Под опекой конгресса

Стельмах В.Г., Тишков В.А., Чешко С.В. ::: Тропою слез и надежд. Книга о современных индейцах США и Канады

Закон 1871 г., ликвидировавший независимое поло­жение индейцев, стал началом наиболее трудного для них периода, который продолжался до 30-х годов наше­го века. Статус подопечных был откровенным наруше­нием не только гражданских, но и человеческих прав коренных американцев. С одной стороны, они находи­лись в полной зависимости от конгресса, а с другой — не имея права голоса, не могли через избирательный механизм влиять на действия правительственных орга­нов. Подобный статус окончательно развязал федераль­ному правительству руки для проведения в отношении индейцев крайне жесткого курса, получившего название политики патернализма. Основная цель этой политики заключалась в «цивилизации диких индейцев», т. е. в «окончательном и бесповоротном решении индейского вопроса путем быстрого включения коренных жителей в экономическую и политическую жизнь государства», с тем чтобы они «в перспективе стали неотъемлемой частью общества не как американские индейцы, но как американцы индейского происхождения» 5 Иными сло­вами, суть патернализма заключалась в насильственном интегрировании индейцев в социально-экономическую структуру США, в «подгонке» их традиционной культу­ры под доминировавший евроамериканский стандарт.

Первые десятилетия патерналистской опеки харак­теризовались еще более энергичным, чем до Граждан­ской войны, наступлением на остатки индейских земель. Причем специфика ситуации заключалась в следующем: индейцев начали переселять в специально создававшие­ся для этого резервации. Если в договорный период независимые индейские народы уступали свои террито­рии правительству США, которое постоянно сдвигало индейскую границу к западу, то за подопечными конг­ресса право на владение свободными землями отрица­лось как таковое. Теперь коренные американцы были обязаны селиться на небольших территориях, отводив­шихся для них властями. Притом не следует думать, будто бы создание резерваций было связано с дефици­том земель в западных районах страны. Главной причиной их создания было желание правящих кру­гов США подчинить индейцев своему контролю. Рассе­ление их малочисленными группами облегчало достиже­ние подобной цели.

Индейцы оказывали отчаянное сопротивление посе­лению в резервациях. В 1870-е годы основным театром индейских войн был Северо-Запад Соединенных Шта­тов. Жившие там оглала, хункапу, тетон, дакота, мандан, кроу, блэкфут, хидатса, не-персе и другие племена, во главе которых стояли талантливые военачальники Бешеный Конь, Сидящий Бык, Красное Облако, Две Луны, Джозеф, в каждом сражении бились с амери­канской армией до последнего воина. 25 июня 1876 г. объединенным силам хункапу, оглала и блэкфут на р. Литл-Бигхорн удалось нанести войскам правитель­ства самое тяжелое поражение за всю историю покоре­ния Запада. Индейцы разгромили 7-й кавалерийский полк, уничтожив в схватке его командира — генерала Д. Кастера и свыше 300 его подчиненных. Но силы сто­рон были не равны, и каждое новое столкновение с армией ослабляло сопротивление коренных жителей. Отдельные племена пытались пробиться в Канаду, чтобы найти убежище под покровительством британских властей. Однако, за исключением небольшого отряда Сидящего Быка, такие попытки были неудачными. В последний раз, в 1877 г., это пытались сделать не-персе, предводительствуемые Джозефом. Окруженные все­го в 50 км от канадской границы, они сдались на милость победителя и поселились в отведенной им ре­зервации. К концу 70-х годов их примеру последовали другие племена на Северо-Западе США.

После «умиротворения» этого региона американские власти приступили к покорению Юго-Запада, населен­ного племенами апаче, команче, пима, юте и др. 1880-е годы прошли в непрерывных войнах с апаче, ко­торых возглавляли Кочиз, Витторио, Херонимо, и юте, объединившимися вокруг вождя Урая-Стрелы. Особен­но длительное сопротивление войскам Соединенных Штатов оказал Херонимо. Уйдя со своим племенем в 1877 г. в горы Сьерра-Мадре на территории Мексики, он построил там укрепленный лагерь и почти 10 лет — до сентября 1886 г.— наносил удары по американской армии. Лишь после того, как его боевые силы сократи­лись до 100 человек, Херонимо сдался на условиях посе­ления в резервации. Так к концу 80-х годов в основном завершились войны с индейцами. Последние представи­тели свободных племен — остатки ранее многочислен­ного народа хункапу и родственных им миненконноу — были зверски перебиты 29 декабря 1890 г. у поселка Вундед-Ни (Южная Дакота) в тот момент, когда их вожди, осознав невозможность дальнейшего сопротив­ления, решили дать согласие поселиться в резервации. После этого избиения, жертвами которого стали 300 ин­дейцев, министерство внутренних дел США официально объявило о ликвидации индейской границы. Все племе­на были расселены по 160 резервациям площадью около 48 млн га.

Создание резерваций стало лишь начальным шагом на пути приобщения коренного населения к «благам» американской цивилизации. Завершив индейские вой­ны, федеральное правительство приступило к ликвида­ции остатков независимости своих подопечных путем уничтожения традиционной формы их социальной орга­низации — племени. С целью поставить этот институт под контроль административных органов конгресс в 1885 г. принял закон, по которому отменялся один из важнейших компонентов племенной автономии — от­правление правосудия на территории резервации.

Впрочем, одними процедурными мерами сокрушить племенную организацию было невозможно, и правящие круги страны решили нанести удар по экономической основе ее функционирования — общинной собствен­ности на землю, внедрив в резервации частнокапита­листическую систему землепользования. «Дав индейцу право собственности на владение индивидуальным уча­стком земли, мы тем самым заставим его трудиться... Он уразумеет, что достичь уровня американской циви­лизации можно, лишь работая в поте лица. Голод и нищета, на одной стороне, и предприимчивый гражда­нин — на другой — вот его альтернатива. И мы как опекуны индейца должны сделать за него этот вы­бор» 6,— утверждали американские законодатели. И вы­бор был сделан: в 1887 г. конгресс издал закон о разделе резервационных земель на индивидуальные участки, названный по фамилии его автора законом Дауэса. Основной его смысл сводился к разделу общинных земель на личные владения — аллоты по 160 акров (64 га) на каждую индейскую семью. Оставшиеся после этого «излишки» территорий резерваций подлежали аукционной продаже среди белых граждан. Одновре­менно закон Дауэса стимулировал и формальное разру­шение индейского племени. В соответствии с его стать­ями каждый коренной американец теперь мог получить гражданство США, оформив легально выход из общи­ны. Правда, условием этого провозглашалось ведение на своем участке «цивилизованного» (т. е. фермерско­го) хозяйства.

После принятия закона Дауэса наступило время наиболее несправедливого отношения к индейцам за всю историю страны. Насильно поселенные в резерва­ции, лишенные даже формального самоуправления, индейские племена оказались полностью во власти тех должностных лиц, которые опекали их. Именно в по­следние десятилетия XIX в. зловещие черты приобрела фигура индейского агента — сотрудника БДИ, назна­чавшегося в каждую резервацию. Вследствие лишения индейцев гражданских и политических прав агент пре­вращался по сути дела в неконтролируемого админи­стратора в своей резервации, имевшего практически неограниченную власть над подопечными.

Увы, осуществлявшееся властями США «инкорпори­рование» коренных жителей в евроамериканское обще­ство вылилось в основном в то, что индейцы, в период «дикости» самостоятельно обеспечивавшие свои нужды, перешли на содержание федерального правительства, вынужденного организовать для них систему продо­вольственных поставок, которые, впрочем, из-за их ску­дости уместнее назвать пайками. Хозяйство индейцев на рубеже XIX—XX вв. еще было не готово для интегра­ции в рыночную экономику США, а сами они — к капи­талистической конкуренции с белыми фермерами.

Последствия подобного курса не заставили себя ждать. Открытие границ резерваций по закону Дауэса привело к катастрофическому уменьшению их площади: к 1913 г. индейцы утратили почти 20 млн га своих земель; к 1934 г.— к моменту отмены закона — в руки белых перешло дополнительно около 9 млн га. Вслед­ствие этого в среднем в 1,5—2 раза упали и без того не­высокие урожаи зерновых культур, собиравшиеся ко­ренным населением, и в 8—10 раз — овощей. Правда, упадок земледелия в резервациях в какой-то мере ком­пенсировался определенными успехами в области жи­вотноводства, но они были незначительны и обеспечи­вали в итоге лишь нищенское, полуголодное существо­вание коренных американцев.

Подрыв экономических основ жизни индейцев обу­словил их социальную деградацию. К началу 1930-х го­дов более 90 % их жили в резервациях; доля неграмот­ных составляла около 26 %. Состояние здоровья корен­ных американцев было удручающим: смертность от раз­личных причин, и прежде всего от туберкулеза, а также распространение в резервациях различных инфекций превышали общеамериканские показатели в десятки раз. Политика патерналистской опеки индейского насе­ления, таким образом, привела к тому, что оно превра­тилось в изолированное национальное меньшинство Соединенных Штатов, за которым прочно закрепилось место внизу социальной лестницы. Этого положения не изменил и принятый в 1924 г. закон, провозгласивший всех индейцев полноправными американскими гражда­нами и ознаменовавший вместе с тем формальное за­вершение опеки над ними со стороны конгресса.

Так за неполные полтораста лет индейцы США пре­вратились из независимых народов в один из компонентов населения страны. Однако изменение их правового статуса не означало, что индейский вопрос был решен окончательно, как того хотели в свое время сторонники политики патернализма. Проблема коренного населения и по сей день стоит перед американскими властями. Ее корни уходят в экспансионистскую политику, осуществлявшуюся в отношении индейцев на протяже­нии всей истории Соединенных Штатов.