ОДЕРЖИМЫЕ И ВИСЕЛЬНИКИ

Янош Эрдёди ::: Борьба за моря. Эпоха великих географических открытий

Любознательность, тяга к приключениям, жажда золота

Эпоха вторжения европейцев, вооруженных завоеваний началась с появления у берегов Центральной Америки нескольких невинных с виду кораблей и высадки нескольких десятков белых людей. Эта горстка готовых на все людей пустилась на поиски неведомых земель, надеясь найти себе пристанище.

Отважные путешествия, вошедшие в историю как путешествия эпохи Великих географических открытий, являются «сверстниками» прочих событий истории человечества. Положительные и отрицательные стороны этих путешествий почти равноценны: это и плодотворное человеческое любопытство, служащее прогрессу, и жажда знаний, приключений, богатства. В путь бесконечным караваном двинулись ученые и авантюристы, жаждущие нового смельчаки и отчаянные головы, спасающиеся бегством из своей страны. Они поднимались на борт корабля в надежде найти что-то новое, в большинстве случаев не зная, что это такое и где оно находится.

Естественно, что наиболее полно нам известна история путешествий, отправным пунктом которых были европейские берега. Однако неверно полагать, что неведомые дальние края влекли к себе только европейцев. Уже сотни, даже тысячи лет назад дальние путешествия в неизвестные края совершали африканские мореплаватели, флотилии легких челнов с островов Полинезии; были и такие забавные для европейцев случаи, когда к их берегам прибывали путешественники с Дальнего Востока и «открывали Европу». Ибо путешествия, жажда новых впечатлений, стремление познать неведомое и часто сопутствующая им жажда золота всюду и во все времена побуждали отважных смельчаков пускаться в опасные приключения.

Но поскольку мы живем в Европе и лучше всего знаем именно эту часть света, в нашем повествовании речь пойдет главным образом о путешествиях европейцев.

Дешевый путь торговцам!

Когда же была эпоха Великих географических открытий? Примерно 500 лет назад; можно многое понять, если вспомнить, какие события происходили тогда в XV и XVI веках. Политическая карта Европы сильно изменилась: начали рваться феодальные отношения и возникать национальные королевства. Преобразования происходили и в экономической жизни: зарождались могущественные торговые компании, меняльные лавки старых времен превращались в крупные банки, предоставлявшие займы королям и вовлекавшие в сферу своих интересов целые страны.

Начали проступать контуры капитализма. Коренным образом изменилось и мышление людей: вместо догм, основанных на религиозной вере раннего средневековья и устаревшей философии, выступает свободолюбивый дух научного исследования природы, сомнений и поисков реальных фактов. Родились и широко распространились два эпохальных открытия: пороховое огнестрельное оружие, революционизировавшее ведение войны, и книгопечатание, безгранично раздвинувшее рамки знаний и освободившее мышление от оков. Пошатнулось тысячелетнее господство римской церкви: появились обновители веры, возникли новые религии. В большинстве европейских стран городское население добивалось крупных привилегий, всюду вспыхивали грандиозные кровавые восстания крестьян, влачащих нечеловеческую жизнь. Иначе говоря, во всех областях жизни европеец искал и находил новые пути.

Однако почему именно в эти века совершилось столько великих географических открытий?

Были, конечно, и личные причины, побуждавшие отдельных людей к путешествиям. Под влиянием пробуждающегося сознания личности, стремления к новому человек созрел для того, чтобы распространить свой интерес и на неведомые края Земли. В этом же направлении действовали и ученые эпохи: наука все более решительно провозглашала столь долгое время находившуюся под запретом мысль, что Земля — шар, ее можно объехать вокруг и исследовать все ее точки.

Однако одного предпринимательского духа и жажды знаний было бы недостаточно для организации кругосветных путешествий. Нужна была соответствующая экономическая база и материальная поддержка. Именно в эту эпоху торговцы и банкиры начинают расширять сферу своей деятельности, стремясь подчинить себе как можно большие территории. Нужен был непосредственный водный путь (как самый дешевый способ перевозок) между Европой и далекими восточными островами, где выращивают пряности. Сухопутные перевозки были очень длительными, дорогостоящими, караваны часто подвергались разбойничьим нападениям, к тому же требовалось посредничество многих индийских, арабских и других купцов.

После 1453 года положение еще более осложнилось. В этом году турки захватили Константинополь, ключевой пункт торговых путей, ведущих в страны Ближнего Востока. Враждебные силы перерезали сухопутные дороги для торговых компаний, импортирующих в Европу пряности, краски, шелка и другие ценные товары. Многие крупные торговые фирмы и банки разорились или оказались на грани банкротства. Всей огромной европейской торговой сети грозил крах.

Назрела острая необходимость проложить новые пути любой ценой, если не по суше, так по морю!

Земля — плоский круг или шар?

Некоторые путешественники пытались найти прямой путь в Индию, огибая Африку. Другие, в частности самый знаменитый мореплаватель этой эпохи Христофор Колумб, отправились по океану на запад, исходя из того, что Земля — шар и, двигаясь в западном направлении, можно достичь восточных островов с таким же успехом, как и при отправлении на восток.

Это, конечно, очень простая и доступная истина, и сегодня мы не видим в ней ничего нового.

Нам достаточно перелистать расписание рейсов авиакомпаний, чтобы узнать, что в Японию мы можем отправиться как в восточном направлении, так и в западном, например через Нью-Йорк.

Нельзя, однако, забывать, что 500 лет назад даже авторитетные ученые ломали копья, доказывая, что Земля — это плоский круг, на краю которого добравшийся туда путешественник может «опустить ноги в ничто». Нужна была немалая смелость, чтобы поверить новым учениям, доверить им свою судьбу и в этом отчаянном доверии рисковать своей жизнью.

Голод, жажда, бич

Что это были за люди, решавшиеся на такие путешествия? Они покидали европейский материк, пускались в неведомый океан с неточными приборами, фантастическими картами, на хрупких суденышках. Какая сила гнала этих отчаянных мореходов? Какая непреодолимая внутренняя или внешняя нужда?

Бесспорно, это были недюжинные натуры. Ведущие спокойную, устоявшуюся жизнь обыватели, привыкшие к мирному течению повседневных будней, ни за что не пустились бы в такую авантюру. Отважные первооткрыватели были цветом или, наоборот, отбросами общества. Среди них были высокообразованные люди, с маниакальным упорством верившие в открытые ими истины.

Такого рода одержимость руководила Христофором Колумбом, примерно такого же типа человеком был Магеллан, совершивший первое кругосветное путешествие. Среди великих путешественников можно встретить и таких гениальных, исключительно храбрых полководцев, как, например, Эрнан Кортес, и таких жестоких пиратских вождей, не знающих никаких преград и моральных норм, как Франсиско Писарро и Альмагро, и таких религиозных фанатиков, как Франциск Ксавьер.

Великие английские путешественники Фрэнсис Дрейк, Джон Гаукинс и их спутники были работорговцами, готовыми и способными на все пиратами и одновременно верными слугами зарождающейся Британской империи. Бартоломеу Диаш и Васко да Гама — дельцы, любой ценой стремившиеся обеспечить Португалии путь к сказочно богатым островам Восточной Индии. Можно было бы продолжить длинный перечень различных типов людей, принимавших участие в великих путешествиях.

Но важнее другое — все они обладали и общими, решающими в данном случае чертами характера: неслыханной выносливостью, отвагой и силой воли. Кроме того, они были талантливыми организаторами, без чего невозможно было бы преодолеть непредвиденные препятствия, возникавшие в пути.

А их спутники, помощники, воины, экипажи судов? Это были отчаянные головы, предприимчивые люди, которым нечего было терять. Неимущие дворяне, опустившиеся на дно жизни городские мещане, спасающиеся от голодной смерти крестьянские парни, преследуемые законом преступники, беглые каторжане, жаждущие добычи разбойники и бог знает какой еще сброд. На палубе такого корабля можно было со спокойной совестью вынести дюжину смертных приговоров, дать несколько сот лет тюрьмы за совершенные и будущие преступления и пополнить население сумасшедших домов: среди членов команд были и помешанные.

Нормальный человек сидит дома...

Нет, средние, «порядочные» люди не поднимались на корабли, отправлявшиеся в Неизвестность. Или поднимались лишь в том случае, когда их тащили туда канатами, силком, чтобы пополнить поредевшую команду. Оказавшись в такой ситуации, обыкновенный человек либо свыкался, становился авантюристом, либо погибал.

Людей, отправлявшихся на поиски новых морских путей, на палубе корабля ждала суровая, беспощадная жизнь: нечеловеческий труд, невероятно плохое питание, постоянная и непосредственная смертельная опасность. Небольшое судно вмещало мало людей, поэтому они должны были постоянно нести почти круглосуточную службу, особенно во время бурь и на опасных участках пути, грозящих кораблекрушением. Их пищу составляла гнилая солонина, заплесневелые бобы и горох, червивые сухари; бывало, месяцами они не видели свежей пищи.

Путешественники плыли по бесконечному водному пространству, постоянно мучимые жаждой, потому что взятая на корабль пресная вода через пару недель покрывалась плесенью и превращалась в омерзительную кашицу, кишащую слизистыми водорослями и червями.

Команда корабля или небольшой флотилии, пустившаяся в такой невероятно рискованный путь, представляла собой горстку совершенно разных людей, обреченных на неслыханные страдания и опасности. Ничто не связывало их между собой, кроме болтающейся между небом и водой общей тюрьмы, трещащего по всем швам парусника и жажды наживы.

Если их предводителем был такой же, как они, отчаянный авантюрист, они смотрели на него, как тигры на укротителя. Если же это был один из великих людей, руководствовавшихся более высокими целями, чем завоевания и приобретение золота, то команда попросту не понимала его. И в том, и в другом случае дисциплину на корабле можно было поддерживать лишь жестокостью.

Казнь, кровавое наказание плетьми, опускание провинившегося на длинной веревке в море, где он волочился за кораблем на границе между жизнью и смертью, — все это было в порядке вещей на торговых кораблях и в военных флотах. На кораблях первооткрывателей, плывущих в неизвестность, по отношению к ставшим мореплавателями бандитам эти бесчеловечные наказания приходилось применять еще чаще и еще беспощаднее. Наряду с постоянной угрозой кораблекрушения, потери курса, голодной смерти, нападения диких племен на неизвестных островах и другими бесчисленными опасностями, таившимися в океане, капитану приходилось каждую секунду считаться с возможностью бунта команды. О таких событиях повествуют записи в судовых журналах многих великих путешествий.

С учетом всего этого трезвомыслящие и мирно сидящие дома современники считали всякое такое путешествие просто немыслимым сумасбродством. Если хорошенько вдуматься, так оно и было.

Это придает легендарным подвигам и достижениям капитанов первооткрывательских судов еще большее величие, заставляет еще больше поражаться ими. Что же касается наслаждения плодами столь тяжко достигнутого успеха, надо сказать, что с большинством великих путешественников — если только они не погибли в пути — судьба обошлась неласково.

С неумолимой последовательностью почти всегда повторялось одно и то же: по проложенному ими пути устремлялся жадный рой искателей добычи; потоки новых авантюристов и алчущих богатства лились на вновь открытые земли, стремясь затоптать, погубить Первого, только бы не позволить великому сопернику воспользоваться своим преимущественным положением в ограблении покоренных земель. Кандалы Колумба, опала Кортеса, убийство Писарро, казнь Бальбоа и многие другие подобные факты свидетельствуют о том, что первым сойти на берег, где еще не ступала нога европейца, не всегда было благодарной задачей.