенные ответом, точнее, вызовом Шочитлолинки, ацтеки вновь направили послов в Куитлауаку с требованием подчиниться или готовиться к войне. На это правитель непокорного города ответил, что он не намерен разговаривать с ними. Тогда Итцкоатль призвал всех ацтеков быть готовыми к войне с Куитлауакой.

Однако для успеха предприятия необходимо было заручиться нейтралитетом города-государства Чалько, союзника ацтеков и тескоканцев в борьбе с Аскапотсалько и контролировавшего в то время около 25 городов и поселений [318, с. 19]. В соответствии с рекомендациями ближайших советников, Итцкоатль направил специальных посланников к чалькам. В Чалько им было обещано отказать Куитлауаке в помощи, если она попросит об этом [173, с. 82]. В состоявшейся затем битве успех сопутствовал ацтекам, руководимым Тлакаэлелем. Как и положено мифологизированной древнеацтекской истории, она наполняет описание этого решающего сражения фантастическими сюжетами. Когда куитлауаки, окруженные бесстрашными ацтекскими воинами Тлакаэлеля, почувствовали, что терпят поражение, они стали просить помощи у своих богов (почитаемых ими в виде змей, лягушек, рыб, креветок, пиявок, червей и т.п., что обычно для людей, живущих на воде). Но, говорится в ацтекских источниках, их боги ответили, что победить ацтеков нельзя, ибо они мстительны, искусны в военных делах, поэтому все, кто хочет выжить, должны им подчиниться. Куитлауакам ничего не оставалось, как признать свое поражение и стать данниками ацтеков [173, с. 83] 39.

Приведенные выше конкретные примеры военной политики Теночтитлана и тлатоани Итцкоатля, конечно, не исчерпывают всех завоеваний. Примерно в то же время был подчинен г. Мишкик на южном побережье Мексиканских озер [201, с. 12]. Некоторые исследователи склонны ограничивать завоевания Итцкоатля и Несауалькойотля Мексиканской долиной [251, с. 41], а покорение территорий за пределами ее связывают с последующими правителями, прежде всего ацтекскими [70, с. 378]. Однако есть и другая точка зрения, согласно которой уже при Итцкоатле ацтеки расширили свое влияние на юг и юго-запад от Мексиканской долины, захватив большую часть современного штата Морелос с г. Куэрнавакой [173, с. 84-87]. Это была первая завоеванная территория за пределами Мексиканской долины. Куэрнавака — испанское название, а до Конкисты город назывался Куаунауак. Он был центром раннего государства, занимавшего до 40% территории нынешнего штата Морелос в его западной части. Это был богатый, плодородный район, где выращивали помимо всего прочего хлопок, который не рос в Мексиканской долине [367, с. 42-43]. Там добывали известняк, используемый в строительстве (главным образом храмовом), глину для производства керамики [342, с. 51]. Он считался крупным торговым районом [367, с. 42-43]. С ним народы Мексиканской долины, в частности ацтеки, издавна имели связи, в том числе по линии междинастических браков. Около 1438 г. Куаунауак-Куэрнавака был включен в сферу влияния Теночтитлана. Кажется несколько странным столь быстрый захват такого большого по тем временам государства, однако практика того периода свидетельствует, что завоевывать более или менее централизованные государства было проще, чем небольшие воинственные объединения малых поселений и городов (см. [366, с. 73- 76; 367, с. 40-43]). Кстати, в случае с Куаунауаком, как и в некоторых других, тескоканские источники главные успехи приписывают не ацтекам, а Несауалькойотлю, причем ее завоевание относят к 1433 г. [47, с. 154].

Такой разнобой не случаен. Дело в том, что все эти и другие завоевания велись сложившимся на волне борьбы с Аскапотсалько так называемым Тройственным союзом (Тройственным альянсом). Как и во многих иных случаях, точная дата его образования неизвестна. В источниках называются разные годы — 1430, 1431, 1433 и 1434-й. Поэтому, наверное, правильнее будет говорить о первой половине 30-х годов XV в.

Тройственный союз — объединение трех государственных и политических сил — Теночтитлана (включая и г. Тлателолько), Тескоко и Тлакопана, ставшего прибежищем уцелевших сил тепанеков. Персональными учредителями союза были правители Итцкоатль (Теночтитлан), Несауалькойотль (Тескоко), Тотокиуатцин (Тлакопан) [228, с. 153-154]. Этот союз сыграл в дальнейшем огромную роль в истории Центральной Мексики, в создании сильного ацтекского государства.

Существуют различные версии того, как складывался этот альянс. Согласно Ф.А.М.Чимальпаину, правитель Тлакопана сам прибыл в Теночтитлан и был признан членом союза (см. [222, с. 28-29]). Это похоже на правду, хотя бы потому, что Аскапотсалько был разгромлен, а уцелевшие тепанеки вынуждены были пойти на соглашение с победителями, перенеся столицу из Аскапотсалько в Тлакопан. По другим данным, Тлакопан был принят в союз потому, что этот город, небольшой сам по себе и не имевший стратегического значения, остался во время войны с Аскапотсалько либо нейтральным, либо солидаризировался с ацтеками и их союзниками [327, с. 111], поскольку, как дипломатично сообщал один из тескоканских источников, тлакопанцы «испытывали симпатию» к Тескоко и Теночтитлану [228, с. 151].

Совсем по другому обстояли дела с Тескоко и его правителем Несауалькойотлем. В ацтекских источниках приводится хотя и разная по сюжетам, но единая по настрою версия оформления союза с Тескоко. Согласно одному из вариантов, незадолго до смерти Итцкоатль направил послов в Тескоко к Несауалькойотлю и призвал его и его потомков никогда не воевать с ацтеками, поскольку они «родственники» и «друзья». По его же приказу якобы с тех пор правитель Тескоко значился вторым по значению человеком в Тройственном союзе, в то время как третьим должен был считаться правитель Тлакопана [173, с. 86-87]. Сохранилась еще одна любопытная деталь: была проведена якобы «мнимая война» между ацтеками и тескоканцами, в результате которой правитель Тескоко символически был побежден ацтеками и стал союзником [31, с. 346-347; 228, с. 161-165]. Таким образом, в ацтекском варианте история оформления союзных отношений с Тескоко и Несауалькойотлем выглядит достаточно идиллично.

Это противоречит тому, что сообщала тескоканская сторона. Во всяком случае, согласно версии, сохранившейся в работе историка Ф.А.Иштлильшочитля, когда победители Аскапотсалько делили сферы влияния в Мексиканской долине, то первоначально у Тескоко и Теночтитлана было равное положение. Однако позднее правитель Теночтитлана якобы потребовал себе больше прав. Возник конфликт, в ходе которого Несауалькойотль даже предпринял поход на Теночтитлан. Потерпев поражение, Итцкоатль отказался от своих претензий [228, с. 161-165]. Тескоко сохранил свое положение и в дальнейшем в течение долгого времени имел те же права в союзе, что и ацтеки. Какая из версий верна: ацтекская или тескоканская? По нашему мнению, столкновение между бывшими союзниками по борьбе с Аскапотсалько не так уж невероятно, особенно при разделе сфер влияния.

Тройственный союз — объединение неравных в политическом, военном, экономическом и культурном отношении сил. Так, при разделе добычи, дани и иных плодов совместных завоеваний Теночтитлан, Тескоко и Тлакопан получали доли в отношении соответственно 2:2:1 [389, т. 1, с. 175]. Различались соответственно и обязанности в военной области: Тлакопану принадлежала в союзе вторичная роль, и он выполнял главным образом интендантские функции. В политическом плане Тескоко и Теночтитлан строили свои отношения на равных (хотя позже, как увидим, Теночтитлан стал ведущим), а Тлакопан с самого начала оказался под контролем Теночтитлана, который постоянно вмешивался в его внутренние дела. И в культурном отношении их роль была различной: по определению одного из исследователей, если Тескоко был своего рода Афинами древней Мексики, то Теночтитлан — Римом (в смысле вторичности и заимствованности культуры от Тескоко), а о Тлакопане вообще трудно сказать что-нибудь подобное. С самого начала образования Тройственного союза территориально сферы влияния и интересов трех городов-государств делились следующим образом: Тлакопану отводилась западная часть Мексиканской долины (где когда-то господствовал Аскапотсалько), Теночтитлан властвовал на территории ее севера и юга, Тескоко распоряжался в восточной части долины. Это определило, кстати, и первоначальные направления их завоеваний: Итцкоатль направлял свои удары на юг, запад и восток, а Тескоко — на восток.

Вокруг трех основных членов Тройственного союза группировались другие, менее значительные города-государства Мексиканской долины, в результате чего первоначально он был довольно аморфным. К примеру, г. Уэшотла, который занял сторону сил, образовавших позднее Тройственный союз, с 1430 г. числился в его составе. Однако фактически Тройственный союз — это все-таки прежде всего Теночтитлан, Тескоко и Тлакопан.

К 1434 г. Мексиканскую долину в основном контролировал Тройственный союз, однако на юге ее в важном районе чинампового земледелия сложилась федерация городов, известная как Чалько-Амекамекан. Тенанки, или чальки, составляли седьмую группу чичимеков, переселившихся в Мексиканскую долину. Они появились там раньше ацтеков и были, как уже отмечалось, во вражде с ними еще со времени происшествия в Чапультепеке, хотя иногда их отношения несколько смягчались. В состав федерации (или конфедерации) чальков входили г. Чалько (располагавшийся на берегу оз. Чалько) и города Тлалманалько и Амекамекан, находившиеся в некотором отдалении от озера. Всем им были подконтрольны в общей сложности 10 поселений (по другим данным, 13 или даже 25). Чалько и Амекамекан, как самые крупные из членов конфедерации, дали ей название. Столицей считался Амекамекан (совр. Сакраменто), удобно располагавшийся у подножия двух вулканов, что затрудняло нападение на него. Амекамекан славился богатым рынком. При наследнике Итцкоатля произошло столкновение с этой политической, экономической и военной силой на юге Мексиканской долины.

В восточных, сопредельных с Мексиканской долиной районах постепенно формировались еще два будущих противника Тройственного союза — города-государства Тлашкала и Уэшотцинко, уже упоминавшиеся коротко в связи с историей Тескоко и Аскапотсалько.

Тлашкальцы (тласкальцы, тлашкальтеки) состояли из народов отоми и науа (последние, как отмечалось, родственны ацтекам и тескоканцам). Согласно тлашкальским «теомоштли» («божественным книгам о происхождении»), они также были выходцами из Чикомосток («Семи пещер»), прошли через тяжелые скитания (как и ацтеки). Им, как и другим чичимекам, их племенной бог Камаштли (Camaxtli, Camaxtle) обещал «страну счастья». В теомоштли утверждается, что по крайней мере за 400 лет до прихода испанцев тлашкальцы уже жили в Мексике [173, с. 9-13; 212, т. 3, с. 178; 288, с. 147; 306, с. 45, 74 и др.], придя туда с северо-запада. В период странствий и переселений особо почитаемыми реликвиями у них были две стрелы (что можно рассматривать как свидетельство их изначально охотничьего образа жизни). Тлашкальцы появились на востоке от Мексиканских озер в XIII в. и двигались с севера на юг, отыскивая подходящие места для поселения. Некоторое время жили в окрестностях Тенайуки, затем, в год «1. кремень», перебрались в район г. Тескоко (точнее, в Пойаутлан, на юг от Коатлинчана). Однако там у новоприбывших начались конфликты с жителями г. Тескоко, в результате чего они, потерпев поражение, должны были опять искать новое место для поселения. Спустя некоторое время они обосновались на территории, соответствующей современному штату Тласкала, где основали поселение Тепетикпак (ацт. «На вершине горы»). Это произошло почти одновременно с основанием Теночтитлана. Тем самым было положено начало раннему государству, известному позднее по источникам как «республика Тлашкала (Тласкала)» [159, с. 22-24; 232, с. 107; 288, с. 147; 306, с. 55-58].

Несколько позднее часть жителей Тлашкалы отселилась, образовав новое поселение Осетелолко (на север от совр. г. Тласкалы). Оно быстро стало самым большим и развитым, с самым богатым в области рынком, отчасти потому, что вместе там поселилась и часть жителей г. Чолула (разгромленного, как отмечалось, в 1359 г.), которые принесли с собой древние традиции хозяйства, ремесла, культуры40. Впоследствии из Осетелолко, в свою очередь, отселилась одна группа его жителей, выразивших неудовлетворение своим положением. Они основали третью «сеньорию» — Тисатлан. Наконец, в состав Тлашкалы входил и Киауицтлан. Вокруг этих четырех важнейших центров группировались около 30 более мелких поселений. Все они составили «республику Тлашкалу», как ее иногда, следуя некритически за источниками, называют некоторые авторы [159, с. 29, 33, 34; 232, с. 107; 306, с. 81, 96, 101; 327, с. 113].

«Республика Тлашкала» с ее четырьмя центрами, известными по хроникам как «города», образовывала компактную территорию (в диаметре около 100 км). Это был земледельческий район, где выращивали самый лучший в Центральной Мексике маис, о чем свидетельствует этимология самого слова «Тлашкала» (ацт. «люди маиса»; другая трактовка — «место тортильи», изображение тортильи, маисовой лепешки, на ладони входило в пиктограмму, передающую название Тлашкалы). Социально-экономические процессы в тлашкальском обществе были сходны с теми, что происходили у других народов Мексиканской долины того периода. Тлашкала из первоначального племенного союза выросла в союз четырех городов-государств, сохранивших значительную автономию. Руководил им совет из вождей (напоминающих ацтекских тлатоани) этих городов. В их компетенцию входило решение военных вопросов, разрешение пограничных споров, регулирование отношений с соседями. В остальных вопросах (прежде всего внутренних) каждый город сохранял самостоятельность. Наиболее влиятельными считались Осетелолко и Тисатлан. Исходя из сказанного, Тлашкалу ошибочно определяют (стремясь противопоставить ее тем городам-государствам, где у власти находились тлатоани) как «республику», а «совет четырех» — как «аристократический сенат» [159, с. 38; 160, с. 59, 64; 232, с. 108].

В плане взаимоотношений с соседями, и прежде всего ацтеками, тлашкальцы обычно характеризуются как народ воинственный и жестокий. Не случайно, наверное, появилось еще одно название их территории — «Тешкаллан» (ацт. «место стен»), чем подчеркивалась неприступность Тлашкалы. Однако на деле тлашкальцы были не более воинственны, чем ацтеки. В период же правления Итцкоатля и несколько ранее именно Тлашкала оказала приют Несауалькойотлю, ее воины участвовали на стороне союзников в их борьбе с Аскапотсалько. Обострение отношений с Тройственным союзом произошло позднее, тлашкальцы стойко боролись с попытками союзников поглотить их конфедерацию, но сразу же после окончания войны с Аскапотсалько они были настроены довольно мирно и благополучно возвратились на свою территорию.

После разгрома Аскапотсалько принимавшие в нем активное участие воины из Уэшотцинко также удалились на родину. Уэшотцинко находился на расстоянии около 30 км от Тлашкалы в долине Пуэблы на склоне горы [152, с. 388]. Уэшотцинки, жители города-государства, созданного в XIV в., принадлежали к аколуа (как и жители г. Тескоко). Со временем уэшотцинки так усилились, что стали представлять опасность для соседних городов-государств. С 1359 г., после разрушения некогда мощной древней Чолулы, располагавшейся несколько южнее, Уэшотцинко стал в этом районе несомненным лидером. В союзе с Тепейакакой Уэшотцинко достиг состояния, позволявшего (и требовавшего) создания, в том числе и путем завоеваний, более обширного государства. Претендовал он, в частности, на земли Тлашкалы (последнее обстоятельство объясняет неоднозначные отношения этих двух городов-государств в будущем). В войне с Аскапотсалько Уэшотцинко, как и Тлашкала, принял сторону будущих членов Тройственного союза. После разгрома Аскапотсалько уэшотцинки, как уже говорилось, удалились к себе, не продемонстрировав открыто стремления претендовать на плоды победы (вероятно, из-за отсутствия достаточных военных возможностей). Однако усиление ацтеков стало угрожающим. Касалось оно не только Тлашкалы, но и Уэшотцинко.

Как бы то ни было, остается совершенно неоспоримым тот факт, что к концу правления тлатоани Итцкоатля происходят важнейшие изменения в Центральной Мексике. Теночтитлан, Тескоко и Тлакопан создали Тройственный союз, значительно (даже кардинально) повлиявший на исторические судьбы народов древней Мексики. С его образованием начался отсчет новой политической эры. Эпоха неустойчивых союзов и непрерывных местных, локальных войн, которые характеризовали предыдущий период, подошла к концу. Ее сменило господство Тройственного союза — политической структуры, оказавшейся, как увидим ниже, в состоянии выдержать и неудачи, и восстания, и несколько природных катастроф. Рождение Тройственного союза сопровождалось ускорением тенденций в сторону централизации политической власти с центром в Теночтитлане, причем более четко эти процессы стали проявляться незадолго перед Конкистой.

Во внутреннем положении членов самого Тройственного альянса происходили существенные изменения и социально-политического, и экономического, и идеологического свойства. Прежде всего, с падением гегемонии тепанеков Аскапотсалько ацтеки обрели независимость и начали расширение границ своего государства и зоны его влияния. Они достигали этого прежде всего военным путем. Во главе многих военных предприятий данного периода времени стоял тлатоани Итцкоатль. О нем один из источников сообщал, что он завоевал «24 поселения» [267, с. 128]. Он подчинил большинство «племен» Мексиканской долины, часть современного Морелоса (имеется в виду первое завоевание за пределами долины — покорение Куэрнаваки-Куаунауака в западном Морелосе). При нем границы влияния Теночтитлана расширились на север до Метцтитлана (совр. штат Идальго), на юг — до Таско (совр. Ташко в штате Герреро).

В то же время ацтеки-тлателольки вели и самостоятельные военные действия. К примеру, в 1438 г. они завоевали г. Куаутинчан (на юг от Чолулы) [51, с. 124; 231, с. 122; 367, с. 40], положив, таким образом, начало проникновению ацтеков в районы, находившиеся под влиянием Уэшотцинко. Это в конце концов привело к столкновению интересов Теночтитлана и Уэшотцинко, обострению отношений между ними.

При Итцкоатле происходят важные изменения в экономической жизни ацтекского общества. Включение развитого земледельческого юга долины (прежде всего Шочимилько) в сферу влияния Теночтитлана обеспечило его более или менее гарантированными продовольственными ресурсами, что существенно для островного города, ограниченного в возможностях такого рода. Не менее важным по своим последствиям было и подчинение Куэрнаваки. Ее богатые земли обеспечивали ацтеков основной продовольственной культурой — маисом и важнейшей технической (не произраставшей в Мексиканской долине) — хлопком. Кроме того, развитое ремесло, в частности изготовление керамики, смогло обеспечить потребности растущего населения Теночтитлана. Наконец, Куэрнавака издавна была торговым районом, и ее подчинение способствовало более активному вовлечению ацтеков и в эту сферу экономической деятельности. К тому же дань, наложенная ацтеками на Куэрнаваку, заставляла ее жителей для внесения положенного в нужном количестве и ассортименте еще более активизировать торговый обмен.

Серьезные изменения произошли в социально-политической системе ацтекского государства. Победная война с Аскапотсалько — первая завоевательная кампания, в которой ацтеки участвовали как одна из важнейших военных сил региона. Все исследователи, занимающиеся социально-политическими вопросами истории древнеацтекского общества, отмечают важность этой войны для будущего, хотя их оценки не всегда, с нашей точки зрения, корректны. Так, известны утверждения, согласно которым в результате победной войны с Аскапотсалько в древнеацтекском обществе сложилась «феодальная аристократия» [122, с. 13]. Но война в самом деле привела к изменениям в социальной структуре ацтекского общества, поскольку впервые в руки ацтеков попала земля, определенную долю урожая которой они, как победители, могли распределить среди отличившихся (о чем подробно говорится в некоторых источниках) [173, с. 69-70; 384, с. 57].

Кроме того, с именем Итцкоатля, следуя за хрониками, большинство исследователей связывают появление «института знатности» в древнеацтекском обществе. Действительно, в источниках сообщается об учреждении в его время «21 титула знатности» [173, с. 70 — 72], хотя нет точных данных о том, как эти титулы передавались (за исключением трех или четырех высших титулов). Появление «титулов знатности» было связано с необходимостью закрепления привилегий, не только родовых, но и тех, что возникли в результате появления нового механизма обогащения верхушки общества — получения земли (точнее, определенной доли урожая с нее) как вознаграждения за военные заслуги. Некоторые исследователи полагают, что исходной точкой для последнего послужили первые захваты за пределами Мексиканской долины — завоевание в 1438 г. Куэрнаваки [366, с. 73]. Считается также, что после падения Аскапотсалько и начала возвышения ацтекской верхушки сложились социальные условия и для появления безземельных в разных районах, подконтрольных ацтекам и Тройственному союзу вообще [118, с. 133]. Этому могли способствовать также периодически неурожайные годы. Так, сильный голод был при Итцкоатле в год «7. кролик» [37, с. 49].

При Итцкоатле значительно укрепилась власть тлатоани, чему отчасти способствовала сама личность вождя, который организовал выступление против тепанекской зависимости и привел ацтеков к победе. Его правление начинает так называемую Позднюю династическую фазу в политическом развитии ацтеков. Существо политической структуры древнеацтекского общества при Итцкоатле определяется по-разному в источниках раннеколониального периода. Одни связывают с его правлением начало «ацтекской империи» [396, с. 44], другие, напротив, истоки «республики» и зачин ее будущей славы [173, с. 84]. Это, конечно, крайности. Для того чтобы понять, что же происходило в действительности, следует рассмотреть роль тлатоани в данный период. В то время, как и при первом тлатоани, Акамапичтли, власть вождя не передавалась по наследству. Действовал своеобразный механизм выборности. Однако по сравнению с Ранним династическим периодом (связанным с именами Акамапичтли, Уитсилиуитля, Чимальпопоки) при Итцкоатле происходят серьезные изменения. До 1426 г., т.е. до начала войны с Аскапотсалько и прихода к власти Итцкоатля, власть тлатоани опиралась на традиционных лидеров, родовых старейшин и вождей, без согласия которых невозможно было принятие каких-либо важных решений. Но с 1426 г. (накануне выступления против Аскапотсалько) сложившаяся в Теночтитлане группировка высших военачальников во главе с Итцкоатлем, Тлакаэлелем и Мотекусомой захватила контроль над государственным аппаратом, заставив старейшин покориться. Как конкретно была достигнута эта победа над бастионом традиционных структур, при сегодняшнем уровне знания сказать трудно, хотя описанные выше обстоятельства прихода к власти тлатоани Итцкоатля достаточно красноречивы. Весьма примечательно и еще одно немаловажное обстоятельство. Дело в том, что, укрепив свою власть, Итцкоатль приказал сжечь старые рукописи и заново переписать историю ацтеков, поскольку прежние кодексы, как считали он и его окружение, содержали «ложь» [182, с. 133]. Подобной «реформой истории» Итцкоатль, возможно, хотел уничтожить или хотя бы ослабить память о том времени, когда традиционные лидеры, родовая знать играли ведущую роль в древнеацтекском обществе. Вероятно, именно поэтому появились пробелы при описании ранних периодов истории ацтеков.

Однако несомненно, что если Акамапичтли, первого тлатоани, избирали старейшины (вероятно, лидеры основных общин и родов), то теперь, с усложнением социально-экономической структуры, появился особый верховный совет (Совет четырех), который и выбирал нового тлатоани. Входившие в состав Совета четырех не только были носителями высших титулов, но и обязательно должны быть братьями или родственниками тлатоани. Поскольку вопрос о системе наследования и характере власти будет рассматриваться ниже, скажем лишь, что новый тлатоани избирался не только четырьмя членами совета, но и чаще из их числа. В то же время была заложена практика наследования поста тлатоани его братьями, лишь после их смерти наступал черед сыновей. Таким образом, в то время складывалась система, когда властью распоряжалась фактически особая группа в верхушке общества, которая, однако, как увидим, не навсегда завоевала такие позиции: к кануну Конкисты она в основном потеряет решающее влияние на функционирование государственных структур.

К эпохе Итцкоатля относится и начало важнейших идеологических изменений и нововведений. Правда, они обычно связываются с именем его соратника, легендарного Тлакаэлеля, и не без основания определяются иногда как идеологический переворот. Действительно, борьба за возвышение ацтеков должна была привести к формированию их собственной военно-политической и военно-религиозной доктрины, способной конкурировать с наиболее сильными тогда религиозными идеологиями. Самыми почитаемыми в Мексиканской долине были, как уже неоднократно упоминалось, религиозные представления, восходившие к тольтекам и основанные на культе бога и культурного героя Кетсалькоатля, практически единственного из множества богов, не требовавшего (если судить по утверждениям источников) кровавых жертв. Молодой тогда еще Тлакаэлель противопоставил этому культу (не отвергая, впрочем, его) культ племенного бога ацтеков Уитсилопочтли, а с ним вместе и идею, согласно которой ацтеки — единственный народ, способный спасти пятое Солнце от гибели и, значит, являющийся народом, судьбой поставленным над всеми другими. Не случайно в дальнейшем всякий тлатоани обязан был уделять особое внимание культу Уитсилопочтли, а строительство и обновление его храма в Теночтитлане становилось важнейшим долгом и делом всего его времени правления. Делал это и Итцкоатль [173, с. 84]. С его времени идет традиция увековечивать тлатоани с помощью специальных изображений. Во всяком случае, есть сообщение, что он был первым правителем, приказавшим, чтобы «образы» предшествовавших ему тлатоани были запечатлены в камне [173, с. 84]. Позднее эта практика переросла в традицию обожествления тлатоани.

Согласно некоторым источникам, Итцкоатль находился у власти 13лет [219, с. 56; 267, с. 128] и умер в 1440г. 41 [173, с. 84; 228, 0. 201]. Погребальный ритуал и траур по нему продолжались в течение 80 дней, хотя, как отмечает один из раннеколониальных историков, в те времена похоронные церемонии еще не приобрели той грандиозности, какую они имели позже [173, с. 84]. В целом правление Итцкоатля занимает важное место в истории древнеацтекского государства, является этапным в социальном, политическом и идеологическом отношении. При нем связи ацтеков с внешним миром расширились и укрепились. И хотя строились они на силе оружия, немаловажную роль играла и его политика в рамках Тройственного союза, одним из создателей которого он был.