Мундуруку

Березкин Юрий Евгеньевич ::: Голос дьявола среди снегов и джунглей

Если основным следствием поисков «страны без зла» каннибалами-тупи было распространение в Восточной Бразилии новой системы земледелия и более развитых форм общественной организации, то военные экспедиции за головами-трофеями у индейцев мундуруку прежде всего способствовали более эффективной охоте. К тако­му неожиданному выводу пришел в конце 70-х годов американский специалист по культуре амазонских ин­дейцев Э. Росс.

Напомним, что мундуруку живут в Центральной Бра­зилии в бассейне реки Тапажос— южного притока Ама­зонки. До появления в этом районе португальцев (вто­рая половина XVIII в.) мундуруку были одним из самых многочисленных и сильных народов Южной Амазонии. Контакты с европейцами привели на первых порах к еще большему росту его мощи. Португальцы сумели догово­риться с мундуруку о том, что будут снабжать их огне­стрельным оружием в обмен на обещание использовать его только в войнах с другими племенами, но не против белых. В результате за несколько десятилетий коренное население Центральной и Восточной Амазонии настоль­ко поредело, что европейцы могли беспрепятственно пре­ступить к колонизации интересующих их земель. Мундуруку же, как уже говорилось, были постепенно обра­щены в христианство и ассимилированы.

По продолжительности и дальности военные экспеди­ции мундуруку не имеют равных в истории первобытных народов Нового Света. Воины в сопровождении женщин, несших нехитрый скарб, преодолевали многие сотни ки­лометров, а по ночам нападали на ничего не подозре­вавших жителей далеких селений. Целью походов было добыть головы врагов, которые по возвращении предна­значались для сложных обрядов и церемоний. Облада­ние трофеем обещало благополучие и изобилие всей об­щине. Воин, принесший его, пользовался исключитель­ным почетом, так что недостатка в желающих проявить себя не было.

То, что охота за головами являлась следствием ха­рактерных для мундуруку религиозно-магических пред­ставлений, казалось очевидным. Этнографы, не удовлет­воренные столь простым объяснением, добавляли, что военную активность племени подстегивал торговый об­мен с португальцами — чем больше мундуруку истребля­ли других индейцев, тем больше им посылали европей­ских товаров. Значит ли это, что в период до контактов е белыми погоня за головами-трофеями была само­целью?

Э. Росс показал, что в действительности дальние эк­спедиции носили не только военный, но и охотничий ха­рактер. Как уже говорилось, индейцы Амазонии обычно располагают достаточными запасами земледельческих продуктов, богатых углеводами, тогда как мясной пищи, белков порой бывает в обрез. Естественно, что диких животных особенно мало вблизи селений. Уходя за сот­ни километров от дома, мундуруку берегли дичь в соб­ственных лесах, равномерно использовали ресурсы ог­ромной территории. Вера индейцев в то, что отрублен­ная голова врага приносит удачу на охоте, соответство­вала действительности вот в каком смысле: пока велась охота за головами, дичи действительно становилось больше, потому что ее не истребляли. Как только экспе­диции прекращались, сокращались запасы дикой фау­ны. Весьма вероятно также, что престиж уходивших в поход молодых людей был высок не только потому, что они подвергали свою жизнь опасности. Юноши возвра­щались в родное селение, нагруженные помимо голов- трофеев заготовленным впрок мясом животных, которое в любой первобытной общине легко открывало дорогу к женским сердцам.