СТРАНА ДЕТЕЙ СОЛНЦА

Янош Эрдёди ::: Борьба за моря. Эпоха великих географических открытий

«Солнце пожалело род человеческий»

Общая земля и божественный правитель

Узелковое письмо

Междоусобная война в Перу

Они идут с севера!

В древней легенде, передававшейся из поколения в поколение, говорилось следующее: «В давние времена жалкий удел ждал людей на земле: они боялись стихии, находили удовольствие в войнах и устраивали пиры, лакомясь мясом убитых пленников. Однажды Солнце, мать рода человеческого, сжалилось над ними. Оно послало к ним своих детей Манко Капака и Оэлло Уаку, брата и сестру, мужа и жену, чтобы они собрали людей и научили их совместной жизни.

Небесная чета прошла по горам и долинам, вдоль берегов большой воды, вплоть до самого озера Титикака; они принесли с собой золотую палку с острым концом и там, где острие палки легко входило в землю, намечали места поселений, ибо земля здесь была плодородная. В долине Куско золотая палка так глубоко вошла в землю, что затонула в ней навеки. Дети Солнца поселились здесь и с любовью управляли людьми. Манко Капак обучил мужчин земледелию, а Оэлло Уака приучила женщин прясть и ткать. Люди отовсюду стекались к ним и основали здесь город Куско».

Это легенда, но ее нельзя назвать сплошной выдумкой. Конечно, не мирная прогулка небесной четы послужила основанию громадной империи инков на Тихоокеанском побережье Южной Америки, тем не менее поэтическая легенда содержит очень много подлинных сведений об этой интересной стране. В период своего расцвета империя включала в себя нынешнее Перу (это была крупнейшая и важнейшая часть империи, здесь была и самая развитая культура, Экуадор, Боливию и часть нынешнего Чили.

Между мексиканским государством ацтеков и империей инков наблюдалось некоторое сходство, но различия были гораздо значительнее.

«Поселите людей вместе», — говорится в предании. Действительно, социальной и экономической основой страны инков была сельская община, совместное владение землей и скотом; на этом основывалась и система государственной администрации. Если не считать королевских владений и имений, принадлежавших храмам, большая часть плодородных земель находилась в собственности общин; эти земли ежегодно перераспределялись между семьями, чтобы в одних руках не накапливались чрезмерные богатства. В одном из старинных описаний говорится: «В Перу никто не был богат, никто не был беден, да и не мог быть ни тем, ни другим». Конечно, это касается только землевладельцев: члены земельных общин не могли разбогатеть за счет других, но не могли и обнищать. Инки, знатные вельможи империи, владели огромным имуществом, богатые доходы получала и казна правителя. Правда, на эти средства содержалась каста жрецов, государственные чиновники и слуги, занимающиеся специальными работами ремесленники, старики и больные.

В легенде говорится также: «Манко Капак научил мужчин земледелию». Основой довольно уравновешенного, постоянного и всеобщего благополучия было исключительно развитое сельскохозяйственное производство; с помощью хорошо построенных поливочных установок, разумного применения удобрений, умелого использования плодородных почв сельские общины добивались высоких урожаев.

Основателями империи, согласно легенде, были «брат и сестра, муж и жена». Это стало традицией: первой женой короля во все времена могла быть только его младшая сестра (до нашей эры такой обычай существовал в Египте); кроме того, у короля было еще четыре жены, почти равноправные по рангу с первой женой. В вопросе трононаследия приоритет принадлежал сыну первой жены. Как мы увидим позже, из-за этого разгорелась братоубийственная война именно в самый опасный момент, во время вторжения испанцев; внутренние распри явились одной из причин быстрого распада империи инков.

Империя получила свое название от инков — индейского племени языковой группы кечуа, обитавшего в Перу; инки основали союз племен, живших в долинах между прибрежными горными хребтами, и стали господствующим слоем в государстве, возникшем из слияния различных племен. Этот процесс произошел в начале XIV столетия. Инки удерживали власть, «управляли людьми», как говорится в предании, добрых два с половиной столетия, вплоть до падения империи. По легенде о Манко Капаке был дан и официальный ранг правителя инков: Верховный Инка, сын великого бога Солнца.

Бог Солнца. . . Когда люди Кортеса вторглись в Мексику, там (со времени удаления миролюбивого Кецалькоатля) небесным владыкой был кровавый бог войны Уицилопочтли. В это же время в Перу и во всей империи инков поклонялись главному богу — Солнцу, дающему урожай, жизнь, благословение. Быть может, именно в этом наиболее красноречиво выразилась разница между двумя империями. В одной текла кровь, бушевала война и резня, в другой тоже сражались, тоже приносили человеческие жертвы, но главным считали плодородную землю, жизнь.

Народ Перу, конечно, должен был чем-то расплачиваться за то, что из всех трех крупных американских империй (Мехико-Анауак, союз городов майя на полуострове Юкатан и страна инков) именно здесь жизнь была самой мирной и спокойной. Земледелец не имел и не мог иметь ничего, кроме жилого дома, инструментов и одежды, изготовленных им самим и его семьей. Вряд ли можно говорить и о личной свободе: вся жизнь земледельца регулировалась законами, власти вмешивались даже в такое дело, как выбор жены. Здесь, как и в Мексике, собирали подать людьми: время от времени цвет молодежи забирали из родительских домов на службу в храмах и у правителя.

Многих молодых девушек принуждали вступать в общество Девственниц Солнца, где, как в монастыре, они должны были содержать храмы в порядке, хранить священный огонь, зажженный в праздник поворота Солнца, ткать одежды, занавеси и ковры для жрецов, храмов и двора правителя. Древняя религия перуанцев довольно сложна и с трудом поддается реконструкции по дошедшим до нас памятникам и преданиям. Из множества божеств наибольшим поклонением пользовался бог Солнца Виракоча. В их верованиях играла какую-то роль и загробная жизнь, о чем свидетельствуют похоронные обычаи знатных инков. Тела правителей и вельмож высушивали, мумифицировали, придавали им положение, подобное положению эмбриона в теле матери, герметически завертывали в несколько слоев хлопковой ткани — подобно тому, как создавались египетские мумии. При захоронении рядом с усопшим складывались драгоценности и предметы обихода; одно время бытовал обычай, согласно которому после смерти господина должны были умереть его вдова и несколько слуг.

Сильных или обладающих особыми талантами юношей забирали в солдаты, в слуги правителя или в избранные общества ремесленников.

Изделия мастерских Верховного Инки и вообще ремесленников свидетельствуют об изумительной ловкости и высоком мастерстве исполнителей. До сих пор сохранились великолепные ковры и ткани, сотканные жителями империи. Они владели искусством изготовления инструментов, ковки металлов; их бронзовые и каменные инструменты отличаются практичностью, декоративные предметы и украшения изумительно красивы. В империи процветало ювелирное мастерство, изготовление металлических предметов с инкрустацией и клепкой. В выплавке металлов применялись различные материалы; здесь добывали и обрабатывали золото, серебро, медь и олово.

Архитектура находилась на гораздо более высоком уровне развития, чем у народов, которые строили только из обтесанного камня и' дерева: перуанцы применяли в строительстве кирпич и соединительный раствор. По красоте, силе, гармонии пропорций их грандиозные сооружения, богато украшенные барельефами, не уступают великолепным мексиканским постройкам. Они основали многолюдные города, особенно в плодородных долинах и на плато; дворцы, храмы, жилые дома свидетельствуют об оживленной городской жизни. Горные крепости, сложенные из огромных камней, обеспечивали надежную защиту от нападения' врагов, вооруженных примитивным оружием. Но развитая военная техника испанских завоевателей сломила сопротивление этих крепостей.

В стране инков строились интересные мосты. Почти через всю территорию империи тянулась могучая горная цепь Андов; часто приходилось перебрасывать мосты через пропасти, реки. Каменные мосты на сваях были прочны и устойчивы, но главной особенностью архитектурного искусства инков были висячие мосты; изящные, шаткие и в то же время прочные конструкции из бревен перекидывались над пропастями порой невероятной ширины. Эти мосты обеспечивали по пересекающим всю империю и по сей день вызывающим изумление знаменитым дорогам инков быстрое и надежное передвижение, перевозки и даже переброску войск. Инки не знали колес, для транспортировки тяжелых предметов они использовали вальки.

О математических и астрономических познаниях инков нам мало известно. Однако их календарь, охватывающий пятнадцать тысяч лет, свидетельствует о том, что они занимались и этими науками. Буквенного письма не было и у них, но они изобрели систему так называемого узелкового письма — кипу. Для передачи более или менее сложной мысли это узелковое письмо громоздко, примитивно; им пользовались скорее для передачи вестей и приказов, в качестве вспомогательного средства в курьерской службе и государственной администрации.

Разноцветные шнуры связывались определенным способом, а к шнуркам привязывались узелки. Каждый цвет и каждый узелок, его форма и величина, число узелков и расстояние между ними имели свое значение. Секрет составления и чтения узелкового письма знали только государственные чиновники — кипукамайу. Это был неудобный и ненадежный способ общения; как правило, гонец получал и устную весть в дополнение к «написанной». Без кипу весть нельзя было понять, как и кипу без устной вести, следовательно, если гонец попадал в руки врагов, то никакие пытки не могли заставить его выдать тайну — он ее попросту не знал, потому что не умел читать узелковое письмо.

Сильно централизованный государственный аппарат при помощи хороших дорог и кодированного письма кипу управлял всей жизнью страны. Верховную власть считали божественной, господствующий класс инков твердо держал бразды правления в своих руках вплоть до появления испанцев.

Наибольшего расцвета империя инков достигла при Уайне Капаке, правившем незадолго до вторжения Франсиско Писарро, в 1493-1530 годах. Уайна Капак был талантливым военачальником и государственным деятелем: на юге он присоединил к своим владениям большую часть нынешнего Чили, а на севере покорил территорию, на которой ныне расположена республика Экуадор. По каким-то причинам он даже перенес свою резиденцию в Кито, и только что завоеванный северный город стал центром империи инков вместо древней столицы Куско. Он взял в жены дочь покоренного северного короля, наследницу трона Кито.

Нарушив вековые традиции, Уайна Капак назначил равноправными наследниками трона двух своих сыновей: Уаскара, сына своей первой жены и — по традициям инков — сестры, и Атауальпу, сына наследницы трона Кито. Это решение принесло много бед когда-то могучей стране инков. Перед смертью Капак разделил империю на две части: Атауальпа получил бывшее королевство Кито, а Уаскар — перуанскую территорию. Но напрасно Верховный Инка завещал сыновьям жить в дружбе, союзе и братском согласии, — этот наказ уже нельзя было осуществить. И в 1530 году, едва Уайна Капак навеки закрыл глаза, между братьями вспыхнула тайная вражда.

Уаскар совершил роковую ошибку. Ему нужно было либо попытаться сохранить мир и союз, либо начать открытую войну, немедленно и в полную силу. Вместо этого он выбрал третий, самый неудачный путь.

Он послал к брату гонцов с оскорбительным, усложняющим положение посланием, в котором утверждал, что он, Уаскар, сын первой жены, является законным наследником, и потому Атауальпа должен покориться ему, признать его власть.

Брат, правитель Кито, выгнал послов без ответа.

После этого Уаскар совершил вторую непоправимую ошибку; принял поражение к сведению и снарядил другое посольство. Теперь он уже соглашался на то, что каждый будет править своей частью империи, но требовал, чтобы Атауальпа символически признал превосходство старшего брата.

В ответ на это предложение, свидетельствующее о слабости и нерешительности, Атауальпа сообщил, что он не замедлит вместе со своей большой свитой явиться к брату и показать свою покорность. . .

Свита оказалась слишком большой: он вступил во владения сводного брата во главе двадцатитысячного войска, сметая всякое сопротивление; после короткого и кровавого военного похода вся империя оказалась в руках Атауальпы. Были битвы, после которых на поле брани оставалось шесть тысяч трупов.

Уаскар попал в руки победителя и содержался под строгой охраной. Воины Атауальпы устроили его сторонникам настоящую травлю; с теми, кого им удавалось схватить, они жестоко расправлялись.

В период междоусобной борьбы братьев империя инков пережила тяжкие потрясения и понесла большие потери. Страна оказалась в хаосе войны, мести и заговоров.

В это время на северных границах империи появилась готовая к решающему наступлению, крохотная, но хорошо вооруженная армия Франсиско Писарро. Писарро уже знал страну: он дважды побывал здесь с вооруженными отрядами.

Теперь он был полон решимости обернуть в свою пользу благоприятную ситуацию, созданную междоусобной войной.