Совесть страны

Гавриков Юрий Павлович ::: История изумрудной страны

20-е годы XX в. ознаменовались в ряде стран Латино­американского континента становлением марксистских пролетарских партий. В 1929 г. в Буэнос-Айресе состоя­лась I конференция коммунистических партий Латинской Америки. В работе форума приняли участие и представи­тели Революционной социалистической партии Колумбии (через год она была преобразована в Коммунистическую партию).

В центре внимания конференции находились пробле­мы стратегии и тактики латиноамериканских коммуни­стов в свете уроков Великой Октябрьской социалистиче­ской революции, вопросы сочетания интернационального и национального, а также поддержки коммунистического движения со стороны трудящихся. В Буэнос-Айресе со­стоялась встреча колумбийской делегации с представите­лями Исполкома Коминтерна, руководителями братских партий. Один из них, аргентинский коммунист Викторио Кодовилья, сказал тогда: «Мне кажется, что главным в Сегодняшней обстановке в Колумбии является линия на реорганизацию Революционной социалистической партии и превращение ее в Коммунистическую партию как по идеологическим принципам, так и по ее социальному со­ставу»1.

Это была не простая задача. Прежде чем колумбий­ские марксисты объявили о создании Коммунистической партии Колумбии (КПК), они прошли довольно слож­ный путь.

Первые «коммунистические группы» начали созда­ваться в городах Колумбии, прежде всего в среде интел­лигенции, еще в 1923—1926 гг. В них изучались произ­ведения В. И. Ленина, обсуждалось положение в Совет­ской России2. Группы устанавливали контакты между собой и с рядом профсоюзов, их члены вели разъясни­тельную работу, несли в пролетарские массы марксист­ские идеи.

Результатом этой деятельности явились выдержанные в марксистском духе резолюции I рабочего съезда (1924 г.) 3. Этот пролетарский форум принял специаль­ную резолюцию, посвященную памяти Владимира Ильи­ча Ленина, постановлявшую, в частности, начать сбор средств на сооружение памятника основателю первого в мире социалистического государства4.

На III рабочем съезде (1926 г.) было принято реше­ние о создании Революционной социалистической партии Колумбии (РСПК) 5. Новая организация пролетариата, порвав с реформизмом, в качестве одного из пунктов своей программы включила положение об «установлении связей с международным рабочим движением путем при­соединения к Коминтерну» 6. Участие ее представителей в конференции в Буэнос-Айресе имело место в соответст­вии с данным программным положением.

После конференции ЦК РСПК приступил к формиро­ванию партийных ячеек на основе ленинских принципов демократического централизма. Одновременно разраба­тывалась марксистская партийная программа.

5 июля 1930 г. в Боготе открылся расширенный пле­нум ЦК РСПК. На нем был избран Центральный Коми­тет в новом составе. Партия стала называться Комму­нистической партией Колумбии. Вскоре вышел первый номер партийного еженедельника «Вердад обрера», а поз­же стала издаваться газета «Тиерра».

Официальная и желтая пресса всячески травили мо­лодую партию. Нападки на нее особенно усилились в связи с интернационалистской позицией КПК в отношении пограничных конфликтов с соседним Перу.

В выступлениях видных политических деятелей пра­вого толка звучали призывы расправиться с коммуниста­ми как «предателями родины». Подстрекаемая буржуаз­ной пропагандой и движимая псевдопатриотическими чувствами толпа ворвалась в эти дни в помещения, зани­маемые редакцией «Тиерра» и ЦК КПК, и разгромила их. Значительный материальный ущерб был нанесен также издательству Поссе, где печаталась газета коммунистов. Многие члены партии были брошены в тюрьмы, высланы из страны.

В этих условиях ЦК КПК принял решение об уходе в подполье.

Несмотря на исключительно тяжелые условия деятель­ности, партия продолжала укреплять связи с массами. В декабре 1932 г. она организовала выступление рабо­чих хлебопекарной промышленности. После месячной упорной борьбы хозяева предприятий пошли на сущест­венные уступки: разрешили деятельность соответствую­щего профсоюза, сократили рабочий день.

Следуя ленинским заветам о необходимости использо­вать все формы борьбы, в том числе легальные, коммуни­сты приняли участие в выборах в местные органы вла­сти в 1933 г. и добились серьезной победы.

К сожалению, шаги КПК по сплочению и политиче­ской активизации рабочего класса в этот период зача­стую наталкивались на непонимание, а порою и откры­тое противодействие со стороны новой политической партии — Национальный революционный союз левых сил (УНИР), созданной в октябре 1933 г. радикально на­строенным либералом Э. Гайтаном [1]*. (Конфронтация этих двух партий негативно сказывалась на процессе созда­ния единой национальной профсоюзной конфедерации.)

Правда, определенный максимализм, свойственный в тот период Коммунистической партии, как отмечают ко­лумбийские историки-марксисты7, вел к ошибочной в це­лом оценке деятельности мелкобуржуазных политических организаций. КПК, еще не имевшая достаточного опыта, выступала, в частности, против союза в любой форме с либералами, не учитывая при этом противоречий в кру­гах правящей буржуазии 8.

Что касается влияния партии среди рабочих, кресть­ян и молодежи, то оно росло. Этим вопросам уделила большое внимание состоявшаяся в январе 1934 г. нацио­нальная конференция КПК.

В качестве одной из важнейших сторон своей деятель­ности Компартия рассматривала организацию различных антиимпериалистических акций трудящихся, а также про­явление солидарности с СССР.

По инициативе коммунистов создается колумбийская секция Всемирной антиимпериалистической лиги. Они возглавляют кампанию протеста в связи с подписанным в сентябре 1935 г. кабальным для страны торговым до­говором с Соединенными Штатами.

Огромное значение для сплочения колумбийских де­мократических сил на антиимпериалистической платформе имел VII Конгресс Коминтерна (1935 г.) 9. Его призыв к борьбе за создание народного фронта против войны и фашизма был с пониманием встречен в странах Латин­ской Америки, в частности в Колумбии. Коммунисты со­здали в Боготе и других крупных городах местные коми­теты Народного фронта, действовавшие не только под антиимпериалистическими лозунгами, но и в интересах осуществления ближайших требований трудящихся масс. Значение этой борьбы трудно переоценить, особенно если учесть довольно активную деятельность в те годы различ­ных организаций фашиствующей части буржуазии, кото­рые выступали с погромными призывами в отношении ле­вых сил, в поддержку Гитлера и Муссолини.

Последовательная политика КПК, ее усилия по созда­нию Народного фронта дали свои плоды — авторитет партии рос не только среди трудящихся масс, с ней были вынуждены считаться и правящие классы. Это продемон­стрировало, в частности, празднование в 1936 г. Первого мая.

В августе 1941 г. Коммунистическая партия Колумбии собралась на свой I съезд. Участники форума заявили, что «борются за интересы народных масс и трудящихся всего мира» 10, выразили солидарность с Советским Сою­зом в связи с нападением на нашу страну фашистской Германии и потребовали от колумбийского правительст­ва осуществления решения, принятого в 1935 г., об уста­новлении дипломатических и торговых отношений со Страной Советов. Съезд призвал всех граждан объявить суровую войну проискам всякого рода нацистских и дру­гих фашиствующих организаций, а также предложил на­ционализировать германские и итальянские банки в Ко­лумбии 11.

В январе 1942 г. вышел первый номер вновь создан­ной газеты Коммунистической партии «Диарио популар», редакцию которой возглавлял X. Виейра 12. На протяже­нии всей второй мировой войны она была единственным в Колумбии подлинно антифашистским изданием, смело и бескомпромиссно разоблачала деятельность фашистов разных мастей в стране и за рубежом. Так, в феврале 1942 г. «Диарио популар» опубликовала корреспонден­цию, захваченную на Кубе у фалангиста Л. Ролдана, ко­торая свидетельствовала о связях, установленных между колумбийскими консерваторами и диктатором Франко в Испании.

При активном участии Компартии в 1942 г. в стране был создан Антифашистский фронт молодежи, а спустя два года — Федерация демократической молодежи 13.

КПК неустанно призывала к бдительности в связи с внутренней фашистской опасностью. Она предупреждала колумбийцев о возможном государственном перевороте правого толка. Последовавшие вскоре события показали, что коммунисты были правы: в июле 1944 г. группа офи­церов попыталась свергнуть президента А. Лопеса. Бла­годаря смелым действиям Компартии, не только разобла­чившей реакционный смысл заговора, но и призвавшей своих членов и всех трудящихся к оружию, путь правым силам к власти был прегражден.

II съезд Коммунистической партии, состоявшийся в августе 1944 г., подверг глубокому анализу внутреннее положение страны и международную обстановку. Однако на выводах, сделанных из этого анализа, сказалось опре­деленное влияние ревизионистских и ликвидаторских тенденций, связанных с так называемым браудеризмом 14. Кроме того, съезд, ссылаясь на необходимость превраще­ния партии в «массовую организацию сотен тысяч чле­нов» (а этому, по утверждению браудеристов, мешало на­звание «коммунистическая»), принял решение о переиме­новании партии в Демократическо-социалистическую (ДСП) (для удобства изложения мы будем продолжать называть ее Коммунистической партией).

В дальнейшем партия сумела преодолеть наметившую­ся болезнь. В ней нашлись здоровые силы. IV съезд Коммунистической партии (июль 1946 г.), на котором серьезной критике подвергся взгляд на национальную буржуазию, как на гегемона в буржуазно-демократиче­ской революции, явился важной вехой на пути возврата партии колумбийских коммунистов к принципам марк­сизма-ленинизма 15.

Суровым испытанием для Коммунистической партии Колумбии стал 1948 год. Еще не завершившая своей ре­организации, лишившаяся большинства руководителей, которые были брошены в тюрьму, Коммунистическая пар­тия подверглась бешеной травле со стороны правящих кругов.

В письме, адресованном дипломатическому корпусу, аккредитованному в Боготе, по поводу выступлений в столице в апреле 1948 г.[2]*, тогдашний президент респуб­лики писал: организаторы «беспорядков» еще не найде­ны, но известно, что они — коммунисты16. Государствен­ный секретарь США Маршалл, со своей стороны, утверж­дал 13 апреля 1948 г.: «Мятеж, который только что прои­зошел в Колумбии,— явно коммунистический...» 17.

Коммунистическая партия опубликовала в печати за­явление, в котором опровергла лживые обвинения. Она возложила ответственность за убийство лидера либера­лов Э. Гайтана на консервативную партию и на поддер­живающий ее империализм США. Указанное преступле­ние, говорилось в заявлении,— гнилой плод «холодной войны», развязанной Соединенными Штатами 18.

Перед лицом усиливающейся конфронтации двух тра­диционных партий буржуазии и в связи с разгулом реак­ции Коммунистическая партия обратилась к стране с воз­званием. В нем говорилось: «Коммунистическая партия призывает все народные и демократические силы органи­зовать мощное движение народной самозащиты, высту­пить против насилия, терроризма и фалангистских пре­ступников... против установления военной диктатуры» 19.

Вопреки необоснованным обвинениям коммунистов в организации событий апреля 1948 г. и в убийстве Э. Гай­тана Коммунистическая партия по существу была един­ственной политической организацией, требовавшей про­ведения тщательного расследования. Она была также единственной партией, активно чтившей память погибше­го лидера. В ноябре 1948 г. коммунисты провели совме­стно с профсоюзами уличное шествие, посвященное памя­ти Гайтана. В первую годовщину его гибели Коммуни­стическая партия опубликовала заявление, в котором по­требовала ускорить расследование преступления.

VI съезд Коммунистической партии, собравшийся в августе 1948 г. в обстановке преследований и травли ком­мунистов, подчеркнул необходимость создания в Колум­бии широкого антиимпериалистического фронта, усиле­ния борьбы за мир, против поджигателей войны как центральной задачи партии. В документах этого форума была подчеркнута со всей определенностью руководящая роль рабочего класса в антиимпериалистической и соци­альной борьбе колумбийских трудящихся 20.

В эти годы Коммунистическая партия выступала про­тив антинациональной политики правых консерваторов, призывала массы поддержать строительство националь­ных железных дорог, национального металлургического завода в Пас-дель-Рио, вскрыла империалистическую сущность экономической миссии Международного банка реконструкции и развития, приглашенной в Колумбию президентом JI. Гомесом, и опасность для экономики страны разработанных ею мер 21.

Большую разъяснительную работу проводила Комму­нистическая партия и в связи с отправкой колумбийских солдат на войну, которую вели Соединенные Штаты в Корее. За эту антиимпериалистическую деятельность многие коммунисты, в том числе один из руководителей партии Муруланда Велес, были брошены в застенки22.

Коммунистическая партия разоблачала и другой сговор колумбийской реакции с американским империализ­мом — военный пакт, заключенный США и Колумбией в апреле 1952 г. Она предупреждала, что это соглашение неизбежно будет использовано для подавления рабочего и демократического движения в стране, ибо оно предус­матривало наделение армии дополнительными, репрессив­ными функциями 23.

Свою деятельность колумбийские коммунисты осущест­вляли в условиях непрекращавшихся преследований. Так, в 1953 г. был арестован и предан военно-полевому суду Генеральный секретарь Коммунистической партии X. Ви­ейра. Организаторы судилища пытались приписать ком­мунистам и их руководителю участие в уголовном пре­ступлении, но за отсутствием улик судьи вынуждены были оправдать коммунистического лидера 24.

Вскоре с помощью проникших в партию агентов по­лиции реакции удалось обнаружить подпольную типогра­фию и захватить важные партийные документы.

Реакция воспользовалась этим поводом, и уже в ко­торый раз Коммунистическая партия была объявлена вне закона. В опубликованном Коммунистической партией заявлении говорилось, что данный шаг против нее каса­ется не только коммунистов, но всех колумбийских демо­кратов и патриотов, ибо такая мера создает прецедент для преследования по идеологическим мотивам25.

Спустя два месяца после запрещения деятельности Коммунистической партии декретом правительства были установлены тяжелые наказания для лиц, подозреваемых в сочувствии Коммунистическим идеям и защите проле­тарской идеологии в любой форме. На основании этого закона были арестованы тысячи людей, в том числе и не имевшие никакого отношения к Коммунистической пар­тии 26.

После падения военной диктатуры, которое произошло в результате широкого национального движения протеста против «переизбрания» диктатора Рохаса Пинильи, Ком­мунистическая партия вышла из подполья. В декабре 4958 г. состоялся VIII съезд, который проанализировал международную обстановку, подчеркнув важность рево­люционной борьбы народов латиноамериканских стран, в том числе кубинских патриотов, сражавшихся в горах Сьерра-Маэстра27.

Комментируя решение правительства восстановить с Кубой дипломатические отношения, X. Виейра писал: «Эта социалистическая революция не будет импортиро­вана Колумбией с Кубы дипломатическим путем, как ут­верждают некоторые пещерные реакционеры. Но изуче­ние победоносного кубинского опыта действительно будет с каждым разом все более важным и определяющим для колумбийцев» 28.

На протяжении всего существования своей партии од­ной из важнейших задач колумбийские коммунисты счи­тали защиту стран социализма от происков контрреволю­ционеров и ревизионистов всех мастей. В выступлении делегации Коммунистической партии на конференции, проведенной редакцией журнала «Проблемы мира и со­циализма» в Праге в 1977 г., указывалось: «Речь не идет о замазывании недостатков и дефектов в строительстве социализма, ибо каждая коммунистическая партия любой социалистической страны их самокритично излагает... А речь идет о решительном отстаивании столь опреде­ляющих и исторических фактов, как гигантские сверше­ния Великой Октябрьской социалистической революции, бессмертный подвиг вьетнамского народа, разгромивше­го империалистического интервента и обеспечившего триумф социализма; героизм кубинского народа, строя­щего социалистическое общество в непосредственной бли­зости от оплота империализма...» 29.

Состоявшийся в ноябре 1980 г. XIII съезд КПК при­звал к объединению демократических сил страны и вынес на обсуждение широких слоев населения свою програм­му-минимум. В ней коммунисты, в частности, выступили за использование начавшейся в то время избирательной кампании в связи с президентскими выборами 1982 г. в целях достижения единства народа с помощью всех легальных средств, имеющихся в распоряжении револю­ционных демократических организаций 30.

Империализм США в программе-минимум определял­ся как главное препятствие на пути развития колумбий­ского общества. В ней делался также вывод об углубле­нии структурного кризиса в Колумбии, который создает необходимые материальные предпосылки для революци­онных преобразований.

Колумбийская коммунистическая партия [3]* выступает за построение социализма, но при этом подчеркивает, что для перехода к осуществлению задач социалистической революции необходимо сначала осуществить «антиимпе­риалистическую, антилатифундистскую и антиолигархическую, демократическую и народную революцию»31.

Тактическую линию партия вырабатывает с учетом конкретных условий, складывающихся в Колумбии. Одна из особенностей внутриполитического положения в этой стране состоит в том, что в сельской местности уже в те­чение нескольких десятилетий ведется вооруженная борь­ба. Компартия рассматривает ее как одну из форм борьбы масс, как неотъемлемую часть революционного процесса. Вместе с тем партия считает, что на современном этапе главной формой борьбы являются выступления масс в рамках широкого антиимпериалистического фронта под руководством рабочего класса.

Колумбийская Коммунистическая партия вносит зна­чительный вклад в разоблачение псевдореволюционных ультралевых течений (которые, как указывает ее Гене­ральный секретарь, превратились из «детской болезни» левизны в новую разновидность антикоммунизма32), в дело утверждения идей пролетарского интернационализма.

Колумбийская коммунистическая партия в качестве центральной на современном этапе выдвигает задачу борьбы за демократию внутри страны. Она считает воз­можным объединить широкие массы народа вокруг сле­дующих лозунгов: борьба за социальные и профсоюзные права, права крестьян и индейцев, в защиту автономии государственных университетов, национальной культуры, против удорожания стоимости жизни, за демократизацию вооруженных сил, возвращение стране ее природных бо­гатств и защиту окружающей среды33.

В качестве важной своей задачи партия рассматрива­ет борьбу за мир и разрядку международной напряженно­сти, против попыток администрации США осуществлять экспорт контрреволюции в Латинской Америке и на дру­гих континентах, усиливать гонку вооружений и между­народную напряженность.

Борьба за справедливое переустройство жизни в сво­ей собственной стране, за решение проблем, волнующих все человечество, трудящихся всего мира, снискала ко­лумбийским коммунистам уважение и признание как своего народа, так и всех прогрессивных сил планеты. Не случайно их, подлинных патриотов Колумбии, назы­вают совестью колумбийской нации.


[1]* О нем и об УНИР подробно см. в гл. 8.

[2]* Об этих событиях, во время которых был убит Э. Гайтан, см, в гл. 8.

[3]* Так Коммунистическая партия Колумбии стала называться после своего XIII съезда.


 

1     El movimiento Revolucionario Latinoamericano: Versiones de la Primera conferencia comunista Latinoamericana. Buenos Aires, 1929, p. 183.

2     Medina M. Historia del partido comunista de Colombia: Bogotá, 1980, p. 73.

3     Ibid., p. 73.

4     Ibid., p. 82.

5     Некоторые делегаты предлагали назвать новую организацию — Коммунистическая партия Колумбии.

6     Giraldo L Los Inconformes. Bogotá, 1973, t. IV, p. 10. РСП Колум­бии была принята в качестве секции в Коминтерн на его VI кон­грессе в 1928 г.

7     См.: Medina М. Op. cit., р. 204.

8     См.: Коммунистические партии Латинской Америки. М., 1982, с. 149.

9     В работе конгресса принимала участие делегация Компартии Колумбии.

10   El Unico camino: Aplastar a Hitler: Primer Congreso Nacional del Partido Comunista Colombiano. Bogotá, 1941, p. 17, p. 27.

11Ibid., p. 13.

12   X. Виейра родился 5 апреля 1911 г. в Медельине, в семье инже­нера. С 1932 по 1940 г. он исполнял обязанности Генерального секретаря ЦК Коммунистической партии Колумбии, в 1939— 1947 гг. был Председателем КПК, в 1947—1958 гг. и с января 1966 г. по настоящее время — Генеральный секретарь ЦК. За революционную деятельность неоднократно подвергался репрес­сиям. В 1976 г. награжден орденом Октябрьской революции.

13   В январе 1945 г. состоялась Национальная женская конферен­ция, которая образовала Национальную федерацию женщин.

14   Это явление названо по имени бывшего Генерального секретаря Компартии США Э. Браудера, который выступал с антимарк­систской теорией о прогрессивной природе американского импе­риализма, о постепенном исчезновении классовых противоречий в США и в капиталистическом мире в целом, а также о необхо­димости в этих условиях классового сотрудничества.

15   Medina М. Op. cit., р. 517.

16   Ibid., р. 570—571.

17   Цит. по: Molina G. Las ideas liberales en Colombia: de 1935 a la iniciación del Frente Nacional. Bogotá, 1979, p. 230.

События в Боготе не могли пройти незамеченными IX Пан­американской конференцией министров иностранных дел, на ко­торой в результате стали вырисовываться антиимпериалистиче­ские настроения. По крайней мере, вместо вопроса о борьбе с коммунизмом на континенте делегаты предпочли обсуждать пре­тензии Аргентины в отношении Фолклендских (Мальвинских) островов. Отдельные делегации выступили с критикой экономи­ческой политики США в Латинской Америке.

18   Vanguardia del Pueblo, 1948, 25 ag.

19   Vanguardia del Pueblo, 1949, 12—17 sept.

20   Medina M. Op. cit., p. 592.

21   Baquero R. H. Un plan de colonización imperialista. Bogotá, 1951, p. 59.

22   Treinta años de lucha del Partido Comunista de Colombia. Bogotá, 1960, p. 93.

23   Ibid., p. 99.

24   Ibid., p. 107.

25   Ibid., p. 122.

28 Ibid., p. 125.

27   Ильина H. Г. Политическая борьба в Колумбии. М., 1968, с. 181.

28   Vieira G. Escritos políticos. Bogotá, 1975, p. 160.

29   Documentos políticos, 1977, № 125, p. 96.

30   Коммунистические партии Латинской Америки, с. 160—161.

31   XII съезд Коммунистической партии Колумбии, 5—9 декабря 1975 г. М., 1977, с. 100.

32   Проблемы мира и социализма, 1972, № 11, с. 70.

33   Voz Proletaria, 1980, 20 nov.