От тыквы к пирамиде

Милослав Стингл ::: Поклоняющиеся звездам

Если мы хотим проследить развитие индейских культур от начала и до конца, то нам прежде всего следует найти самое древнее звено в этой сложной цепи. В первую очередь это «человек из долины Чильона», затем — «человек из Лаурикочи»… Прежде чем отправиться в путешествие за тайной следующего звена, расскажем немного о тех, кто эти тайны разгадывает, тем более что исследование начального этапа перуанской истории связано с именем известного перуаниста, профессора Энгеля.

Перуанистика — наука, изучающая историю и культуру древнего Перу, — имеет своих основоположников: это немец Макс Уле, англичанин Эфраим Джорж Скуайер, американец Уэндел Кларк Беннетт, а также метры, родившиеся в самом Перу. Среди них первым по достоинству должен быть назван профессор Хулио С. Тельо.

Упомянутый выше профессор Энгель с успехом (а также с известной долей везения) находит в настоящее время ответы на вопросы: как развивались общество и культура в раннюю эпоху перуанской истории, кто сменил людей из Лаурикочи и как возникло в индейском Перу земледелие? Энгель родом из Эльзаса. Он учился в Австрии и Швейцарии, докторскую диссертацию защитил в Париже, а университетскую кафедру получил в столице Республики Перу — Лиме. Здесь для него был создан Институт доколумбова земледелия. Учитывая заслуги Энгеля перед Перу, его избрали старостой одного из округов столицы, хотя он не перуанец по происхождению и не имеет перуанского гражданства. Его многочисленные открытия пролили немного света на сложный и длительный период, в течение которого перуанские собиратели плодов и охотники постепенно превращались в земледельцев.

Доколумбово земледелие Перу знает свыше сорока растительных культур. Из злаков это, помимо кукурузы, преимущественно киноа (Chenopodium quinoa). Важное место занимал хлопчатник. Далее — сладкий картофель, батат (Рототеа batatas), фасоль, табак двух видов (Nicotiana tabacum и Nicotiana rustica), ананасы, авокадо, чиримойя, чилийский перец (так называемый ахи), печально знаменитая кока (Erythroxylon coca ) и особенно местные тыквы (Cucurbita maxima, Cucurbita ficifolia и Cucurbita moschata).

Тыквы по праву должны занять в этом перечне самое почетное место. Очевидно, это старейшая из выращиваемых в Америке культур. Самую древнюю тыкву профессор Энгель нашел в песчаной области Косты, которую называют Пампа-де-Санто-Доминго, в центре южноамериканского полуострова Паракас. Эта древнейшая из сохранившихся в Перу тыкв сопровождала в последний путь индейца, который был одет в рубаху, выделанную из волокон кактуса (рядом с хорошо сохранившимся скелетом найдена маленькая флейта — самый древний музыкальный инструмент Америки, а также рыбачья сеть — древнейшая из всех сетей, известных в Южной Америке).

Но больше внимания, чем нежная флейта, редчайшая рыбачья сеть или сам паракасский покойник, заслуживает обыкновенная тыква. Она ценнее золота и даже платины. Почему? А потому, что радиоактивный углерод позволил установить: человек из Пампа-де-Санто-Доминго умер 8830 лет назад (то есть в начале 7 тысячелетия до н. э.). Эго значит, что калабаса[1] — единственное яркое свидетельство того, что в столь давние времена этот по преимуществу еще собиратель даров природы и рыбак пытался выращивать первые плоды. Хотя человек из Пампа-де-Санто-Доминго стоял у истоков рождения земледелия, а переход от собирания дикорастущих плодов и охоты к оседлой жизни охватывает чрезвычайно длительный период (при этом — как показывают археологические находки в отдельных областях Перу — он протекал весьма различными темпами), первый шаг был, по всей вероятности, сделан еще девять тысяч лет назад! Если дальнейшие находки подтвердят это предположение, то можно будет сделать вывод, что в Перу земледелие зародилось в ту же эпоху, что и в Месоамерике и, собственно, в Старом Свете — на Ближнем Востоке. Таким образом, Перу, бесспорно, стало бы одной из колыбелей мирового земледелия.

Помимо находки «древнейшего земледельца», Энгелем было сделано еще несколько открытий, которые позволили постепенно заполнять историю «третьей ступени развития» перуанского общества новыми датами и данными. Из длинного перечня находок заслуживает внимания, например, открытое Энгелем древнейшее сооружение перуанской архитектуры — остатки каменной постройки четырехугольной формы в Серро-Палома, южнее Лимы. (По всем признакам строению этому 6300 лет.)

Речь идет не только о том, что каменная архитектура Перу начинает зарождаться в ту же пору, что и древние культуры Ближнего Востока. Важно также назначение этой архитектуры. В данном случае мы впервые сталкиваемся с настоящим святилищем, предназначенным исключительно для богослужений. Между прочим, интересно, что в Серро-Палома Энгель тоже откопал скелет мужчины ростом 164 сантиметра и нашел остатки его пищи. И вновь наряду с морскими моллюсками мы встречаемся с тыквами, хотя в рационе перуанцев они еще не играли большой роли.

Наряду с остатками поселения в Серро-Палома Энгель нашел и несколько других деревень, населенных перуанцами в период зарождения земледелия. Все они явно были обитаемы уже 5500 лет назад. Кроме тыкв, древние перуанцы выращивали хлопчатник, фасоль трех сортов. Одни поселения, например Рио-Гранде-де-Наска или Асиа, располагались на берегу небольших рек, чтобы иметь под рукой воду для поливки маленьких полей и огородов, другие, например деревня под порядковым номером 514, которую Энгель раскопал на полуострове Паракас, располагались в пустынном районе, где на поверхности бил мощный источник пресной воды. В каждой деревне (например, в Чильке, которую мы довольно хорошо знаем благодаря обширным раскопкам) проживало обычно от десяти до пятнадцати семей. Они жили в конусообразных хижинах, наклонные стены которых подпирались могучими китовыми костями. Эти деревни были населены в течение сотен, а то и тысяч лет. В самой Чильке, например, люди обитали не менее 1200 лет.

Жители Чильки и других древних поселений, все без исключения, могли бы похвастаться «великолепно» деформированными, искусственно сжатыми черепами. Люди с плоскими черепами воплощали свои эстетические идеалы в различных изделиях. К примеру, грубые ткани они украшали примитивными геометрическими рисунками. И наоборот, им еще долго не будет известна керамика. Убедительные доказательства существования гончарного дела относятся только к середине II тысячелетия до н. э., между тем как, например, в эквадорской Вальдивии, в этом северном «предместье» Перу, мы встречаемся с гончарными изделиями, сделанными 3–3,5 тысячи лет до н. э. Возможно, что знакомство с керамикой пришло в Перу из нынешнего Эквадора или через Эквадор, откуда-то с севера. Самое древнее дошедшее до нас южноамериканское керамическое изделие происходит из Колумбии.

Уже в начале первой половины II тысячелетия до н. э. мы наблюдаем в Перу ряд немаловажных изменений. Люди начинают жить оседло, особенно на побережье. Их поселения разрастаются. Профессор Леннинг, изучивший ряд древнеперуанских поселений, установил, например, что в местности, называемой ныне Кулебрас («Змея»), в тот период жило свыше тысячи человек. Перуанские индейцы впервые начинают пользоваться примитивными ткацкими станками. Помимо керамических изделий и тканей, производится и другая ремесленная продукция. Как нам представляется, постепенно в Перу возникает прослойка ремесленников. Примерно в середине II тысячелетия до н. э. здесь, вероятно, впервые появляется кукуруза (впрочем, некоторые ученые связывают ее появление лишь с приходом чавинцев, носителей первой высокой культуры в истории Перу. О чавинцах, их культуре и государстве мы расскажем ниже).

Быстрое экономическое развитие сопровождается и развитием духовной культуры, главным образом религиозных представлений. Наиболее зримые следы, оставленные предками современных индейцев, — это пирамиды.

Первая пирамида — пока раскопанная лишь частично — была обнаружена в результате счастливого стечения обстоятельств. Она расположена в пределах столицы современного Перу и по названию одного из округов Лимы именуется «Ла-Флорида». Состоит она из нескольких прилегающих друг к другу каменных построек. Раскопки перуанского Национального музея антропологии и археологии показали, что «Ла-Флорида» была большим культовым центром, однако вблизи этой древней монументальной пирамиды люди никогда не строили постоянных поселений.

Некоторые религиозные центры или храмы четырехтысячелетней давности очень обширны. Например, святилище в Лас-Альдас, тщательно обследованное перуанским археологом Росой Фунг Пинедой, имеет 750 метров в длину и 250 метров в ширину.

К святилищу некогда вела более чем тысячеметровая дорога, по которой в храм шли процессии паломников. Большой обрядовый комплекс Чукитанта, найденный все тем же профессором Энгелем, украшает ряд построек, ворот и лестниц. Меньшие по размерам пирамиды той же эпохи сохранились и в перуанской деревне, носящей ныне название Рио-Секо.

Эта часть нашего путешествия по истории перуанских культур началась знакомством с первой выращенной человеком тыквой и заканчивается остановкой перед первой пирамидой. Пирамида со своими ведущими к вершине ступенями была символом достижений древнейших индейцев, свидетельством того, как далеко вперед ушли перуанские собиратели и охотники.



[1] Калабаса — сосуды из высушенных плодов тыквы-горлянки. — Прим. ред.