Нападение индейцев Калуса на армаду кораблей Понсе де Леона

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 3. Источник Молодости. 1513 – 1514

Три корабля Понсе де Леона бросили якоря на новом месте (около современного Caloosahatchee river на San Carlos Bay – прим. К.А.).

Ночью со 2 на 3 июня 1513 года Понсе мучили кошмары. Ему снилась его семья…Его дом… и на этом фоне огромный фонтан бил из-под земли и он, купаясь в нем становился все более юным, еще более юным, совсем маленьким и.. вдруг исчез…

Он проснулся и услышал стук в дверь.

 К нему стучал капитан Кэхо.

- Понсе! – там приехали с корабля Сан-Кристобаль. – И просят, чтобы вы разрешили им стать на каком-нибудь острове для чистки днища корабля.

- Ну, тогда надо найти удобный остров, которых здесь полно и стать. А мы тогда будем рядом.

- Но мы стоим сейчас в очень удобном месте. Остров со всех сторон защищен. Так что волн не будет и удобное место для того, чтобы накренить корабль.

 - Тогда мы будем недалеко, а они могут заняться делом. Погода хорошая.

Приплывший после того, как он исчез из-за сильного течения, корабль Сан-Кристобаль нуждался в том, чтобы счистить с него ракушки и заделать несколько маленьких дыр, отравлявших жизнь при плавании всей флотилии. Поэтому капитан Сан Кристобаля -  Хуан Перес де Ортуба принял решение произвести чистку судна, пока стоит хорошая погода и пологий берег маленького острова способствует этому. Мы отдалены от большого острова и будем видеть, если что-то не так. (это происходило около современного острова PINE ISLAND – прим. К.А.).

Корабль был накренен на бок. И тут…

И тут на берегу показались индейцы. Они махали руками и призывали кастильцев присоединиться к ним.

Однако, помня о не очень удачной высадке и первых неприятных стычках с индейцами, капитан… решил не рисковать своими людьми.

Он приказал отправить человека к Понсе де Леону, чтобы он приблизился к его кораблю на всякий случай, а сам приказал всему высадившемуся на острове экипажу быть наготове, чтобы отразить нападение, если индейцы подъедут с недобрыми намерениями. Пока одни счищали с днища ракушки и латали дыры, то другие заряжали аркебузы, готовили оружие, а также одевали доспехи и готовили лодку.

На корабле Понсе де Леона – Санта Мария де ла Консоласьон и на другом корабле – Сантьяго, были приведены в готовность солдаты-баталеры, пушки и шлюпки.

***

Царь Калуса, именуемый доминиканцем Ортизом как Карлос, был рад тому, что индеец по имени Тампа собрал отряд из тех индейцев, кто бежал с Кубы и Эспаньолы. Эти индейцы разных племен знали язык и нравы нового врага. Они уже бились с ним и могли рассказать о многом. Поэтому царь Карлос выделил этот отряд из остального войска и позволил индейцу Тампе оставаться его военачальником.  Этот отряд с самого начала много дней подряд следил за кораблями флотилии Понсе де Леона.  Теперь же главной задачей этого отряда было заманить испанцев в ловушку. Но время шло, а приятного момента не наступало. Флотилия уже плавала у самого берега. Одна из лодок постоянно отчаливала от одного из кораблей и искала источники с пресной водой. Затем, пополнив несколько маленьких бочек, которых явно не было достаточно для пополнения воды на всех кораблях, лодка быстро уезжала обратно. Это не давало возможности напасть на готовых к бою кастильцев и, поскольку они всегда были с собаками, то и Тампа, помня об этих страшных животных, не решался на нападение, дожидаясь, когда придет основной отряд военачальника царя Калуса и прибудет множество каноэ. Пока корабли шли вдоль островов, нападать на них было неудобно, да и они могли запросто уничтожить весь небольшой отряд.

В какой-то момент, кастильские корабли пошли между островами и зашли в бухту. Затем они стали рядом с главным островом Калуса (современный остров PINE ISLAND- прим. К.А.). Это было важное место в жизни всего племени – там располагался дом царя Калуса – Карлоса и главного Шамана.

Ни индеец Тампа, ни Изабелла не разбирались особенно в кораблях. Их каноэ стояли достаточно далеко и им было непонятно для чего кастильцы накренили корабль и что они делают. Они стали переговариваться с другими индейцами и обсуждать между собой. Самое простое, что приходило в голову это то, что корабль сел на мель или дал трещину.

Понимая, что они имеют преимущество только на земле, Тампа и индейцы стали махать руками, призывая к себе испанцев. Если они подъехали бы к ним, то индейцы могли устроить им засаду и убить их всех. Но испанцы, увидев призывы не пошли на контакт.

Не придя к заключению о том, что же делать дальше, индейцы, под предводительством Тампы, поехали к кораблю поближе, чтобы понять, что происходит. На берегу они оставили несколько воинов и женщин, которые жили в соседней деревне.

В это время Капитан Перес сел на лодку вместе с несколькими солдатами и направился в сторону стоящего корабля Понсе, чтобы взять у него недостающие инструменты и чтобы спросить о том, стоит ли сходить на берег, куда зовут индейцы.

Лодку стало не видно с берега из-за корабля, поэтому Тампа вместе с другими индейцами Калуса подумал, что испанцы почти все уехали с корабля.

В это время моряки решили починить якорный трос и стали поднимать якорь. Тампа подумал, что они пытаются уехать или затопить судно. Команды было мало. Большая часть солдат уехала на лодке. И индейцы подумали, что получили шанс захватить судно.

Несколько каноэ быстро приблизилось к судну, лежащему в воде на одном боку. Моряки были не промах и тут же поняли, что на них нападают. Они быстро забрались на корабль и приготовились к обороне.

Один из моряков стал бить во второй колокол, предназначенный для связи с другими судами. Лодка с капитаном Пересом де Ортубой отошла недалеко. Ее то и не увидели индейцы Калуса. Теперь индейцы уже были близко к кораблю. Несколько из них стали стрелять из своих больших луков и кинули несколько копий. Но это не принесло никакого вреда матросам, укрывшимся за бортом лодки. И тут Тампа закричал индейцам:

 - Берите канаты и тащите лодку к нашему берегу!

Схватив корабль за оба больших каната, индейцы стали тянуть его за собой сначала в воду. А потом, сев на свои каноэ попытались тащить его к месту, откуда они приехали. Команда, понимая, что дело принимает серьезный оборот и корабль становится неуправляем, стали быстро соображать, что сделать.

Пушки были расположены с боков, поэтому оставалось только стрелять из оставшейся пары аркебуз и из арбалетов. Сделав несколько выстрелов, матросы ранили двух индейцев и сделали хорошую дырку в одном из каноэ. Индейцы явно не обрадовались. Как только высовывались матросы, с каноэ тут же по ним стреляли стрелами, и они вынуждены были снова прятаться. И тут они увидели еще и то, что к кораблю на помощь плывет лодка с солдатами и капитаном. Расстояние было достаточно большое и Тампа приказал увеличить усилия и тянуть изо всех сил корабль за якорные канаты. Индейцам почти удалось это сделать.

Капитан Хуан Перес де Ортуба, понял, что он может совершить непоправимую ошибку, если ввяжется в битву с индейцами. Он посмотрел на берег, с которого отчалили и понял, что там остались стоять всего несколько воинов и женщин. Однако он увидел, как из другого места прибрежных мангровых зарослей туда бежали из леса индейцы, которые намеревались сесть в каноэ и прийти на помощь тем, кто тащил судно.

Времени было мало.

- Гребите, друзья, гребите быстрее! – закричал капитан. – Мы должны доехать до берега, где стоят эти чертовы каноэ быстрее, чем те враги, кто бежит сейчас в лесу! Нажмите, черт возьми! Мы должны сделать дело и свалить пока не началась настоящая драка.

Матросы изо всех сил гребли туда, куда показывал капитан.

Лодка врезалась в берег, и солдаты тут же мечами раздолбили оба каноэ, которые стояли у берега.

В это же время другие матросы кинулись за женщинами, которые из любопытства выглядывали из-за дерева за происходящим.

Схватив четырех женщин, испанцы прыгнули в лодку и отплыли.

Когда они уже достаточно отплыли, то на берегу появились индейцы, которые выбежали из мангровых зарослей. Они громко кричали с берега и грозили. Но не стали стрелять, боясь попасть в своих женщин, захваченных испанцами.

В это время на Сан-Кристобале тоже произошел перелом.

Один из матросов, сообразив, что можно сделать закричал всем остальным, кто находился на борту:

- Рубите канаты!

Матросы бросились выполнять эту простую и гениальную идею.

Индейцы, еще раз потянув, резко полетели за борт вместе с отрезанными канатами.  В это время они увидели, что к ним приближается лодка с солдатами, а с самого Сан Кристобаля прозвучало несколько выстрелов и ранило еще троих индейцев. А на помощь команде бригантины плыли еще два корабля испанцев.

Тампа решил не испытывать судьбу и каноэ с индейцами понеслось прочь от Сан Кристобаля к дальнему берегу.

Все было кончено. Бой как таковой не состоялся. Несколько раненых с обеих сторон. Четыре взятых в плен индейских женщины.

Сан-Кристобаль отошел от берега острова PINE ISLAND. И к нему для выяснения всего, что произошло, чем необходимо помочь и совместного совещания поехали Понсе де Леон, Аламинос и капитаны с двух других судов.

Два корабля стали таким образом, чтобы в случае чего можно было использовать пушки, а по бортам стали на изготовку аркебузники.

Все ждали, что индейцы снова бросятся на корабли, однако никакого движения не было.

Понсе ждал, что индейцы приедут и попросят что-то на обмен за захваченных женщин, однако ничего не происходило (записи об этом хранятся до сих пор – прим К.А.)

Обо всем этом было записано в журнале Сан Кристобаля и других судов.

Теперь все суда держались в месте, чтобы можно было прикрывать друг друга.

***

Едва забрезжило солнце и наступил день 4 июня 1513 года, как несколько каноэ индейцев стало подплывать к кораблям. На них стояли индейцы и подняв верх руки, показывали, что они без оружия.

- Кто у вас главный? Нам нужен капитан! – кричал один из них, которым был индеец Тампа. – Где ваш капитан? Удивленные кастильцы показали на судно Санта Мария, где был сам Понсе де Леон.

Подъехав близко к судну, где находился Понсе де Леон, Тампа и еще один индеец, вскарабкался по лестнице, которую ему бросили и, поднявшись на борт заговорил на сносном испанском:

- Меня послал к Вам наш царь Великого Народа Калуса. Он хотел передать, что мы хотим мира и он должен прибыть сюда сегодня. Он также просил передать, что у него есть ЗОЛОТО, которое вы любите и мы хотим его обменять на ваши товары! Вы хотите золото?

 - Да, мы хотим мира! – засветился обрадованный Понсе.  – Мы хотим торговать с вами и нам нужно золото! Мы будем ждать вашего царя!

 - Тогда уберите оружие и давайте говорить об обмене! – медленно сказал Тампа, обводя взглядом палубу. На палубе он увидел женщин, которые тоже пришли посмотреть на индейцев. Поскольку индейцы Калуса были высокими – примерно на голову-полторы выше кастильцев, то Тампа видел все и всех на палубе корабля. Второй индеец был пониже ростом и очень походил на индейца Таино, хотя и был одет в шкуру рыси.

 - Мы будем безоружны! – заулыбался Понсе де Леон. – Мы примем вашего вождя со всеми почестями!

- Хорошо!  - сказал Тампа. – Тогда будьте без оружия. Уберите ваши пушки и готовьте для обмена товары. Мы скоро вернемся!

С этими словами Тампа спустился в свое каноэ и отплыл.

Радостный Понсе взглянул на капитана Кэхо и кормчего Аламиноса.

 - Кажется все будет хорошо! – радостно сказал он. – У них есть золото и они хотят обмена.

- Это может быть обманом! – спокойно сказал Антон де Аламинос. – Мне показалось странным, что этот индеец говорил по-испански. Откуда он знает наш язык? У него боевая раскраска – и он так вертел головой во все стороны, что только люди, которые хотят что-то высмотреть могут так себя вести. Это не любопытство, а шпионаж.

- Ха-ха-ха! – рассмеялся Понсе. – Это в тебе сидят страхи! Если сюда собирается приехать сам царь этих индейцев, значит все в порядке!

- Понсе, - озабоченно начал капитан Кэхо. – Аламинос прав: во-первых, эти люди говорили по-испански. Это настораживает. Один из них был похож на индейца Таино. Значит, он может быть беглым с Эспаньолы и поэтому они знают наш язык.  Затем, зная индейцев, мы можем предположить, что они могут быть коварны и притворяться добрыми, пока им это надо. Так было на Эспаньоле и на нашем с тобой острове Хуан-Батиста. Индеец очень внимательно смотрел на наше оружие и на наших людей. Я бы хотел, чтобы все были готовы к любым неожиданностям.

 - Хорошо! – согласился Понсе. – Мы будем надеяться на хорошее и готовиться к плохому.

 - Лучше всего попытаться допросить тех индианок, которых захватил Ортуба, – посоветовал Аламинос. – Я думаю, что они в курсе того, что здесь задумали их мужья.

 - Отличная идея! – обрадовался Понсе. – приведите сюда всех индианок и пусть тот индеец, которого мы подобрали у Реки Креста поможет нам переводить.

***

В это время Тампа говорил уже с военачальником царя Карлоса, который укрылся в мангровых зарослях вместе со множеством каноэ и воинами Калуса.

- Я сказал, чтобы испанцы убрали оружие и ждали нас с миром! – сказал Тампа. – Думаю, что они поверили. На палубе у них много старых людей. Есть женщины. Не думаю, что они приехали воевать. Скорее они приехали селиться на нашу землю или что-то здесь ищут.

- Мы сможем их разбить, а? – спросил начальник.

 - Это зависит как быстро мы достигнем кораблей и как быстро они поймут, что мы хотим сделать, - уклончиво сказал Тампа.

 - Хорошо. Бери своих людей и выезжайте вслед за нами. У меня еще никогда не было никаких поражений. Боги любят меня! – ухмыльнулся военачальник индейцев Калуса.

Он подал знак, и все воины быстро попрыгали в 20 больших огромных каноэ, каждое из которых умещалось от 20 до 40 человек (То есть индейцев при нападении было от 600 до 800 человек! – прим. автора К.А.).

. Чтобы было быстрее ехать и вести огонь, а также для хорошей устойчивости, почти все каноэ были связаны попарно как катамараны.

***

Через какое-то время на палубу Санта Марии привели индианок, и Понсе попытался у них что-то узнать.

 Индианки молчали. Индеец, который добровольно ехал с Понсе от Реки Креста и стал проводником испанцам, переводил им вопросы Понсе.

 - Что задумали ваши мужья? Сколько золота вы имеете? Богат ли ваш царь? Что он любит?

Но индианки молчали.

И тут смотрящий матрос закричал:

- 20 больших каноэ индейцев едут к кораблю.

- Есть ли у них оружие или у них в лодках лежит товар? – спросил Понсе.

- Они все очень хорошо вооружены: у них у всех луки, копья, щиты и там не видно никакого товара. Там только воины! У них там бьет барабан! – закричал матрос, сидевший на верху. Они очень быстро едут!  А их лодки связаны по две.

 - Так! – заключил Понсе де Леон. – Похоже они хотят войны. Будет им война. Звоните в колокол – пусть готовятся к отражению атаки на всех кораблях.

Прозвонил колокол, и капитаны всех судов и команды приготовились к обороне.

Индейцы первыми нанесли удар. Внезапно они метнули копья с большого расстояния. Эти копья имели такую скорость и силу, что одно из них, пробив щит у одного из кастильцев, буквально пригвоздили другого за руку к мачте корабля – это индейцы применили свои дальнобойные метательные атлатлы.

- Вот это да! - воскликнул капитан Кэхо. – Похоже, им есть что противопоставить нашим пушкам! Я такого никогда и не видел! Стреляйте по ним, что смотрите? - заорал он тут же.

Одна из черных женщин бросилась перевязывать рану кастильцу, а другая уже тащила чистые тряпки и таз с пресной водой, чтобы перевязать рану.

 - Да не на палубе делайте это – в трюм идите! – прикрикнули на них солдаты.

Стрелы летели кучей на корабли. С кораблей выстрелили пушки. Раздался неимоверный грохот, и вода столбом поднялась около каноэ. Несколько человек индейцев упали в воду.

 Однако вместо того чтобы отступить, индейцы еще с большей энергией стали грести к кораблям.

- Похоже, они знакомы с нами и там есть те, кто уже сражался с нами! Мы должны потопить их прежде, чем вся эта толпа подойдет к кораблям! – закричал Понсе.

 - Натяните получше якорные канаты! – кричал капитан Кэхо своим матросам. –  Это позволит точнее стрелять!

В это же время индеец Тампа кричал своим людям:

- Быстрее гребите к кораблям! Иначе пушки разнесут нас в щепки! А у кораблей мы будем в безопасности!

Увидев, что Тампа вырвался вперед, военачальник царя Калуса Карлоса тоже приказал всем грести быстрее.

Индейцы усилили огонь и разделились. Большая часть пошла на корабль Санта Мария, где был Понсе де Леон, а остальные разделились на тех, кто поплыл к маленькому Сан Кристобалю под командованием Хуана Переса де Ортуба и такому же по размерам, как и корабль Понсе – кораблю Сантьяго под командованием капитана Диего Бермудаса.

Силы были явно неравны – на каждого кастильца, включая шестерых женщин, приходилось около 10 превосходных воинов Калуса! Один против десяти!

Тут уж было не до пощады и слов о мире.

Понсе де Леон и капитаны судов поняли, что это важный момент и действовать каждому придется самостоятельно.

Корабли дали еще по залпу из пушек, попав сразу в два разлетевшихся каноэ и разрушив еще одно. Это сразу ободрило команду, так как уменьшило ход остальных, которые принялись спасать своих людей и многие из индейцев поплыли обратно к берегу, до которого было недалеко.

 - Еще! Стреляйте еще! – приказывали капитаны баталерам.

Четыре каноэ с людьми Тампы первыми добрались до корабля Понсе.

Тампа вытащил доставшийся ему еще при побеге из рабства испанский меч поднял его над головой и закричал:

- Убейте этих обманщиков!

- Ух ты! – удивился Понсе вслух. – Это ж надо, у индейца наш меч! Значит кто-то из испанцев отошел в мир к праотцам, и эти индейцы точно уже знают кто мы такие!

 Индейцы стали пытаться забраться на корабли. Но это было непросто. Индейцы вставали друг к другу на спины, чтобы забраться на борт. Но испанцы сбивали кого-нибудь, кто стоял внизу, и пирамида из человеческих тел моментально падала. Индейцы пытались влезть на корабль по бортам, но это у них тоже не получалось, и они падали в воду.

Выпущенные собаки также моментально нападали на тех индейцев, которые уже почти влезали на корабль и беспощадно рвали их. Мечи испанцев и их алебарды с одного удара раскраивали голые тела индейцев и шкуры в которых были они одеты.

Индейские стрелы и копья с наконечниками из камня просто отскакивали от брони и кольчуг, в которые были одеты испанцы.

Топоры из огромных ракушек оставляли только вмятины на доспехах и шлемах кастильцев. Ярость индейцев и их бесстрашие разбивались об опытность и дисциплину кастильцев. Команды матросов и воинов действовала слажено и быстро на всех кораблях.

Кастильцы продолжали стрелять из пушек, пытаясь помочь другим кораблям и топя каноэ, кишащие вокруг судов.

Тяжелее всего приходилось на малом судне Сан-Кристобаль. Его команда и так была мала – всего 15 человек, борта судна были невысоки. Но накануне по несколько человек из числа баталеров приехали на судно с корабля Сантьяго со своим оружием, чтобы помочь, если будет нападение. Да и сам корабль стоял теперь позади двух больших каравелл. Так что первыми приняли на себя удар все равно каравеллы.

В один из моментов, когда трое индейцев перелезли через борт, сидевшие тихо и смирно взятые в плен индианки, которых никто не брал в расчет, накинулись на кастильцев, которые стояли у входа в трюм. Они накинулись на двух солдат, которые бросились на индейцев, оказавшихся на борту. Но опытные воины легко стряхнули индианок с себя и не особо церемонясь, наградили их несколькими ударами в лицо. А черные женщины, находящиеся на борту и помогавшие раненым, увидели это и бросились оттаскивать индианок. Две черные женщины, схватив веревки, связали отлетевших от ударов индианок. А рабыня Хуаны Руиз еще добавила им пару ударов по голове тяжелой доской, лежавшей в трюме. Бывшие другие две индианки – переводчицы, крещеные и бывшие на корабле, помогли оттащить индианок из племени Калуса, уже связанных, но брыкающихся подальше внутрь трюма.

Злости и ярости хватило индейцам не на очень долгое время. Перерубленные руки и пальцы, убитые выстрелами из аркебуз товарищи, гром, дым от выстрелов, дикий лай собак, делали атаку на корабли все более бессмысленной.

 - Рубите канаты! – закричал в какой-то момент индеец Тампа. – Они не смогут управлять кораблем и точно стрелять по нашим каноэ!

Несколько индейцев бросились рубить якорные канаты у судна.

И тут Антон де Аламинос попросил принести ядро для пушки и кастильцы сбросили его на каноэ, стоявшее у якорных канатов. Она размозжило голову одному из индейцев и отбило у лодки кусок борта.

Индейцы попрыгали в воду и стали плыть к другим лодкам.

А двух, повисших на канате индейцев арбалетчики тут же уничтожили двумя точными выстрелами.

С другого борта около каната стояли сцепленные два каноэ. И сначала на канат постоянно запрыгивали и ползли индейцы, которые пытались залезть на палубу. Но их сбрасывали выставленными вперед пиками и алебардами.

Затем индейцы, забравшись друг на друга, еще несколько раз сооружали пирамиду из спин, по которым карабкались на борт другие индейцы. Но и эти живые лестницы были быстро разрушены точными выстрелами аркебузников.

Наконец, к одному из корабельных канатов матросы привязали сетку и положили туда два ядра от пушки. Затем, натянув канат, моряки бросили сетку с ядрами на связанные попарно каноэ, регулируя натяжение через лебедку. Эта конструкция, придуманная испанскими моряками, свалило кучу индейцев в воду, разбило связанные каноэ и потопило одно из них. Наконец, пушки, выставленные командой под углом с подставленными специальными приспособлениями, начали вести огонь по окружившим каноэ, разнося их в щепки с близкого расстояния.

В какой-то момент перегруженные людьми каноэ, за которые держались одни индейцы и на которые пытались влезть упавшие в воду другие, начали тоже тонуть.

Военачальник индейцев резко крикнул, и индейцы стали отступать. Все пространство вокруг кораблей было в крови. Раненые индейцы, разломанные каноэ, плавающие шкуры животных, в которых они было одето большинство индейцев Калуса, куски деревянных копий, стрел и оружия плавали на поверхности воды. А сколько убитых Калуса было под водой!

- Нам нужны четверо живых индейцев!  - закричал Понсе. – И разбейте все эти каноэ, чтобы у них ничего не осталось!

Пушки снова заработали, подняв кучу дыма и огня. А несколько человек из команды Понсе де Леона кинулись специальными абордажными копьями (длинными и обитыми с двух сторон железными пластинами, чтобы их нельзя было перерубить – прим. К.А.) подтягивать два каноэ к кораблю.

Отступавшие индейцы уплывали очень быстро и поэтому, поняв, что их бросили, остальные стали биться еще с большей энергией и злостью, пытаясь отбиться от кастильцев тянущих их к кораблю.

В одном из каноэ находился Тампа. Он бился так отчаянно как мог: многие месяцы, проведенные между побегом с Эспаньолы, он ежедневно упражнялся с кастильским мечом, доставшимся ему от задушенного им врага. Он достаточно хорошо владел им для индейца, но недостаточно хорошо для опытного бойца, которыми были старые кастильцы, прошедшие многие войны в Европе под знаменами короля Фердинанда II.

Еще в начале боя, Тампа вместе с первым же отрядом, причалившим к кораблю Понсе де Леона, попытался взобраться на палубу, но был скинут с борта выставленными сплошным рядом пиками и алебардами. Он взобрался снова в каноэ и снова попытался взобраться на корабль, но был ранен стрелой из арбалета в левую руку. Теперь он отбивался от зацепивших его каноэ абордажных копий кастильцев с силой на которую он был способен.

 - Надо укротить этого парня! - показывая на Тампу, сказал Понсе де Леон. - Кто-нибудь подстрелите его!

Два аркебузника тут же направили на него свое оружие и прицелились. Судьба решила вмешаться в жизнь индейца. В этот же момент Тампа поскользнулся внутри каноэ и одна пуля попала в меч, а вторая пуля пробила раненую левую руку, не задев, однако, кость.

Тампа упал с каноэ в воду, не удержав равновесие. Вода отрезвила Тампу и он, чуть проплыв под водой, схватился за кусок каноэ, плававшего недалеко, и пытался грести к берегу,

 - Молодцы! – закричал Понсе своим солдатам. – Выловите его!

И на Тампу была наброшена сеть.

Пять каноэ, которые захватили кастильцы, были заполнены ранеными индейцами. Перебив всех, кроме четырех в том числе и оставив в живых Тампу, кастильцы сбросили в воду трупы. Затем, привязав каноэ к судам, они стали считать потери.

Когда бой был окончен, то все кастильцы стали петь Ава Мария. Их голоса, подхваченные на всех трех кораблях, грозно разносились, отражаясь от воды и разлетаясь над землей индейцев Калуса.

Раненых было много. Но почти все были ранены легко. Только один из всей команды был смертельно ранен двумя стрелами еще в самом начале боя в шею и скончался. На каждом судне был лекарь. А на судне Понсе де Леона – Санта-Марии, находившиеся Хуана Руиз и другие женщины, бывшие на борту судна, быстро перевязывали раны. Именно на захват этого корабля больше всего рассчитывали индейцы, поэтому именно за него был самый большой бой.

Вскоре появились акулы, пожирая свою добычу.

Через какое-то время капитаны двух других судов приплыли на Санта-Марию обсудить ситуацию. Понсе де Леон, прежде чем говорить, вывел всех пленных индейцев на палубу.  Теперь индейцев Калуса было уже восемь – четыре женщины, захваченные ранее на берегу и четверо легко раненных Калуса, захваченных только что.

Еще один индеец, бывший проводником и старательно изучавший язык кастильцев, был не из племени Калуса, он участвовал сейчас в битве против них, но он знал их язык и сейчас выступал переводчиком.

 - Спроси этих людей, зачем они напали на нас?

 Переводчик спросил.

 Один из индейцев, стоявших посредине палубы, был намного ниже и выглядел совсем по-другому, чем остальные. Он заговорил на плохом испанском:

- Царь племени думает, что ты пришел, чтобы захватить землю Калуса, как вы сделали это на Кубе, Борикене и Эспаньоле!

- А ты кто такой и откуда знаешь испанский язык? – спросил Понсе де Леон.

-  Я приехал сюда с Эспаньолы.

- Тогда живи! – усмехнулся Понсе. – Если бы ты приехал из Борикена, то это было бы для тебя хуже!

 - Мы освободим тебя, и ты сможешь передать, что мы хотим только обмена!

- Но вам нужно золото!  - воскликнул воин. – Вы везде ищете только одно!

 - Ха-ха-ха, - рассмеялся Понсе. – Ну, не только….

 - Нам нравиться торговать с другими народами, - Мы приехали сюда не чтобы сделать вам плохо, а, чтобы наладить взаимовыгодный обмен!

 - И что, свое оружие вы будете продавать нам тоже? – спросил, усмехнувшись, индеец.

 - Если ты понимаешь юмор, то это радует! – сказал Понсе. – Если вы не будете с нами воевать, то тогда – «да». Я думаю, что надо отпустить тебя, и ты скажешь, что мы приехали с миром. Мы подождем здесь. И сейчас, пожалуй, ты можешь быть свободен. И тебя и твоего товарища мы отпустим с тем, чтобы твой царь видел, что мы, хотя и потеряли своего товарища из-за вас, но, мы прощаем вас и скажите своему царю Карлосу, что мы хотим мира. Все, что мы хотим – это то, чтобы нам не чинили препятствий в торговле и обмене. У нас есть, что дать вам, а вам, наверное, есть то, что он мог бы показать нам. Нам было бы приятно видеть вашего царя Карлоса у нас в гостях на корабле, и мы бы приняли с удовольствием его приглашение побывать у него. Возьми своего товарища! – Понсе указал на раненого Тампу. - И возьмите одно каноэ. И, надеюсь, вы сможете точно передать наш разговор и наши пожелания. Кроме того, возьмите в подарок!..

Понсе огляделся и увидел, что священник протягивает ему крест.

Крест был большим, красивым и с разноцветным драгоценными камнями на нем.

-  Вот этот крест и передайте своему Царю в знак нашего расположения. Пусть не будет у него черных мыслей.

С этими словами, Понсе отпустил Тампу и его товарища с Эспаньолы.

Раненый Тампа, и его товарищ спустились в захваченное каноэ и поплыли к берегу.

Оставшиеся в плену у кастильцев двое воинов и четыре аборигенки с тоской и завистью смотрели на отплывающих сородичей. Понсе де Леон и кастильцы тоже смотрели на уплывающих Калуса, но испытывая чувство глубокой надежды на то, что все будет хорошо.           

***

Индейцы собираются на переговоры с Испанцами.

Индейцы собираются на переговоры с Испанцами.

 

Нападение индейцев на  армаду Понсе де Леона.

Нападение индейцев на  армаду Понсе де Леона.

 

Нападение индейцев на  армаду Понсе де Леона.

Нападение индейцев на  армаду Понсе де Леона.

Сражение между индейцами и Понсе де Леоном.

 

Сражение между индейцами и Понсе де Леоном.