Правление Тайель-Чан-К’инича (720-730-е годы)

Стюфляев Максим ::: История царств майя

Одним из наиболее часто упоминаемых на керамике владык Ик’а’ является правитель, имя которого читается Тайель-Чан-К’инич или Тайаль-Чан-К’инич. Ему принадлежали сосуды, найденные в погребениях из Дос-Пиласа, Тамариндито и, возможно, даже Эль-Перу, а также ряд ваз неизвестного происхождения. Различиями в написании первой части имени были порождены сомнения, идет ли во всех случаях речь об одном царе или о двух с похожими именами. Нет единогласия и в обозначении времени его правления.[i] В свете имеющихся сегодня данных наиболее обоснованным представляется вывод, что это один и тот же владыка, который находился на троне в 720-730-х годах. В надписи на вазе из «Погребения 20» в Дос-Пиласе имя владельца сосуда записано как Ти’-Чан-Тайель-Чан-К’инич, Священный Владыка Ик’а’. Первые компоненты фразы вполне могли быть личным (докоронационным) именем Тайель-Чан-К’инича и очень похожи на имя вышеупомянутого К’ебих-Ти’-Чана. Заманчиво предположить, что это одно лицо, в таком случае Тайель-Чан-К’инич был сыном Сак-Муваахна. Тем не менее, у исследователей пока недостаточно информации чтобы проверить обоснованность отождествления. [ii]    

Блюдо из погребения Ицамкокаах-К’авииля, найденное в Дос-Пиласе. В надписи указано, что оно принадлежало царю Ик’а’ Тайель-Чан-К’иничу.

Блюдо из погребения Ицамкокаах-К’авииля, найденное в Дос-Пиласе. В надписи указано, что оно принадлежало царю Ик’а’ Тайель-Чан-К’иничу.

Сразу два керамических изделия с именем Тайель-Чан-К’инича обнаружили археологи в гробницах в Дос-Пиласе. В VII-VIII веках там правила одна из ветвей «Священных Кукульских Владык», ведущая свое происхождение от Бахлах-Чан-К’авииля. Это был правитель с непростой судьбой, он повернул оружие против собственного брата, царствовавшего в Йашкукуле (Тикале) и стал вассалом «Священного Канульского Владыки» Йукноом-Ч’еена II. После смерти Бахлах-Чан-К’авииля вражда между родственниками постепенно пошла на убыль, хотя известно о войне Тикаля с Дос-Пиласом в 705 году.[iii] Мы уже знаем, что во времена Йехте’-К’инича I царство Ик’а’ являлось вассалом Кукуля (Тикаля), но, видимо, местные правители предпочитали проводить гибкую политику в своих интересах и поддерживали дружественные отношения также с Дос-Пиласом. В гробнице владыки Южного Кукуля Ицамкокаах-К’авииля среди прочих подношений было найдено блюдо, принадлежавшее царю Ик’а’ Тайель-Чан-К’иничу. Вероятно, оно попало в Дос-Пилас как ценный дар или в рамках обмена, хотя возможность того, что это боевой трофей, также нельзя полностью исключить, тем более позднее Ик’а’ действительно воевало с Южным Кукулем.[iv] О смерти Ицамкокаах-К’авииля повествуется на стеле 8 из Дос-Пиласа, он скончался в день 9.14.15.1.19, 11 Кавак 17 Мак (26 октября 726 года) и был погребен спустя четыре дня. Следовательно, блюдо Тайель-Чан-К’инича оказалось в Дос-Пиласе не позднее 726 года.

Еще один, к сожалению, плохо сохранившийся, сосуд с именем Тайель-Чан-К’инича был найден в «Погребении 20» из Дос-Пиласа, месте, где обрела последний покой царица Иш-…-К’авииль, жена владыки Южного Кукуля …н-Ти’-К’авииля. Хотя от изображения на нем сегодня мало что осталось, исследователям удалось распознать фигуру самого Тайель-Чан-К’инича, который восседает на троне и проводит прием своих подданных, один из них обозначен как ах к’уху’н по имени Ханаахб. Дата на сосуде не сохранилась, но очевидно, что его изготовили раньше, чем скончалась хозяйка гробницы. В надписи на иероглифической скамье 1 из Дос-Пиласа сказано, что Иш-…-К’авииль умерла в день 9.15.10.17.15, 7 Мен 13 Йашк’ин (20 июня 742 года).[v] Все эти даты позволяют нам более-менее надежно отнести царствование Тайель-Чан-К’инича к первой половине VIII века.

Ваза для какао K8719.

Ваза для какао K8719.

Хронология правления Тайель-Чан-К’инича подтверждается также датами на нескольких вазах неизвестного происхождения. Так, на вазе для какао K8719 показана сцена человеческого жертвоприношения в день окончания двадцатилетия по Долгому счету. Восседающий на переносном троне царь держит в правой руке один из знаков своей власти – скипетр с изображением бога К’авииля. Правитель внимательно наблюдает за ритуалом принесения в жертву пленника. Тело пленника распростерто на каменном алтаре рядом с небольшой стелой, на которую поверх бумаги из коры фикуса положили его отрубленную голову. Слева от жертвы стоят двое тучных участников действа в одеянии и масках фантастических животных с красными шарфами поверх. Схожие персонажи встречаются и на других вазах. Часто в виде таких когтистых фигур с красными шарфами изображались вахй – зловещие духи, которые находились под властью майяских правителей и по их воле вызывали у врагов разные болезни.[vi] В данном случае разодетые персонажи, вероятно, принимают участие в церемонии как палачи, олицетворяющие контролируемых правителем духов, его власть над жизнью и смертью побежденного противника. Сцена сопровождается иероглифической надписью, из нее можно заключить, что восседающий на троне владыка – это Тайель-Чан-К’инич. «Эмблемный иероглиф» Ик’а’ сегодня опознать трудно, поскольку современные реставраторы вазы подкрасили многие знаки, тем не менее, по мнению Д. Стюарта, он присутствует в блоке A7. Дата события дана по Календарному кругу 4 Ахав 13 Йаш и, вероятно, соответствует дню 9.15.0.0.0, 4 Ахав 13 Йаш (22 августа 731 года) по Долгому счету. Она вполне вписывается в предполагаемые хронологические рамки пребывания Тайель-Чан-К’инича на троне, поэтому, вероятнее всего, на вазе для какао запечатлена проведенная в его правление юбилейная церемония.[vii]

Ваза K4996. Тайель-Чан-К’инич и его супруга получают дань от троих лакамов (квартальных начальников).

Ваза K4996. Тайель-Чан-К’инич и его супруга получают дань от троих лакамов (квартальных начальников).

Еще одна дата по Календарному кругу присутствует на вазе K4996. В этом случае Тайель-Чан-К’инич и его жена изображены восседающими на троне и принимающими дань от трех лакамов. Титул лакам в надписях классического периода встречается сравнительно редко и, по предположению А. Лакадены, использовался для обозначения представителей «среднего класса» общества майя, которые управляли небольшими  административными единицами, селениями или городскими кварталами и, среди прочего, отвечали за сбор дани на подотчетной им территории.[viii] Супруга Тайель-Чан-К’инича обозначена просто как царица (буквально «госпожа-владычица»). Вероятно, именно она названа в посвятительной формуле[ix] как Иш-Ха’аль-…-Хут-Пууч, владычица из Баашвица. Баашвиц – это царство, центром которого в древности являлось городище Шультун, расположенное далеко на север от Мотуль-де-Сан-Хосе.[x] Если жена Тайель-Чан-К’инича действительно происходила из Баашвица, это дает нам представление о размахе, с которым он подошел к налаживанию политико-дипломатических связей, ведь традиционно брачные узы служили в качестве одного из средств скрепления политического союза между царствами. Вручение дани тремя лакамами произошло в дату 1 Кими 4 Паш, что, вероятно, соответствует дню 9.15.3.6.6, 1 Кими 4 Паш (10 декабря 734 года).[xi]

Ваза K2573. Тайель-Чан-К’инич сидит на подушке из шкуры ягуара и держит в левой руке клизму. Во время церемоний майя использовали клизмы для введения в организм больших количеств алкоголя. Слева от правителя стоит элегантно одетая женщина, вероятно, одна из его жен.

Ваза K2573. Тайель-Чан-К’инич сидит на подушке из шкуры ягуара и держит в левой руке клизму. Во время церемоний майя использовали клизмы для введения в организм больших количеств алкоголя. Слева от правителя стоит элегантно одетая женщина, вероятно, одна из его жен.

К личной жизни Тайель-Чан-К’инича имеет отношение также сцена на вазе K2573. Центральной ее фигурой выступает сам «Священный Владыка Ик’а’», который сидит скрестив ноги на подушке из шкуры ягуара и держит в левой руке клизму. Во время религиозных церемоний древние майя при помощи клизм вводили в организм большие количества алкоголя, с этим предметом часто изображали бога пьянства Акана.[xii] Видимо, на вазе K2573 представлена подготовка к одному из таких обрядов, у ног правителя стоит сосуд, наполненный жидкостью, скорее всего, алкоголем. Тайель-Чан-К’инич обернулся влево и смотрит на элегантную женщину, которая в иероглифической подписи обозначена как госпожа из местности «Холмы Ко», владычица из Кукуля.[xiii] Местонахождение так называемых «Холмов Ко» до сих пор не установлено, хотя они присутствуют в надписях из Наранхо и Караколя в связи с войнами между Са’алем и К’анту’.[xiv] Неясно также, к какой из ветвей кукульских владык принадлежала царевна, зачастую ее связывают с Дос-Пиласом, однако, принимая во внимание упоминание «Холмов Ко», более вероятно, что в данном случае подразумевается Тикаль или даже неизвестное еще нам ответвление той же династии в Восточном Петене.[xv] Хотя в надписи об этом прямо не сказано, интимный характер сцены наводит на мысль, что кукульская царевна стала женой Тайель-Чан-К’инича. Если ее родиной был все же Тикаль, это может означать, что зафиксированная на стеле 1 из Мотуль-де-Сан-Хосе зависимость Ик’а’ от Кукуля не исчезла и при Тайель-Чан-К’иниче. Известно, что вассалы зачастую брали себе в жены дочь или родственницу сюзерена.[xvi] Но как согласовать информацию с ваз K4996 и K2573? На самом деле между ними нет непреодолимого противоречия. Цари майя практиковали многобрачие, в дальнейшем мы убедимся, что у «Священного Па’чанского Владыки» Йашуун-Бахлама IV было четыре жены.[xvii] Весьма вероятно, что и Тайель-Чан-К’инич женился дважды, одна супруга происходила из Баашвица, а вторая из Кукуля.

Сосуд из погребения в Тамариндито. Прорисовка Х. Вальдеса. Тайель-Чан-К’инич изображен сидящим на троне и проводит прием двоих своих ах к’уху’нов. Рядом с троном лежат ценные вещи, видимо, дань. В надписи на сосуде уточнено, что это изображение Тайель-Чан-К’инича с чих, алкогольным напитком из сока агавы, аналогом пульке. За ах к’уху’нами мы видим большой сосуд, вероятно, служивший емкостью для напитка.

Сосуд из погребения в Тамариндито. Прорисовка Х. Вальдеса. Тайель-Чан-К’инич изображен сидящим на троне и проводит прием двоих своих ах к’уху’нов. Рядом с троном лежат ценные вещи, видимо, дань. В надписи на сосуде уточнено, что это изображение Тайель-Чан-К’инича с чих, алкогольным напитком из сока агавы, аналогом пульке. За ах к’уху’нами мы видим большой сосуд, вероятно, служивший емкостью для напитка.

Вернемся теперь к посуде из царских гробниц. В 1994 году в «Сооружении 44» Тамариндито археологи провели раскопки и обнаружили богатое погребение местного правителя Чаналь-Бахлама. Одним из самых впечатляющих подношений в гробнице является очередной сосуд с именем Тайель-Чан-К’инича, «Священного Владыки Ик’а’».[xviii] Городище Тамариндито расположено по соседству с Дос-Пиласом в регионе Петешбатун. Местная династия принадлежала к числу древнейших, она доминировала в области пока не была отодвинута на второй план Бахлах-Чан-К’авиилем и его преемниками. Около 761 года Чаналь-Бахлам взял реванш, войско последнего правителя Дос-Пиласа К’авииль-Чан-К’инича было разгромлено, а его царство после этого поражения пришло в упадок.[xix] Точная дата смерти Чаналь-Бахлама неизвестна, но погребение относится ко второй половине VIII века. Присутствие в нем сосуда, принадлежавшего Тайель-Чан-К’иничу, стало причиной полемики среди исследователей по поводу времени царствования этого владыки Ик’а’. В частности Э. Веласкес в своей реконструкции царского списка Ик’а’ различает Тайель-Чан-К’инича I, правившего в 720-730-х годах, и Тайель-Чан-К’инича II, владыку второй половины VIII века.[xx] Подобные выводы построены, однако, на зыбкой почве, так как датировка погребения необязательно должна совпадать со временем изготовления сосуда. Мы даже не знаем, как он попал в Тамариндито, не был ли это военный трофей, отобранный у К’авииль-Чан-К’инича. Что касается собственно сосуда, то Тайель-Чан-К’инич уже традиционно изображен сидящим на троне и проводит прием двоих своих ах к’уху’нов. Позади владыки стоит персонаж с веялом в руке, который в иероглифической подписи обозначен как Йаш-Хишиль, хозяин пленника по имени Ч’аах-Туун. Этот титул представляет большой интерес, так как является одним из первых свидетельств военной активности царства Ик’а’. К сожалению, о Ч’аах-Тууне и его происхождении ничего неизвестно. Рядом с троном лежат ценные вещи, видимо, дань. Любопытно, в надписи на сосуде уточнено, что это изображение Тайель-Чан-К’инича с чих, алкогольным напитком из сока агавы, аналогом знаменитого пульке. За ах к’уху’нами мы видим большой сосуд, вероятно, служивший емкостью для напитка. Таким образом, сцена на сосуде из Тамариндито имеет много общего с другими вазами Тайель-Чан-К’инича, в частности K4996.[xxi]   

Сосуд из Тамариндито заслуживает внимания еще и потому, что в надписи на нем Тайель-Чан-К’инич назван «седьмым по порядку йоок’ином». Возможно, этот титул обозначает его место в династической последовательности правителей, хотя полной ясности нет, поскольку в другом случае Тайель-Чан-К’инич именуется «девятым йоок’ином».[xxii]

Находки ваз Тайель-Чан-К’инича не ограничиваются пределами региона Петешбатун. В 2005 году в городище Эль-Перу, расположенном примерно в 50 км на северо-запад от Мотуль-де-Сан-Хосе, команда археологов во главе с Д. Фрейделем и Э. Эскобедо обнаружила ряд погребений в «Сооружении M14-15», святилище предков знатной семьи. В одном из захоронений был найден сосуд, который, по мнению эпиграфиста С. Гюнтера, принадлежал Тайель-Чан-К’иничу. Изображение и текст сохранились плохо, вероятно, на вазе представлена очередная сцена из жизни двора Тайель-Чан-К’инича, который проводил прием сановников, в том числе персонажа, обозначенного титулом «главный владыка». По оценкам археологов, погребение в Эль-Перу следует датировать временем не ранее 770 года.[xxiii]

Помимо вышеупомянутых известно еще несколько сосудов Тайель-Чан-К’инича, правда, не на всех из них персонаж с таким именем обозначен как «Священный Владыка Ик’а’». Особого внимания заслуживает так называемая «Мельбурнская ваза», сильно перекрашенная, к сожалению, современными реставраторами. Это традиционная для керамики Тайель-Чан-К’инича сцена приношения дани правителю, сидящему на подушке из шкуры ягуара. В поясняющей изображение надписи Тайель-Чан-К’инич носит титулы Священного Владыки Ик’а’, девятого йоок’ина и владыки на четвертом двадцатилетии. Последний титул указывает на возраст правителя от шестидесяти до восьмидесяти лет и может свидетельствовать о продолжительном правлении. На вазе присутствует дата Календарного круга, но она слишком плохо сохранилась и не может быть прочитана.[xxiv]

Подводя итог и завершая просмотр калейдоскопа ваз, уместно задать вопрос: так что же мы знаем о Тайель-Чан-К’иниче? В действительности надежных сведений немного. Начало его правления должно приходиться на 720-е годы, а вот конечную границу установить сложнее. А. Токовинин и М. Зендер в своей реконструкции династической истории Ик’а’ исходят из того, что самая поздняя дата, связанная с Тайель-Чан-К’иничем, соответствует 734 году.[xxv] С другой стороны, титул «владыка на четвертом двадцатилетии» свидетельствует о преклонном возрасте, поэтому некоторые авторы не исключают, что Тайель-Чан-К’инич мог царствовать вплоть до середины VIII века.[xxvi] Он превратил Ик’а’ в богатое и влиятельное царство, о чем, среди прочего, свидетельствуют частые сцены подношения дани на вазах. Оставаясь вассалом или союзником Кукуля (Тикаля), Тайель-Чан-К’инич сумел при этом наладить тесные контакты с другой ветвью кукульской династии, которая правила в Дос-Пиласе. В целом перед нами вырисовывается образ талантливого дипломата и здравомыслящего политика, который предпочитал достигать своих целей мирными средствами.


[i] Сравните: Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… P. 41-43; Reents-Budet D., Guenter S., Bishop R., Blackman J. Identity and Interaction… P. 87-89.

[ii] Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… P. 41-43.

[iii] Подробнее о сложных взаимоотношениях двух ветвей династии «Священных Кукульских Владык»: Martin S., Grube N. Chronicle… P. 56-58. Смотрите также очерк «Южный Кукуль (Дос-Пилас)» этого цикла.

[iv] Velásquez García E. Los señores… P. 56. Специалисты по иконографии отмечают, что изображение на блюде связано с темой жертвоприношения и посмертного воскресения души, следовательно, оно изначально создавалось для подношения в гробницу. Это может означать, что Тайель-Чан-К’инич приказал изготовить блюдо персонально для Ицамкокаах-К’авииля, точнее для его души, продолжившей свое посмертное существование. Смотрите: Just B. Dancing into Dreams… P. 105-109.

[v] Houston S. Hieroglyphs and History at Dos Pilas: Dynastic Politics of the Classic Maya. – Austin: University of Texas Press, 1993. – P. 108; Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… P. 42-43, 57.

[vi] Традиционно духов вахй отождествляли с так называемыми «духами-спутниками» или «со-сущностями» – существами, с которыми человек от рождения имел особую мистическую связь и разделял общую жизненную судьбу. Новая интерпретация была предложена в 2005 году Д. Стюартом. Смотрите: Stuart D., Macleod B., Martin S., Polyukhovich Y. Glyphs on Pots: Decoding Classic Maya Ceramics. Sourcebook for the 29th Maya Hieroglyphic Forum / Ed. by D. Stuart. Department of Art and Art History, University of Texas at Austin: Austin, 2005. – P. 160.

[vii] Stuart D. Notes on a Sacrifice Scene // Maya Decipherment: A Weblog on the Ancient Maya Script, October 31, 2014. URL: http://decipherment.wordpress.com/2014/10/31/notes-on-a-sacrifice-scene/ На русском языке пересказ основных положений этой заметки смотрите: Стюфляев М. И. Снова об обрядах майя: сцена человеческого жертвоприношения в «красный день календаря» на позднеклассической вазе для какао. URL: http://www.indiansworld.org/Articles/snova-ob-obryadah-mayya-scena-chelovecheskogo-zhertvoprinosheniya-v-krasnyy-den-kalendarya

[viii] Lacadena A. El título lakam: evidencia epigráfica sobre la organización tributaria y militar interna de los reinos mayas del Clásico // Mayab. – 2008. – No. 20. – P. 23-43.

[ix] Тексты на майяских вазах, блюдах и других изделиях начинаются с набора из нескольких постоянно повторяющихся в определенном порядке иероглифов, которые М. Ко еще в 1970-х годах назвал «Первичной стандартной последовательностью». Позднее стало известно, что это сообщение о том, что предмет был украшен (расписан или покрыт резьбой), указание на тип и предназначение вещи, а также имя и титулы ее владельца. При помощи подобных надписей ценные вещи надежно связывались с личностью их хозяина. В настоящее время исследователи склонны отказываться от старого расплывчатого термина «Первичная стандартная последовательность» в пользу более точных обозначений «владельческая надпись» или «посвятительная формула».Смотрите: Stuart D., Macleod B., Martin S., Polyukhovich Y. Glyphs on Pots… – P.

[x] На протяжении долгого времени название этого царства читали Ток’виц. Чтение Баашвиц было предложено группой исследователей и основано именно на слоговой записи IX ba-xi wi-tzi AJAW на сосуде К4996. Смотрите: Prager C., Wagner E., Matteo S. et al. A Reading for the Xultun Toponymic Title as B'aax (Tuun) Witz 'Ajaw “Lord of the B'aax-(Stone) Hill” // Mexicon. – 2010. – Vol. XXXII, Nr. 4. – P. 74-77.

[xi] Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… P. 38. Полный перевод надписи на вазе K4996 смотрите в: Полюхович Ю. Ю. Полiтико-династична історія держави майя Баакаль за матеріалами корпусу епіграфічних джерел Паленке (Лакамха’): дис. … кандидата іст. наук: 07.00.03. – Київ, 2012. – С. 567-568.

[xii] Grube N. Intoxication and Ecstasy // Maya: Divine Kings of the Rain Forest / Ed. by N. Grube. – Köln: Könemann Verlagsgesellschaft, 2001. – P. 294-295.

[xiii] Подробный комментарий к иконографии на вазе K2573 смотрите: Just B. Dancing into Dreams… P. 94-101.  Д. Беляев в личных сообщениях Э. Веласкесу и А. Токовинину отметил, что эмблема в титуле царевны несколько отличается от кукульской. По его мнению, владычица могла происходить не из Кукуля, а из Йооца – малоизученного царства, которое фигурирует на керамике и монументах из Наранхо, и, вероятно, располагалось в Восточном Петене. Смотрите: Velásquez García E. Los señores… P. 58, Note 16; Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… Note 12. Подробнее о Йооце смотрите: Martin S., Grube N. Chronicle… P. 76; Krempel G., Matteo S. La nobleza y el estilo cerámico de Yootz, Petén, Guatemala // XXIII Simposio de Investigaciones Arqueológicas en Guatemala, 2009 / Editado por B. Arroyo, A. Linares, L. Paiz. – Guatemala: Museo Nacional de Arqueología y Etnología, Guatemala, 2010. – P.1202-1216. URL: http://www.asociaciontikal.com/pdf/90.Matteo_y_Krempel_09.pdf

[xiv] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 72, 92.

[xv] Это также подтверждается выводами специалистов по керамике, которые отмечают сходство вазы K2573 с рядом сосудов из «Погребения 116» в Тикале. Это знаменитая гробница Хасав-Чан-К’авииля I, который, судя по хронологии, вполне мог быть отцом «кукульской владычицы». Общие черты с керамикой из Тикаля имеют и другие изделия, принадлежавшие Тайель-Чан-К’иничу, в частности ваза К4996 и блюдо из погребения Ицамкокаах-К’авииля. Это может означать, что либо владыка Ик’а’ заказывал для себя посуду в Тикале, либо при его дворе работали кукульские мастера. Подробнее о сходстве керамики и проблеме происхождения кукульской царевны смотрите: Velásquez García E. Los señores… P. 58; Just B. Dancing into Dreams… P. 109-111.

[xvi] Например, дочери нескольких «Священных Канульских Владык» были в разное время выданы замуж за правителей Сакникте’. Смотрите: Martin S. Wives and Daughters on the Dallas Altar // Mesoweb Articles, 2008. URL: http://www.mesoweb.com/articles/martin/Wives&Daughters.pdf

[xvii] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 126, 131.

[xviii] Эта идентификация принимается не всеми специалистами. Д. Ринс-Бадет и ее соавторы полагают, что сосуд был изготовлен в Петешбатуне для владыки Южного Кукуля Кавииль-Чан-Кинича. Смотрите: Reents-Budet D., Guenter S., Bishop R., Blackman J. Identity and Interaction… P. 88.

[xix] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 63; Gronemeyer S., Eberl M. Recent Archaeological and Epigraphic Investigations in Tamarindito, Petén, Guatemala // Proceedings of the 1st Cracow Maya Conference: Archaeology and Epigraphy of the Eastern Central Maya Lowlands [Contributions in New World Archaeology, 3] / Ed. by C. Helmke, J. Źrałka, and M. Banach. – Cracow: Polska Akademia Umiejętności and Uniwersytet Jagielloński, 2012. – P. 80-81.

[xx] Reents-Budet D., Guenter S., Bishop R., Blackman J. Identity and Interaction… P. 87; Velásquez García E. Los señores… P. 55-59, 66-68.

[xxi] Подробнее об изображении на вазе из Тамариндито смотрите: Just B. Dancing into Dreams… P. 115-117.

[xxii] Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… P. 41-42.

[xxiii] Eppich E. Death and Veneration at El Perú-Waka’: Structure M14-15 as Ancestor Shrine // The PARI Journal. – 2007. – Vol. 8, No. 1. – P. 6-10. URL: http://www.precolumbia.org/pari/journal/archive/PARI0801.pdf

[xxiv] Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… P. 41, 43.

[xxv] Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… P. 44.

[xxvi] Just B. Dancing into Dreams… P. 116.