Часть 1

Деметрио Соди ::: Великие культуры Месоамерики

Предисловие

К тому времени, когда у берегов Америки появились первые испанские корабли, весь этот огромный континент, включая острова Вест-Индии, был населен множеством индейских племен и народностей, находившихся на самых разных уровнях культурного развития. Большинство их было охотниками, рыболовами и собирателями или примитивными земледельцами. Лишь в двух сравнительно небольших областях Нового Света конкистадоры встретили высокоразвитые индейские цивилизации — в Мезоамерике (Месоамерике) (Существуют различные способы транслитерации этого термина) и в Андах (Перу — Боливия). Именно на их территории, протянувшейся узкой полосой вдоль западного и в меньшей степени восточного побережья континента, родились наивысшие культурные достижения доколумбовой Америки. Накануне Конкисты здесь сосредоточивалось до 2/3 всего населения Нового Света, а с рубежа нашей эры на основе интенсивного земледелия возникают самобытные раннеклассовые государства индейцев науа, сапотеков, майя, кечуа, аймара и др. В научной литературе эта территория получила название «зоны высоких цивилизаций» («Nuclear America).(См.: Wendell С. Bennet. Introduction In: The Civilizations of Ancient America Selected Papers of the XXIX International Congress of Americanists, vol. I. Chicago, 1951, p. 1-2.) Она подразделяется в свою очередь на два больших района: северный (Мезоамерика) и южный (Андская область: Боливия — Перу), с промежуточной зоной между ними (южная часть Центральной Америки, Колумбия и Эквадор).

Особая культурно-географическая область Мезоамерика (Mesoamerica была впервые выделена в 1943 г. мексиканским ученым П. Кирхгофом на основе ряда общих черт культуры (См.: Kirchhoff P. Mesoamerica. In: Sol Tax [ed.J. Heritage of Conquest. Chicago, 1952, p. 17—31.) и с тех пор прочно заняла свое место в работах американистов. Однако вопрос о границах Мезоамерики и времени ее появления на исторической сцене до сих пор остается предметом дискуссий. И в этой связи никак нельзя согласиться с версией Д. Соди о том, что южная граница рассматриваемого региона проходила в I — середине II тысячелетия по территории Никарагуа (полуостров Никойя). На мой взгляд, Мезоамерика — это прежде всего особый, северный район зоны высоких цивилизаций Нового Света в доколумбову эпоху, и, следовательно, ее южная граница на протяжении примерно полутора тысяч лет (от рубежа нашей эры до испанского завоевания) совпадала в целом с южной границей самой южной мезоамериканской цивилизации — индейцев майя, т. е. проходила по землям Западного Сальвадора и Западного Гондураса. (См: Гуляев В. И. Древнейшие цивилизации Мезоамерики. М., 1972, с. 5.) Территориально Мезоамерика включала в себя Центральную и Южную Мексику, Гватемалу, Белиз, западные районы Сальвадора и Гондураса. В этой области, отличающейся необычайным разнообразием природных условий и пестрым этническим составом, на рубеже нашей эры произошел переход от варварства к цивилизации и государственности, что сразу же выдвинуло местных индейцев в число наиболее развитых народностей древней Америки.

Анализ мезоамериканских археологических памятников имеет большое значение не только для исследования прошлого самой Мезоамерики; они представляют большой теоретический интерес и для изучения процессов и явлений, сопровождающих рождение классового общества и государства в целом. Дело в том, что, по признанию подавляющего большинства специалистов, местные цивилизации возникли и развивались без какого-либо ощутимого воздействия других очагов культуры, находившихся в Египте, Двуречье, долине р. Инд, и прошли примерно через такие же стадии развития, что и древние общества Старого Света, но с некоторым хронологическим отставанием.

Оригинальный и самобытный характер мезоамериканских цивилизаций подчеркивается также тем, что они были созданы при абсолютном господстве каменной индустрии, отсутствии изделий из металла (до IX—X вв.), гончарного круга, колесных повозок, домашних вьючных и тягловых животных. В большинстве районов Мезоамерики экономической базой складывающегося раннеклассового общества было подсечно-огневое («мильповое») земледелие высокой продуктивности Четкий астрономический агрокалендарь, высоко поставленная селекция растений и тщательный уход за посевами обеспечивали, даже при наличии примитивных земледельческих орудий (палка-копалка «коа», мотыга с каменным наконечником и каменный топор-кельт), получение довольно значительного прибавочного продукта. Существовали и интенсивные формы-земледелия (ирригация, «плавучие сады» — чинампы, «приподнятые поля», террасы, дренажные каналы и т. д.). Однако они имели значение лишь для населения некоторых областей Мезоамерики (долина Мехико, Оахака, Пуэбла, Кампече — в Мексике и Петен в Гватемале).

На протяжении тех полутора тысяч лет, которые отделяют момент появления первых индейских цивилизаций от прихода европейских завоевателей, границы и составные части Мезоамерики безусловно претерпевали значительные изменения. Всю историю этой культурно-географической области можно разделить на два хронологических периода: ранний или классический (I—IX вв.) и поздний или постклассический (X—XVI ев ) Первый из них освещается только археологическими данными. Для второго мы располагаем, помимо археологии, сведениями письменных источников. В целом, несмотря на многие выдающиеся находки и открытия последних десятилетий, прошлое Мезоамерики по-прежнему в значительной мере остается для нас загадкой. Вот почему можно лишь приветствовать публикацию издательством «Знание» новой книги известного мексиканского историка и этнографа профессора Деметрио М. Соди «Великие культуры Месоамерики», в которой дается общая характеристика всех основных культур доколумбовой Мезоамерики: от эпохи первоначального заселения этого региона человеком (около 25 тысяч лет назад) до испанского завоевания в XVI в.

Автор в предельно сжатой, но выразительной форме сумел создать впечатляющую картину сложного взаимодействия больших и малых индейских культур, существовавших на указанной территории на протяжении последних 25 тысяч лет и послуживших во многих латиноамериканских странах важнейшей составной частью для формирования современной национальной идеологии и культуры.

Однако, с другой стороны, эта краткость изложения имеет и свою негативную сторону. Во многих случаях Д. М. Соди при характеристике того или иного региона, периода, памятника не дает даже самых необходимых сведений и фактов. В результате советский читатель, малознакомый с указанной темой, так почти ничего и не узнает об особенностях и характерных чертах культур тотонаков, уастеков и сапотеков. Не имея здесь возможности как-то восполнить этот пробел, я отсылаю всех интересующихся древними цивилизациями Мезоамерики к соответствующей специальной литературе — отечественной и зарубежной. (См Кинжалов Р.В. Искусство древней Америки М , Искусство, 1962; Гуляев В. И. Древнейшие цивилизации Мезоамерики. М., Наука, 1972, Сое М. D. Mexico. New York, 1977, Handbook of Middle American Indians, vols. 3, 11, Austin, Texas, 1966, 1971.)

Весьма упрощенна, а иногда и неверно решает автор и такие сложные проблемы древней истории Нового Света, как заселение Америки из Северо-Восточной Азии, происхождение керамики в Мезоамерике, роль ольмекской культуры в развитии мезоамериканских цивилизаций, происхождение важнейших цивилизаций классического периода (I тыс ) — теотиуаканской, майя и т. д.

По имеющимся сейчас археологическим данным, предки индейцев — различные монголоидные племена — пришли в Западное полушарие из Северо-Восточной Азии только в эпоху верхнего палеолита (не ранее 30— 20 тысяч лет назад). Они воспользовались, вероятно, сухопутным Мостом — Берингией, связывающим тогда Америку и Азию. В зависимости от степени оледенения, оказывавшего непосредственное влияние на уровень Мирового океана, Берингия возникала из морских глубин по крайней мере дважды: первый раз между 50 000 — 40 000 лет назад и второй — от 28 000 до 10 000 лет назад. В первом случае этим сухопутным мостом воспользовались для проникновения в Новый Свет различные виды азиатских млекопитающих (в том числе, мамонты и олени-карибу), а во втором, несомнененно, и люди: восточноазиатские группы охотников и собирателей.

О времени первоначального проникновения человека в Западное полушарие и о темпах освоения просторов гигантского материка можно судить по археологическим находкам. В Мексике, в местности Тлапакойя (долина Мехико), были обнаружены грубые орудия из камня, лежавшие рядом с костями ископаемых животных. Радиоуглеродный анализ определил возраст этих находок: 24 000±500 и 22000+260 лет назад. (См.: Wi11еу G. R. Recent Researches and Perspectives in Mesoamerican Archaeology. In: Supplement to the Handbook of Middle American Indians, vol. I: Archaeology. Austin, 1981, p. 10—11.) В Венесуэле и Перу древнейшие следы пребывания человека относятся к XII тысячелетию до нашей эры. А как обстоят дела с наиболее ранними находками на территории США? Не мог ли первобытный человек проникнуть туда с северо-востока Азии еще 40 000 лет назад, как пишет об этом Д. М. Соди, со ссылкой на ряд стоянок из Калифорнии и Невады? К сожалению, в настоящее время у нас нет каких-либо надежных археологических материалов, подтверждающих такую гипотезу. Известные пока древнейшие археологические памятники на территории США датируются временем не ранее 12— 10 тыс. до н. э. Что же касается приводимых в книге стоянок Льюисвилль, Санта-Роса-Айленд, Тьюл-Спрингс и др., то повторное их изучение заставило значительно изменить их прежние хронологические рамки в сторону омоложения. (См: Wi11еу G. R. An Introduction to American Archaeology, vol. I: North and Middle America. Englewood Cliffs. N. Y., 1966, p. 29—30)

Таким образом, если учесть, что человек пришел в Америку из Азии с севера, а древнейшие памятники Мексики и Центральной Америки относятся примерно к 25—23 тыс. до н. э., то можно предполагать, что предки индейцев впервые вступили на американскую землю где-то около 30 тыс. лет назад, во времена второго появления Берингии.

Во всей этой картине древнейшего прошлого Нового Света недоставало одного важного звена. Длинная, хотя и редкая цепочка ранних находок, протянувшаяся от Патагонии до Аляски, обрывалась у холодных вод Берингова пролива. Предки индейцев пришли с северо-востока Азии, и с этим трудно не согласиться. Но вплоть до последнего времени найти на азиатской стороне пролива следы палеолитического человека не удавалось.

Лишь в 1964 г. археологическая экспедиция Сибирского отделения АН СССР, возглавляемая Н. Н. Диковым, обнаружила на Камчатке, в районе Ушковского озера, первую верхнепалеолитическую стоянку. Судя по данным радиоуглеродного анализа, она существовала 14—15 тысяч лет назад. (См: Диков Н. Н. Культурные связи между Северо-Восточной Азией и Америкой по данным позднеплейстоценовых и раннеголоценовых памятников Камчатки, Чукотки и верхней Колымы. — Сб.: Позднеплейстоценовые и раннеголоценовые культурные связи Азии и Америки. Новосибирск, 1983) А всего несколько лет спустя археолог Ю. А. Мочанов открыл на востоке Якутии сразу несколько палеолитических стоянок, среди которых Ихине и Дюктайская пещера на Алдане, несомненно, памятники выдающегося значения. В ходе раскопок там было найдено много костей мамонтов, бизонов, шерстистых носорогов и других животных ледниковой эпохи, а вместе с ними — каменные скребки, ножи, наконечники дротиков и копий. Возраст обеих стоянок, по наблюдениям геологов и данным радиоуглеродного анализа, составляет от 10 до 22 тысяч лет. «Известные сейчас остатки дюктайской культуры, — пишет Ю. А. Мочанов, давая общую оценку своим находкам, — имеют очень близкое сходство с изделиями палеоиндейских культур… существовавших на юге Северной Америки около 10—20 тысяч лет назад». (См: Мочанов Ю. А. Древнейшие этапы заселения Америки в свете изучения докитайской палеолитической культуры Северо-Восточной Азии. М., 1973.)

Что же касается проблемы происхождения керамики в Америке вообще и в Мезоамерике в частности, то здесь никак нельзя согласиться с мнением Д. М Соди о проникновении древнейших гончарных традиций на Американский континент с севера, из различных неолитических культур Сибири (2500 — 2000 гг. до н. э.). Во-первых, если такие связи и были, то они могли оказать какое-то влияние лишь на часть индейских племен северо-запада США и Канады. Во-вторых, самая ранняя глиняная посуда Нового Света встречается не на севере, а на юге Западного полушария. И в-третьих, древнейшая из известных нам на сегодняшний день керамика, найденная в Южной Америке, намного, почти на тысячу лет, старше по возрасту, чем упоминаемые в книге культуры сибирского неолита. Я имею здесь в виду прежде всего такие ранние керамические памятники, как Вальдивия в Эквадоре (3200 — 3000 гг. до н. э.), Пуэрто Ормига в Колумбии (3000 — 2900 гг. до н. э.), Монагрильо в Панаме (2130 г. до н. э.), Альтамира (этап Барра) на Тихоокеанском побережье Мексики (1800 — 1400 гг. до н. э.), Пуэрто Маркес (этап Покс) на Тихоокеанском побережье штата Герреро в Мексике (2440±140 г. до н. э.) и керамика этапа Пуррон в долине Теуакан, штат Пузбла, Мексика (2300 — 2000 гг. до н. э.). (The Prehistory of the Tehuacan Valley, vol. 3: Mac Neish R. S., Petersоn F., Flannery K. V Ceramics. Austin, Texas, 1970, p. 21 –25, Lowe G. W. Eastern Me-soamenca. В изд. R. Taylor and C. Meighan eas Chronologies in New World Archaeology New York, 1978, p. 337, 351—353, 362.) Таким образом, для Мезоамерики приходится говорить скорее о южноамериканском или местном происхождении керамики, а уж никак не о северном.

Несколько категоричным и малообоснованным выглядит и утверждение Д. М. Соди о том, что культура ольмеков была самой первой цивилизацией Нового Света, а она, в свою очередь, послужила прочной основой для зарождения всех других высоких культур Мезоамерики и особенно цивилизаций майя, сапотеков и теотиуаканцев. Однако эта гипотеза носит весьма спорный характер, поскольку в настоящее время твердо доказано, что каждая из названных цивилизаций имеет длительный и непрерывный путь предшествующего развития, начало которого относится по меньшей мере к концу II тыс. до н. э. (CM: Demarest A. A. A re-evaluation of the Archaeological Sequences of Preclassic Chiapas. Middle American Research Institute Publication, № 22. New Orleans, 1976, p. 75—107.) Подробное описание основных черт ольмекской культуры и историю изучения ольмекских древностей можно найти в специальной литературе. (См.: Гуляев В. И. Идолы прячутся в джунглях. М., Молодая гвардия, 1972; Гуляев В. И. Древнейшие цивилизации Мезоамерики. М., Наука, 1972.)

Не совсем прав автор и в том случае, когда он называет все города древних майя «ритуальными центрами». В действительности майяские города были в древности, подобно их собратьям в Старом Свете, прежде всего крупными населенными пунктами, выполнявшими политико-административную, экономическую (концентрация и перераспределение прибавочного продукта, ремесло и торговля), оборонительную (военную) и культовую функции. (См: Гуляев В. И. Города-государства майя. М., Наука, 1979.)

Несколько слов необходимо сказать здесь и относительно происхождения теотиуаканской культуры. Д. М. Соди называет два источника, породивших эту блестящую цивилизацию Центральной Мексики в I тыс. И оба — внешние, пришлые со стороны: во-первых, это поток иммигрантов, спасавшихся от извержения вулкана Шитли в районе Куикуилько на юге долины Мехико; а во-вторых, потомки ольмеков, пришедшие с побережья Мексиканского залива. Между тем сейчас уже не подлежит никакому сомнению то, что в формировании основных черт теотиуаканской цивилизации большую роль сыграл и местный субстрат — раннеземледельческое население долины Мехико, создатели памятников типа Тикоман, Тлапакойя, Эль-Арболильо, Сакатенко и др.

Слишком мало, на мой взгляд, говорится в книге и о цивилизации сапотеков в Оахаке (культура Монте-Альбана). Автор связывает ее происхождение исключительно с влиянием культуры Теотиуакана, не оставляя никакого места для собственно сапотекского субстрата. И видимо, совсем не случайно Д. М. Соди почти не приводит каких-либо оригинальных черт цивилизации Монте-Альбана I тыс. Между тем перечень таких черт, определяющих самобытный характер искусства и культуры сапотеков на фоне других великих цивилизаций Мезоамерики, совершенно необходим. Здесь можно назвать такие особенности местной культуры, как специфическая форма иероглифической письменности и календаря, своеобразный и очень сложный пантеон богов во главе с богом дождя Косихо и богом кукурузы Питао Кособи, характерная серая лощеная керамика с резным орнаментом, фигурные глиняные урны с изображениями богов и людей, каменные гробницы с нишами и многоцветными настенными росписями на мифологические темы и многое другое. (См: WiI1еу G. R. An Introduction to American Archaeology, vol. I, Englewood Cliffs, 1966, p. 145—148.)

Очень большие изменения претерпели за последние годы и наши общие представления о культуре древних майя I тыс. Интенсивные раскопки и исследования археологов Мексики и США на полуострове Юкатан, в Белизе, Петене (Северная Гватемала) и других районах территории майя позволили по-новому осветить такие важные проблемы, как происхождение цивилизации майя классического периода, ее экономическая база, характер и функции поселений, структура общества и причины гибели этой цивилизации в конце I тыс.

И наконец, последнее — вопрос об «империи» ацтеков. Государство, или «империя», ацтеков появилось на мезоамериканской исторической сцене буквально накануне прихода испанских завоевателей в XVI в. Ацтеки были главным противником Кортеса в борьбе за господство над Мексикой, и поэтому вполне естественно, что именно они наиболее часто упоминаются в дошедших до нас письменных источниках, как индейских, так и испанских. Нередко в специальной литературе можно встретить утверждение, что к моменту Конкисты именно ацтеки создали самое развитое государство американских индейцев. В действительности же сами ацтеки пришли в долину Мехико сравнительно поздно, на рубеже XII и XIII вв., будучи еще полуварварским племенем с весьма архаичными институтами. И лишь исключительно благоприятное стечение обстоятельств (благотворное культурное влияние местных городов-государств — наследников тольтекской цивилизации, успешные войны за гегемонию над долиной Мехико и т. д.) позволило им совершить за какие-то двести с небольшим лет головокружительный скачок от последней ступени «военной демократии» к раннеклассовому государству.

У истоков будущей «империи» лежит город-государство Теночтитлан, основанный на двух небольших болотистых островках в западной части мелководного озера Тескоко в 1325 г.

Уступая на первых порах своим ближайшим соседям — крупным и мелким государствам Центральной Мексики, ацтеки искусно использовали в своих целях постоянную вражду и соперничество между соседями Они всегда стремились вступить во временные союзы и коалиции с наиболее могущественным партнером. В этом отношении решающим для ацтеков был 1367 г., когда они стали наемниками быстро растущего тепанекского царства со столицей в Аскапоцалько. Но вот настал момент, когда ацтеки сочли удобным повернуть оружие против своего вчерашнего союзника и покровителя. В 1428 г. с помощью армий Тескоко и Уэшоцинко ацтеки наголову разбили огромное войско тепанеков и превратили в руины их великолепную столицу. Вскоре в долине Мехико сложился новый военно-политический союз из городов Теночтитлан, Тескоко и Тлакопан (Такуба). (См Gibson С Structure of the Aztec Empire Handbook of Middle American Indians, vol 10 Austin, 1971, p 376—389)

В течение последней четверти XV и начала XVI в. этот могущественный триумвират, используя свою объединенную армию, сумел завоевать и обложить данью почти всю территорию Центральной Мексики и некоторых близлежащих к ней областей от Дуранго и Колимы на северо-западе до Чьяпаса и Табаско на юго-востоке. В начале XVI в. свыше 38 отдельных провинций и государств вынуждены были платить Тройственной Лиге большую дань, хотя и сохраняли при этом известную самостоятельность в вопросах внутреннего управления. Для поддержания системы, подчинения других (иногда и чуждых этнически) областей там были установлены в ряде стратегических пунктов ацтекские гарнизоны, а за своевременным сбором дани следили специальные чиновники-«кальпишке».

Постепенно роль Теночтитлана и его правителей внутри Тройственной Лиги возрастала. И к моменту Конкисты «тлатоани» (правитель) ацтеков фактически диктовал уже свою волю вчерашним партнерам по союзу Испанское завоевание прервало процесс дальнейшего становления и развития ацтекского государства, так и не успевшего выработать механизм полного включения всех зависимых от Теночтитлана территорий в рамки единой «империи» На мой взгляд, ацтеки делали лишь первые шаги в этом направлении, не успев лишить внутренней самостоятельности все захваченные ими области.

Изучение доколумбовых культур мезоамериканских индейцев продолжается. И нет сомнения в том, что в самые ближайшие годы многие загадки и проблемы этих забытых цивилизаций будут успешно решены. Книга же Д. М. Соди послужит для любителей путешествий по страницам прошлого крайне полезным путеводителем, своего рода «Введением» в археологию и древнюю историю Мезоамерики.

Введение

Тщательное изучение месоамериканских культур, которые существовали на континенте, названном после открытий Колумба Американским, имеет большое значение для лучшего понимания истории Америки. Эта цель и ставится в этой небольшой книге, предназначенной не для специалистов и представляющей собой краткое и неполное введение в месоамериканский мир. Неполнота изложения объясняется прежде всего его краткостью.

В данной работе использованы многие более ранние работы самого автора, он несет полную ответственность за обработку и использование соответствующей информации. Одновременно в этой книге привлекаются и другие источники. Мы пытались включить в библиографию исследования наиболее известных специалистов в этой области. Если какой-либо автор и оказался вне нашего поля зрения, это не значит, что мы пытались использовать его работы без ссылки на источник.

Нам хотелось бы также уточнить некоторые особенности, редко встречающиеся в работах на указанную тематику: мы всегда стремились сочетать данные собственно археологии с исторической литературой, как европейской, так и американской. При этом они перестают быть такими сухими, чисто математическими и описательными, обогащаясь идеями и взглядами на историю авторов исторических произведений или их последователей. Или, если угодно, хотя это и покажется противоречивым, их собственной «изобретательностью».

Первые шаги

В соответствии с данными, считающимися в настоящее время наиболее достоверными, человек начал проникать на Американский континент 40 000 лет назад. Он вышел из южной части Центральной России (а не из Сибири, как считалось раньше), достиг Камчатки, Берингова моря и попал на континент через Алеутские острова. В то время все это пространство было покрыто льдом. (См. Предисловие (здесь и далее примечания научного редактора))

Много спорят о причинах, заставивших жителей таких далеких широт предпринять столь дальнее путешествие. Однако независимо от этого факт состоит в том, что человек прибыл в будущую Америку, где должен был заняться новой деятельностью, отличающейся от той, которая была ему заранее уготована судьбой. Он должен был создать новые культуры, не такие, как в Европе, но не менее ценные. Он создал совершенно оригинальные культуры, хотя и с искрами гениальности и интеллектуальными достижениями первостепенной важности, которых никогда, или гораздо позже, не удалось добиться Европе. Пользуясь тем, что в этот геологический период, плейстоцен, оледенение достигает штата Висконсин в США (и поэтому носит название четвертой ледниковой эпохи, или эпохи Висконсин), человек прокладывает различные направления миграции, которые остаются более или менее постоянными и значительно позднее.

Два направления, самые известные из всех, по всей вероятности, пересекаются на крайнем юге. Одно проходило с севера на юг по Тихоокеанскому побережью, а другое проникало в глубь континента и доходило до Великих Озер. В течение некоторого времени первое направление проходило по юго-востоку Соединенных Штатов, а другое — по восточной части этой страны. Позже под влиянием постепенно прибывающих поселенцев миграционные потоки сместились к югу, где смешивались различные этнические группы, языки и культурные традиции, которые, надо полагать, включали и различную технологию, что и положило начало культурному развитию Месоамерики.

Данное объяснение явлений, происходивших в те далекие времена, может показаться несколько упрощенным, однако, по мнению большинства специалистов, оно вполне пригодно в качестве исходной точки для изучения последующих событий. Прежде чем говорить о Месоамерике, следует сказать несколько слов и о доисторическом человеке. (Доистория, доисторический период — этот термин впервые появился во Франции (1833 г) и Англии (1851 г) для обозначения эпохи развития человечества, предшествующей появлению письменности. Он имеет широкое хождение в зарубежной археологии, где большинство исследователей используют его только в узком хронологическом значении слова — для наименования до-письменного периода. Однако в советской историографии термин «доистория» не употребляется из за его неточности и расплывчатости. Во первых, появление письменности как рубеж между «доисторией» и «историей» хронологически не одновременно для разных стран, и, следовательно, конец «доистории» будет приходиться в разных районах на разное время. Во вторых, в политическом и общефилософском смысле этот термин носит уничижительный оттенок в приложении к бесписьменным племенам и народам нашей планеты получается, что у них не было и нет своей истории)

Очевидно, что миграции на континенте, начавшиеся 40 000 лет назад, носили волнообразный характер, а не были каким-то единым компактным потоком. В настоящее время существуют данные, позволяющие считать, что небольшие группы людей продолжали проникать на континент вплоть до XII в., т. е. прекратились за несколько столетий до Конкисты.

Прибытие первых обитателей Американского континента через Берингов пролив ||| 21,2Kb Необходимо отметить также, что эти поздние переселенцы, попавшие на континент скорее всего случайно, не могли повлиять на самобытное развитие американских культур. Несмотря на то что многие настаивают на диффузионистской теории или на более поздней и абсурдной гипотезе внеземных цивилизаций, мы считаем, что эти культуры развивались на своей собственной основе и были абсолютно автохтонными, т. е. самостоятельными.

Следует указать также и на тот факт, что мы никоим образом не считаем, будто человек попал на Американский континент исключительно через Берингов пролив. Существуют достаточно аргументированные теории, касающиеся других миграционных потоков, происходящих из Меланезии и Полинезии. Однако эти гипотезы не опираются в достаточной степени на данные палеонтологии и археологии, как версия с Беринговым проливом, а скорее касаются возможного влияния на Северную Америку или заселения Южной Америки. Таким образом, их можно оставить в стороне, поскольку они не имеют никакого отношения к рассматриваемой в данной работе Месоамерике.

Человек, пришедший на Американский континент, был уже Homo sapiens («Человек разумный», т. е. человек современного типа). Говоря о его культурном развитии, следует отметить, что он более или менее полно владел каменными орудиями и использовал одежды из шкур. Он также знал огонь, владел примитивным оружием для охоты и обладал простейшими навыками рыбной ловли и собирательства. В действительности мы еще крайне мало знаем об этих давних временах. Мы можем только констатировать, что вместе с человеком в Америку попали различные группы млекопитающих эпохи плейстоцена. Среди изобиловавшей в то время фауны можно назвать мастодонтов, мамонтов, лошадей, верблюдов, волков, пещерных медведей, бизонов и других. Многие из них в дальнейшем вымерли.

По классификации специалистов, опивающихся на основные черты культуры, древние роди, заселившие континент, делились на группы примитивных собирателей, бродячих охотников и охотников-собирателей. Однако, как мы подчеркивали ранее, их культурные традиции включали, разумеется, и технологию. На основе комплексов каменных орудий их и классифицируют специалисты.

Некоторые исследователи появление примитивных собирателей относят примерно к 38 тысячелетию до н. э. При этом за основу берутся такие находки, как Льюисвилль, штат Теxac; Санта-Роса-Айленд, штат Калифорния; Техас-Стрит, штат Калифорния; Тьюл-Спрингс, штат Невада; Ла-Холья, Калифорния и другие, которые на основе радиоуглеродногo метода датируются периодом 38—17 тысячелетий до н. э. (Датировка этих стоянок в настоящее время пересмотрена сторону их омоложения См. Предисловие) Хотя и нельзя определить с полной уверенностью, к какой расовой ветви принадлежал этот человек, можно сказать, что он был долихокефалом (длинноголовым) и приближался к кавказоидной или австралоидной расе, т.е. был достаточно связан с примитивными европейцами (тяжелые надбровные дуги, скошенный лоб, широкий нос, выступающие скулы и т. д.), хотя в течение веков прибывали также группы, занимающие по своим физическим данным промежуточное положение между кавказоидами (европейцами) и монголоидами (азиатами), до того как последние начали различаться в той степени, в какой мы наблюдаем это в настоящее время (по данным Бердселла, Хутона и Пиньи Чана) Появление кочевых охотников, представленных главным образом находками так называемого комплекса культуры Сандиа, относится к более к позднему периоду (примерно 25 тыс. лет до н. э.).

Тепешпанский человек. Скульптурный портрет ||| 33,8Kb По данным А. Кригера, это период, предшествующий появлению собственно наконечников копий и дротиков. Речь идет о нуклеусах, отшлифованных камнях, и просто осколках камня с оббитыми краями и других предметах, сходных с орудиями нижнего и среднего палеолита Старого Света.

Обнаруженные каменные изделия довольно примитивны. Все они большого размера, грубые и использовались для незначительного количества операций; полностью отсутствовала отделка или обработка камня, и лезвия или наконечники не суживались для придания им большей заостренности.

Этот период предшествовал использованию самых древних наконечников и мог относиться ко времени между Средним и Верхним Висконсином, т.е. между 38 и 23 тысячелетиями до н.э.

Культура Сандиа

Мы уже упоминали эту культуру, когда речь шла о кочевых охотниках. Она существовала с 25 до 15 тысячелетия до н. э. (Точные хронологические рамки культуры Сандиа пока не установлены, во всяком случае, она либо одновременна с культурой Кловис, либо несколько предшествует ей. По мнению большинства археологов США, культура Кловис относится к 10 000 — 9 000 гг. до н.э., а Фолсом — к 9 000 — 8 000 гг. до н.э.) В этот период небольшие группы евразийских бродячих охотников проникали на континент вслед за стадами плейстоценовых животных, прежде всего лошадей и мамонтов. Позже к ним присоединились мастодонты, гигантские ленивцы и длиннорогие бизоны.

Охотники использовали длинные ланцетовидные наконечники дротиков с выемкой на одной или обеих сторонах лезвия. Эти наконечники получили название «сандиа» от местности в Нью-Мексико, где они впервые были обнаружены. Боковые выемки и отделка сходны с граветтийскими и солютрейскими в Европе и Азии. Были обнаружены также скребки для шкур с тупыми гранями и узкими, похожими на азиатские, черенками, равным образом как и обработанные с обеих сторон орудия, кости мастодонта, мамонта, лошади, бизона и верблюда, некоторые из них обугленные.

Культура Кловис

Желобчатые наконечники палеоинейской эпохи с территории Северной Америки: 1 - наконечник типа Сандиа; 2 - наконечник типа Кловис; 3 - наконечник типа Фолсом ||| 41,3Kb Культура Кловис относится к более позднему периоду по сравнению с Сандиа. Она датируется 15 000 — 9 000 гг. до н. э. и дает нам возможность следить за развитием технологии, используемой доисторическим американским человеком. В то время он больше зависел от мамонтов и, возможно, чаще специализировался на охоте на этих животных. В этот период люди расселяются также по равнинам Соединенных Штатов, поэтому эту культуру нередко называют культурой Льяно (т.е. прерий. — В. Г.).

Культура Кловис представлена наконечниками для дротиков с продолговатыми желобками, изделиями из кости, отбойниками, скребками, резцами и ножами, изготовленными из осколков камня. Эти орудия обнаруживали, как правило, вместе с костями мамонта, хотя в местности Лернер в Аризоне нашли также кости тапира, лошади и бизона.

Для наконечников типа Кловис характерны двусторонне обработанная ланцетовидная форма, параллельные или слегка выгнутые края, вогнутое основание и продолговатые желобки с одной или двух сторон, сделанные путем выдалбливания камня; при этом один желобок длиннее другого.

Культура Фолсом

Культура Фолсом датируется периодом 9000 — 7000 гг. до н. э. Она характеризуется подлинным мастерством в изготовлении наконечников, большой тонкостью отделки; для них характерны также ланцетовидная форма, вогнутое основание и продольная выемка или желобок на каждой стороне и вдоль всего наконечника. Этот желобок получался в результате откола одного сплошного камня, т. е. удалось добиться высокого совершенства. Наконечники были обнаружены вместе с костями бизона, возможно, из-за истребления мамонтов или из-за специализации в охоте на этого животного. Были обнаружены также скребла различных типов, пробойники, каменные лощилa, пестики, ножи, изготовленные из тонких отщепов, каменные лопаточки, костяные шила, каменные и костяные бусы, а также диски с разукрашенными краями, которые, возможно, использовались в качестве сережек. Но, вне всякого сомнения, наиболее важно для этой культуры не встречавшееся ранее использование копьеметалок, или «атл-атл», как их называли индейцы науа. Это хитроумное орудие, которое в историческую эпоху нередко превращалось в подлинное произведение искусства, продолжает использоваться в некоторых частях континента до настоящего времени.

Все, о чем говорилось выше, происходило главным образом (хотя и не исключительно) в Северной Америке. Что же происходило в Месоамерике в период завершения культуры Фолсом? Мы узнаем об этом в следующей главе, где рассказывается о наиболее важном растении континента — кукурузе. Короче говоря, мы вернемся к нити изложения и подробно рассмотрим эволюцию собственно месоамериканского исторического периода.

Однако прежде нам следует рассмотреть обратную сторону медали, касающуюся американского доисторического периода. Не все было таким бесплодным в истории, как описание наконечников, метательных орудий или керамической посуды. Существовали также мифы, первые робкие фразы историков и даже — почему бы и нет — сплетни.

Прибывшие в XVI в. испанцы начали собирать рассказы о существовавших ранее великанах, которые считались первыми обитателями этих земель.

И действительно, в «Анналах Куаутитлана», индейском документе, отредактированном после Конкисты и рассказывающем об истории народов науа, говорится о том, что во время Второй эпохи, или Второго Солнца, жили великаны. Под Вторым Солнцем имеется в виду один из катаклизмов, который, согласно легенде, произошел в период еще до последнего сотворения мира в эпоху Пятого Солнца, самую длинную из всех.

В «Истории Тлашкалы», еще одном индейском источнике, утверждалось, что до времени потопа жили великаны, потом они погибли, а их кости были разбросаны по ущельям.

Падре Арлеги утверждал, что в поселке Сан-Агустин, между Дуранго и Сан-Хуан-дель-Рио он обнаружил невиданный доселе гигантский коренной зуб. Падре Тельо рассказывал о том, что некий Франсиско Оселотл из Халиско встретил в Валье-де-Тлала, на расстоянии шести лиг (лига — испанская мера длины, в среднем равна около 5 км. — В. Г.) от Гвадалахары тридцать великанов, среди них трех женщин.

Конкистадор и историк Берналь Диас дель Кастильо так рассказывал об обнаруженных костях гигантских размеров: «Мы все были потрясены, увидев эти кости ног, и были уверены, что на этой земле проживали великаны».

Говорилось также, что исторические ольмеки похитили несколько великанов на территории Тлашкалы, а племя отоми считалось после великанов самыми древними жителями страны. Эти великаны, называемые «кинаметин», описаны лейб-медиком Новой Испании и лечащим врачом Филиппа II Грегорио Лопесом, направленным королем в Новую Испанию для исследовательской работы. Лопес отмечает, что рост великанов достигал 5 м.

Монах Бернардино де Саагун утверждает, что великаны построили пирамиды Теотиуакана, монах Хуан де Торкемада говорит о великане по имени Шельхуа построившем пирамиду в Чолуле.

Как было доказано данными палеонтологии и археологических раскопок, то, что видели или чем писали все вышеупомянутые авторы, в действительности было костями гигантских животных эпохи плейстоцена.

К истине немного приблизился лишь один автор, обладавший чрезвычайным историческим видением. Речь идет о священнике Хосе де Акосте, который уже между 1540 и 1600 гг. предполагал, что Америка была заселена выходцами других частей света, и утверждал в тот, период, что «индейцы прибыли на эту землю скорее сушей, чем морем», указывая, что первыми поселенцами на этих землях были дикари и охотники, а вовсе не утонченные цивилизованные люди».

Кукуруза и пещеры Теуакана

До 1945 г. происхождение кукурузы было покрыто тайной. Данные археологии указывали на наличие ранней, но не примитивной кукурузы в долине Виру (Перу) и в долине Мехико примерно за тысячу лет до нашей эры. Кукуруза возделывалась и на юго-западе нынешних Соединенных Штатов Америки, примерно за 500 лет до н. э. Указанная информация давала возможность предположить, что кукуруза была культивирована где-то на огромной территории, простирающейся от Аризоны до Перу. Кроме того, существовала гипотеза о том, что ее родина – Юго-Западная Азия.

Однако уже в 1948 и в 1950 гг. Герберт Дик обнаружил древнейшие растительные материалы в Бат-Кейв, штат Нью-Мексико, среди них и были ости и другие части кукурузы в различных слоях, показывавшие эволюцию этого растения. При помощи радиоуглеродного метода было определено, что эти материалы самые древние и датируются 3600 г. до н. э. Обнаруженная кукуруза относится к типу Паломеро или к типу, покрытому оболочкой. (Для Мексики были установлены четыре сорта кукурузы Паломеро Толукеньо, с подвидами Халисьенсе и Поблано, произраставшими на высоте от 2200 до 2800 м над уровнем моря. Для этого сорта характерны короткие или очень короткие початки (7-11 см) с 20 или более рядами зерен. Сорт Арросильо Амарильо произрастал на высоте 1600– 2000 м над уровнем моря. У него очень короткие початки (5-7 см) и в среднем 15 рядов зерен. Чапалоте растет на небольшой высоте над уровнем моря, однако может расти на высоте до 1800 м. Для него характерны короткие или средние початки (12-15 см) с 12, 3 ряда зерен в среднем. Нальтель происходит из Гватемалы, однако достигает Мексики, поднимается до 1800 м над уровнем моря. Для этого сорта характерны короткие початки (9-10 см) с 11 рядами зерен – Прим авт.)

Вылущенные початки кукурузы из культурного слоя пещерных стоянок Теуакана, демонстрирующие прогрессивную эволюцию этого растения от самых примитивных видов ||| 20,4Kb В 1949 г. Ричард Мак-Нейш обнаружил образцы примитивной кукурузы в пещере Ла-Перра, Тамаулипас, на северо-востоке от Мехико. Эти образцы происходили из всех напластований культурного слоя и охватывали всю длительную историю эволюции кукурузы. Самые древние из них датируются при помощи радиоуглеродного метода примерно 2500 г. до н. э. и соотносятся с ранними формами сорта Нальтель.

В 1954 г. Р. Мак-Нейш и Дэвид Келли проводили раскопки в пещерах Ромеро и Валенсуэла, в каньоне Инфьернильо. Обнаруженная кукуруза была похожа на сорта из Бат-Кейв и датировалась 2200 г. до н. э. Интересно отметить, что в пещере Ромеро были обнаружены также некоторые образцы теосинте, ближайшего родственника кукурузы, датированные 1400 – 400 гг. до н. э.

Образцы кукурузы были обнаружены и во время других раскопок. В 1954 г. Баркгорн и другие исследователи под современным г. Мехико на глубине 70 м обнаружили остатки пыльцы дикой кукурузы, относящиеся к последнему межледниковому периоду, имевшему место, по современным оценкам, 80 000 лет назад. Ископаемые остатки пыльцы кукурузы показывают, что это растение американское и что предок кукурузы – сама кукуруза, а не ее родственники – теосинте или трипсакум.

Благодаря предшествующим находкам ареал поисков происхождения кукурузы значительно сузился. Наконец, в 1960 г. Мак-Нейш произвел предварительные раскопки в долине Теуакан, Пуэбла, и обнаружил ости кукурузы, которая считалась дикорастущей. Таким образом наконец-то удалось приблизиться к ключевой зоне.

Характеристика долины Теуакан

Долина Теуакан расположена на юге штата Пуэбла и в самой северной части штата Оахака, в центре Мексиканского нагорья. Мак-Нейш сконцентрировал свои усилия на участке размером 40 на 30 км. Долина Теуакан окружена на юге и востоке хребтом Сьерра-Мадре Ориенталь, на севере и западе – Нудо Миштеко. Она находится на высоте примерно 1500 м над уровнем моря. Окружающие горы задерживают дожди, в результате чего долина крайне засушлива. Годовое количество осадков составляет менее 500-600 мм, и выпадают они в течение двух .месяцев. Основная растительность – ксерофиты. (Ксерофиты (от греч. «ксерос» – «сухой» и «фитон» – «растение») – растения, приспособившиеся к существованию в условиях крайне сухого и теплого климата.)

В долине Теуакан можно обнаружить пять типов микросреды. Первая микросреда – долина с аллювиальными почвами – представляет собой относительно гладкую равнину, частично покрытую американской акацией (меските) и кактусами, что дает возможность заниматься как охотой, так и собирательством во время cyxoro сезона и примитивным земледелием в период дождей. Вторая микросреда – покатые склоны,– расположенная на северо-западе долины, благоприятна для выращивания кукурузы и томатов, а также для охоты на оленя и кролика во время влажного периода. Третья микросреда – «тернистые леса Кошкатлана» – занимает восток, юг и юго-запад долины. Она богата дикорастущими сезонными фруктами, белохвостыми оленями, кроликами, лисами и дикими свиньями-пекари. Подвергнутые эрозии каньоны, находящиеся на территории тернистых лесов Кошкатлана, использовались лишь крайне незначительным числом людей в сезон дождей.

Эта микросреда, как и следующая – Эль-Риего, представляет собой подзону. Эль-Риего – это территория, орошаемая ручьями, расположенными к северу и западу от поселка Теуакан, со сравнительно богатой растительностью и многочисленными животными. С помощью самых примитивных видов хозяйственной деятельности она могла использоваться в течение всего года.

В целом долина Теуакан была способна прокормить лишь ограниченное число жителей, вынужденных кочевать в зависимости от сезона, или же более многочисленное население при условии более развитых методов хозяйства, таких, как земледелие, ирригация и т. д.

Изучение этой зоны проводилось многочисленной группой специалистов. В результате археологических исследований было обнаружено 454 древних памятника – от маленьких стоянок до развалин больших городов. В 30 из этих поселений были прорыты пробные траншеи. В другом месте 12 стратиграфических траншей выявили культурный слой большой глубины и наличие 140 прослоек осадочных пород в зонах обитания, что позволило получить данные, достаточные для детальной реконструкции образа жизни древних обитателей долины, а также получить информацию об их хозяйстве, питании/ климатических изменениях и даже о месяцах года, когда они занимали ту или иную стоянку. Кроме того, было обнаружено 23 600 образцов высохшей кукурузы, благодаря которым удалось выяснить происхождение и эволюцию этого растения.

Мы кратко расскажем о пяти из девяти этапов и культурных слоев, которые удалось обнаружить в долине Теуакан.

Этап Ахуэреадо

Радиоуглеродный анализ показывает, что, до всей вероятности, этот этап закончился в 6500 г. до н. э. и начался 3-4 тысячелетиями раньше. Его обитатели объединялись в небольшие кочевые семейства, которые в соответствии с сезоном меняли место своей стоянки три или четыре раза в год. Они были собирателями и охотились на лошадей и антилоп, хотя большую часть их пищи составляло мясо зайца, крота, крысы, черепахи, птиц и мелких млекопитающих.

Растительность, по-видимому, состояла из Ксерофитов. Предварительные исследования костей животных и пыльцы показывают, что климат был более холодным и влажным, чем в настоящее время. Используемые орудия были немногочисленными, все они изготавливались из камня. Инвентарь включает в себя ножи, большие лавролистные наконечники, обработанные с обеих сторон, овальные скребки, ножевидные пластины, чопперы, зубила, резцы и т. д.

Короче говоря, поскольку большинство останков животных, захваченных и убитых в этот период, мелкого размера, можно считать, что человек на этапе Ахуэреадо относился к собирателям растений и животных.

Этап Эль-Риего

По данным радиоуглеродного анализа его возраст 6500 – 4900 лет до н. э. (Согласно утверждению Р. Мак-Нейша – руководителя археологических работ в долине Теуакан, этап Эль-Риего относится к 6500 – 5000 гг. до н.э.) Обитатели были в основном кочевниками, однако наблюдался значительный прирост населения. Видимо, несколько изменился и образ жизни. Питание населения составляли главным образом собираемые растения и животные. Оно дополнялось продуктами охоты, сходной с этапом Ахуэреадо, хотя вместо лошадей и антилоп охотились на оленей, а вместо зайцев – на кроликов. Не произошло существенных изменений и в формах охоты и установлении ловушек, однако собирание растений занимало более важное место по сравнению с предшествующим периодом.

Из вышесказанного можно делать вывод, что в этот период человеку пришла в голову идея, что из зерна, брошенного в почву, произрастает растение. Видимо, в этот период древние обитатели Теуакана культивировали авокадо и одну из разновидностей тыквы и продолжали собирать такие дикорастущие растения, как хлопок, чилийский перец, амарант (бархатник) и кукуруза, которые были культивированы позже.

Изменение образа жизни и питания, вне всякого сомнения, вызвало перемены и в социальной структуре общества. Возможно, это были патриархальные группы с определенным понятием собственной территории. Может быть, несколько позже появились шаманы или колдуны, хотя они и не полностью посвящали себя своей профессии.

Происходит и дальнейшее развитие в производстве орудий, расширяется их ассортимент, появляются наконечники дротиков с узким черешком и вогнутым основанием, тщательно отполированные и используемые в качестве наконечников дротиков «атл-атля», или копьеметалки для охоты. От предшествующего этапа сохраняются большие скребки, ножи и резцы.

Начинается использование шлифованного камня, появляются ступы и пестики, зернотерки, которые могли существенно изменить способы приготовления пищи.

В этот же период происходят два крайне важных изменения: появляются ткани и изделия из дерева (сети, циновки, плетеные корзины, древки дротиков и ловушки), большое внимание уделяется погребальному ритуалу, что говорит о возможности появления верований и сложных обрядов. В одном из захоронений были обнаружены два детских скелета, один из них подвергся ритуалу кремации; от другого тела была отделена голова. После удаления мозга голова снова в особой корзине была присоединена к туловищу.

В другом захоронении были обнаружены взрослый мужчина, девочка-подросток и ребенок, не достигший еще и года. Есть доказательства, что мужчина был сожжен преднамеренно, а головы девочки и ребенка были, также, возможно, преднамеренно, деформированы. В обоих захоронениях тела были завернуты в покрывала и сети; вместе с ними обнаружены плетеные корзины.

Этап Кошкатлан

Этот период длился с 4900 до 3500 г. до н. э. (Этап Кошкатлан датирован Р. Мак-Нейшем 5000 – 3500 гг. до н.э.) Он является производным от культуры Эль-Риего. Образ жизни на этом этапе, должно быть, практически не отличался от Эль-Риего – жили небольшими группами в сухой сезон и крупными во влажный. По сравнению с предшествующим периодом группы людей были более многочисленными и жили в одном и том же месте в течение более длительного времени.

Жители Кошкатлана в основном оставались собирателями и охотниками, однако у них было больше культивированных растений – кукуруза, чилийский перец, авокадо, гуахе, позже – амарант (бархатник), обычная фасоль, тыква, белый и черный сапот. Эти растения составляли примерно до 10% потребляемой пищи.

Небольшие группы людей (микрогруппы), возможно, сеяли весной некоторые из культивированных растений, и когда количество последних возрастало, в течение длительного периода люди могли существовать как макрогруппы. Когда изобилие сельскохозяйственной продукции заканчивалось, они снова распадались на кочевые микрогруппы.

На этапе Кошкатлан произошли изменения в образе жизни и питании, а также и в общественной организации. Хотя, возможно, и продолжал сохраняться патрилинейный родовой строй, все более явственно начало проявляться «право на собственность». Более могущественными становились шаманы, занимавшиеся ритуалами, связанными с сельским хозяйством.

Появились различные типы наконечников с шипами, а также скребки и тесла новых типов, ручные зернотерки заменили каменные ступы. Большой прогресс был достигнут в изготовлении сетей, покрывал и сумок со спиралеобразным плетением. Наиболее важная черта этого периода – зарождение земледелия.

Этап Абехас

По расчетам, время этого периода – 3500 – 2300 гг. до н. э. Основные изменения сводятся к формам обитания, поскольку было обнаружено десять крупных охотничьих стоянок в сухой сезон, а восемь других стоянок макрогрупп, видимо, использовались в течение более длительного периода. Некоторые из них, по всей вероятности, использовались в течение всего года, что стало возможным благодаря совершенствованию технологии обработки почвы и большей эффективности, достигнутой в производстве продуктов питания. Сохранились уже известные растения, к которым прибавились культивированная канавалия, еще один сорт тыквы, фасоль «тепари» и несколько видов кукурузы, скрещенной с теосинте, хотя свыше 10% продуктов питания по-прежнему составляли дикорастущие растения и дикие животные.

В этот период продолжают использоваться те же изделия, хотя некоторые из них слегка модифицируются. Возникают и многие новые, используемые в последующий период. Среди новых предметов можно назвать плетеные корзины, каменные сосуды и чаши, плоско-выпуклые ступы, длинные обсидиановые ножи и т. д.

Самым важным на этапе Абехас явилось раннее культивирование дикорастущей кукурузы. Культивированная кукуруза, которая относится к данной эпохе, получила название «ранний трипсакоид». Этот термин включает любое сочетание основных характеристик, свойственных для кукурузы в результате ее скрещивания со своими ближайшими родственниками, теосинте и трипсакумом.

Учитывая тот факт, что в настоящее время ни теосинте, ни трипсакум не встречаются в долине Теуакан и не обнаружены во время археологических раскопок, нам представляется, что трипсакоидная кукуруза была ввезена из какого-либо другого района, возможно, из бассейна реки Бальсас, расположенной в соседнем штате Герреро, где часто встречается как теосинте, так и трипсакум.

Этап Пуррон

Его возраст – 2300-1500 гг. до н. э. Это наиболее неясный этап, поскольку обнаружено только два его слоя. В целом он аналогичен предшествующему, однако в данном периоде был сделан чрезвычайно важный шаг вперед: появляется керамика – самая древняя из обнаруженной до настоящего времени в Месоамерике.

По своей форме керамические изделия напоминают коробки и каменные горшки предшествующего периода. Вполне возможно, что как эти изделия, так и каменные сосуды Теуакана не самые первые, произведенные в Месоамерике, а повторяют собой пока еще не обнаруженную более древнюю керамику из другого района.

Здесь можно и остановиться, поскольку этап Пуррон полностью вписывается в доклассический период, который вместе с ольмеками требует самостоятельного рассмотрения. Изложенная до настоящего момента информация дает возможность понять, что же представляет собой Месоамерика.