Миштекские генеалогии: европейские параллели и различия

Сборник ::: Америка после Колумба: взаимодействие двух миров ::: Лисненко Л. П.

Среди письменного наследия народов Мексики доиспанского периода миштекские историко­генеалогические кодексы Бодли, Селден II, Нэттол, Виндобоненсис (Виенна, с. I —XIII) занимают особое место1. Они содержат уникальную и многоплановую информацию, позволяющую в значительной мере не только реконструировать историю этих народов на протяжении 600 лет из «первых рук», но и проникнуть в самые разнообразные аспекты социально-политического устройства их общества. Исследования последних лет позволяют во многом переосмыслить сложившиеся представления о миштекской культуре, своеобразие которой долгие годы было либо искажено европейским восприятием различных эпох, либо отчасти оставалось за границами внимания ученых. Основные разработки по генеалогии миштекских правителей принадлежат мексиканскому ученому А. Касо 2, который в своих интерпретациях к кодексам пытался решить вопрос об их принадлежности к тому или иному поселению, так как место и время создания кодексов, их целевое назначение не известны3. Принадлежность кодексов была условно определена им по основному содержанию: Бодли (с. 1—20) —генеалогия владык поселений Тилантонго и Теосакоалько; оборотная сторона Бодли (с.21—40) 4, которую Касо разделял на две части, — родословные правителей Темескаль и Педерналь (с, 21—33), «Горы с челюстью Ээкатля» и «Горы-Маски» (с. 33—39). Кодекс Силден II целиком посвящен генеалогии правителя «Дымящаяся (плюющаяся) гора». Содержание оборотной стороны кодекса Виенна (с. I—XIII) Касо охарактеризовал как «превосходное резюме исторических данных о трех первых династиях Тилантонго, подтверждающее то, что сообщают нам ясно и пространно информативные части кодексов Бодли и Нэттол, но только с большими подробностями» 5. Существенную трудность для подобного определения всегда вызывал наиболее эффектный с точки зрения художественного исполнения кодекс Нэттол. В нем на оборотной стороне (с. 44—84) изложена подробная история походов и завоеваний правителя Тилантонго, носящего календарное имя 8 Олень «Лапа ягуара» (1063—1115 гг.), а на лицевой стороне (с. 1—43) собраны разрозненные и разновременные генеалогические фрагменты, чередующиеся с историческими сюжетами, сценами ритуального и мифологического содержания. При этом генеалогические и исторические части текста связаны с самыми разнообразными поселениями: Тилантонго, Тоесакоалько и Куилопаном. До сих пор кодекс Нэттол рассматривался не как единое целое, а как некая сюжетная мозаика, на первый взгляд лишенная единого стержня.

Исследователи постоянно обращались к разным фрагментам, черпая из них дополнительные данные для воссоздания истории отдельных правителей или для иллюстрации при разработке различных вопросов миштскской истории .

Рассмотрение миштекских кодексов в плане определения различий структурных единиц и комплексов, типологических особенностей генеалогических фрагментов позволяет внести некото­рые коррективы в представления о содержании и назначении этих кодексов.

По информативной емкости структурных единиц кодексы Бодли, Селден II, Виенна и Нэттол делятся на две группы: Бодли — Селден II и Виенна —Нэттол. Из полного набора традиционных эпизодов, передающих события жизни правителей (1 — «коронация»; 2 — свадьба правителя; 3 — родители невесты (жениха); 4 — рождение наследника; 5 — рождение (и свадьба) других детей; 6 — ритуальные действия; 7 — войны правителя или наследника; 8 — смерть правителя) 7, непосредственное отношение к генеалогической записи имеют три — 2, 3, 5. В Бодли — Селден (рис. 1, 2) эпизоду свадьбы правителя (правительницы) в обязательном порядке сопутствует эпизод с родителями невесты (жениха) с указанием места их правления (топоним). В перечне других детей — братьев и сестер наследника (будущего правителя) — фиксируются их браки и указывается место правления.

Такая обширная и разносторонняя информация, дополненная эпизодами и фрагментами исторического содержания, и определяет первостепенную ценность кодексов Бодли и Селден II как исторических источников.

В кодексах Виенна — Нэттол генеалогические фрагменты составлены по иному принципу (рис. 3, 4): употребляются только два эпизода — 2 и 5, причем последний состоит из одиночных фигур, братья и сестры только перечислены.

Рис. 3. Схема краткого варианта родословной мписи нисходяще-смешанного вида в кодек­сах Виенна—Нэттол (Виенна, с. XI—XII)

Рис. 3. Схема краткого варианта родословной мписи нисходяще-смешанного вида в кодек­сах Виенна—Нэттол (Виенна, с. XI—XII)

С точки зрения типологии родословных записей миштекские и европейские генеалогии имеют некоторые общие черты 8. Бодли—Селден соответствуют родословным, составленным по нисходящему — смешанному виду (от предка), а Виенна —Нэттол являются кратким вариантом этого же вида. По форме записи они ближе всего к родословному древу. Существовал у миштеков и другой вид записи, близкий к европейским генеалогиям по нисходяще-мужскому типу, в которых указываются только прямые предки по мужской линии. В миштекском варианте запись состоит из набора брачных эпизодов правителей, составленных же по нисходящей. Образцом единой записи подобного рода является рукопись испанского периода «Карта Тсосакоалько» (1580

г.) 9, которую А. Касо опубликовал в 1949 г. и во всех последующих своих работах подчеркивал большое значение этого манускрипта для понимания содержания миштекских кодексов, считан, что он передает именно нисходяще-мужскую линию родства правителей

Рис. 4. Страница XIII из кодекса Виенна

Рис. 4. Страница XIII из кодекса Виенна

«В Год 9 Нож (1112 г.) 8 Олень «Ляпа ягуара» женился на женщине 11 Змея... У них родился сын 9 «Движение»…. и дочь 2 Трава…»

Тилантонго и Теосакоалько. Формально в пользу такой трактовки говорит внешнее оформление эпизодов. На «Карте» изображены три колонки пар правителей, в которых первым слева нарисован мужчина, второй справа — женщина (рис. 5). Такой же порядок изображения и в кодексах эпизодов свадьбы правителя (2) и родителей невесты (3), причем в последних независимо от того, чьим было наследственное правление в данном поселении. Лишь в брачных парах сестер правителя этот порядок, естественно, нарушался и они изображались первыми по порядку записи. Такой вид родословной записи как в европейском варианте, так и в миштекском, сторого говоря, передает не столько линию родства, сколько линию наследования, т. е. является списком последовательности правителей, составляемым на основе генеалогий нисходяще-смешанного вида. При отсутствии дополнительных сведений такой список не содержит данных о степени родства преемника пи по прямой, ни по боковой линии.

Рис. 5. «Карта Теосакоалько». Фрагмент списка правителей Тилантонго

Рис. 5. «Карта Теосакоалько». Фрагмент списка правителей Тилантонго

Идея краткой записи правителей возникла у миштеков не под влиянием испанцев. Она естественным образом складывалась при различных семейных обстоятельствах: в случае кратковременности жизни правителя, когда успевал родиться (или выживал) только один ребенок; когда правитель вступал в брак с родной сестрой — в таком случае эпизод 3 не повторялся (Б., с. 12, 14, 16, 18, 32—33, 40?). Вытекал такой вариант и из миштекских родословных, стержнем которых была как прямая, так и боковая линия родства (рис. 6).

Рис. 6. Страница кодекса Бодли (с. II —V)

Рис. 6. Страница кодекса Бодли (с. II —V)

«8 Олень «Лапа ягуара» женился на женщине 11 Змея… дочери 5 Орел и [его жены] 2 Смерть... правителей Темескаль»

Прежде чем рассмотреть типы родословных, представленных в кодексах в целом, необходимо остановиться на одной кардинальной ошибке А. Касо, которая помешала ему до конца понять содержание и назначение кодексов. Первое впечатление от «Карты Теосакоалько», с которой он начал изучение миштекских письменных источников, позволило ему сделать далеко идущие выводы. Испанский автор Антонио де Эррера (1559 —1625 гг.) сообщает о праве наследования у миштеков: «для преемственности власти сеньор женится на женщине из своей касты; их дети наследуют; если не имеют (наследника) мужского пола, (наследует) старшая дочь . . . если от знатной женщины не имеет детей, бастарды не наследуют». Ему вторит Франсиско де Бургоа: «В случае, когда нет сыновей, дочери наследуют касиказго»10. Из этих, казалось бы, предельно ясных фраз А. Касо делает неожиданный вывод: «Женщины не могли наследовать, и, как говорит Эррера, наследовали только дети знатной женщины, — утверждение, которое, мы считаем, должно интерпретироваться в том смысле, что только дети королевы могли иметь право наследования»11. Опираясь на эти два своих вывода («Карта Теосакоалько» содержит родословную по прямой мужской линии родства правителей Тилантонго и Теосакоалько, так как женщины не могли наследовать), А. Касо интерпретировал содержание миштекских кодексов, что повлекло за собой массу неправильных определений родства персонажей, из которых последовали существенные ошибки в общей хронологии миштекской письменности истории, занижение ее на 208 лет.

В приведенной фразе Эрреры А. Касо, а вслед за ним и другие исследователи упустили из внимания еще один момент — термин, который он использовал для определения социального статуса женщин, с которыми вступали в брак правители, — «из своей касты». В испанском языке слово «каста» (casta) означает: «раса», «род», «племя», «поколение», «порода», «каста», «замкнутое сословие», «качество», «свойство» 12. Из всех этих значений предпочтение было отдано слову «род» 13, так как кодексы свидетельствуют о бытовании кровнородственных связей в брачных нормах миштекских правителей — женитьбах на родных и единокровных сестрах, племянницах, тетках и т. д. Именно данным сюжетам 186

посвящены разделы в монографиях Б. Дальгрен и Р. Спореса, которые, к слову сказать, в вопросе о праве женщин на власть выражали сомнение в правоте А. Касо 14. Этот выбор увел исследователей в сторону от сути кардинального момента в социальной структуре миштекского общества. Ключ к пониманию миштек-ского феномена — в значении слова «каста» как «порода», «каста», «замкнутое сословие», «качество», «свойство».

«Сеньор женится на женщине из свой касты», т. е. принадлежащей к роду правителей, на дочерях правителей, на правительницах (только в Бодли, с. 1—20, их 17). Чтобы принадлежать к касте правителей, необходимо было не только быть сыном или дочерью, но и стать правителями, чтобы обеспечить детей, в свою очередь, правом преемственности власти. Вот почему так важно происхождение брачных партнеров правителей, почему так тщательно фиксируются не только браки их детей, но и указываются места правления. Поэтому же в эпизодах браков детей правителя (5) нет происхождения их жен и мужей — они женятся на правителях и правительницах, каковыми те могли стать, только принадлежа к касте правителей. При браке наследников (правителей) двух поселений не возникает устойчивого объединения территорий — оно существует лишь на время брака, а в дальнейшем они расходятся на самостоятельные правления их детей (С., с. 8-9; Б., с. 17-18, 31-32 (?), 33-34). В случае гибели правителя или наследника «наследуют родственники касика, наиболее близкие» 15. Это положение нужно уточнить: только те, которые еще не имеют места правления. Передвижения женатых детей в сторону прямой линии, изменения места правления не происходит (С., с. 17-19; В., с. 5-6, 15­18, 35-36; П., с. 32). Принадлежность к касте правителей обеспечивает равноправие ее членов, поэтому место правления не имеет значения. Кастовая система власти сопротивляется сокращению вакантных мест правления во имя обеспечения всего потомства преемственности ранга. Ограниченное количество поселений, по-видимому, приводило к кровнородственным бракам среди миштекских правителей (рис. 7).

Рис. 7. Генеалогическое древо правителей Тилантонго в интерпретации А. Касо (Бодли, с. 5—8; Виенна, с. V—VII; Селден, с. 5—9)

Рис. 7. Генеалогическое древо правителей Тилантонго в интерпретации А. Касо (Бодли, с. 5—8; Виенна, с. V—VII; Селден, с. 5—9)

Рассмотрим теперь типы миштекских родословных, представленных в кодексах. Первый тип — родословные правителей конкретных поселений: Тилантонго — кодекс Бодли (с. 1—20) и Ви-енна (с. I—XIII), в котором представлен «конспективный» вариант этой же родословной, но являющейся самостоятельной версией; «Дымящейся горы» — кодекс Селден П. Второй тин — перечни правителей типа «Карты Теосакоалько», представленные в кодексах фрагментарно. Оба типа имеют общую особенность, отличающую миштекские родословные от европейских. Если исходить из установленной А. Касо последовательности правителей Тилантонго 16 (рис. 8), то независимо от несуразностей в хронологии по вертикали по линии 212 Ягуар в родословной образуются два лишних звена (9 1 Гриф — 13 Собака и 5 Крокодил — 2 9 Орел), которые должны быть смещены на два поколения назад. Но в таком случае, как видно из таблицы, в Тилантонго образуется «двоевластие». С этих двух пар предков в Бодли и Виенна начинается история 8 Олень «Лапа ягуара», которая в первом кодексе отделена от предыдущего сюжета вертикальной чертой а во втором первая пара выделена топонимом.

Рис. 8. Схема основных генеалогических линий в кодексе Бодли (с. 25—40)

Рис. 8. Схема основных генеалогических линий в кодексе Бодли (с. 25—40)

В Нэттл (с. гЬ-ЛЪ) добавлено еще одно звено предков, но весь сюжет ничем не отделен от предыдущего. В «Карте» в перечень правителей вписано только одно звено предков - отец и мать - и помещены они после изображения 2 Дождь17.

Иными словами, в случае естественного пресечения прямой линии родства или завоевания следующей паре правителей предшествует «вводная», состоящая из одного-трех поколений предков-правителей, подтверждающих не столько степень родства нового правителя с пресеченной линией, сколько ого принадлежность к касте правителей по линии своих предков. Предки 8 Олень правили в разных поселениях 18. Включение вводных в текст, естественно, нарушало хронологическую последовательность изложения. Именно в таких случаях А. Касо допускал ошибки в хронологии, воспринимая текст как непрерывное изложение. Широко распространенным вариантом подобных вводных, состоящих из одного поколения, являются эпизоды 3 (родители невесты правителя), но могли быть, как у 8 Олень, состоящие из двух-трех поколений предков. Такая вводная у его четвертой жены 9 И Змея. Стремление подчеркнуть происхождение от наиболее значимого по каким-то причинам предка-правителя, либо отсутствие под рукой у летописца полной информации, либо соображения компактности выработали сокращенную форму вводных, в которых пропускались промежуточные поколения. Происхождение третьей жены 8 Олень — $10 Гриф дано от деда с бабкой (Б., с. 5-Н, 12-IV). Происхождение 2 5 Нож жены правителя «Обсерватории» 1 Обезьяна возведено от ее прадедов 10 Кролик и 2 11 Кролик, правителей этого же поселения, внуком которых по другой линии был 1 Обезьяна (Б., с. 35 — 37, 15-V. Табл. 4). В Нэттол вместо родителей правителя 5 Цветок (1290 г.?) указан его далекий предок 7 Дождь (середина IX в.) (П., с. 33, 36-39}.

Включение вводных в родословные правителей конкретных поселений и в перечни правителей, составляющее отличительную особенность миштекских родословных первого и второго типов, характерно и для родословных третьего типа, представленных на оборотной стороне Бодли (с. 21—40) и лицевой Нэттол (с. 1-41).

Бодли (с. 21—40) состоит из двух частей. Первая (с. 21—26-1) содержит шесть поколений правителей разных поселений, родственников по боковым линиям. Начинается она с двух вводных для правителей поселения Апоала 5 Ветер и 9 9 Крокодил, состоящих соответственно из двух и одного поколений предков. 5 Ветер был в родстве с 9 Ветер «Кецалькоатлем» и происходил из Темескаль, реальных правителей которого здесь только одна пара — 3 (4) Движение и 9 6 Орел (с. 21—22). Заканчивается первая часть свадьбой (979 г.) двух братьев 9 Олень и 12 Ящерица из «Бульто Шипе» на двух младших дочерях правителей поселения «Гора, которая разверзлась» — «Пчела» (с. 25 — 26-1). Эта же свадьба изображена на лицевой стороне (с. 3 — 4), где сообщается еще, что старшая дочь стала женой правителя Тилантонго 9 Ветер «Каменный череп».

Вторая часть (с. 26 — 40. Табл. 3) начинается со свадьбы внука 12 Ящерица— 11 Ветер «Кровавый ягуар» (1061 г.*) 19, ставшего правителем «Бульто Шине». Женился он на единокровной сестре 8 Олень — 9 6 Ящерица. Вводная для нее состоит из эпизода с родителями — 5 Крокодил и его первой жены 211 Вода (с. 26-11), а его вводную, по сути, составляет вся первая часть, которая не имеет одного звена, соединяющего обе части — его родителей. Вторым браком (1090 г.) 11 Ветер женился на правительнице «Дымящейся горы» 9 6 Обезьяна. Их первого сына 4 Ветер и наследника «Бульто Шипе» 8 Олень изгнал из этого поселения. Впоследствии 4 Ветер стал правителем «Педарналь» и женился на двух дочерях 8 Олень. Его дочь и наследница вышла замуж за сына 8 Олень, а внук женился на правнучке. Правителями «Пламя» (Тлашьяко) стали дети 4 Ветер от второго брака, и по их линии его потомки стали правителями «Обсерватории».

Генеалогия ее правителей начинается с 8 Ягуар «Кровавый койот», который, по-видимому, был родоначальником правителей трех поселений — «Обсерватории», «Горы Маски», «Реки тусы» 20. Потомки 8 Ягуар, правившие в первых двух поселениях, в пятом поколении вступают в брак — наследница «Обсерватории» 9 8 Змея и сын правителя «Горы Маски» 3 Собака (Б., с. 35) 21. После смерти их сына 12 Олень, оба брака которого, очевидно, были бездетными, прямая линия правителей «Обсерватории» прерывается и правление переходит к 9 11 Кролик, оказавшейся ближайшей родственницей. На наш взгляд, эту версию наследования подтверждает вводная для се мужа 10 Кролик, состоящая из двух поколений правителей поселения «Ягуар» 22. Последующие правители «Обсерватории» обменивались через поколение невестами с поселением «Пламя». Контакты с Тилантонго были по линии вторых сыновей: второй сын 9 11 Кролик и 10 Кролик — 4 Смерть стал правителем Тилантонго, женившись на вдове его правителя (Б., с. 36-V, 15-V), а его второй по рождению племянник 6 Гриф женился на двух внучках 4 Смерть (Б., с. 18-11). Контакты возобновились через два поколения, и последний (в кодексе) правитель «Обсерватории» 8 Трава женился на 2 9 Олень, дочери правителя Тилантонго 4 Цветок. Как видим, Бодли (с. 21 — 40) передает родословную правителей «Обсерватории», которая через брачные контакты с «Пламя» (Тлашьяко), «Горы Маски», «Педерналь», «Бульто Шипе» по боковым линиям возводится к легендарным предкам из «Темескаль». На протяжении всей родословной отмечены тесное родство и общие предки с правителями Тилантонго.

Кодекс Нэттол (с. 21—41) в качестве рабочей схемы можно разделить на XV различных по объему и содержанию частей. Последние две страницы лицевой части кодекса (с. 42—43), на которых повторно изображены два брака 5 Крокодил, отца 8 Олень «Лапа ягуара», и вся оборотная сторона (с. 44—84), посвященная походам и завоеваниям 8 Олень, объединены в XVI часть. Некоторые из этих частей, как генеалогических, так и исторических (особенно IV на с. 14 — 21), могут в дальнейшем иметь более дробное деление.

Почти все части Нэттол содержат соединяющие их ключевые персоналии, но расположены эти части не в хронологической последовательности. Например, в I части на с. 5 появляется 9 2 Змея, которая в X части на с. 23 становится женой второго правителя Тилантонго. Многие генеалогические фрагменты представляют собой вводные из двух-трех поколений родственников-правителей для ключевых персонажей, вступавших в брак с правителями Тилантонго, Куилопана, Теосакоалько. Так как Нэттол по характеру структурных единиц и их набору относится к краткому варианту нисходяще-смешанного вида родословных, то вводные здесь восполняют отсутствие в основной записи информации о происхождении невест правителей (женихов правительниц), но только для ключевых персонажей. Сами вводные составлены по такому же краткому варианту. Большая часть фрагментов Нэттол посвящена ранним этапам миштекской истории (IX— XI вв.) и образует как бы многочисленные корни, состоящие из предков-правителей более чем 20 поселений (среди которых Тилантонго отведено ведущее положение), соединившиеся в генеалогическом стволе Теосакоалько.

По характеру информации, содержащейся в Нэттол (с. 1—41) и Бодли (с. 21—40), этот третий тип родословных соответствует европейским генеалогиям боковых ветвей правящих династий, составляемым для брачного партнера, входящего в прямую линию наследования правителей. Для таких родословных характерны подчеркивание древности рода, количество и значимость общих пред­ков23.

В качестве гипотезы хотелось бы предложить объяснение целевого назначения кодексов Бодли и Нэттол как единых документов. Бодли на лицевой стороне обрывается сценой свадьбы правителя Тилантонго 4 Олень (1467 * —1521 гг.) 24 на 9 11 Змея. Хотя на с. 19—20 остались незаполненными две с половиной полосы, эпизода с родителями невесты, т. е. информации о ее происхождении, нет. По кодексу Селден II (с. 18—19), 4 Олень был женат на дочери правителя «Дымящейся горы» 2 12 Гриф.

А.  Касо считал, что 911 Змея и 9 12 Гриф — одно и то же лицо и что в Бодли летописец ошибся . В таком случае получается, что летописец, будучи современником событий, одновременно допустил две ошибки — в числе и знаке календарного имени, а кроме того, не изобразил ее личного имени и не указал происхождения (странное небрежение по отношению к жене правителя).

На оборотной стороне кодекса события кончаются двумя свадьбами правителя «Обсерватории» 8 Трава (р. 1435? г.), который первым браком (1457 * г.) был женат на родной тетке 4 Олень — 9 9 Олень (р. 1443 * г.). Брак этот был, по-видимому, бездетным, или 9 9 Олень умерла, и 8 Трава вступил во второй брак (Б., с. 39—40). Оборотная сторона Бодли после этой сцены также обрывается, и остаются незаполненными полторы полосы. По данным кодексов, у миштекских правителей существовал обычай обмена брачными партнерами между поселениями. Если правитель получал невесту из какого- либо поселения, то он отдавал дочь в жены следующему правителю этого поселения (рис. 8). Если 8 Трава женился на дочери правителя Тилантонго, то его дочь могла выйти замуж за следующего правителя — 4 Олень.

С этой позиции становится понятным объединение в одной рукописи столь разнородных генеалогических записей: на лицевой — родословная правителя Тилантонго 4 Олень, на оборотной — родословная его жены 9 11 Змея (очевидно, дочери 8 Трава от второго брака), в которой акцент сделан не только на родословную правителей «Обсерватории», но и на неоднократные в прошлых поколениях брачные связи с Тилантонго и обилие общих знаменитых предков. Брак 4 Олень был столь кратко­временным, что не имел последствий (наследников), которые объединяли бы дальше обе рукописи. Поэтому летописец и не дорисовал ни личного имени 9 11 Змея, ни ее происхождения. Вторым браком 4 Олень женился на 9 12 Гриф из «Дымящейся горы» (С., с. 18). Если бы 9 11 Змея и 2 12 Гриф были одним лицом, то почему в Бодли нет информации о ее происхождении и детях, хотя после свадьбы эта пара определенно была жива еще 20—25 лет? Брак с 9 12 Гриф никак не изменял, естественно, родословную Тилантонго на лицевой стороне, но родословная «Обсерватории» на оборотной становилась неуместной, так как здесь должна была быть родословная «Дымящейся горы». Объяснение целевого назначения кодекса Нэттол имеет две версии, которые сходятся на фигуре 5 Тростник «20 Ягуар», первом сыне от третьего брака правителя Тилантонго и Теосако-алько2 Вода (Н., с. 32 — 33; Б., с. 17 — 18). Первая, упрощенная вер­сия сводится к тому, что, судя по набору генеалогических линий, кодекс Нэттол является родословной последнего в хронологическом отношении персонажа 5 Тростник, который по перво­родству имел права на наследование Теосакоалько, правителем которого он и стал, что осталось за рамками кодекса.

Вторая версия (более гипотетическая) связана с тем, что с 1403 по 1413 г. у 5 Тростник были шансы стать правителем не только Теосакоалько, но и Тилантонго. Его отец 2 Вода был женат трижды. Первый брак с родной сестрой 9 12 (13) Нож (1373 * г.) закончился смертью наследника.

От второго брака с 9 2 Гриф (1378* г.) родилась единственная дочь 9 12 Цветок, наследница Тилантонго, которая вышла замуж (1392 * г.), родила сына 6 Олень (р. 1393 г) и трех дочерей, чем обеспечила преемственность власти в обоих поселениях. Однако, по-видимому, в год рождения последней внучки (1396* г.) 2 Вода вступает в третий брак, оказавшийся плодовитым, — родилось четыре сына и две дочери. Первый сын — 5 Тростник — родился в 1397 г., второй — 5 Дождь — в 1401 г. Разница в возрасте этих детей и внуков четыре года.

В реальной жизненной ситуации вопрос о порядке наследования двух поселений в этой семье оставался открытым в течение более 30 лет (первый сын умер; не было известно, выживет ли дочь, а в дальнейшем и ее дети минимум до семилетнего возраста). В год рождения последнего сына от третьего брака (1403* г.) 2 Вода еще жив и ему 47 лет. Его внук 6 Олень стал правителем Тилантонго и женился в 1413 * г. Вопрос о наследовании мог решиться только в это десятилетие, так как нельзя исключить желания 2 Вода обеспечить статусом правителей сыновей в обход прав внуков. В пользу такого предположения говорят два момента. Первый: в Бодли (впервые) браки изображены в обратном порядке — первым именно третий брак 2 Вода, а 5 Тростник и 5 Дождь нарисованы в отдельных эпизодах рождения с датами, что характерно для наследников. Первородная же наследница 9 12 Цветок дана сразу же в сцене свадьбы, без эпизода рождения с датой, т. е. как бы отодвинута младшими сводными братьями на второй план. Второй момент: в содержании генеалогических фрагментов Нэттол сделан крен в сторону связей Теосакоалько с Тилантонго. При этом первые поколения предков как бы фокусируются на фигуре 8 Олень, сын которого 4 Собака стал правителем Теосакоалько, женившись на дочери-наследнице его правителя 5 Собака, а происхождение и предки самого 5 Собака в родословной Теосакоалько даже не указываются (Н., с. 27-111 — 28-1). Именно в 1403 — 1413 гг., когда 5 Тростник «20 Ягуар», кстати получивший личное имя 2 Дождь, которое носил последний представитель правителей Тилантонго (Н., с. 24), мог стать правителем Тилантонго, и была заготовлена для него родословная, показанная в Нэттол.

В результате проведенного анализа миштекских и европейских генеалогий выявилось много общего в приемах фиксировании родственных связей. Существовавшие у миштеков родословные разного вида и типы подобны европейским как по объему информации, так и по характеру документов: варианты нисходяще-смешанных родословных, составленные по прямой и боковым линиям родства, родословные брачных партнеров, претендентов. Несмотря на внешнее подобие, европейские и миштекские родословные имеют принципиальное различие в целях их создания. Европейские генеалогии ведут учет родства, уделяя главное внимание степени близости родственников к прямой линии наследования в связи с возможными передвижениями в ее сторону. Смешанно-нисходящая генеалогия необходима «для выявления родственных связей между боковыми и часто весьма отдаленными родственниками и чаще всего фигурирует в процессах о наследствах», преследующих материальные и жизненные интересы 26. Следует добавить, что эти интересы в феодальном мире всегда семейные (династийные), так как изменение социального статуса одного из членов семьи влечет за собой в той или иной форме продвижение по социальной лестнице членов семьи. У миштеков этих передвижений не происходит, и цель родословных - засвидетельствовать принадлежность к касте правителей, при которой происхождение от легендарного предка-правителя но прямой или боковым линям равноценно.


1                      Caso A. Interpretation del Codice Bodley 2858. Mexico, 1960; Idem. Interpretation del Codice Seden 3135 (A. 2).

2                      Mexico, 1964; Idem. Explicacion del Reverse del Codex Vindobonensis // Memoria de El Colegio Nacional. Mexico, 1950. Vol. V-5. P. 9-46; Nuttatl Z. The Codex Nuttall: A picture manuscript from ancient Mexico. N. Y., 1975.

3                      Итоги работы А. Касо и других исследователей сведены в монографии: Caso A. Reyes у reinos de la Mixteca. Mexico, 1977.

4                      Vol. 1; Idem. Diccionario biografico de los sefiores mixtecos. Metico, 1979. Vol. 2.

5                      Alcina Franch J. Fuenles indigenes de Mejico. Madrid, 1955. P. 66 — 74.

6                      Нумерация страниц и полос дается по порядку чтения.

7                      Caso A. Explicacion del Reverse. . . P. 44 — 45.

8                      Long П. C. E. The Zoucho Codex//J. Roy. Anthropol. Inst. Gr. Brit, and Ireland. 1926. Vol. 56. P. 239 — 258; Spinden H. J. Indian manuscripts of southern Mexico // Annual report of the Smithsonian Institution, 1933.

9                      Wash. (I). C.), 1935. P. 429-451.

10                    Лисненко Л. П. Особенности композиции некоторых фрагментов кодекса Селден II //Культура народов Америки. Л., 1985. С. 166—173.

11                    Савелов Л. М. Лекции по русской генеалогии. . . Первое полугодие. М., 1908. С. 21-26.

12                    Caso А. В] Мара de Teozacoalco // Cuadernos Americanos. Mexico, 1949. Vol. VIII-5. P. 145-181.

13                    Herrera A. de. Historia general de los hechos de los costellanos en las Islas i Tierra firme del Mar Oceano. Madrid, 1602. Dec. Ill, lib. III. P. 123—124.

14                    Caso A. El Mapa de Teozacoalco. . . P. 175.

15                    Martinez CalvoL. Diccionario Espanol-Ruso. Rarcelona, 1982. P. 455. В таком же узком значении употребляется слово «каста» и в советской литературе: Итс Р. Ф. Введение в этнографию. Л., 1974. С. 56; Свод этнографических понятий и терминов: Социально-экономические отношения и со-ционормативная культура. М., 1986. С. 64.

16                    Dahlgren de Jordan В. La Mixteca: su culture e historia prehispanicas. Mexico, 1966; Spores H. The Mixtec kings and their people. Norman, 1967. Цит. по: Dahigren de Jordan B. Op. cit. P. 155.

17                    Caso A. Interpretation del Codice Bodley 2858. P. 30-37, 39—40; Idem. Explicacion del Reverse.,. P. 20-33; Idem. Reyes у reinos... Vol. 2. P. 259—262, 169-184.

18                    Caso A. El Мара de Teozacoalco. . . P. 158. B Caso A. Reyes у reinos. . . Vol. 2. P. 34, 213-214, 248.

19                    В тексте статьи даты со звездочкой — расчетные.

20                    Caso A. Reyes у reinos. . . Vol. 2. P. 326; Idem. Interpretation del Codice Bodley 2858. P. 63.

21                    А. Касо дает другое определение родства этих персонажей: Caso A. Reyes у гсшов. . . Vol. 2. P. 13U, 237-238.

22                    Caso A. InLerpetacion del Codice Bodley 2858. P. 68.

23                    Коммин Ф. де. Мемуары. М., 1968. C. 264­-272.

24                    Caso A. Reyes у reinos. . . Vol. 1. P. 102.

25                    Ibid. Vol. 2. P. 136, 164; Caso A. Interpolation del Codice Bodley 2858. P. 48.

26                    Савелов Л. М. Указ. соч. С. 22.