Источники и история изучения. Часть 8.

Кинжалов Ростислав Васильевич ::: Культура древних майя

8

Количество документов и сочинений на испанском языке,[46] относящихся к древней истории горной Гвате­малы и испанскому завоеванию, неизмеримо превышает число источников на индейских языках. Вместе с тем, однако, возрастают и трудности в их использовании, так как в одних случаях источ­ники повторяют друг друга, а история этих текстов еще не разра­ботана, в других — противоречат друг другу. Очень разнообразен и характер этой группы источников. В нее входят и отчеты за­воевателей, и сочинения первых хронистов, и различные официаль­ные документы первых годов колониального владычества. Многие из них еще не опубликованы и хранятся в разных рукописных собраниях Нового и Старого Света.

До нас дошло сравнительно небольшое количество источников по периоду испанского завоевания, но в отличие от источников по другим периодам они достаточны, чтобы представить последо­вательность и ход военных кампаний конкистадоров, приведших к завоеванию этой части Гватемалы, а также последовавшую ги­бель древнеиндейской культуры. По истории культуры они, ко­нечно, дают значительно меньше сведений.

К этой группе в первую очередь относятся отчеты завоевателей. Среди подобных документов находятся письма-донесения Эрнандо Кортеса императору Испании Карлу V, датированные 15 октября 1524 г. и 3 и 11 сентября 1526 г. В них завоеватель Мексики сообщает о посланных им разведочных партиях и экспедициях, за­тронувших своими маршрутами территорию Гватемалы.[47] Много материала, к которому, однако, следует относиться критически, содержится в письмах-донесениях Педро де Альварадо, адресован­ных Кортесу. В первом из них, написанном в Утатлане (К'умаркаахе) и датированном 11 апреля 1524 г., «сообщается о войнах и битвах, чтобы умиротворить провинции Чапутулан, Чекиальтенанго и Утатлан, о сожжении их касика и назначении его сыновей, чтобы наследовать ему» (Vedia, 1852, v. I, p. 437). Во втором (там же, стр. 460), написанном в Сантьяго и датированном 28 июля 1524 г., рассказывается «о завоевании многих городов, войнах, битвах, предательствах и мятежах, которые последовали, и о населении в одном городе, и о двух вулканах, один из которых извергал огонь, а другой — дым, и об одной реке кипящей, а другой — хо­лодной, и как Альварадо оказался раненым выпущенной стрелой». В таком же духе выдержаны и другие донесения завоевателя Гва­темалы, направленные им королю Испании; первое издание их вышло в Толедо с необычайной для того времени быстротой, в 1525 г., затем они многократно переиздавались.[48]

Важным источником по истории испанского завоевания яв­ляются и широко известные записки активного участника конкисты Берналя Диаса дель Кастильо — «Правдивое сообщение о завоева­нии Новой Испании и Гватемалы». Они были написаны уже в глу­бокой старости, в 1560—1568 гг., когда Берналь Диас жил на покое в городе Антигуа (Гватемала). Хотя сам он не принимал непосредственного участия в первоначальном этапе завоевания и в деле при Шелаху, но его изумительная память сохранила немало интересных и свежих подробностей. Вероятно, большинство из них Диас почерпнул из рассказов самого Альварадо, когда в 1526 г. возвращался вместе с ним из Гондураса в Олинтепеке. К сожале­нию, для Берналя основной темой его записок оставалось завоева­ние Мексики; только этим и можно объяснить, что из 214 глав его сочинения гватемальским делам он посвятил лишь одну.[49]. Первое точное издание «Правдивого сообщения» по оригиналу, храняще­муся в муниципальном архиве Гватемалы, вышло в 1904 г. в Мексике и с тех пор неоднократно переиздавалось, однако ис­следовательскую работу по истории этого текста нельзя еще счи­тать законченной (Saenz de Santa Maria, 1959a, 1959b, 1961, 1967).

Другим важным источником может служить дело о следствен­ном процессе против Педро де Альварадо, имевшем место в Мехико в 1529 г. В этом деле содержатся протоколы . рас­следования, проводившегося против Альварадо, допросы свиде­телей обвинения, заявления их, сообщения обвинителей, вопросы свидетелей защиты, удостоверение о сдаче Педро де Альварадо селений Тутутепек, Халапа и т. д., удостоверение контадора Новой Испании о золоте и серебре, переплавленном Альварадо, из которого он выплатил пятину в г. Мехико, и др.[50] Документы этого процесса были изданы впервые в 1847 г. (Rayon, 1847).

Определенные сведения по истории испанского завоевания можно извлечь из книги актов муниципалитета г. Сантьяго де Гва­темалы, охватывающей первые шесть лет существования этого го­рода (1524—1530); другим таким же источником является коллек­ция старых документов, хранящаяся в архиве муниципалитета г. Гватемалы и изданная А. Вильякортой в серии «Гватемальская библиотека» (Libro Viejo. . ., 1934).

К этой же группе источников следует причислить и много­численные сообщения и донесения испанских должностных лиц и монахов, описывающие природные условия в отдельных провин­циях Гватемалы, доиспанскую историю и культуру их индейских обитателей. Из числа опубликованных можно назвать письмо ли-сенсиата Гарсиа де Паласио испанскому королю—1576 г. (Garcia de Palacio, 1921), «Описание провинции Гватемалы—1549 г.» Хуана де Пинеды (Pineda, 1924—1925), «Описание провинции Вера-Пас—1574 г.» монахов Франсиско Вианы, Лукаса Гальего и Гильермо Кадены (Viana, Gallego, Cadena, 1955), «Описание провинций Сапотитлан и Сучитепекес—1579 г.» капитана Хуана де Эстрады (Estrada у Niebla, 1955) и др. Последнее особенно ценно. К сожалению, большинство таких документов, хранящихся в Главном архиве Индий (Севилья), Академии истории (Мадрид), Музее Пибоди Гарвардского университета и Латиноамериканской библиотеке Техасского университета (США), еще не опубликовано.

К следующей группе источников следует отнести многочислен­ные произведения испанских и гватемальских хронистов, ценные главным образом тем, что в них приводятся в отрывках или извле­чениях более ранние источники, не дошедшие до наших дней. Первым из них по времени появления был обширный труд Фран­сиско Лопеса де Гомары «Всеобщая история Индий».[51] Несколько глав этого сочинения посвящено описанию завоевания Гватемалы; в них приводится ряд интересных подробностей. Сочинение Гомары весьма тенденциозно; он ярый почитатель Кортеса, и это наложило печать на всю его книгу, но ее обильный фактический материал не­сомненно заслуживает внимания. Попутно следует отметить, что Берналь Диас задумал свою хронику как своеобразный ответ Гомаре, которого он называл «плохим писакой» из-за его оценок действий отдельных конкистадоров.

По утверждению старых библиографов, например Б. де Соуса, очень ценный исторический материал содержался в рукописи мо­наха Эстебана Авилеса, носившей название «История Гватемалы с времен индейцев до основания провинции францисканцев, на­селение этих земель, распространение индейцев, их обычаи, цере­монии, полиция и управление». К сожалению, эта хроника никогда не была напечатана, а рукопись ее затерялась. Утверждение из­вестного американиста прошлого века Э. Д. Л. Скуайра, приво­димое им в его книге о индейских языках Центральной Америки, что сочинение Авилеса было напечатано П. де Ибаррой в 1663 г., не соответствует действительности (Squier, 1861, р. 21).

Постоянная вражда в колониальный период истории Гватемалы между различными испанскими религиозными орденами, в первую очередь между доминиканцами и францисканцами, вызвала появ­ление целого ряда хроник, в которых представитель того или иного ордена дискутировал с работами своих противников. Естественно, в такой полемике авторы неоднократно обращались к темам испан­ского завоевания и индейской истории до появления в стране испанцев. Среди работ доминиканцев, не говоря уже об упомяну­тых выше сочинениях Бартоломе де Лас-Касаса, наиболее инте­ресным источником подобного рода является работа Антонио Ремесаля (? — 1627 гг.?), горячего почитателя и верного ученика Лас-Касаса, за что он подвергался ожесточенным преследованиям со стороны инквизиции и потомков конкистадоров. Его хроника (написанная в 1615—1617 гг.), хотя и имела своей первоначальной целью прославление апостолических деяний доминиканцев в про­тивовес францисканцам, объективно представляет собой первую попытку дать историю не испанского завоевания, а всей страны в целом, основанную на подлинных документах, хранившихся в архивах Гватемалы и Мексики. Не случайно поэтому, что работа Ремесаля была напечатана в Гватемале спустя почти 300 лет после ее написания.[52] В ней содержатся ценные сведения по соци­альной истории индейского населения Гватемалы.

Полной противоположностью хронике Ремесаля является об­ширное сочинение францисканца Франсиско Васкеса (1647— 1713 гг.), называющееся «Хроника провинции Гватемалы» (Vaz­quez, 1937—1944). Васкес — стопроцентный почитатель Альварадо, и интересы Испании для него стояли превыше всего. Неудиви­тельно поэтому, что первое издание этой хроники вышло сразу же после ее окончания — в 1714—1716 гг.; лица, ведавшие цензурой в колониях, хорошо знали политические симпатии Васкеса. Инте­ресно отметить, с другой стороны, что в 1797 г. под несомненным влиянием антиклерикальных идей французских просветителей, проникших в Центральную Америку, издатели «Гватемальской га­зеты» писали, что в противоположность работам Ремесаля и Фуэнтес-и-Гусмана невозможно прочесть и двух страниц сочинения Васкеса без рвоты (Rodriguez Beteta, 1960, p. 58). Однако, несмотря на все реакционные тенденции этой хроники, в ней со­держится немало полезных сведений и по испанскому завоеванию, и по доиспанскому прошлому Гватемалы, почерпнутых Васкесом от информаторов-индейцев и из не дошедших до нас индейских источников.

Крупным хронистом Гватемалы был и другой доминиканский священник — Франсиско Хименес, уже упоминавшийся выше в связи с эпосом киче «Пополь-Вух». Помимо огромного труда по индейским языкам Гватемалы, которому он дал название «Со­кровищница языков какчикель, киче и цутухиль», и перевода «По­поль-Вух» Хименес оставил две хроники. В первой из них — «История провинции Сан-Висенте де Чиапа и Гватемала» (Ximenez, 1929—1931), начатой в 1715 г. в Шенакохе и законченной, очевидно, в 1722 г. в Сакапуласе, он излагает историю завоевания страны испанцами, обращение индейцев в христианство, дела до­миниканцев в Гватемале и перечисляет все важнейшие события в истории колонии до 1720 г. Хотя работа эта начинается с пере­сказа «Пополь-Вух», а многие факты по древней истории киче за­имствованы, по собственному признанию Хименеса, из сочинения монаха-августинца Херонимо Романа «Республика Индий» (а тот, в свою очередь скопировал почти дословно несколько глав из «Апологетической истории» Б. де Лас-Касаса), тем не менее в ней имеется много полезных материалов по социальному и по­литическому устройству киче, их верованиям и обычаям до испан­ского завоевания. Другая его хроника — «Естественная история королевства Гватемалы», очевидно, не была закончена из-за смерти Хименеса. До нас дошел только первый том этой работы, храня­щейся в Обществе истории и географии Гватемалы и до сих пор еще не напечатанной.

Настоящим отцом гватемальской истории является Франсиско Антонио Фуэнтес-и-Гусман (1642—1700 гг.?), праправнук Берналя Диаса дель Кастильо. Его сочинение «История Гватемалы, или избранное напоминание», написанное, вероятно, между 1686 и 1699 гг.,[53] представляет собой богатую сокровищницу фактов по древней истории и этнографии его родной страны. Фуэнтес-и-Гусман перечисляет те индейские источники (например, Франсиско Гомес-Ахсиб, Хуан Макарио, Франсиско Гарсиа-К'алель-Исумпан и др.), которыми он пользовался при написании своей хроники (подавляющее большинство их не дошло до нашего времени), что помогает нам особенно оценить его сочинение. Эту особенность ру­кописи Гусмана отмечает и Хименес, который, хотя вообще не очень доверчиво относился к некоторым видам индейских источ­ников, расценивал приводимые Гусманом отрывки как наиболее достоверные и точные (Ximenez, 1929—1931, v. I, p. 54). «Исто­рия Гватемалы» оставалась долго не напечатанной, так как офици­альный хронист испанского короля отказался дать ей «выход». Первое издание (и то неполное) появилось только через 200 лет.

Каждый год приносит исследователям культуры майя новые открытия и ставит перед ними новые вопросы. Неустанная работа крупных и малых археологических экспедиций, а иногда и люби­телей-одиночек (Ivanoff, 1968) в джунглях и болотах, разыскания в архивах дают большое количество дотоле неизвестного мате­риала. Увеличивается и число публикуемых работ, непрерывно расширяется круг исследуемых проблем. Поэтому, строго говоря, эту главу невозможно закончить. Но именно такого рода невоз­можность и является самым верным свидетельством постоянного развития данной области науки, залогом успешного изучения древнемайяской культуры.


[46] Сюда не относятся, естественно, те индейские документы, которые в силу тех или иных исторических причин дошли до нас только в испанском переводе, как например упомянутый выше «Титуло из Тотоникапана» и др.

[47] Многочисленны издания писем, начиная с севильского в 1522 г. (Vedia, Madrid, 1852; P. de Gayangos, Paris, 1866; New York, 1908; London, 1928; Sevilla, 1915; Madrid—Barcelona, 1932; Mexico, 1935; Buenos Aires, 1946: Graz, 1960; Mexico, 1963, и др.).

[48] См., например: Mackie, 1924, и др.

[49] Первое издание, вышедшее в 1632 г., имело много неточностей. Тем не менее оно неоднократно переиздавалось и переводилось (Paris, 1877; Mexico, 1837; London, 1908—916). Другие испанские издания см.: Mexico, 1904, 1939, 1944, 1950, 1961, 1962, 1968; Madrid, 1928; Guatemala, 1933—1934; есть и переводы: New York, 1956; Stuttgart, 1965; London, 1969. Имеется со­кращенный перевод на русский язык: Егоров, 1924—1925.

[50] Подробное изложение и критический обзор всех документов и сообще­ний хронистов, касающихся деятельности П. де Альварадо, см.: Recinos, 1952.

[51] Первое издание (Gomara, 1552) было вскоре после появления в свет сожжено по распоряжению инквизиции. Следующее издание появилось в Ант­верпене в 1554 г. Есть много последующих изданий; самое распространенное см.: Biblioteca de autores, t. XXII. Madrid, 1877.

[52] Первое издание вышло в Мадриде (Remesal, 1619—1620); в Гватемале оно было издано только в 1932 г. Последнее по времени издание с большим вступительным очерком Кармело Саенс де Санта-Мариа вышло в Мадриде в 1964—1966 гг.

[53] Первое издание (Fuentes у Guzman, 1882-—1883) охватывает лишь пер­вую часть хроники Фуэнтеса; полностью она была опубликована в серии «Гватемальская библиотека» (1932—1933).