Обмен

Альваро Боркес Скеуч, Айдэ Адрисола Росас ::: История и этнография народа мапуче

Экономика мапуче носила замкнутый характер, при­сущий всякому натуральному хозяйству, и была направ­лена на непосредственное удовлетворение потребностей семей и племени на базе общинного пользования орудия­ми труда и его продуктом, что обеспечивало в принципе уравнительное для всех жизнеобеспечение и закрепляло тем самым чувство безопасности и солидарности, что обес­печивало в конечном итоге само существование сообще­ства. Мапуче не знали ни денег, ни какого-либо другого всеобщего эквивалента, выполняющего функции меры «стоимости и имеющего покупательную способность.

Движение «товара» основывалось на обмене одного необходимого продукта на другой, столь же необходимый. Система натурального хозяйства не способствовала про­изводству и накоплению прибавочного продукта. Жизнь зависела в своей основе от напряженной деятельности всех способных к труду людей.

Обмен между чилийскими индейцами был весьма ог­раничен. Отсутствие крупных животных лишало возмож­ности иметь для обмена такие продукты, как, скажем, жир, сыр и т. п. Не было также и интенсивного производства зерновых, а зелень сохранялась недолго; При поверхностном рассмотрении может сложиться впечатление, что’ обмена продукцией у индейцев почти не было. Но это неверно. Обмен был, но содержание его было другим: он не преследовал наживы. Исходя из этических норм, об­менное соглашение должно было быть справедливым и равным для обеих сторон, направленным на удовлетворе­ние потребностей, вполне понятным каждой из них. Цен­ность продукта при этом определялась его практической полезностью, насущной необходимостью или срочностью его приобретения. Сделки заключались в атмосфере вза­имного доверия. Любое, даже малейшее нарушение установленных правил вело к корректировке сделки: приоб­ретенный продукт либо возвращался, либо заменялся другим. Сделки контролировались касиками; их решение было окончательным и обжалованию не подлежало.

Торговля в современном ее понимании у мапуче, ко­нечно, не существовала. Участники обменных отношений были непостоянными. Но в любом случае — скажем об этом еще раз — действия их основывались исключительно на добропорядочности, честности, искренности обеих сто­рон. Мапуче были не только далеки от попыток обмануть друг друга, но и были уверены в хорошем качестве пред­лагаемого к обмену продукта, ибо это предписывали за­коны традиционной этики. Ценность продукта определя­лась его необходимостью именно в данный момент для заинтересованной в его приобретении стороны. Однако необходимость и срочность приобретения продукта не ста­вила получателя в зависимость от другой стороны.

Так как мапуче не имели постоянной, организованной торговли, то, разумеется, они не знали ни рынков, ни по­средников. «Коммерция» была простым обменом схожих товаров. Продукты питания обменивались на продукты питания, овощи — на рыбу, ткани — на гончарные изде­лия. Обмен между различными реуэ не преследовал цели извлечения материальной выгоды — он являлся актом установления или поддержания внешних связей, взаимна полезных обеим сторонам, выгода от которых должна проявиться в основном позже. Обмененный товар делился между членами сообщества; женщины, надо сказать, по­лучали свою долю последними, и, как правило, это было не лучшей частью распределяемого продукта.

У индейцев не было какого-либо эталона для опреде­ления стоимости обмениваемых предметов. Мерой стоимости при обмене была потребность в приобретении того или иного товара. Обмен тем самым приобретал характер соглашения о предоставлении нужного продукта или ус­луги. Если при таком соглашении приобретающая сто­рона не могла предложить эквивалента, то исполнение соглашения откладывалось до возникновения соответст­вующих условий.

Основным объектом обмена была лама. Повышенный спрос на это животное определялся во многом тем, что ни одна церемония или собрание не обходились без жерт­воприношений. Шерсть, мясо, шкуры также имели широ­кое хождение. Даже при заключении брака, например, за молодую здоровую женщину просили до десяти лам.

Обмен в основном осуществлялся между индейцами побережья и внутренних районов (здесь жила большая часть населения). Такая обменная операция называлась «декельтун». «Кунко», жители побережья, не занимались сельским хозяйством и поэтому во многом были зависимы от получения его продукции из внутренних районов. В свою очередь жители внутренних районов охотно при­обретали ракушки, сушеную рыбу и т. д.

Когда прибывали индейцы с побережья со своим то­варом, вождь племени радостно встречал их и размещал в одной из своих хижин, беря на себя полностью их со­держание. Когда же гости собирались уезжать, для них устраивался праздник, дабы выразить свое расположение и заручиться их повторным посещением. Гостей прово­жали до границ племени, желая счастливого пути. В об­мен на свой «товар» гости получали тканые изделия (в основном пончо), шкуры, фасоль, маис, киноа, плоды ара­укарии.

Одним словом, для обмена между побережьем и внут­ренними районами употреблялись почти все виды про­дукции, собранной или произведенной.

Наряду с обычным обменом существовал и другой своеобразный вид обмена, «кончотун», — дарообмен, вза­имные подарки. Своего рода обмен имел место и при возмещении материального ущерба на основе договорен­ности между сторонами. Моральный ущерб требовал по­вышенной «стоимости» компенсации.