Предисловие

Кинжалов Ростислав Васильевич ::: Культура древних майя

Задача настоящей работы — дать (впервые на русском языке) общую характеристику древней культуры народов майя за все ее более чем двухтысячелетнее раз­витие, начиная с самых ранних этапов и кончая трагической ги­белью от меча испанских конкистадоров.

Древним майя, можно сказать, посчастливилось. Их богатая и высокоразвитая культура привлекала к себе внимание исследо­вателей издавна. С середины прошлого века и по настоящее время выходило и выходит немало книг, посвященных археоло­гии, истории и искусству этого народа. В последние годы появи­лось и много популярных работ. Из всех народов древней Америки майя, пожалуй, пользуются сейчас наибольшей извест­ностью (если судить по числу ежегодно выходящих печатных еди­ниц). На втором месте прочно стоят ацтеки, а на третьем — инки, которых, впрочем, в последнее время начинают догонять класси­ческие, или археологические, ольмеки. Между тем такие интерес­ные и проблемные культуры, как сан-аугустин, мочика, тиахуанако или культуры народов побережья Мексиканского залива, Западной Мексики, Эквадора, не только значительно менее из­вестны широкому читателю, но и не пользуются в должной мере вниманием специалистов.

Не вдаваясь в детальный анализ причин, вызвавших это яв­ление (в том числе, конечно, и роли исторической традиции), следует сказать, что, несмотря на большое количество литературы, культура древних майя все же не может считаться полностью изученной. Отметим лишь несколько основных пунктов, которые должны подтвердить это положение.

Фразы о блестящей, своеобразной (а до недавнего времени еще и загадочной) культуре майя стали чуть ли не трафаретом в любой работе, посвященной им. Тем не менее исследований, где бы шла речь о ее специфике и особенностях развития, в сущ­ности нет.

Во-первых, далеко не все в ней изучено должным образом: нет четкой картины по многим вопросам. Поэтому далеко не все так ясно, как это может показаться из некоторых исследований.

В частности, почти не разработаны такие кардинальные вопросы, как особенности развития материальной базы майяского обще­ства, становления раннеклассового общества в Месоамерике[1],а отсюда и особенности специфики его культуры и т. д. В боль­шинстве исследований упор делается на материалы майя низмен­ности; сведения по горным районам почти не привлекаются. Не изучены и соотношения между этими двумя областями.

Во-вторых, в существующих работах в большинстве случаев из одной книги в другую с завидным постоянством переходит не­сколько неправильных утверждений, ставших из-за их много­кратного повторения почти аксиомами. Утверждается, например, что майя создавали свою культуру в некоем вакууме, что они были «одинокими гениями», достигшими наивысшей точки куль­турного развития на всем Американском континенте. Между тем майя — один из народов Месоамерики; их культура была, не­смотря на свою специфику, в широком плане частью единой месоамериканской культуры (по крайней мере в классический период). А отсюда — допустимость и необходимость черпать па­раллельный материал из других месоамериканских обществ, где тот или иной вопрос освещен и разработан лучше. Тем самым представляется возможность истолковать многие явления в майяской культуре, которые по традиции считаются непонятными, за­гадочными или даже непознаваемыми. С другой стороны, нельзя забывать и о процессе взаимосвязи между частями этого боль­шого культурного ареала и внимательно прослеживать, насколько это возможно, влияние майя на другие народы Месоамерики.

Еще одной очень распространенной ошибкой в зарубежных исследованиях является повышенное внимание к психологической характеристике современных майя. Обособляя некоторые черты, возникшие в течение колониального и современного периодов, и автоматически перенося их в древность, исследователи получают совершенно неверную картину. Постулируется некая психологи­ческая неизменяемость майя с древнейших времен до наших дней, их особая индивидуальность по отношению к явлениям культуры, т. е. нарушаются основные принципы наших представлений о за­кономерностях исторического развития. Довольно часты также попытки идеализации древнего майяского общества и его куль­туры. Отрицается существование человеческих жертвоприноше­ний, войн между отдельными городами-государствами и т. д.

В-третьих, наконец, следует учесть, что за последние годы наши сведения по истории и культуре древних майя значительно возросли. Прежде всего это связано с тем, что во многих крупных городах майя (Паленке, Тик'аль, Алтар-де-Сакрифисьос, Сейбаль, Ц'ибильчальтун, Ишимче и др.) были произведены серьезные раскопки, доставившие массу нового археологического материала. Заметно продвинулось и изучение письменных источ­ников, в первую очередь иероглифических текстов (работы Ю. В. Кнорозова, Т. Проскуряковой, Л. Саттертуэйта, Д. Грехема, Д. X. Келли, Т. Бартеля и других исследователей). Опубли­кован ряд интересных текстов раннеколониального периода, со­держащих важные сообщения по истории и общественному строю. Многочисленные материалы по этнографии горных майя, появив­шиеся недавно, также способствовали пониманию и истолкованию многих вопросов, в первую очередь относящихся к области ре­лигии.

Естественно, что имевшиеся обобщающие работы по истории и культуре майя, как например вышедшая в 1946 г. книга вид­ного специалиста в этой области С. Г. Морли «Древние майя» (Morley, 1947) и даже позднейшая переработка ее, произведенная Д. Брэйнердом (Morley, 1956), так же как и работа Д. Э. Томп­сона (J. E. S. Thompson, 1955), сильно устарели и уже не соот­ветствуют свой цели. Небольшие книги А. Руса, М. Д. Ко и К. Бэрленда (Ruz Lhuillier, 1963; М. D. Сое, 1966а; Burland, 1966), к сожалению, не затрагивают многих важных вопросов, а кроме того, не имеют ссылочного аппарата. Поэтому проверить те или иные выводы, к которым приходят авторы, представляется затруднительным или просто невозможным. Наконец, ряд ста­тей, посвященных археологии и культуре майя, в недавно вышед­ших томах огромного издания «Справочник по индейцам Средин­ной Америки» (HMAI, vv. 2—3, 1965) при всей справочной ценности написан разными авторами с очень различных точек зрения и едва ли может дать единую картину культурного раз­вития майя.

Вряд ли имеется необходимость подробно обосновывать далее важность исследуемой темы. Изучение древней истории этой области Центральной Америки безусловно имеет принципиальное значение. Оно помогает, во-первых, представить процесс образо­вания и развития одной из наиболее крупных и важных этниче­ских групп Месоамерики — майя—киче. Во-вторых, изучение прошлого майя восполняет общую картину сложения историче­ских судеб древних народов Латинской Америки и, выявляя их взаимное культурное воздействие, позволяет в то же время су­дить о специфических особенностях исторического процесса и раз­вития культуры индейских народов Мексики, Гватемалы и Гонду­раса. В этой же связи необходимо отметить и важное значение материалов из Месоамерики для выяснения закономерностей в про­цессе формирования раннеклассовых обществ, ибо если данные по государствам Древнего Востока отделены от исследователя ты­сячами лет, то здесь это расстояние измеряется лишь столетиями.

Несмотря на все своеобразие древнемайяского общества, не­предубежденному наблюдателю скоро становится ясным, что в своем развитии оно следовало тем же основным закономерностям, как например народы Древнего Востока. А это является еще од­ним неоспоримым доказательством правильности материалистиче­ского понимания истории развития культуры, так как ни о каких культурных связях между этими областями в древности говорить всерьез просто не приходится[2].

Наконец, без изучения культуры древних майя невозможны никакие серьезные исследования по этногенезу, этнографии, куль­туре и социологии современного населения Мексики и в особен­ности Гватемалы, где и теперь индейцы составляют подавляющую часть населения страны. Все эти обстоятельства и привели к на­писанию данной работы.

В настоящих очерках сделана попытка показать картину куль­туры индейских народностей, говоривших на языке майя, с сере­дины II тыс. до н. э. и кончая периодом испанского завоевания. Термин «культура» употреблен здесь в самом широком значе­нии: под культурой понимается вся совокупность творческой дея­тельности древнемайяского общества — от производства мате­риальных благ до религии и искусства. Разумеется, это не соот­ветствует употреблению данного термина в археологических работах.

Неравномерность распределения сведений по отдельным райо­нам и некоторая запутанность освещения исторических событий письменными источниками, наличие археологических «белых пя­тен» в ряде местностей не дают возможности с достаточной чет­костью показать весь ход развития истории и культуры древних майя на всей их территории. Поэтому обзор дается лишь в той мере, в какой это позволяют конкретные данные, извлекаемые из нарративных и вещественных источников. К сожалению, как письменные, так и в особенности археологические памятники да­леко не все изданы, что, конечно, еще более затрудняет полное освещение данной темы.

В настоящей работе майяское общество рассматривается как часть общества древней Месоамерики, а не как индивидуальная, не имеющая никаких исторических и культурных связей с дру­гими месоамериканскими областями единица, как это делалось раньше. По убеждению автора, такой взгляд после новейших археологических открытий уже невозможен. А это не только дает право, но и обязывает любого исследователя, занимающегося древними майя, широко привлекать необходимый материал из данных по истории и культуре народов Центральной и Юж­ной Мексики. Только благодаря этому целый ряд явлений майяской культуры, до сих пор непонятный, может быть правильно исследован и должным образом истолкован. Вторым важным мо­ментом, по нашему мнению, является исследование специфики майяской культуры и ее региональных и хронологических разно­видностей. Не менее важной задачей должно быть и использова­ние данных по горным майя и систематическое сопоставление с более известными фактами из истории и культуры их равнин­ных соплеменников. Эти три пункта автор старался поставить в центр своего исследования.

Материалы, положенные в основу настоящей работы, указаны в первой главе. Изложение их, как и история исследования во­проса, дано не в том логическом порядке, как хотелось бы видеть исследователю, а в сложности и непрерывности процесса, происхо­дившего в жизни.

Вполне естественно, что в книге, посвященной такой трудной теме, но имеющей строго определенный листаж, далеко не все из­ложено с достаточной полнотой и исчерпывающей аргументацией, а также могли быть упущены те или иные обстоятельства и кое-что из выдвигаемых положений поневоле должно было остаться на уровне гипотезы или предположения. Некоторые проблемные вопросы, как например изложение истории майя, вообще при­шлось только кратко упомянуть во введении. Подробно освещен­ные в других исследованиях проблемы (в частности, иероглифи­ческая письменность и календарно-хронологическая система) в данной работе были разобраны лишь в необходимой для общей картины мере. Основное внимание уделялось или мало разрабо­танным темам (общественный строй, наука, литература, музыка и танцы), или систематически искажаемым (например, религия). По этим же причинам пришлось отказаться и от строго хроноло­гического принципа изложения материала, а давать его по тема­тическому.

Существует несколько систем транскрипции фонем майя. В данной работе они не были применены, а слова майя давались в написании, характерном для того источника, откуда они взяты. Сводная таблица традиционного алфавита и различных тран­скрипций дана Ю. В. Кнорозовым (1963, стр. 158—159). Пере­воды источников, не оговоренные специально, принадлежат ав­тору настоящей книги.

Все рисунки для данного издания были выполнены художни­ком А. С. Фатеевым, которому автор выражает глубокую при­знательность.


[1] О понятии «Месоамерика» в историко-культурном отношении см.: Kirchhoff, 1943, 1952; Palerm, 1955b; Sanders, 1962b; MacNeish, 1964a, 1964b; Willey, Ekholm, Millon, 1964; Wauchope, 1964; M. D. Сое, 1963b; Wolf, 1962; Armillas, 1964.

[2] Подробный разбор этого вопроса см.: Гуляев, 1967, 1968.