Предисловие

В Музее Золота при Национальном банке Республики Колумбии собрана замечательная коллекция золотых изделий, относящихся к периоду до завоевания Америки испанцами (с конца II тыс. до н. э. до XVI в.).

Эта коллекция стала широко известной благодаря выставкам «Золото Колумбии», организованным Национальным банком во многих странах Европы, Америки и Австралии. R 1979 году такая выставка экспонирова­лась в Государственном Историческом музее в Москве и в Государствен­ном Эрмитаже в Ленинграде.

Археология в Колумбии — наука сравнительно молодая, долгое время в стране было очень распространено кладоискательство и найденные золо­тые предметы поступали на антикварный рынок. Только пятьдесят лет назад, с 1932 года, их стал собирать Национальный банк, открывший в 1939 году Музей Золота в Боготе. Ныне в Колумбии ведутся интенсивные археологические работы, устанавливается периодизация древних культур, их хронология, выясняется комплекс древностей, к которому относится та или иная группа золотых изделий.

Автор этой книги, профессор Луис Дуке Гомес, является крупнейшим и ведущим археологом Колумбии, директором Музея Золота. Он успешно руководит археологическими раскопками, и его перу принадлежат основ­ные труды по изучению колумбийских древностей.

В Музее Золота, на сто первом этаже, развернута дидактическая выставка, показывающая культуры тех районов, из которых происходят золотые предметы, представленные в выставочных залах Особой кладовой второго этажа.

Большой археологический материал хранится также в археологическом музее города Боготы. В настоящее время краеведческие музеи организуют­ся и в других городах республики.

Культура индейцев Колумбии, которой принадлежат золотые изделия, собранные в Музее Золота, дожила до испанского завоевания XVI века, и древние хроники, связанные с этим завоеванием, содержат громадный материал, помогающий понять назначение золотых предметов, опублико­ванных в этой книге.

Начало завоевания Колумбии относится к 1525 году, когда и устье реки Магдалены была основана испанская колония Caнтa-Марта. Именно оттуда в феврале 1536 года для завоевания страны выступил конкистадор Гонсалес Хименес Кесада со своим отрядом, состоявшим из шестисот пехотинцев и семидесяти всадников. Однако продвижение судов по реке Магдалене потерпело неудачу.

Сведения о походе Кесады сохранили хронисты Педро Симон и Род­ригес Фресле, к сожалению, рукопись самого конкистадора, переданная им на хранение францисканским монахам, до сих пор не найдена и, ве­роятно. пропала.

С большими трудностями продвигался отряд Кесады в глубь страны, и почти через год он достиг цветущей долины Восточных Кордильер, где жили богатые золотом индейские племена муисков. Испанский отряд к этому времени сильно ослабел от трудного похода, и Кесада, воздержав­шийся от военных действий, стал использовать в своих целях междоусоб­ную вражду индейских племен.

Немного оправившись, в марте 1537 года Кесада вступил в крупный индейский город Боготу, состоявший из многочисленных круглых домов с соломенными крышами конической формы.

Город был пуст, так как правитель племени Тискесуса скрылся в горах вместе со всеми своими сокровищами.

Захваченный город стал испанским центром, а значительно позднее и столицей Колумбии, сохранив свое прежнее имя, и новое здание Музея Золота в 1968 году было построено на территории индейского города XVI века, недалеко от места городских ворот.

После захвата Боготы Кесада решил выступить на север в поисках изумрудных копей страны муисков. К нему явились с изъявлением дружбы посланцы правителя одного из крупных индейских племен. Сам правитель Гуаска Тикисоке Гуатавита (Парящий Орел) приветствовал испанцев на своей земле как победителей его врага Тискесусы и пред­ложил Кесаде дружеский союз.

Селение, в котором пребывал Гуатавита, в настоящее время залито водами озера электростанции, и индейцы из него были переселены в другое место, к подножию гор. где находится священное озеро. Ныне там по проекту колумбийского архитектора Понсе де Леоне построен туристиче­ский городок Гуатавита в стиле, сочетающем испанские и индейские элементы.

Племянник вождя Гуаска Тикисоке Гуатавиты — Гуаска Паусо (Орли­ное Перо).— принявший христианство и имя дона Хуана де Гуатавиты, хорошо знал испанский язык и был дружен с хронистом Родригесом Фрейле, который включил его повествования в свою хронику.

Он рассказал о церемонии на священном озере, совершенной при вступлении его дяди в правители, о том, как новый правитель должен был покрыть себя золотым порошком, откуда и пошла знаменитая легенда об «эльдорадо» — «золотом человеке».

Хуан де Гуатавита рассказал о междоусобных войнах индейских пле­мен, об их жизни, хозяйстве, торговле, ремесле и религии. Его расска­зы помогают понять места находок и назначение золотых предметов, которые не только клались в могилы, но и хранились в тайниках. о ко­торых знали только жрецы и особо доверенные люди.

Много сведений сообщил Хуан де Гуатавита о золоте. Как только знатному юноше исполнялось шестнадцать лет, над ним совершали обряд посвящения, просверливали уши и ноздри и вставляли в растянутые моч­ки ушей золотые крупные украшения, напоминающие плоские катушки, а в ноздри проволоку пластины, закрывающей рот. Посвященный юноша имел право носить золотые нагрудные украшения и браслеты. Иногда украшения делали из сплава меди с золотом, им придавался блеск золота, и случалось, что при переплавке испанцами добычи «чистое золото на глазах превращалось в чистую медь».

Один из рассказов Хуана де Гуатавиты помогает уяснить значение многих золотых изделий, опубликованных в этой книге.

«Наши ювелиры, как прославленные мастера золотых дел, расходи­лись по соседним землям и подолгу жили гам. выделывая на своих горнах удивительные украшения: короны, тяжелые серьги, оттягивающие до плеч уши знатных правителей и воинов, причудливые нагрудные пласти­ны. жезлы и другие знаки власти. Особенно дорого ценились браслеты и бусы из нанизанных на золотые шнурки маленьких фигур ящериц, змей, всевозможных птиц, обезьян, рыб. И были золотые фигурки священными, ибо многие боги принимали облик этих зверей. И каждый, кто хотел заслужить благосклонность богов, имел обыкновение сплошь увешивать свою грудь и руки этими священными связками. Славились также и другие золотые вещи, без которых не обходился ни один индеец... и назывались они «тунхо»... это человечек размером с ладонь. Из золотой проволочки делался рот, нос и уши. Руки-проволочки держали разные предметы: если эго воин — копьеметалку или лук и стрелы; если прави­тель — скипетр; если тунхо — женщина — ребенка или ткацкий станок. И сотни таких фигурок христиане отыскали в храмах, озерах, святилищах и алтарях. И было им непонято, почему мы закапываем золотых человечков и прячем их в жертвенных копилках, и удивлялись они, до чего похожи на нас эти человечки. Наполовину угадали правду христиане. Фигурки действительно были нашими подобиями. А как могло быть иначе? Если просила женщина удачи в ткацком ремесле, то заказывала деревенскому ювелиру тунхо-женщину с прялкой в руке. Просил земледелец урожая и получал от ювелира тунхо-мужчину с мотыгой и киркой. А славные воины заказывали фигурки с веревкой через плечо, чтобы взять в плен знатных иноплеменников... без этих человечков ни одно моление не доходило до богов» [1].

Испанские хроники содержат сведения и о сельском хозяйстве местных племен, особенно о разведении картофеля и кукурузы, и о торговле. Они рассказывают о том. что каждый четвертый день в городе Тунхе устраивался рынок, на который стекалось много народа. «Индейцы сомондоко снабжали всю страну изумрудами, индейцы немокона продавали соль; морские раковины, предметы особой гордости муисков, служившие как музыкальные инструменты и украшения для жилищ, доставлялись с восточных гор, из-за которых поднимается солнце. Золото в слитках и песке поступало от индейцев другого берега Великой реки. Индейцы северных племен, например, люди судагао. приносили в обмен смолу, меха, агаву — из нее плели веревки и сети, а также коку, биху, мед. Индейцы гуаке сперва покупали соль у южных муисков, а затем перепродавали ее за золото северным племенам; индейцы чнгареры торговали причудливо раскрашен­ными калебасами».

Конкистадоры искали у индейцев прежде всего золото. Сами же индейцы особенно ценили ткани, часто с цветными узорами, и изделия из птичьих перьев. Плащи «бой» служили у них наградами. Хуан де Гуатавита заметил: «Захватив в плен саке Тунхи и его дворец, испанцы выбросили бессчетное множество плащей, тканей, цветных бус. Только потом христиане поняли, что на них они приобрели бы втрое больше золота, чем награбили».

Рассказал он и о религии индейских племен, с которыми встретились отряды Кесады.

Индейцы почитали богинь в образе змеи (Бачуе, Фуратена), богов в виде медведя и лисы (покровителей ткачей и художников, раскрашива­ющих плащи). Жестокие боги войны носили на плечах шкуры пум и ягуаров, а головы их закрывали маски в виде голов этих зверей. Милосердный Чибчочум был покровителем народа, торговцев, ювелиров, земледельцев. Радуга Кучавира покровительствовала больным, a oт ве­ликих богов Солнца и Луны — Су а и Чиа — зависела вся жизнь муисков, им приносили, как и некоторым другим богам, человеческие жертвы.

Разумеется, в условиях раздробленной жизни племен каждое из них имело своих богов, но религиозные представления индейцев несомненно имели много общих черт, и некоторых богов, перечисленных Хуаном де Гуатавитой. можно узнать на золотых предметах, изображенных в книге.

У каждого индейского племени были свой храм и свое священное озеро. Озерам приносили жертвы, часто человеческие, в них бросали несметное количество драгоценностей. Особенно известно озеро Гуатавита, с 1535 по 1912 год было восемь попыток его осушить. При понижении уровня на 12 м. были найдены золотые подвески и изумруды. Ныне озеро взято под государственную охрану. По индейскому преданию, в озере Гуатавита обитала богиня-змея Фуратена, которой и приносили богатые жертвы. Легенды рассказывают, что, увидев свою страну под властью испанцев, змея Фуратена вынырнула из воды, вышла на берег прекрасной женщиной и, взглянув на озеро, превратилась в камень, из-под которого потек ручей. Приняв новый образ, она продолжала, как гласит легенда, охранять от ограбления глубины озера, но попытки найти драгоценности в священных озерах не прекращались и давали отдельные интересные находки. Так, в озере Сиеча в 1856 году было выловлено несколько изумрудов и золотых предметов, среди которых модель овального плота с десятью сидящими фигурками. Самая большая из них изображала правителя, держащего в руках стрелы и копьеметалку. Вероятно, на подобном плоту совершал свою ритуальную церемонию Гуаска Тикисоке Гуатавита.

Археологи Колумбии взяли охрану древностей в свои руки, они их не только собирают, но и изучают, открывая интересные страницы истории индейских племен, создавших своеобразную культуру, с которой встрети­лись в XVI веке испанские конкистадоры.

Книга о золоте Колумбии, написанная Луисом Дуке Гомесом, подго­товленная в 1980 году специально для советского читателя, знакомит с выдающимися памятниками древнего искусства индейцев Колумбии и даст необходимые сведения об этническом составе населения и об основных этапах истории страны за тысячелетие до прихода в эту страну испанцев.

Академик Б. Б. Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа


[1] Пер. с исп. даны по книге С.А. Созиной «На горизонте 'Эльдорадо'», (М.,1972).