Падение Чичеен-Ица

Талах Виктор Николаевич ::: Классический и послекласический Юкатан по данным письменных источников

Главные центры Юкатана в XII веке

Главные центры Юкатана в XII веке

Новая власть в Чичеене была гораздо слабее своих предшественников и не обладала ни их возможностями, ни их амбициями. За полторы сотни лет в городе почти ничего не было построено, за исключением обновления стены, окружающей Большую Террасу, и декора «Храма Воинов»[1]. Ничего не говорят источники и о каких-либо событиях той поры. Правда, это может быть свидетельством установившихся стабильности и спокойствия.

«Священный Сенот». Фото Д. Иванова

«Священный Сенот». Фото Д. Иванова

В конце XII века, в «двадцатилетие» 8 Ахав (1185 – 1204 гг.) произошла цепь событий, которые Ральф Ройс назвал «юкатанской Троянской войной»[2], приведших, согласно данным источников колониальных времен, к падению Чичеен-Ица. В наиболее общем виде о них сообщает Д. де Ланда: «Чичен-Ица – это очень хорошее место …, в котором … царствовали трое владык-братьев … Эти владыки, говорят, жили без жен и в великом целомудрии, и все время, пока жили так, были всеми уважаемы и им все подчинялись. Когда прошло время, преступил один из них, из-за чего должен был умереть, хотя, как говорят индейцы, ушел из страны в направлении Бакхалаля. Произвело его отсутствие, как бы оно ни случилось, такие проступки у тех, кто после него царствовал, что вскоре они оказались разделенными в государстве, а в своих обычаях такими бесчестными и распущенными, что народ возненавидел их до такой степени, что их убили, и они пришли в расстройство, и сделали селение безлюдным»[3]. В чём именно состояло преступление, совершенное одним из правивших в Чичеен-Ица братьев, подробнее рассказывает Бартоломе де Фуэнсалида: «Говорят …, что когда женился один великий господин или царек этой местности, среди развлечений и празднеств свадьбы пришел другой царек, который был влюблен в нареченную, и, напав с вооруженными людьми на праздновавших, которые были на нем беспечны, и причинив им вред, они похитили невесту. Этот был менее могущественен, чем первый и, увидев, что впоследствие должен будет вести войну с ним, опасаясь ущерба, который мог бы последовать для него, избрал в качестве предосторожности бегство, и потому, уведя с собой невесту, со многими своими бежал в те столь отдаленные и затерянные земли»[4]. Эти сведения подтверждает текст «Книг Чилам Балам» из Мани и Тисимина, согласно которому «случилось с ицмальцем Улилем, что он был обманут, потому что согрешил против Ах Улиля, против женщины, его супруги, его друг - правитель»[5]. «Хроника Матичу» добавляет, что обидчик был «владыкой людей Ульмиля», и что некие  люди «отправились к крепости того владыки людей Ульмиля из-за его пира с владыкой ицмальцев Улилем»[6]. Впрочем, о результате  этого похода источники говорят очень невнятно, текст «Книг Чилам Балам» можно истолковать так, что ицмальцы потерпели поражение. В любом случае, история с похищением невесты подорвала авторитет чичеенских владык и способствовала дальнейшим усобицам.

Здания на берегу «Священного Сенота». Фото Д. Иванова

Здания на берегу «Священного Сенота». Фото Д. Иванова

Падение Чичеен-Ицы источники связывают с персонажем, происхождение и история возвышения которого были окутаны тайной еще в древности. Его звали Хунак Кеель Кавич или Ах Тапай Нок («Носящий Разукрашенный Плащ»). Хроника передаёт сказания, что «орлица будто бы была его матерью, и его будто бы нашли на горé», и сообщает, что он по происхождению не был владыкой, а был только служителем владыки Майяпана Ах Мееш Кука[7]. В год 13  Ахав к’атуна 8 Ахав (декабрь 1192 – декабрь 1193 годов) при очень неясных обстоятельствах он был провозглашён в Чичеен-Ице правителем Майяпана. Р. Ройс, на основании достаточно вольного толкования Чумайельской рукописи предположил, что Хунак Кеель был предназначен для того, чтобы в качестве жертвы быть сброшенным в Священный Колодец, но выбрался оттуда и в качестве посланца богов потребовал власть[8].  На самом деле из текста определённо следует только, что Хунак Кеель участвовал в обряде жертвоприношения возле колодца и во время него был провозглашён владыкой Майяпана. Неясно, чем руководствовались владыки Чичеена, поддерживая самозванца, однако, он очень скоро отплатил им чёрной неблагодарностью. Уже в следующем, десятом году «двадцатилетия» 8 Ахав (декабрь 1193 – ноябрь 1194 гг.) Хунак Кеель собрал семь воинских отрядов, чьи командиры имеют науатланские имена – то ли это были наёмники из Центральной Мексики, то ли жившие в Майяпане потомки чичеенских тольтеков – и выступил против Чичеен-Ица. Его союзником был также правитель области Ушмаля. Мотивы выступления Хунак Кееля источники не называют, только обозначают его термином «измена, заговор»[9]. Чумайельская рукопись «Книги Чилама Балама» упоминает в связи с ним ицамальцев, но из краткого сообщения неясно, действительно ли Хунак Кеель выступил в качестве мстителя за Ицамаль, или же юкатанская историческая традиция рассматривала его мятеж как кару за нечестие чичеенских правителей. Так или иначе, майяпанскому владыке сопутствовал успех, правители Чичеен-Ица Чак Шиб Чаак, Сак Шиб Чаак и Эк’ Йуван Чаак оставили город, вместе с ними ушла значительная часть населения. Вошедшие в него неприятели устроили резню[10]. После этого погрома Чичеен-Ица больше никогда не оправилась. Хотя святилище у Колодца Жертв продолжало функционировать вплоть до прихода испанцев, как сколько-нибудь крупный городской центр Чичеен перестал существовать.

Диск из «Священного Сенота»

Диск из «Священного Сенота»



[1] Volta, Beniamino and Geoffrey E. Braswell. Alternative Narratives and Missing Data ... P. 390.

[2] Roys, Ralph L. The Book of Chilam Balam of Chumayel. Norman, 1967. P.177.

[3] Ланда Д. де. Сообщение о делах в Юкатане. С. 201.

[4] Historia de Yucatán … P. 507. Ту же историю пересказывает Хуан де Вильягутерре Сотомайор (Villagutierre Sotomayor, Juan de. Historia de la conquista de la provincia de el Itzá. Madrid, MDCCI. Pag. 29 -30).

[5] Post Conquest Mayan Literature. Pp. 235-237. Разбор текста см.: Roys, Ralph L. The Book of Chilam Balam of Chumayel. P.179.

[6] Post Conquest Mayan Literature. Pp. 246-247.

[7] The Book of Chilam Balam of Chumayel … . P.11.

[8] Roys, Ralph L. The Book of Chilam Balam of Chumayel. Pp.75, 175. В дальнейшем это мнение поддержал Альфред Тоззер (1941 Landa’s Relacion de las Cows de Yucatan, a translation (with 1154 notes and syllabus). Peabody Museum Papers 18. Washington, D.C. Note 172).

[9] Юкатанский историк XIX века Хуан Франсиско Молина Солис предположил, что это Хунак Кеель похитил невесту правителя Чичеен-Ица (Molina Solis, Juan Francisco. Historia del descubrimiento y conquista de Yucatán. Mérida de Yucatán, 1896. Pp. xlvii - xlix), однако, такое толкование противоречит тексту источников.

[10] The Book of Chilam Balam of Chumayel … . Pp. 3, 12.