Наранхо

Савченко Иван Антонович ::: Город и округа у древних майя I тыс. н.э. (восточные области Мезоамерики)

Наранхо[1] - второй по величине город майя классического периода на территории северо-востока Гватемалы. Наранхо - современное название руин древнего города Вакчабналь (майяск. wakchabnal - «место шести земель»). Город, основанный в нач. I тыс. до н.э. выходцами из Белиза, в I тыс. н.э. превратился в столицу одного из наиболее могущественных царств области майя - Са’иля (майяск. Sa’il - «место, изобилующее атоле»), власть которого распространялась на обширные районы восточных низменностей майя. С Наранхо также ассоциируется топоним Машам (майяск. Maxam), этимология и география которого точно не установлены.

Рис. 43. Монументальный центр Наранхо (по Noriega, Quintana, 2004).

Рис. 43. Монументальный центр Наранхо (по Noriega, Quintana, 2004).

Среди городов восточного Петена Наранхо по размерам уступает только Тикалю, расположенному в 45 км к северо-западу. В период наивысшего расцвета (VII-VIII в. н.э.) общая площадь городской агломерации, объединявшей непосредственно город и его сельскохозяйственную округу, достигала 70 км. Монументальный центр (Рис. 43) включает в себя 6 акрополей, Е-группу, 2 стадиона для игры в мяч и 60 административных и жилых групп - в общей сложности 360 зданий на площади около 2 км (Ramirez, Fialko, 2010. P.1). Абсолютное большинство зданий имеют четкую ориентацию по сторонам света - по линии север-юг или запад-восток (Рис. 89, 90).

Рис. 89. 3D-реконструкция монументального центра Наранхо (по Quintana Samayoa, Ruiz, Sarceno, Lopez, 2010).

Рис. 89. 3D-реконструкция монументального центра Наранхо (по Quintana Samayoa, Ruiz, Sarceno, Lopez, 2010).

В Наранхо обнаружен 101 монумент, в том числе 49 иероглифических стел, 3 алтаря, маркер стадиона для игры в мяч, две иероглифические панели и иероглифическая лестница. Иероглифические тексты по своему характеру делятся на три категории - династические, военные и ритуальные.

Рис. 90. 3D-реконструкция монументального центра Наранхо: вид с юго-запада (по Quintana Samayoa, Ruiz, Sarceno, Lopez, 2010).

Рис. 90. 3D-реконструкция монументального центра Наранхо: вид с юго-запада (по Quintana Samayoa, Ruiz, Sarceno, Lopez, 2010).

Наранхо находится на границе бассейнов р. Холмуль и р. Мопан - двух естественных артерий, связывающих Петен с Белизом и побережьем Карибского моря. С востока Наранхо прикрыт горной системой, защищавшей город как от военной угрозы, так и от холодных ветров, бушующих с ноября по февраль; это сохраняло благоприятную, комфортную температуру в окружавшей город долине в течение всего года. Кроме того, горные склоны способствовали концентрации влаги в низине, так называемой, бахо, Ла-Пита. Расположенный на востоке от низины естественный водоем - основной источник питьевой воды в Наранхо - местное население включило в разветвленную систему каналов, которые могли использоваться для орошения или дренажа. На севере бахо Ла-Пита упирается в отвесный склон, где, по всей видимости, были обустроены сельскохозяйственные террасы. Наконец, последний важнейший элемент водной системы Наранхо - три непересыхающих родника, из-за существования которых местные жители знают Наранхо под другим названием - Эль-Манантиаль, что в переводе с испанского означает «родник»; под этим же названием памятник обозначен на некоторых географических картах.

Монументальный центр Наранхо

Самая ранняя человеческая активность на территории Наранхо датируется 900 г. до н.э., что в керамической хронологии восточного Петена соотносится с горизонтом пре-Мамом, маркирующем верхнюю границу ранней доклассики. Судя по обнаруженной в нижних слоях Центрального акрополя керамике, стилистически схожей с сосудами из белизского памятника Куэльо, в этот период здесь оседает группа переселенцев майя из Белиза.

К VIII в. до н.э. - керамический горизонт Мамом - относятся достаточно хорошо фиксируемые развалы церемониальных сооружений в районе Центральной площади, Акрополя B-5, Северной дороги и Пирамиды C-9. Важно отметить следующее: характер построек указывает на то, что древнейшие обитатели Наранхо уже обладали глубокими познаниями в архитектуре и календаре. Кроме того, социум эпохи средней доклассики характеризовался наличием весьма сильной центральной власти, способной в случае необходимости мобилизовать значительные человеческие ресурсы. Так для сооружения Центральной площади и размещения на ней, так называемого, комплекса «вашактунской» Е-группы (он состоял из ранних версий радиальной пирамиды В-18, восточной платформы В-20, а также зданий В-19 и В-24) ранним поселенцам пришлось полностью засыпать находившийся на этом месте естественный водоем. Как показала шурфовка, строители заполнили озерную глину камнями, после чего перекрыли каменную «кладку» семью штуковыми полами; это позволило полностью выровнять поверхность площади. Что касается желания возвести Е-группу на месте водоема, то оно, по мнению руководителя Проекта по исследованию и спасению Наранхо В. Фиалко, могло быть обусловлено некой космологической концепцией (Fialko, 2007. P.6). Недалеко от Северной дороги археологами были обнаружены расположенные на известняковых возвышенностях низкие платформы - по всей видимости, остатки жилищ периода средней доклассики. Поблизости были найдены синхронные им свалки мусора. В северной части Акрополя B-5 вскрыты стены и полы комнат, группировавшихся вокруг ранней версии Пирамиды B-5 - высота её платформы тогда не превышала 6 м. Внутри главной святыни Наранхо, его первой пещеры - вица, давшей название всему царству (Tokovinine, Fialko, 2007. P.13) - Пирамиды С-9 найдены стены и штуковые полы, связанные с вырезанной в известняковой скале пещерой. Всё указывает на то, что уже в эпоху средней доклассики Пирамида С-9 была местом особого почитания и культовой активности жителей города. В частности, между поверхностью дна пещеры и нижним уровнем пола обнаружено множество раковин, фрагментов курильниц, каменных и базальтовых осколков.

Между VII в. до н.э. и I в. н.э. в радиусе 5 км от Наранхо возникают, как минимум, четыре важных второстепенных административно-ритуальных центра - Ла-Тракторада, Канахау, Лас-Транкас и Чунвиц. Эти комплексы должны были складываться как центры сельских общин. В этот же период в теменосе сооружаются четыре триадных акрополя - D-1, B-5, C-9, C-10. Не стоит исключать, что эти дворцовые комплексы могли символизировать и архитектурно воплощать четырехчастное деление доклассического Наранхо, объединившего в рамках единой городской агломерации несколько - четыре или больше - соседских общин.

Четырехчастное деление Наранхо упрочняется и за счет формирования двух основных осей города, растянувшихся по линиям север-юг и восток-запад. Дорога восток-запад, видимо, представляла собой церемониальный путь, берущий начало у западной оконечности Наранхо, вблизи от основного городского водоема, который, вероятно, ассоциировался в соответствии с майяской космологией с «первозданными водами» (aguas primordiales), на которых зиждется земля. Дорога пролегала вдоль северного фасада Центрального акрополя, южной стороны платформы триадного акрополя B-5, огибала Е-группу с севера, пока, наконец, не достигала главной святыни Наранхо - Пирамиды С-9. Обнаруженные в районе стадиона для игры в мяч две невысокие платформы также примыкали к дороге. Ось север-юг образовывалась Северной дорогой, переходившей в Центральную площадь и уходящей на юг от здания B-24.

В ходе закладки стратиграфических шурфов было установлено, что городской ландшафт Наранхо есть по большей части прямое отражение ландшафта природного, виртуозно использованного древнейшими обитателями Наранхо в процессе градостроительства. Естественный рельеф Наранхо формировался вокруг семи невысоких холмов, на которых в доклассический период осели Западный акрополь, Центральный акрополь, триадные акрополи D- 1, B-5, C-3, C-10 и C-9. Впоследствии эти холмы использовались для сооружения чультунов, тайников и искусственных пещер.

К поздней доклассике - керамический горизонт Чиканелъ - относится появление ранней версии одного из главных сооружений Наранхо - «радиальной» Пирамиды B-18, известной также как «Пирамида иероглифической лестницы». Пирамида В-18 - западная пирамида Е-группы, с вершины которой осуществлялось наблюдение за движением солнца и фиксировались - с помощью расположенной напротив восточной платформы В-20 - дни солнцестояний и равноденствия. Главная особенность пирамиды - четыре лестницы, ниспадающие по четырем сторонам света и ведущие к расположенному на её вершине храму, что может объясняться особой ролью пирамиды (в качестве axis mundi) во время общественных церемоний в дни равноденствия (Cohodas, 1980.  P.208). Архитектурные корни «радиальных» пирамид уходят в глубокую доклассику - и в данном случае в грабительских туннелях так же зафиксированы остатки двух доклассических версий здания, архитектурно близких пирамиде 5C-54-2 в Тикале и субструктуре E-VII из Вашактуна (Gámez, 2004. P.563-564). Две последние хронологически синхронны Пирамиде B-18.

На севере Центральной площади под зданием B-19 найден сводчатый дворец, относящийся к терминальной фазе доклассики, и который следует относить к древнейшим примерам подобного архитектурного стиля в южных областях майя.

Около I в. н.э. в Наранхо возникает традиция возводить стелы у основания храмовых лестниц, в частности, стелы устанавливаются у Пирамид С-9 и С-10.

В Центральном акрополе поздняя доклассика зафиксирована при разборе восточного дворика, где под девятью пластами пола были найдены предположительно остатки фундамента ранней версии дворца. Помимо этого, в ходе исследований здесь были обнаружены фрагменты настенной росписи, а в верхнем пласте найдена антропоморфная скульптура со скипетром и каменной чашей для подношений, возможно, изображающая первого правителя Наранхо (Fialko, 2005. P.32-35; 2007. P.9). Не исключено, что именно он упоминается в одной из ретроспективных надписей из Наранхо кон. VI - нач. VII вв.: на алтаре 1 под 258 г. до н.э. (Беляев, 2002. С.140-143) или на стеле 25 под 158 г. н.э.

Большая часть архитектуры Наранхо эпохи ранней классики (III-VI в. н.э.) была уничтожена в ходе тотальной перестройки города, осуществленной в VII в. Впрочем, скопление раннеклассической керамики хорошо фиксируется в зданиях B-13, B-18, B-19, B-20, в Пирамиде С-9, в восточном дворике Центрального акрополя, а также в триадном акрополе В-5, вырастающем до 12 м в высоту, где обнаружена выполненная в стиле талуд-таблеро субструктура В-15-2. Использование в Наранхо архитектурного стиля, привнесенного в область майя вместе с вторжением теотиуаканцев в Тикаль в 378 г., объясняется тесными связями, существовавшими между двумя восточно-петенскими городами. Дело не только в их географической близости - эпиграфические данные (в частности, стелы 3 и 7 из Тикаля, а также керамический сосуд К8763) свидетельствуют об их тесном политическом взаимодействии в раннюю классику вплоть до установления династических союзов (царь Наранхо Цик’ин-Балам был дедом тикальского правителя рубежа V-VI вв. - Чак-Ток-‘Ич’ака (Tokovinine, Fialko, 2007. P. 11-12).

Внутри восточной платформы В-20 найдено раннеклассическое погребение, в котором к моменту появления археологов уже успели побывать грабители. Несмотря на это, в погребении, стены и свод которого были покрыты киноварью, остались тысячи каменных и обсидиановых осколков. В процессе их просеивания удалось обнаружить несколько пластин из зеленого камня - фрагментов мозаики, возможно, погребальной маски. Некоторые зеленые камни и обработанные раковины также могли быть частью погребального ожерелья. В силу небольшого количества остеологического материала установление возраста и пола погребенного затруднительно. Обилие жадеита и раковин позволяет говорить об элитарном статусе погребенного, возможно, представителя царской династии. Впрочем, место погребения - восточное здание Е-группы - нехарактерно для места упокоения правителя, поэтому вряд ли речь может идти о гробнице одного из известных нам са’ильских царей этого периода - Цикин-Балама, На’ц-Чан-‘Ака или Тахаль-Чаака.

Западная часть города в раннюю классику по-прежнему остается необитаемой.

На рубеже VI-VII вв. правитель Наранхо ’Ах-Восах-Чан-К’инич, правивший с 546 г. и с чьим именем связан период расцвета са’ильского царства, затевает грандиозную стройку, изменившую облик столицы. Его почин, судя по всему, подхватывает во второй половине VII в. один из его преемников - К’ак’-Шив?- Чан-Чаак. Дворцовые комплексы Центрального акрополя приобретают в VII в. - керамический горизонт Тепеу-1 - особую масштабность и фактуру. В Восточном дворике выделяется Большой дворец высотой около 30 м над поверхностью основания акрополя (высота основания - 40 м). Большой дворец известен также как «Дворец пяти этажей»; вокруг него группируются дворики, формирующие жилые кластеры - покои представителей царской династии. Стены, своды, притолоки, альфарды «Дворца пяти этажей» выкрашиваются в красный, оранжевый, желтый и кремовый цвета. Стоит отметить, что для фасадов архитектурных комплексов Наранхо данного периода в целом характерна красно­оранжевая расцветка.

В начале VII в. строятся новые версии двух основных сооружений Е-группы - западной пирамиды B-18 и восточной платформы В-20. Последняя достигает гигантских размеров - 150 м в длину, 35 м в ширину и 15 м в высоту. Высота «радиальной» Пирамиды также составляет 15 м при габаритах 63 на 45 м. На её вершине появляется целый «храмовый лабиринт» с множеством комнат. Пирамида B-18 переживает, словами археолога П. Моралес, «архитектурную трансформацию», превращаясь из обсерватории, ориентированной исключительно на наблюдение за движением солнца, в культовое место, предназначенное для ритуальной активности правителя (Morales, 2009. P.26). Любопытно, что некоторые комнаты использовались в качестве жилых помещений, причем, судя по всему, вовсе не представителями элиты, а обслуживавшим комплекс персоналом. В конце VII в., а точнее около 680 г., после победы Наранхо над южным соседом и главным политическим антагонистом, Караколем, триумфаторы перевозят из поверженной столицы иероглифическую лестницу - ту самую, в честь которой археологи назовут здание В-18 «Пирамидой иероглифической лестницы». Резные блоки, на которых рассказывается о противостоянии Наранхо и Караколя в 20-30 гг. VII в., противостоянии, завершившемся для Са’иля весьма плачевно, устанавливают на западных ступенях Пирамиды-18, причем в неправильном порядке, нарушая логику текста и делая надпись нечитабельной.

К началу VII в. относятся масштабные изменения в триадном акрополе В-5. Основание акрополя существенно расширяется, полностью перекрывая поверхность естественного холма. Площадь фундамента Пирамиды В-5 также заметно увеличивается, что позволяет возвести на вершине пирамиды многокомнатный комплекс. В этот же период значительно разрастается дворец В- 19, находящийся в северной части Е-группы.

В конце VII в. в период правления К’ак’-Тилив-Чан-Чаака и регентства его матери, ’Иш-Вак-Чан-’Ахав, наконец, строятся первые дворцовые комплексы в западной части города - триадный акрополь А-15 и Западный акрополь. Также происходит перестройка Северной дороги и главного храма триадного акрополя D-1. С именами правившего на рубеже VII-VIII вв. царственного тандема связан не только период наивысшего политического расцвета государства со столицей в Вакчабнале, ознаменованный успешными военными кампаниями, прирастанием новыми территориями, но и беспрецедентной монументальной активностью: между 693 и 741 гг. в Наранхо возводится, как минимум, 14 монументов. Большая их часть была установлена рядом с монументами ‘Ах-Восаха возле главной святыни Наранхо - у Пирамиды С-9, а также возле соседних Пирамид С-7 и С-4.

Важнейшее значение для понимания особой роли Пирамиды С-9 для древнего Вакчабналя и са’ильского царства в целом имеет древнее название этой святыни, записанное в текстах на стелах 24 и 29, а также на недавно обнаруженных поблизости фрагментах раннеклассической стелы 45. Из них следует, что древнее название Пирамиды С-9 - Вакик’...ху’нналъпекса’илъ (майяск. Wakik’.huu’nnalpeksa’il, «место шести черных..., плоской вершины, изобилующее атоле»). Заключительная часть этого топонима, очевидно, спроецировалась на эмблемный иероглиф Наранхо, став названием всего царства (Tokovinine, Fialko, 2007. P.13).

В VIII в. - керамический горизонт Тепеу-2 - появляется явная тенденция к вертикализации городских сооружений, что выражается в возведении пирамидальных платформ свыше 20 м высотой (здания С-4, В-13). Это хорошо заметно на примере перестройки триадных акрополей, а также обновления Е-группы - в зданиях В-18, В-19 и В-24 над первым уровнем храмовых комнат надстраивается ещё один, причем северные и южные фасады, а также углы, украшаются гигантскими маскаронами; высота Пирамид В-19 и В-24 увеличивается до 18 и 25 м соответственно.

Максимальных размеров достигает и триадный акрополь В-5: параметры основания по длине и ширине составляют 150 и 115 м соответственно при 21,5 м в высоту, а на его поверхности вырастает огромный, многокомнатный дворцовый комплекс, самое высокое здание которого (здание В-5) имеет высоту 10 м.

Значительное увеличение площади внутренних помещений характерно и для северного и южного дворика Центрального акрополя. Новые комнаты облепляют также углы и террасы основного здания. Сооружается, так называемый, прямоугольный комплекс А-19 (Aquino, 2004. P.246) и второй дворик стадиона для игры в мяч, примыкающий к Северной дороге. В то же время храмовые здания восточной части города, группирующиеся вокруг пирамиды С-9, достигают гигантских размеров.

В начале IX в. - керамический горизонт Тепеу-3 - основная активность в Наранхо сосредотачивается в западной части города. В начале IX в. в последний раз перестраиваются два важных комплекса - А-19 и В-5. Первый из них превращается из исключительно административного комплекса в административно-жилой, что может свидетельствовать о социальных изменениях, происходивших в Наранхо в терминальную стадию классического периода (Там же. P.250). Комплекс акрополя В-5 замыкается с юга длинным зданием, превращающим дворец из «триадного» в «прямоугольный» (Fialko, 2003. P.577).

Помимо этого, последние правители Наранхо реализовывали программу по переносу раннеклассических монументов ‘Ах-Восаха. В частности, на вершину триадного акрополя D-1, где не обнаружено раннеклассических построек, были установлены стела 38 и алтарь 1; стела 44, датированная 596 г., была перенесена к основанию Пирамиды В-18.

Последний монумент из обнаруженных на территории памятника установлен в 820 г. царем по имени Вашаклахун-‘Убах-К’авиль. Вскоре после этого - к середине IX в. - Наранхо стремительно пустеет, пока жизнь на территории одного из крупнейших городов низменностей майя не замирает окончательно.

Жилая округа Наранхо

Несмотря на то, что общая площадь Наранхо составляет около 70 км , к настоящему моменту исследовано около 15% (9 км ) жилой округи - юго­западные и южные районы городской периферии (Рис. 44). Работы проводились в два этапа. В 1997 г. посредством прокладки 20-км просеки Наранхо - Йашха был исследован южный участок бахо Ла-Пита, где была зафиксирована высокая плотность жилых построек, причем как элитных участков, так и зон обитания рядовых общинников. Также было установлено, что юго-западная граница жилой округи Наранхо маркирована административно-ритуальным комплексом Ла-Тракторада, расположенным в 4,5 км от монументального центра города. В 2005­2006 гг. проводились систематические исследования в районе Ла-Пита к юго-западу и Манантиалес к югу от теменоса.

Рис. 44. Жилая округа Наранхо (по Schuster, 2012).

Рис. 44. Жилая округа Наранхо (по Schuster, 2012).

На площади 9 км2 было зафиксировано 274 здания, которые образовывали 92 жилые группы. Каждая из них состояла из 2-5 зданий, сгруппированных вокруг внутреннего дворика - патио. В каждой жилой группе проживала большая семья. Восточная часть бахо, граничившая с западным сектором городского центра, характеризуется высокой концентрацией элитных домов. В южной части, напротив, преобладают не элитные жилые группы, в основном формата PP-2. Западные - наиболее удаленные от центра - районы бахо прорезаны невысокими холмами, создававшими возможности для применения террасного земледелия, что обуславливает типичный для таких районов рассеянный характер размещения жилых групп. Судя по стратиграфии в грабительских туннелях и поднятой на месте керамики, самые ранние жилые группы датируются VII в.; в то же время, максимальная концентрация керамического материала относится к началу IX в.

Различия в характере рельефа местности - болотистая местность на западе и холмистая на юге - позволили установить её влияние на поселенческие модели в рамках единой городской агломерации. По всей видимости, наибольшая плотность населения характерна для районов с непосредственным доступом к водным источникам (южный участок бахо Ла-Пита и зона Манантиалес), и при этом она снижается в холмистых районах (запад низины и восток зоны Манантиалес). Вероятно, последние использовались для сельскохозяйственных нужд.

Почти в половине жилых групп западных районов Манантиалес обнаружены L-образные платформы, в центральных районах групп с L и U- образными платформами большинство. Такие конструкции встречаются и в зоне Ла-Пита и характерны для элитных групп. Некоторые здания декорированы лепными водостоками, размещенными по углам. В западном секторе Манантиалес, в отличие от центрального, зафиксированы жилые группы типа PP-2. По мнению Фиалко, это обуславливается тем, что большая часть групп центрального сектора не была жилой в классическом понимании, а предназначалась для административного персонала, занятого в дворцах и храмах теменоса (Fialko et al, 2006. P.13). Восточные районы Манантиаль исследованы наименее интенсивно, а обнаруженные здесь здания, судя по всему, в классический период несли административную или ритуальную функцию. Самый ранний из обнаруженных в области Манантиаль слоев, как и в случае с бахо Ла-Пита, датируется VII в.; самый поздний - IX в.

Судя по всему, в позднеклассическом Наранхо на смену типичной для восточного Петена форме жилых групп PP-2 с храмовым сооружением на востоке приходит «прямоугольная» группа, становясь основным типом жилых комплексов в Наранхо в терминальную фазу классического периода. Аналогичные изменения происходят и в некоторых других районах восточного Петена, в частности, на восточной окраине Тикаля, возле комплекса Волантун. По мнению Фиалко, вероятно, «прямоугольные» жилые группы следует рассматривать в качестве места проживания нуклеарных семей, которые в качестве новой формы социальной организации к IX веку начинают вытеснять большие патриархальные семьи (Fialko, 2004. P.9).

Между VII в. до н.э. и I в. н.э. в пределах 5 км от Наранхо возникают, как минимум, четыре второстепенных административно-ритуальных центра - Ла- Тракторада, Канахау, Лас-Транкас и Чунвиц. Два из них - Ла-Тракторада и Канахау - исследовались в ходе второй стадии проекта PROSIAPETEN. Расположенный в 7 км к северу от Наранхо Канахау состоит комплекса «вашактунской» Е-группы и стадиона для игры в мяч, вокруг которых на расстоянии 100-200 м находится ещё несколько архитектурных групп. На особый статус Канахау внутри городской агломерации Наранхо указывает обнаружение на севере центральной площади двух стел - гладкой и резной, сохранившей иконографическое изображение некого персонажа с человеческими ногами и головой змеи.


[1] 17° 8'0"С, 89°15'44"З - Центральный акрополь В-15