О том, как размещались митимайи, и сколько их видов было, и о том, как их уважали Инки

Педро де Сьеса де Леон ::: Хроника Перу. Часть Вторая. Владычество Инков

ГЛАВА XXII. О том, как размещались митимайи, и сколько их видов было, и о том, как их уважали Инки.

В ЭТОЙ главе я хочу написать о том, что касается индейцев, называемых митимайи [mitimaes], потому что в Перу о них столько вещей говорят и такое им Инками оказывалось предпочтение и уважение и почтение, после орехонов, аки наиблагороднейшие в провинциях. И я говорю об этом, потому что в истории, называемой «Об Индиях», написанную автором[141], что эти Митимайи были рабами Вайна Капака [Guaynacapa]. В эти ошибки впадают все, кто пишет по донесениям и тетрадям, не видя и не зная  края, о котором пишут, чтобы суметь утверждать правду.

В большей части провинций Перу или даже во всех них были и до сих пор есть эти митимайи[142] и мы выяснили, что было их три вида или типа, что в высшей степени требовалось для его [т.е. Перу] поддержки и для его сохранения и даже для его населения, и выяснили, как и каким образом размещались эти Митимайи, и что они делали и чем занимались; да узнают читатели, как сумели Инки преуспеть во всем, касающемся управления такого количества земель и провинций, над какими они властвовали.  

"Митимаями" называют тех, кто перемещён из одной земли в другую. И первый вид или тип митимаев, каких, приказано было Инками, размещать, был такой: после завоевания или привлечения к себе на службу ими какой-либо провинции, у них был особый порядок, чтобы считать ее безопасной, и дабы быстро местные жители и соседи ее знали, как они были должны служить ей, и владеть ею и для того, [чтобы] тотчас же уразумели остальные, известные как их вассалы с давних времён, и для того, чтобы они были мирными и спокойными, и не было постоянной почвы для восстаний, а если случайно и заходила об этом речь, то чтобы был тот, кто этому бы воспрепятствовал, - перемещали они из таких вот провинций [определённое] количество людей, как им казалось наиболее целесообразным, дабы такие ушли; им наказывали следовать на заселение другой земли, по климату и подобию той, откуда они выходили: холодная ли, знойная ли; там им предоставляли землю и поля и дома, столько же или больше, чем они оставили. А из земель и провинций, давно считавшиеся мирными и дружественными, и проявившие свою привязанность на службе у них, они приказывали выходить другим в таком же количестве или большем, и размещаться вперемежку в землях только что завоёванных и среди индейцев только что покорённых, дабы обучились они у них вещах вышесказанным, и установили у них свой общественный порядок и хорошие уложения, и для того, чтобы с этим выведением одних и введением других, пребывало всё в безопасности при помощи поставленных губернаторов и представителей, о чём мы сообщили в предыдущих главах.

И раз понимали Инки, что чувствуют все народы, оставляя свою родину и собственные места обитания, дабы с воодушевлением они взяли ту пустыню, выяснено, что они почитали этих-то, перемещаемых, и что многим давали они браслеты из золота и серебра, и одежды из шерсти и из перьев, и женщин, и оказывались им привилегии во многих других вещах; и ещё, среди них были шпионы[143], всегда слушавшие то, что говорили или задумывали местные жители, о чем уведомляли представителей и очень быстро шли в Куско сообщать об этом Инке. С этим уложением всё пребывало в безопасности, и Митимайи боялись местных, а местные жители митимаев, и все намеревались служить искренне и покорно. И если у одних или у других случались мятежи, или [плелись] интриги, или [устраивались] собрания, над ними учинялись суровые наказания, потому что Инки, некоторые из них, были мстительными и наказывали немилосердно и очень жестоко.

Вот для этого и были поставлены Митимайи, из которых многих предоставляли [людей] для [службы] пастухами и старшими пастухами над отарами скота Инков и Солнца, а других – для [службы] сыроварами [или изготовителями одежды] и других - для [службы] ювелирами, и других - для [службы] каменотесами и для [службы] земледельцами, и чтобы рисовать и ваять и сооружать идолов, наконец, для всего, чтобы они не приказали им  и чего бы не потребовали от них в услужении. И также они наказывали, чтобы из селений шли Митимайи в горы Анд сеять кукурузу и выращивать коку, извлекать пользу из фруктовых деревьев, и обеспечивать снабжение тех [продуктов], каких не было в селениях, где из-за холодов и снега, они не могли ни приносить урожая, ни даже сеять таковые.

Для достижения благоприятного результата митимаев размещали там где проживали индейцы на границах Анд, таких как - чунчи [chunchos], и мохо [moxos] и чиригуаны [chiriguanes], большинство из них имеет свои земли в Восточной части горных склонов, и они - народы варварские и очень воинственные, и многие из них едят человеческое мясо, и часто они выходили с войнами на здешний жителей и разрушили их поля и селения, уводя пленных, из тех, кого могли увести, чтобы съесть их; так вот, для избавления от этой напасти во многих местах располагались полки и обычные гарнизоны, в которых находилось несколько орехонов. А чтобы военная сила не скапливалась в одном народе и не могли бы они сговориться на какое-либо восстание или заговор, они набирали в солдаты этих полков митимаев из краёв и провинций наиболее подходящих, их же перемещали в те места, о коих я говорю, и у них были свои крепости - пукарас [pucaras], для своей защиты, если в том была необходимость. И они снабжали провизией этих солдат: кукурузой и другой пищей, поставляемой соседними жителями в качестве своих податей и наложенной на них контрибуции; и выплату, какую им [митимаям] надлежало производить в определенные сроки, наказано было предоставлять: кое-какую шерстяную одежду и [одежду из] перьев, или же золотые и серебряные браслеты тем, кто выказывал большее мужество; и также им давали женщин, из многих, находившихся в каждой провинции, оберегаемых именем Инки, а поскольку большинство были красавицами, уважали и почитали их [женщин] очень сильно. Кроме того, им предоставляли другие вещи меньшего значения, снабжением коих заведовали губернаторы провинций, потому что они имели абсолютную власть и над полководцами, которым эти Митимайи подчинялись. И не считая вышеназванных мест, у них имелись некоторые из этих гарнизонов на границах Чачапойяс [Chachapoyas] и Бракаморос [Bracamoros][144], и в Кито и в  Каранке [Carangue], находящийся дальше от Кито, на Севере, рядом с провинцией, называемой Попаян [Popayán], и в других краях, где бы они были необходимы, как в Чили, так на равнинах и в горах.

Другой способ размещения митимаев был более странным, потому что, хотя то и значительно, ничего нового нет в том, чтобы размещать полководцев и солдат в гарнизонах на границах, так как до настоящего времени мы не знаем, кому пришла в голову мысль учредить это; и дело в том, что, если по случаю завоевывая края Инками, они сталкивались с обработанной[145] [sic] какой-нибудь землёй сьерры или долин или ровного поля или склона, пригодного для обработки земли и выращивания, и чтобы она была в месте с хорошей погодой и плодородной, пребывавшее пустынным и безлюдным, как о том я уже говорил, и имея [такие] края, какие я привёл, потом, незамедлительно они приказывали, чтобы из соседних провинций, имевших тот же климат, как и те, [пригодные] для здоровья поселенцев, пришло столько, чтобы их оказалось достаточно заселить их; наделяли их полями, обеспечивая скотом и провизией, словом всем, в чём возникала необходимость для достижения в получении урожая. И такие добрые дела творили этим-то, и такое усердие вменялось им королём, что за короткое время было [там и] заселено и обработано [всё], да так, что было одно удовольствие видеть это. И таким образом заселено было много долин в равнинах и селений в гористой местности, как теми, кого видели Инки, так и теми, о ком знали по донесению, что живут в иных краях; и с этих-то новых поселенцев они не испрашивали подати, и они её не давали, наоборот, перво-наперво их обеспечивали женщинами и кокой, и содержанием, дабы с большей охотой они обустроились в своих поселениях.

И таким образом в этих королевствах во временах Инков, было очень мало земли, казавшейся плодородной и при этом пустынной, наоборот, всё было очень сильно заселено, и то знают первые христиане, вступившие в это королевство, и немалое огорчение думать, что, при тех Инках, язычниках и идолопоклонниках, у них был заведён такой хороший порядок: уметь управлять и оберегать такие длинные земли, а мы, являясь христианами, мы разрушили столькие королевства, потому что где бы ни прошли христиане завоевывая и разведывая что-либо, только и знамо, что огнем всё сжигаемо. И следует знать, что город Куско также был полон иноземных народов, тоже намеренно, потому что, когда много родов людей собирается, они не сподобятся ни на восстание, ни другое какое дело, выходящее за межи служения королю; и среди таких-то сегодня в Куско находятся чачапойцы [chachapoyas] и каньяри [canares], и с других краёв, из которых остались те, кто там был размещён.

Считается достоверным, что этот обычай митимаев стал использоваться, начиная с  Инки Юпанки, того самого, что учредил почтовые станции, и первый, кто  вознамерился возвеличить храм Куриканче [Curicanche], как о том будет рассказано в соответствующем месте. И хотя некоторые другие индейцы говорят, что были учреждены эти митимайи со времён Виракочи Инка, отца Инки Юпанки, о том пусть кто как хочет так и думает, я же так тщательно расследовал этот вопрос, что вновь стану утверждать, что изобретено то было Инкой Юпанки, и я так думаю и таково моё мнение. А посему, давайте проследуем дальше.


[141] Имеется ввиду История Индий Франсиско Лопеса де Гомара. В главе, озаглавленной «Порядок сбора податей,  какой учредил Гаска», говорится:  «Также он оставил многих, называемых митимаями, и которые являются рабами, в качестве которых Гуайнакапа их содержал, и приказал он остальным идти в свои земли; но многие из них не хотели, а желали остаться со своими хозяевами, говоря, что чувствуют себя хорошо с ними и сподобились христианства слушая мессу и проповеди, и заработали денег продавая, покупая и служа». Из чего видно, что Лопес де Гомара ошибся относительно митимаев, спутав их с янаконами, которые небыли полностью рабами, а были вечными слугами. Это порицание Сьесы, попытка внести исправление и расширить эту Вторую часть его Хроники, внесенные после 1552 года, когда вышло первое издание «Истории» Гомары.

[142] Примечание редактора в издании 1880: «Даже спустя много лет после написанного об этом, всё ещё отличаются дома митимаев от домов местных жителей некоторых селений возле Кито, и по кровле и по печной трубе».

[143] DGH: На кечуа это: Общественная тайная гвардия - Chapatiak или chapa. Шпион – Caumihua.

[144] Похоже, места ведения усиленных оборонительных действий. (прим. ред.)

[145] Эта фраза отсутствует в издании 1880 года, и, похоже в 2005 она очень плохо передаёт смысл, что по-видимому и вызвало удивление издателей пометкой [sic].