Новая Мексика

Хосефина Олива де Коль ::: Сопротивление индейцев испанским конкистадорам

В расположенной на крайнем севере Новой Испа­нии Новой Мексике — она была завоевана Оньяте, который неоднократно участвовал в карательных экспедициях против восставших индейцев на севере страны,— христианизация, проведенная францискан­цами, не дала желаемого результата ввиду открытой вражды между монахами и светскими властями. К тому же индейцы ощущали явное несоответствие между проповедями миссионеров и поведением христиан, для которых притеснения и оскорбления коренного населе­ния стали нормой. Поэтому после долгой и терпеливой подготовки они подняли восстание, в котором при­няли участие в общей сложности 25 тысяч человек. Оно началось с того, что индейцы напали на церкви и монастыри, а затем атаковали главный город Санта-Фе. Испанцы в страхе бежали, оставив его победителям. С 1680 года в руках повстанцев находи­лась практически вся провинция, и неоднократные попытки отвоевать ее ни к чему не приводили, пока в 1692 году губернатор не предложил индейцам мир, на который они согласились, прежде всего потому, что у ворот города уже стояло многочисленное войско. Но мир длился недолго: возвратившиеся испанские колонисты принялись выгонять индейцев из домов и обосновываться в них. Местные жители мужественно обороняли свои жилища. Город осадила сильная испан­ская армия, которая разожгла костры у стен, чтобы заставить индейцев покинуть его. Колониальные власти уже приняли решение в случае необходимости огнем и мечом изгнать коренных жителей и добились своего. Руководители восстания были казнены, а остальные пленные распределены между солдатами и колониста­ми. Губернатор поднял над городом королевское знамя. Двадцать три селения были покорены, но жители лишь четырех из них остались союзниками испанцев в 1696 го­ду, когда вспыхнуло новое восстание, в результате которого погибли несколько миссионеров и колонистов и были сожжены церкви. Когда это выступление уда­лось подавить, взятые в плен руководители признались перед казнью, что причиной восстания был голод, от которого страдали покоренные селения.