Проездом в Мериде

Макарова Алла Юльевна ::: Путешествие в страну майя

Высадившись на пристани в Палисаде, Стефенс с друзьями ступили на землю штата Кампече, служившего воротами Юка­тана.

После утомительного путешествия по водам Мексиканского залива в примитивных пирогах и барках, Стефенс с Казервудом наконец приблизились к цели своего путешествия. Добравшись до порта Сисаль, они поспешили в Мериду — испанскую сто­лицу Юкатана, чтобы организо­вать экспедицию на развалины древнеиндейского города Ушмаль.

Уже смеркалось. Их оклик­нул человек в военной форме и отвел в таможню, а потом к ко­менданту порта. Дипломатиче­ские документы археолога про­извели должное впечатление, и путешественникам был открыт доступ в глубь страны.

Они попали в страну, так сильно отличающуюся от Цен­тральной Америки, словно эти страны были разделены Атлан­тическим океаном.

Путешествие продолжалось совершенно неожиданным для исследователей способом пере­движения.

Путешественникам подали экипаж — большой и неуклюжий, но хорошо приспособлен­ный к плохим дорогам и выкра­шенный в ярко-зеленый цвет. Впрочем, его яркая окраска не была исключением — навстречу двигались красные, желтые, голубые экипажи. Пассажиры прикрепили ремнями кожаные вещевые мешки позади сиденья, а сверху пристроили корм для лошадей. Этот громоздкий эки­паж, со всеми пассажирами и багажом, тянула всего одна ло­шадь, да еще с седоком на спине. Сзади следовали две лошади — для подмены,— и тоже с седо­ками.

Дорога шла совершенно ров­ная, а вокруг расстилалась каме­нистая равнина с низким кустар­ником. После грандиозной и живописной горной природы Гватемалы, Гондураса, Сальва­дора природа Юкатана казалась бедной и унылой.

Наконец друзья прибыли в Мериду. Здесь, как это ни пока­жется странным, у Стефенса, жителя Нью-Йорка, оказался знакомый, который ждал его приезда. Познакомились они еще в Нью-Йорке. Стефенс был частым посетителем одного испанского кафе, где постоянно встречались приезжие из Латин­ской Америки. Там Стефенс по счастливой случайности и встре­тился с человеком, который оказался владельцем развалин Ушмаля. Дона Симона Пеона все знали в Мериде.

Археолог разыскал дом, где жил его приятель, познакомился с его женой, матерью и отцом, но самого дона Пеона не оказалось дома — он уехал в Ушмаль. Терять время не хотелось, и Сте­фенс стал готовиться к срочному отъезду на развалины.

Мерида — испанская столица. Она возникла на месте древнеиндейского города Тхо в штате Юкатан, и выстроили ее из камней разоренных индейских храмов покоренные индейские мастера. Это был красивый город, воздвигнутый в мавритан­ском стиле, принятом в то время в Испании. Но от внимательного взора археолога не могли ускользнуть следы древнеиндейской архитектуры, которая слилась с испанской.

До отъезда на развалины Ушмаля в распоряжении Стефенса оставался один день. Как раз в этот день состоялся большой католический праздник в честь одного из многочисленных свя­тых. Стефенс с друзьями пошел на главную площадь, чтобы по­смотреть торжественную процессию. Люди, собравшиеся под навесами и в открытых галереях, представляли собой интересное зрелище.

«Среди толпы было много индейцев — женщин и мужчин,— пишет Стефенс.— Это самый красивый народ, который мы когда-либо видели. Одеты они опрятно и изящно,— все индиан­ки в белых платьях, отделанных красной каймой вокруг шеи, на рукавах и внизу, на подоле. Ни одна, даже самая бедная ин­дианка, не выйдет на праздник неопрятно одетой. В выражении их лица сквозило так много женственности и нежности! Сеньори­ты, принадлежавшие к местной знати, сидели под навесом около своих домов,— без шляп, с цветком в волосах или с вуалью на голове. Они были веселы, их движения непринужденны и изящ­ны».

Отдохнув в Мериде, путешественники продолжали свой путь по направлению к Ушмалю.

Вступив на землю Юкатана, Стефенс со свойственной ему настойчивостью и пытливостью ума собирал в монастырях и записывал сведения о покорении полуострова Юкатана. При этом он широко использовал хронику «История Юкатана», при­надлежащую перу испанского летописца — монаха Когольюдо. Археолог перевел этот труд на английский язык и включил в свои записки о путешествии.

Здесь уместно будет рассказать о первых встречах индейцев с испанцами, о многолетней войне, навязанной конкистадорами индейцам, которая, несмотря на героическое сопротивление по­следних, привела к трагическому концу.

Для этого рассказа я позволю себе использовать хронику Когольюдо.