Низкие гонорары окулиста Гафрона

Милослав Стингл ::: Поклоняющиеся звездам

В уникальном семикамерном погребении в Чавинье — по всей вероятности, одного из вождей «охотников за черепами» — жена археолога Лотропа нашла и произведения насканской керамики, которая с той поры, как ее впервые после столь долгих столетий вновь увидели глаза человека, вызывает восхищение культурной общественности.

Автор этой книги, изучая древности Перу, посетил многие государства и видел различные археологические коллекции и собрания художественных ценностей индейцев доколумбова периода. В 1977 году он отправился в город, который в истории человечества больше связан с европейским искусством, чем с американским, а именно с творениями итальянского Возрождения, — во Флоренцию. Здесь, в Палаццо Медичи, была организована выставка произведений искусства доколумбова Перу. В изданном устроителями выставки каталоге о керамических изделиях индейцев культуры Наска говорилось однозначно, что это «самая прекрасная, самая изящная, самая привлекательная керамика Перу». А ведь каких-то 100 лет назад мир ее вообще не знал!

В 80-е годы XIX века в музеи Германской империи стали поступать необыкновенно красиво разрисованные сосуды неизвестного происхождения. Однако известен был человек, посылавший эти дары. Звали его доктор Гафрон. Этот известный немецкий окулист во второй половине XIX века поселился в столице Перу Лиме и открыл там практику.

К врачу, чья известность росла из года в год, приезжали больные со всей страны. Однако многим нечем было платить за лечение. Не зная, как выразить благодарность Гафрону за восстановленное зрение, некоторые пациенты с юга Перу приносили доктору керамические сосуды, которыми в ту пору мало кто интересовался. Ведь их было нетрудно найти повсюду, а для жителей Перу они не представляли абсолютно никакой ценности. И в то время как остальные лимские врачи требовали от своих пациентов только денег, доктор Гафрон зачастую довольствовался старинными глиняными «черепками», которые ему нравились.

Гафрон не имел историко-художественного образования, и о гончарном деле у него было весьма ограниченное представление. Однако дары пациентов пробудили в нем интерес к древнеперуанскому искусству. Со временем он собрал великолепную коллекцию керамики культуры Наска, о которой тогда еще никто ничего не знал и даже не мог определенно сказать, какому народу она принадлежала.

Собранная Гафроном коллекция керамики, создателями которой, как мы теперь уже знаем, были насканцы, до сих пор принадлежит к числу ценнейших собраний древнеперуанского искусства. Все, что от нее осталось, наследники Гафрона продали за много тысяч долларов одному из чикагских музеев. Таким образом, «керамические гонорары» доктора Гафрона, вызывавшие презрение его коллег, спустя несколько десятков лет вполне себя оправдали. Их стоимость сейчас трудно выразить в долларах, марках или солях. Историческая и художественная ценность коллекции чрезвычайно велика.

Окулист Гафрон своими необычными гонорарами открыл для мира культуру, о существовании которой и не подозревал.

С коллекцией Гафрона был знаком соотечественник врача— профессор Макс Уле, открывший культуру Наска. Этот немецкий исследователь является, собственно говоря, «отцом перуанской археологии». В то время как Хулио Сесар Тельо — индеец из племени кечуа — с невероятным упорством искал и раскапывал памятники своих славных предков в горных районах Перу, профессор Макс Уле исследовал перуанское побережье. Зная о том, что пациенты-южане привозят Гафрону керамические изделия, Уле отправляется на юг перуанского побережья искать их прародину. Благодаря археологическим исследованиям немецкого ученого керамика культуры Наска на заре XX века в конце концов получила заслуженное всеобщее признание.

Открытие насканского керамического производства — это открытие красоты в подлинном смысле слова. Хотя керамика культуры Наска и не заключает в себе столь ценной этнографической информации о жизни своих создателей, как керамика более северной культуры Мочика, ее многоцветность и многообразие радуют глаз. Художники культуры Наска использовали для росписи сосудов до одиннадцати цветов. Они знали несколько красных оттенков (бордо, кроваво-красный, кирпично-красный), два желтых, коричневый цвет, серый, розовый, фиолетовый, охру и прекрасный цвет кости. Все эти цвета в различных комбинациях великолепно дополняли друг друга. Часто рисунки имели черный контур. На одном из сосудов было нанесено до восьми различных цветов одновременно. Однако синего и зеленого цветов творцы насканской керамики не знали. Ни о какой другой американской керамике нельзя сказать, что она была многоцветной. Один из характерных видов керамической посуды культуры Наска— сосуды, имеющие два горлышка, соединенных мостовидной ручкой. Нередко одно из горлышек бывает оформлено в виде головы человека или птицы. Довольно часто встречаются сосуды, напоминающие по форме кубок.

Все керамические изделия насканцев богато расписаны. Орнаментика посуды Наска ярка и своеобразна. Это антропоморфные изображения, фигуры фантастических существ, изображения человека. На сосудах насканцев мы часто видим реалистично изображенные растения и плодовые культуры (фасоль, кукурузу, красный и желтый перец); а также животных, рыб и птиц. Художники культуры Наска любили изображать колибри и ласточек, ведь именно эти птички приносили с горных склонов весть о весне. Из людей на сосудах чаще всего встречаются воины, рыбаки, танцоры и музыканты. Интересно изображение сидящего музыканта, которого археологи называют «человек-оркестр».

Наряду с реалистическими сценами керамику южноперуанских индейцев украшают и сложные изображения — человеко-ягуаро-птицы, а также хищник из семейства кошачьих, подчас со странным человеческим лицом, напоминающим маску. Выделяются рисунки голов-трофеев, с которыми мы уже знакомы. Но нас прежде всего сейчас интересуют изображения божеств в виде хищника и более реалистичные фигуры обыкновенных животных. Они напоминают другие, в тысячу раз большие по размеру изображения, может быть, самые фантастические рисунки, какие были созданы на нашей планете, — стометровые картины, «нарисованные» кем-то на поверхности земли много веков назад в период существования цивилизации Наска.