Шесть вопросов пустыни Наска

Милослав Стингл ::: Поклоняющиеся звездам

Мы составили для себя нечто вроде анкеты с шестью основными вопросами. Если на каждый из них удастся дать исчерпывающий ответ, загадка пустыни Наска будет раскрыта. Разумеется, самый простой из них «где?». То есть где можно встретить упомянутые древнеперуанские «изображения»? Ориентировочно между южноперуанскими городами Пальпа и Наска. Оба они расположены на Панамериканском шоссе. Общая площадь «разрисованной» территории составляет несколько сот квадратных километров. Фигуры, линии и странные трапеции расположены здесь приблизительно на расстоянии пяти километров друг от друга. Доктор Райхе, которая знает пустыню Наска как никто другой, пишет, что дождь здесь бывает примерно в течение получаса раз в два года. Это действительно маловато. Кроме того, поверхность пампы покрыта темным щебнем, поглощающим огромное количество тепла, в результате чего как бы создается горячая воздушная подушка, которая, собственно, и обеспечивает консервацию древних изображений. Хоть эта территория и принадлежит к самым засушливым зонам Перу, по ней протекает часто пересыхающая река Рио-Инхеньо, восточный приток Рио-Гранде-де-Наска, которая неподалеку от этих мест возле маленькой пристани Пуэрто-Кабельяс впадает в Тихий океан. Вокруг полумертвой Рио-Инхеньо извилистой лентой тянутся загадочные рисунки здешней пампы. Позволим себе заметить, что слово «пампа», распространенное ныне по всей Южной Америке и представленное в индейских языках — кечуа и аймара, означает пустую, ровную земную поверхность, так что перуанская пампа разительно отличается от травянистой пампы других регионов, например Аргентины.

После вопроса «где?» должен последовать вопрос «когда?». Если мы будем знать «когда», то сможем найти ответ и на вопрос «кто?». Одним из методов, помогающих установить археологическую датировку дописьменных эпох, является уже известный нам радиоуглеродный метод. Однако с помощью С14 можно определить лишь возраст сохранившихся органических веществ. Но откуда взять такие органические вещества в пустыне, где, по всей вероятности, никто никогда не жил? К счастью, ученый Уильям Дункан Стронг, занимающийся прошлым южного Перу, нашел по соседству с одним из рисунков остатки небольшого деревянного столба. Возможно, создатели «галереи» поместили его здесь, чтобы ориентироваться в этом удивительнейшем лабиринте линий. Естественно, что этот бесценный столб был немедленно обследован в соответствующей лаборатории с помощью радиоуглеродного метода. В результате анализа было установлено, что древесина относится к 525 году н. э. (±80 лет), то есть к тому времени, когда на этой территории еще не жили индейцы культуры Наска со своими воинственными вождями.

Результаты проверки подтверждают и сами изображения в Пампа-де-Наска. Многие из них весьма напоминают рисунки насканских сосудов, где нередко фигурировал кит (точнее, зубастая касатка) — одно из двух божеств воинственных насканцев (вторым был ястреб). Насканские «охотники за черепами» даже носили головные уборы в форме китового хвоста, дабы подчеркнуть, что они являются почитателями китообразных. С касатками, которым поклонялись индейцы культуры Наска, они были увековечены и на керамических изделиях. Одна из таких извивающихся касаток— только в тысячу раз больше тех, что изображены на сосудах, — начертана и в Пампа-де-Наска. А чтобы не оставалось ни малейшего сомнения в том, что этого китообразного изобразили здесь неутомимые «охотники за черепами», с нижнего плавника стометровой касатки свисает стилизованная человеческая голова, знаменитый насканский военный трофей.

Другие изображения животных в долине Рио-Инхеньо также напоминают мотивы насканской керамики, поэтому на вопрос, кто является создателем уникальной «галереи» в пустыне, можно ответить: индейцы культуры Наска…

Где, когда, кто? Зададим еще Один вопрос: «Что?» Что же изобразили южноперуанские индейцы на поверхности пустыни? Мы описали фантастическое открытие Косока весьма бегло. Присмотримся теперь поближе к отдельным произведениям этой «галереи»…

С первого взгляда мы обнаружим изображения трех видов. Прежде всего это прямоугольники, квадраты, треугольники и трапеции— короче говоря, все те обширные светлые пятна пампы, в которых многие видят «космодромы». Рядом с ними бесчисленное множество прямых линий и всевозможных черт, ведущих, казалось бы, в никуда, или, точнее, от горизонта к горизонту— насколько хватает глаз. Между этими линиями и геометрическими фигурами разбросаны десятки ящеров, рыб, птиц, пауков и даже человеческих фигур (все «портреты» животных и людей нынешние жители южного Перу называют просто «фигурас»). Геометрические построения, линии и «фигурас» составляют, таким образом, загадочную «святую троицу» насканских изображений.

В расшифровке всех трех видов удивительных изображений нашла свое призвание профессор Райхе. Прежде всего она попыталась дать полное описание рисунков «галереи» Пампа-де-Наска. Составить такой перечень не трудно, но подготовить каталог «картин», невидимых с земли, — это работа, которой хватит на десяток человеческих жизней. И все же многие из площадок, линий, спиралей, человеческих и звериных «фигурас» мы уже довольно хорошо знаем.

Отчетливее всего видны «фигурас». рассеянные преимущественно по склонам долины Рио-Инхеньо. Насканские «фигурас» в большинстве своем представлены знакомыми нам животными. Явное предпочтение создатели «галереи» отдавали птицам. Одни из них в буквальном смысле слова чудовищны, почти как в индейских сказках. Взять хотя бы изображение 110-метровой птицы, длинные голова и шея которой похожи на змею. Другие же птицы изображены очень достоверно, например птичка колибри, которая на южном побережье Перу вообще не встречается. Или морской ястреб (скопа) почти 150-метровой длины, изображенный с характерно раздутым зобом, которым этот хищник устрашает остальных птиц (в такой момент они выпускают из клюва свою добычу, и морской ястреб ее подхватывает на лету).

Всего в Пампа-де-Наска «нарисовано» восемнадцать птиц. Из других животных тут представлены главным образом китообразные— касатки, большая игуана, далее уже упоминавшийся 110-метровый ящер, ноги которого «стерли» строители Панамериканского шоссе, вообще не заметив этой «зверушки». В пустыне Наска изображено также загадочное животное, напоминающее собаку с тонкими ногами и очень длинным хвостом. Кого, собственно, этот тонконогий гигант представляет— сказать трудно. Некоторые животные, особенно те, которые не живут на территории, некогда населенной насканцами, изображены настолько схематично, что их трудно отождествить с реальными представителями животного мира. Так, например, у обезьяны, довольно большой, возможно капуцина, на одной кисти передних конечностей нарисовано четыре, а на другой— пять пальцев. Ее хвост напоминает огромную спираль. Колибри, как и обезьяны, живут по другую сторону Анд, в поросших тропическими лесами низовьях на востоке нынешней Республики Перу. И потому их видели разве что насканские торговцы, путешествуя за пределами своей территории (о чем свидетельствуют сделанные этими «купцами» рисунки на керамике). Главный центр, где они производили обмен своих изделий, должно быть, находился в районе нынешнего перуанского города Аякучо. Здесь они, очевидно, и покупали у жителей тропических лесов экзотических животных для прибрежных индейцев.

Изображения людей встречаются среди насканских «фигурас» реже. В сравнении с орнаментальными изображениями животных, которым свойственна оригинальность, они менее выразительны. Ряд изображений людей был обнаружен недавно на крутых берегах Рио-Инхеньо перуанским летчиком Солером. Порой среди них встречаются и человеко-птицы, например более чем 30-метровый человек с головой совы.

Теперь присмотримся к группе больших светлых площадок в пустыне. Они различны по форме, чаще всего встречаются трапеции. Известный перуанист, профессор Джордж Башнелл приводит, например, размеры одной из них: длина 1700, а ширина— 50 метров! Не удивительно, что эти загадочные площадки уподобляют взлетным площадкам для летательных аппаратов. И все же кое-чем они отличаются друг от друга. Достаточно снять верхний слой потемневшего от времени щебня, как под ним обнаружится весьма мягкое покрытие. Самолет или любой иной летательный аппарат даже с минимальным весом непременно провалился бы в эту податливую поч-ву.

Но вернемся к насканским трапециям. Поскольку они столь велики и их куда меньше, чем полос, профессор Райхе смогла составить их список. Они имеют различные размеры. Типичны, например, две из них— длиной в 800 метров каждая, пересекающие друг друга крест-на-крест. Кроме трапеций, на поверхности Пампа-де-Наска видно множество прямоугольников и треугольников.

По соседству с большими площадками порой прямо из тел насканских «фигурас» выходят тысячи прямых, спиралевидных и извилистых полос. Иногда они идут параллельно, затем пересекаются и вновь расходятся и убегают куда-то далеко в пустыню, за горизонт…

Прямые полосы — наиболее распространенное «украшение» Пампа-де-Наска. Они тянутся по пустыне на многие километры вверх и вниз по склону, через камни и небольшие долины, и ни одно природное препятствие не в состоянии заставить их отклониться в сторону, изменить заданное древними авторами направление.

Наряду с полосами среди «геометрических упражнений» древних индейцев особого внимания заслуживают многочисленные спирали. Как и прямые линии, они выведены с поразительной точностью, несмотря на значительные размеры. Были даже найдены две спирали — одна в другой (первая длиной 45 метров, вторая — 39 метров). Еще одна совершенная по форме спираль связана с сетью различных линий. Спиралью заканчивается и хвост не совсем точно изображенной насканской обезьяны.

Интересен тот факт, что почти все спирали и ломаные линии, четырехугольники и другие геометрические фигуры отличаются удивительным сходством, хотя и имеют разные размеры. Создается впечатление, будто все они «нарисованы» — с необычайной точностью— с одного образца. «Фигурас», в сущности, также выполнены из геометрических элементов, повторяющихся по всей пустыне. Профессор Райхе сравнила эти элементы с элементами письменности.

«Алфавит» основных геометрических форм, из которых создан гигантский художественный памятник в Пампа-де-Наска, пожалуй, уже можно составить. В результате почти 30-летней деятельности профессора Райхе и исследований Косока мы можем составить каталог основных квадратов, треугольников, трапеций и в особенности огромных человеческих и звериных фигур, которые в пустыне легко различимы. Однако создать такую же опись тысяч и тысяч прямых линий — задача несравнимо более трудная. Пожалуй, неразрешимая. А ведь именно эти странные длинные линии позволили нам найти первую часть ответа на вопрос: зачем, собственно, люди полтора тысячелетия назад создали это фантастическое творение, для чего служили эти линии и какой смысл они имели? Но ответ на вопрос «зачем?» из-за своей сложности заслуживает отдельной главы.