Мезоамерика в классическую эпоху

Зубарев В. Г., Тюрин Е. А., Бутовский А. Ю. ::: История древней Центральной и Южной Америки ::: Зубарев В. Г.

Культура «ольмеков»

Культура «ольмеков» – одна из наиболее ранних культур Мезоамерики. Имени народа, создавшего ее не сохранилось (название дано по имени индейского племени, жившего здесь значительно позже). Основными центрами «ольмекской» культуры являются крупные поселения: Ла-Вента, Трес-Сапотес, Серро-де-лас-Месас, Сан-Лоренсо. Расположены они на территории современных мексиканских штатов Веракрус и Табаско, в их прибрежной части. Хронологические рамки «ольмекской» культуры – ок. 800 г. до н.э. – 100 г. н.э.

Анализ важнейших памятников «ольмекской» культуры позволяет выделить несколько последовательно сменявших друг друга этапов. Древнейший из них относится к среднеархаическому времени. Второй этап – позднеархаический. Третий этап – протоклассический и раннеклассический.

Для первых двух этапов характерны общие для всей Мезоамерики тенденции в развитии. Формирование отличительных особенностей «ольмекской» культуры (прежде всего в области искусства) относится ко времени не раньше второй половины I тысячелетия до н.э., т.е. к этапу поздней архаики и к переходному периоду от архаики к цивилизации.

Характерными чертами стиля «ольмеков» являются:

  1. Изображение особого типа человеческого существа (ягуара-ребенка).
  2. Образ ягуара (в виде стилизованных масок).
  3. Мотив карлика с патологическими недостатками.
  4. Ритуальные центры с определенной ориентацией и планировкой.
  5. Ритуальные приношения и посвятительные клады (тайники) в платформах зданий.
  6. Зеркала из полированного камня.
  7. Колоссальные каменные головы в шлемах.
  8. Стелы и алтари.

Носители «ольмекской» культуры выращивали маис, фасоль, тыкву, кабачки. Они умели сооружать оросительные каналы, строить плотины и дамбы. Высокого уровня достигли отдельные виды ремесла: строительное дело, камнерезное искусство, гончарное производство, ткачество. Вероятно, существовала и торговля. Об этом, в частности, свидетельствуют находки «ольмекоидных» статуэток в других районах Мезоамерики.

О социальной структуре и политическом устройстве «ольмекского» общества почти ничего не известно. Анализ погребальных комплексов показывает, что процесс имущественной дифференциации в местном обществе зашел довольно далеко. Наличие ритуальных центров с определенной планировкой свидетельствует о достаточно высоком уровне организации власти. Происходит усиление роли вождя, осуществлявшего в первую очередь военные функции. На монументах «ольмекских» памятников встречаются триумфальные сцены с изображением правителей. Особую прослойку составляло жречество (культовые сцены с участием жрецов также нередки на «ольмекских» монументах). В целом общественный уклад местных племен вряд ли существенно отличался от аналогичных обществ древнего мира и продолжал прежние родоплеменные отношения.

Открытие «ольмекской» культуры и длительный период ее существования привели к возникновению серьезной научной проблемы. Ее решение зависит от установления времени, к которому относится «ольмекский» стиль искусства (мелкая пластика из нефрита, колоссальные головы, базальтовые стелы и алтари). Если он приходится на среднеархаическое время, то тогда «ольмекскую» культуру можно рассматривать как прародительницу всех высоких культур Мезоамерики. Если же этот стиль относится к протоклассическому или началу классического периода, то вопрос о ее роли как альма матер в истории Мезоамерики отпадает. Вопрос этот до сих пор остается спорным, однако более убедительно выглядит вторая точка зрения. В этом случае наиболее передовые области Мексики и Центральной Америки (горные и равнинные майя, сапотеки Монте-Альбана, жители Центральной Мексики и побережья Мексиканского залива) подошли к порогу цивилизации более или менее одновременно.

Цивилизация Теотиуакана

Область распространения теотиуаканской цивилизации довольно обширна и охватывает территорию долины Мехико и современных мексиканских штатов Идальго, Морелос, Тлашкала и Пуэбла. Ядром ее являлась долина Теотиуакана.

Это довольно обширная горная равнина расположена на высоте 2280 м над уровнем моря и имеет около 15 км в длину и 7 км в ширину. С севера долину Теотиуакана замыкают горные хребты центральноамериканской Кордильеры. На востоке, западе и юге она тоже окружена горами. Сама долина и прилегающая к ней местность отличаются крайне засушливым климатом. Главным источником воды для орошения полей и различных хозяйственных нужд служит мелководная река Сан-Хуан-Теотиуакан. В нее впадает множество ручьев и потоков, большая часть которых в сухое время года совершенно исчезает. Минеральные ресурсы района довольно беды, но важнейшее сырье для изготовления инструментов и оружия в древности – обсидиан – в изобилии встречается в окрестностях Теотиуакана.

Именно здесь зародилась и достигла расцвета одна из важнейших культур Центральной Мексики в I тысячелетии н.э. С появлением цивилизации Теотиуакана возникают города, письменность, календарь, сложная религия и государство.

Название народа, создавшего эту культуру не сохранилось. Известно, что большинство населения Теотиуакана относилось к языковой группе нахуа и было этнически родственно тольтекам и ацтекам.

Хронологические рамки теотиуаканской культуры – от 300 г. до н.э. до 800 г. н.э. Ее развитие включает несколько этапов: этап формирования (300 г. до н.э. – рубеж нашей эры), когда закладывается основа будущих достижений теотиуаканской цивилизации; этап складывания основных традиций классической культуры (рубеж нашей эры – 250 г. н.э.); этап наивысшего расцвета, заканчивающийся гибелью Теотиуакана (250-600 гг. н.э.) и, наконец, последний четвертый этап упадка теотиуаканской культуры в Центральной Мексике (600-800 гг. н.э.). Дальнейшая история Теотиуакана связана уже с племенами тольтеков, создавших в Центральной Мексике вторую крупную цивилизацию после теотиуаканской.

Экономической основой цивилизации Теотиуакана служило высокоразвитое земледелие. За три столетия до начала нашей эры в долине Мехико уже жило оседлое земледельческое население, культивировавшее кукурузу, тыкву, бобы, томаты и другие полезные растения.

К рубежу нашей эры получают распространение основные формы интенсивного земледелия, среди которых особое место занимает система чинампас («плавучих садов»). Чинампы представляли маленькие искусственные островки, образованные путем вычерпывания грязи по топким берегам озера и складывания ее в кучи, укрепляемые на первых порах плетнями из камышей, а затем деревьями, своими корнями прочно связывающими землю. Вода между ними удобрялась свежим илом, и плодородие ее таким образом всегда обновлялось Чинампы позволяли в известной мере решить проблему снабжения продовольствием таких больших классических центров, как Теотиуакан, Аскапоцалько и др.

Существенную роль в долине Мехико играла и ирригация. Причем каналы использовались не только для орошения, но и как удобные пути сообщения между центром и окраинами Теотиуакана.

Большинство классических центров в долине Мехико и соседних районах имели на своих окраинах зоны с повышенной влажностью почвы. Эти зеленые зоны, почва которых питается подземными водами, родниками, колодцами и т.д., служили основным источником возделываемых земель и главным поставщиком сельскохозяйственной продукции. Дополнением к этому явилась «грядковая» система на искусственных террасах по склонам холмов и гор.

Несмотря на примитивный характер земледельческих орудий (основным инструментом была коа – «палка-копалка») земледельцам Теотиуакана удавалось получать довольно высокие урожаи, обеспечивавшие потребности населения.

Определенным дополнением к растительной пище служили продукты охоты и рыбной ловли. В древности эта область была богата рыбой, водоплавающей птицей, оленями, зайцами и др.

Основным видом ремесла в Теотиуакане было производство керамики. Оно носило массовый характер и по большей части было делом специалистов-ремесленников. Другим важнейшим видом ремесла было производство каменных орудий и оружия. Главными видами сырья служили кремень, обсидиан, базальт, гранит и другие породы камня. Кроме этого развиты были ткачество (пряжу и ткани изготовляли из хлопка), строительное дело, производство корзин и циновок, изготовление изделий из перьев.

Была развита и торговля, как внутренняя, так и внешняя. В период своего наивысшего расцвета Теотиуакан поддерживал оживленные связи с большинством цивилизованных народов Мезоамерики. Теотиуаканские терракотовые фигурки и керамические сосуды встречаются на территории от юго-западных районов США до границ Сальвадора.

Центрами теотиуканской цивилизации были города: Теотиуакан, Аскапоцалько, Портесуэло и другие более мелкие центры. Крупнейшим среди них был Теотиуакан. Его территория в классический период составляла около 28 км2. В эпоху его наивысшего расцвета население насчитывало от 40 до 70 тыс. человек. Город имел мощные улицы и площади, отличную дренажную систему для стока дождевой воды. Роскошные дворцы знати и грандиозные пирамидальные храмы соседствовали с тесными кварталами глинобитных домиков – местом обитания простого люда, шумными рынками и иностранными подворьями.

О социально-политической структуре Теотиуакана известно немного. Можно предполагать, что уже с рубежа нашей эры здесь существовало первичное государство городского типа, объединившее в дальнейшем обширную территорию долины Мехико и прилегающих к ней областей. Являлся ли Теотиуакан единственной столицей государства или же центров было несколько, однозначно ответить пока невозможно. Однако, в V-VII вв. н.э. Теотиуакан переходит от торговых экспедиций и мирных связей со своими южными соседями к военной экспансии против них (примером здесь может служить судьба города Каминальхуйю в горной Гватемале). Это свидетельство о начале качественно нового этапа в развитии теотиуаканской цивилизации, который был однако прерван военным вторжением извне.

Основными социальными группами теотиуаканского общества являлись жречество, светская военная знать и свободные общинники-земледельцы, ремесленники, торговцы. Свидетельств о наличии рабов пока нет, но вряд ли в этом плане Теотиуакан отличался от других древних обществ подобного типа. Имущественное положение различных категорий населения было неодинаковым. Аристократия резко выделялась на фоне основной массы общинников. Однако отношения между ними вряд ли носили ярко выраженный антагонистический характер и были скорее всего достаточно мирными (большинство теотиуаканских городских центров не имели оборонительных сооружений). В какой-то мере аналогом теотиуаканского общества могут служить цивилизация Минойского Крита или Хараппская культура в Древней Индии.

Теотиуакан погиб в эпоху своего наивысшего рассвета в VII в. н.э. Гибель наступила довольно быстро в результате насильственного разрушения. Скорее всего это были пришельцы с севера. Теотиуакан в то время был самой северной областью зоны мезоамериканских цивилизаций и постоянно ощущал давление варваров на свои северные границы. Один из неприятельских рейдов внутрь страны и закончился разрушением города.

После гибели Теотиуакана его культура продолжала какое-то время сущетсвовать в Аскапоцалько, Портесуэло и других центрах долины Мехико, постепенно приходя в упадок, пока вся эта территория не была подчинена тольтеками.

Сапотеки (цивилизация Монте-Альбана)

Еще один центр древних цивилизаций Мезоамерики находился на территории современного мексиканского штата Оахака в одноименной с последним долине. Оахака лежит на стыке важнейших сухопутных и морских путей,связывающих Центральную Мексику с более южными районами. В древности через перешеек Теуантепек проходила чуть ли не единственная сухопутная дорога на юг, которой пользовались, чтобы попасть в Гватемалу, Сальвадор и Гондурас.

Географическое положение Оахаки с давних пор способствовало проникновению туда сильных внешних влияний. Населявшие долину сапотеки к началу нашей эры оказались между двумя наиболее развитыми цивилизациями Мезоамерики: теотиуаканской - на северо-западе и майяской – на юго-востоке. На севере и северо-востоке сапотеки граничили с создателями «ольмекской» культуры. Несмотря на сильное влияние соседей сапотекам удалось создать свою самобытную культуру, которую отличает своеобразная архитектура, характерная система письменности и календаря, оригинальная керамика с резным орнаментом и особый тип погребальных сооружений.

Главным центром культуры сапотеков был город Монте-Альбан. К концу I тыс. до н.э. Монте-Альбан представлял собой типичный пример первичного государственного образования на стадии города-государства подобный шумерскому Лагашу середине III тыс. до н.э. В городе жило 10-20 тыс. человек, а общее население долины не превышало 100 тыс. человек. В дальнейшем Монте-Альбан в результате успешных завоевательных походов значительно расширяет свою территорию. На севере вплоть до южной части мексиканского штата Пуэбла, на северо-востоке включает часть территории «ольмекской» культуры, а на юге сапотекское влияние распространяется на перешеек Теуантепек. Таким образом, Монте-Альбан превращается в столицу крупного территориального образования с населением до полумиллиона человек. Период наивысшего расцвета сапотекской цивилизации Монте-Альбана приходится на период с 400 по 900 гг. н.э.

Основу хозяйства сапотеков составляло высокопродуктивное маисовое земледелие, основанное на сложной ирригационной системе. В древности долина Оахака была покрыта густой сетью плотин и каналов. О важной роли земледелия в жизни местного населения косвенно может свидетельствовать факт господствующего положения богов – покровителей земледельцев в сапотекском пантеоне (бог маиса – Пито Кособи, бог дождя – Косико и др.).

Ремесло у сапотеков также как и у остальных культур классической Мезоамерики представлено в первую очередь керамическим производством, производством тканей, каменных орудий труда и оружия, строительным делом.

Социально-политическая структура сапотеков в общих чертах была очень близка другим обществам Мезоамерики в классическую эпоху (особенно майя и Теотиуакану).

В конце IX или начале X в. н.э. Монте-Альбан был захвачен миштеками, однако традиции сапотекской культуры сохранились вплоть до испанского завоевания. Миштеки были одними из носителей культуры „Миштека-Пуэбла“ (территория штатов Тлашкала, Пуэбла, Морелос), расцвет которой приходится на VII-X вв. н.э. В дальнейшем они создали собственную цивилизацию (в северной части мексиканского штата Оахака), которая просуществовала вплоть до прихода испанцев.

Цивилизация майя (Древнее царство)

Территория, на которой сложилась цивилизация майя, занимала когда-то современные южномексиканские штаты Чиапас, Кампече и Юкатан, департамент Петен в Северной Гватемале, Белиз и часть Западного Сальвадора и Гондураса. Южные границы владений майя были закрыты горными хребтами Гватемалы и Гондураса. Три четверти полуострова Юкатан окружено морем, а сухопутные подступы к нему со стороны Мексики преграждались бесконечными болотами Чьяпаса и Табаско. Территория майя отличается необычайным разнообразием природных условий, однако природа никогда не была здесь чересчур щедрой к человеку. Каждый шаг на пути к цивилизации доставался древним обитателям этих мест с большим трудом и требовал мобилизации всех людских и материальных ресурсов общества.

Историю майя можно разделить на три крупные эпохи в соответствии с важнейшими изменениями в экономике, социальных институтах и культуре местных племен: палеоиндейскую (10000-2000 гг. до н.э.); архаическую (2000-100 гг. до н.э. или 0) и эпоху цивилизации (100 г. до н.э. или 0 – XVI в. н.э.). Эти эпохи в свою очередь делятся на более мелкие периоды и этапы. Начальный этап классической цивилизации майя приходится примерно на рубеж нашей эры (I в. до н.э. - I в. н.э.). Верхняя граница относится к IX в. н.э.

Наиболее ранние следы пребывания человека в области распространения культуры майя обнаружены в центральном Чиапасе, горной Гватемале и части Гондураса (X тысячелетии до н.э.).

На рубеже III и II тысячелетий до н.э. в этих горных районах появляются раннеземледельческие культуры неолитического типа, основу которых составляло маисовое земледелие.

В самом конце II – начале I тысячелетия до н.э. начинается освоение племенами майя области тропических джунглей. Отдельные попытки обосноваться на плодородных, богатых дичью землях равнин делались и раньше, однако массовая колонизация этих областей началась именно с этого времени.

В конце II тысячелетия до н.э. окончательно складывается мильповая (подсечно-огневая) система земледелия, прогрессивные изменения наблюдаются в производстве керамики, домостроительстве и других областях культуры. Опираясь на эти достижения племена горных майя постепенно осваивали лесные низменные области Петена, восточного Чиапаса, Юкатана и Белиза. Общее направление их движения было с запада на восток. В ходе своего продвижения во внутренние районы джунглей майя пользовались наиболее выгодными направлениями и путями и прежде всего долинами рек.

К середине I тысячелетия до н.э. колонизация большей части равнинной области джунглей была завершена, после чего развитие культуры здесь протекало вполне самостоятельно.

В конце I тысячелетия до н.э. в культуре равнинной части майя происходят качественные изменения: в городах появляются дворцовые комплексы, прежние святилища и легкие небольшие храмы превращаются в монументальные каменные сооружения, все важнейшие дворцовые и религиозные архитектурные комплексы выделяются из общей массы зданий и размещаются в центральной части города на особых возвышенных и укрепленных местах, складывается письменность и календарь, получает развитие живопись и монументальная скульптура, появляются пышные захоронения правителей с человеческими жертвами внутри храмовых пирамид.

Формирование государственности и цивилизации в равнинной лесной зоне было ускорено значительным притоком население с юга из горных районов, где в результате извержения вулкана Илопанго большая часть земель была покрыта толстым слоем вулканического пепла и оказалась непригодной для жизни. Южная (горная) область, по-видимому, дала могучий толчок развитию культуры майя в Центральной области (Северная Гватемала, Белиз, Табаско и Чьяпас в Мексике). Здесь майяская цивилизация достигла вершины своего развития в I тысячелетии н.э.

Экономической базой культуры майя служило подсечно-огневое маисовое земледелие. Мильповое земледелие состоит в вырубке, сжигании и засевании участка тропического леса. Благодаря быстрому истощению почвы через два-три года участок надо бросать и искать новый. Основными земледельческими орудиями майя были: палка-копалка, топор и факел. Местные земледельцы путем длительных опытов и отбора сумели вывести гибридные высокоурожайные сорта основных сельскохозяйственных растений – маиса, бобовых и тыквы. Ручная техника обработки небольшого лесного участка и сочетание на одном поле посевов нескольких культур позволяли долгое время сохранять плодородие и не требовали частой смены участков. Природные условия (плодородие почв и обилие тепла и влаги) позволяли земледельцам майя собирать здесь в среднем не менее двух урожаев в год.

Кроме полей в джунглях, возле каждого индейского жилища имелся приусадебный участок с огородами, рощами фруктовых деревьев и т.д. Последние (особенно хлебное дерево «рамон») не требовали никакого ухода, но давали значительное количество пищевых продуктов.

Успехи древнего земледелия майя были во многом связаны с созданием к началу I тысячелетия н.э. четкого и стройного агрокалендаря, строго регламентирующего сроки и очередность всех сельскохозяйственных работ.

Помимо подсечно-огневого, майя были знакомы и с другими формами земледелия. На юге Юкатана и Белизе на склонах высоких холмов найдены земледельческие террасы с особой системой увлажнения почвы. В бассейне реки Канделария (Мексика) существовала земледельческая система, напоминающая «плавучие сады» ацтеков. Этот так называемые «приподнятые поля», обладающие практически неистощимым плодородием. Существовала у майя и довольно разветвленная сеть оросительных и дренажных каналов. Последние выводили излишки воды из болотистых участков, превращая их в годные для возделывания плодородные поля.

Построенные майя каналы одновременно собирали и подводили в искусственные резервуары дождевую воду, служили важным источником животного протеина (рыба, водоплавающая птица, пресноводные съедобные моллюски), были удобными путями сообщения и доставки на лодках и плотах тяжелых грузов.

Ремесло у майя представлено керамическим производством, ткачеством, производством каменных орудий труда и оружия, украшений из нефрита, строительным делом. Керамические сосуды с полихромной росписью, изящные фигурные сосуды, нефритовые бусы, браслеты, диадемы и статуэтки – свидетельства высокого профессионализма майяских ремесленников.

В классический период у майя получила развитие торговля. Привозная майяская керамики I тысячелетия н.э. обнаружила археологами в Никарагуа и Коста-Рике. Прочные торговые связи были установлены с Теотиуаканом. В этом громадном городе найдено большое количество черепков майяской керамики и резные вещицы из нефрита. Здесь находился целый квартал торговцев майя, с их жилищами, складами товаров и святилищами. Аналогичный квартал теотиуаканских торговцев имелся в одном из крупнейших городов майя I тыс. н.э. Тикале. Помимо сухопутной торговли использовались и морские пути перевозок (изображения долбленых весельных лодок довольно часто встречаются в произведениях искусства древних майя, начиная по крайней мере с VII века н.э.).

Центрами майяской цивилизации были многочисленные города. Крупнейшими из них были Тикаль, Паленке, Йашчилан, Наранхо, Пьедрас-Неграс, Копан, Киригуа и др. Все эти имена поздние. Подлинные названия городов пока неизвестны (исключение составляет Наранхо, который отождествляется с крепостью «Брод Ягуара», известной по надписи на глиняной вазе).

Архитектура в центральной части любого крупного города майя I тыс. н.э. представлена пирамидальными холмами и платформами различных размеров и высоты. На их плоских вершинах стоят каменные здания: храмы, резиденции знати, дворцы. Здания окружали прямоугольные мощные площади, бывшие основной единицей планировки в городах майя. Рядовые жилища строились из дерева и глины под крышами из сухих пальмовых листьев. Все жилые дома стояли на невысоких (1-1,5 м) платформах, облицованных камнем. Обычно жилые и подсобные постройки образуют группы, расположенные вокруг открытого внутреннего дворика прямоугольной формы. Такие группы были местом обитания большой патриархальной семьи. В городах имелись рынки и ремесленные мастерские (например, по обработке кремня и обсидиана). Местонахождение того или иного здания в черте города определялось социальным положением его обитателей.

Значительная группа населения городов майя (правящая верхушка, чиновники, войны, ремесленники и торговцы) не была прямо связана с земледелием и существовала за счет обширной земледельческой округи, поставлявшей ему всю необходимую сельскохозяйственную продукцию и главным образом маис.

Характер социально-политической структуры общества майя в классическую эпоху однозначно пока определить невозможно. Ясно, что, по крайней мере, в период наивысшего своего расцвета (VII-VIII вв. н.э.) социальная структура майя была достаточно сложной. Наряду с основной массой общинников-земледельцев существовала знать (прослойку ее составляли жрецы), выделялись ремесленники и торговцы-профессионалы. Наличие на сельских поселениях ряда богатых погребений свидетельствует о неоднородности сельской общины. Однако как далеко зашел этот процесс, судить пока рано.

Во главе иерархической социальной системы стоял обожествляемый правитель. Правители майя всегда подчеркивали свою связь с богами и исполняли, помимо своих основных (светских) функций, ряд религиозных. Они не только обладали властью при жизни, но и почитались народом даже после их смерти. В своей деятельности правители опирались на светскую и духовную знать. Из первой формировался управленческий аппарат. Несмотря на то, что об организации управления у майя в классический период известно мало, наличие аппарата управления несомненно. На это указывает регулярная планировка майяских городов, разветвленная ирригационная система и необходимость строгой регламентация земледельческого труда. Последнее было задачей жрецов. Любое нарушение священного распорядка расценивалось как кощунство, и нарушитель мог угодить на жертвенный алтарь.

Подобно другим древним обществам у майя были рабы. Они использовались для различных домашних работ, трудились на огородах и плантациях знати, служили носильщиками на дорогах и гребцами на торговых лодках. Однако, вряд ли доля рабского труда была значительна.

После VI в. н.э. в майяских городах происходит консолидация системы власти, основанной на правилах наследования, т.е. устанавливается династический режим. Но во многих отношениях классические города – государства майя оставались «вождествами» или «чифдомами». Власть их наследственных правителей, хотя и санкционированная богами, была ограниченной – ограниченной размерами контролируемых территорий, количеством людей и ресурсов на этих территориях и сравнительной неразвитостью бюрократического механизма, имевшегося у правящей верхушки.

Между государствами майя велись войны. В большинстве случаев территория разгромленного города не включалась в государственные границы победителя. Завершением битвы служило пленение одного правителя другим, обычно с последующим принесением в жертву захваченного лидера. Целью внешней политики майяских правителей была власть и контроль над соседями, особенно контроль над землями, пригодными для возделывания, и над населением, чтобы обрабатывать эти земли и строить города. Однако ни одно государство не сумело добиться политической централизации на значительной территории и не сумело удержать эту территорию на сколь-нибудь долгий отрезок времени.

Примерно между 600 и 700 гг. н.э. на территорию майя вторглись войска Теотиуакана. Нападению подверглись преимущественно горные районы, но и в равнинных городах в это время теотиуаканское влияние существенно возрастает. Города-государства майя сумели устоять и довольно быстро преодолели последствия вражеского нашествия.

В VII веке н.э. под натиском северных варварских племен гибнет Теотиуакан. Это имело для народов Центральной Америки самые серьезные последствия. Была нарушены складывавшаяся на протяжении многих веков система политических союзов, объединений и государств. Началась непрерывная полоса походов, войн, переселений, нашествий варварских племен. Весь этот пестрый клубок различных по языку и культуре этнических групп неумолимо приближался к западным границам майя.

Сначала майя успешно отбивали натиск чужеземцев. Именно к этому времени (конец VII-VIII вв. н.э.) относится большинство победных рельефов и стел, воздвигнутых правителями майяских городов-государств в бассейне реки Усумасинты: Паленке, Пьедрас-Нег-рас, Йашчилан и др. Но вскоре силы сопротивления врагу иссякли. К этому добавилась постоянная вражда между самими городами-государствами майя, правители которых по любому поводу стремились к увеличению своей территории за счет соседей.

С запада двинулась новая волна завоевателей. Это были племена „пипиль“, этническая и культурная приналежность которых до конца еще не установлена. Первыми были разгромлены майяские города в бассейне реки Усумасинты (конец VIII – первая половина IX в. н.э.). Затем почти одновременно гибнут наиболее могущественные города-государства Петена и Юкатана (вторая половина IX – начала X в. н.э.). На протяжении каких-нибудь 100 лет наиболее густонаселенная и развития в культурном отношении область Центральной Америки приходит в упадок, от которого она никогда уже не оправилась вновь.

Низменные районы майя после этих событий не оказались совершенно безлюдными (по мнению некоторых авторитетных ученых на этой территории в течение одного лишь столетия погибло до 1 миллиона человек). В XVI-XVII веках в лесах Петена и Белиза проживало довольно большое число жителей, а в самом центре бывшего «Древнего царства», на острове посреди озера Петен-Ица, находился многолюдный город Тайсаль – столица независимого государства майя, просуществовавшего вплоть до конца XVII века.

В северной области культуры майя, на Юкатане, события развивались по-другому. В X в. н.э. города юкатанских майя подверглись нападению воинственных центральномексиканских племен – тольтеков. Однако, в отличие от центральной области майя, это не привело к катастрофическим последствиям. Население полуострова не только уцелело, но и сумело быстро приспособиться к новым условием. В итоге спустя короткое время на Юкатане появилась своеобразная культура, соединяющая в себе майяские и тольтекские черты.

Причина гибели классической цивилизации майя до сих пор остается загадкой. Некоторые факты указывают на то, что нашествие воинственных групп «пипиль» явилось не причиной, а результатом упадка майяских городов в самом конце I тысячелетия н.э. Не исключено, что известную роль здесь сыграли внутренние социальные потрясения или какой-то серьезный хозяйственно-экономический кризис.

Сооружение и поддержание в порядке разветвленной системы оросительных каналов и «приподнятых полей» требовали колоссальных усилий общества. Резко сократившееся в результате войн население было уже не в состоянии содержать ее в трудных условиях тропических джунглей. И она погибла, а вместе с ней погибла и майяская классическая цивилизация.

Финал классической цивилизация майя имеет много общего с гибелью Хараппской культуры в Древней Индии. И хотя их разделяет довольно внушительный отрезок времени, типологически они очень близки. Возможно, прав Г.М.Боград-Левин, связывающий упадок цивилизации в долине Инда не только с природными явлениями, но и прежде всего с эволюцией структуры оседлоземледельческих культур. Правда характер этого процесса еще не ясен и требует дальнейшего изучения.