Численность населения

Гуляев Валерий Иванович ::: Города-государства майя. (Структура и функции города в раннеклассовом обществе)

Что касается определения численности населения древних городов, то, хотя для этой цели используется немало различных методов[501], мы еще далеки от полной ясности в данном вопросе.

В археологии майя демографические подсчеты делаются двояко:

1) по количеству одновременно существовавших жилищ на территории города в какой-то момент его истории;

2) из расчета количества людей, которых может обеспечить данная территория при максимальных возможностях существующей системы хозяйства.

В других регионах нашей планеты широкое применение нашел метод определения числа жителей древнего поселка по размерам его общей площади и средней плотности застройки[502]. Однако на территории майя, где мы, как правило, не знаем ни точных размеров поселения, ни характера его застройки, это сделать невозможно.

Для применения первого метода нужно знать несколько исходных фактов: а) точное число одновременно существовавших жилых построек в зоне города; б) средний размер семьи, проживавшей в одном доме.

Впервые этот метод разработали и применили на практике археологи США, исследовавшие в 50-х годах город Майяпан — столицу государства, существовавшего с XIII по XV в.[503], т.е. незадолго до конкисты. Общая площадь города, обнесенного каменной стеной, составляет 420 га, а «теменоса» (отделенного от жилых кварталов второй, внутренней стеной) — 6,4 га. Последний включал в себя около 100 крупных каменных зданий — храмов и дворцов. На остальной территории Майяпана (в периферийных группах) было обнаружено еще 40 ритуально-административных зданий. Остальные 3875 построек, выявленных внутри городских стен, относятся к разряду жилых. Из их числа на долю паровых бань, кухонь, кладовых, семейных святилищ и т.д. приходится еще примерно 400 зданий, и остается, таким образом, почти 3500 явных жилищ. Однако авторы раскопок уменьшили эту цифру еще до 2100 ввиду плохой сохранности многих построек и трудности их идентификации. Важную роль играют данные о средних размерах малой семьи майя, жившей в одном доме. Этнографы, используя материалы Юкатана, дают самые разные цифры — 4,5; 5,6; 6,3; 7,5 человека. Но в Майяпанском проекте для вычислений использована средняя семья в 5,6 человека. Умножив число жилых построек (2100) на количество обитателей одного дома, О.Л.Смит получил население в 11–12 тыс. человек[504]. Однако эта оценка явно занижена. Во-первых, не учтено население «теменоса» (жрецы, обитатели дворца правителя, резиденций знати и т.д.); а во-вторых, количество домов было значительно уменьшено по сравнению с реальным числом (3500). Если мы априори предположим, что все выделенные на карте жилища Майяпана в какой-то момент сосуществовали и что служебные постройки составляли здесь при жилищах, как и в Тикале, около 16% от общего их числа (16% от 4000 = 640), то число домов возрастает, по меньшей мере, до 3000. Сюда следует добавить обитателей аристократического квартала. И, таким образом, общая численность населения столицы Северного Юкатана составит примерно 17–18 тыс. человек.

Для классического периода мы располагаем пока в Центральной области майя только одним памятником, по которому имеются надежные сведения о количестве обитателей, — Тикаль.

Благодаря многолетним работам экспедиции Музея Пенсильванского университета в зоне города удалось картографировать 16 кв. км в центральных районах Тикаля, где выявлено в общей сложности до 3000 построек различного назначения и величины[505]. 25–30% всей картографированной территории приходится на долю необитаемых болотистых низин. 300 зданий (или 10% от общего числа) относится к классу дворцов и храмов. А из остальных 2700 домашних построек до 16% приходится на долю вспомогательных и хозяйственных сооружений (кухни, кладовые, бани и т.д.). Таким образом, остается 2200 жилищ на площади в 16 кв. км[506] (а практически 12 кв. км обитаемой земли). Таковы факты. Но как только дело доходит до общих рассуждений по поводу демографии Тикаля, мнения исследователей расходятся. Основная дискуссия ведется между двумя археологами из США — У.Хевилендом и У.Сандерсом. Первый из них в течение многих лет сам вел полевые исследования в Тикале, он же — автор большинства статей по демографии этого города. Второй — руководитель проекта по изучению характера доиспанских поселений в Центральной Мексике. Суть спора состоит в том, что У.Сандерс считает, будто истинный урбанизм существовал в доколумбовой Мезоамерике только в горных областях с высокопродуктивным ирригационным земледелием — Центральной Мексике, Оахаке и т.д., а в низменных лесных районах майя были «ритуальные центры» без сколько-нибудь значительного числа постоянных жителей. Доказательству последнего положения и посвящены все его недавние публикации[507]. Он утверждает, что для подлинно городского поселения необходима концентрация жителей не менее 5000 человек на 1 кв. км, а в Тикале она составляет всего около 1000 человек на 1 кв. км и, следовательно, это не город, а «ритуальный центр»[508].

Со своей стороны, У.Хевиленд приводит в ряде своих работ археологические данные в пользу городского характера и городских функций Тикаля[509].

Раскопки, шурфовка и сборы подъемного материала на 120 группах домовых построек (из 650 нанесенных на карту) позволили У.Хевиленду предположить, что все они были обитаемы в момент наивысшего расцвета Тикаля, между 550 и 770 гг. н.э. Взяв по современным этнографическим выкладкам для юкатанских майя среднюю цифру 5,6 человека для одной малой семьи, жившей в каждом доме, этот автор получил примерную цифру населения города в размере 10–11 тыс. человек[510].

На мой взгляд, цифра в 5,6 человека для одной парной семьи у индейцев-майя даже несколько занижена. Один из крупнейших мексиканских этнографов — А.Вилья Рохас на основе изучения жителей селения Ш-Какаль в Кинтана Роо (Мексика) определил средние размеры одной индейской семьи в 6,3 человека[511]. Есть и другие сведения на этот счет, в которых цифры колеблются от 4,5 до 7,5 человек, т.е. в среднем где-то около 6. Округлив для удобства расчетов данные А.Вильи Рохаса до 6 человек, мы получим для 16 кв. км центральной зоны Тикаля население в 13 200 человек, со средней плотностью 825 человек на 1 кв. км. Однако эти цифры не совсем точны.

Во-первых, мы знаем, что застройкой была занята далеко не вся территория города: 25–30% площади Тикаля приходится на необитаемые болота-«бахос». Значит фактически вместо 16 кв. км остается 12 кв. км обитаемой земли и средняя плотность населения в этой зоне возрастет уже до 1100 человек на 1 кв. км.

Во-вторых, плотность застройки даже в пределах картографированной зоны в 16 кв. км изменяется в весьма широких пределах (до 500 построек на 1 кв. км, или 3000 человек). Выше мне уже приходилось говорить о том, что площадь собственно города была значительно меньше картографированной зоны и составляла всего 7–8 кв. км. Попробуем обосновать это утверждение расчетами, базирующимися на изменениях в плотности застройки. Обычно, судя по примерам из археологии Старого Света, уменьшение такой плотности минимум в 2 раза свидетельствует о наличии в данном месте каких-то определенных границ.

Если учесть все платформы жилищ, известные нам в 16-километровой зоне, то они, согласно У.Сандерсу, распределятся по мере удаления от центра следующим образом (табл. 1):

Таблица 1

Территория, кв. км

Плотность

(кол-во платформ на 1 кв. км)

Общее кол-во платформ

Центральные 8

190

1520

Периферийные 8

  90

  720

Всего 16

2240

 

Совершенно очевидно, что резкое (более чем двойное) уменьшение плотности застройки за пределами центральной (в 8 кв. км) зоны Тикаля отражает наличие где-то в этом районе вполне осязаемых границ города. Ранее я на основе чисто визуального анализа подробной карты Тикаля пришел к выводу, что собственно город занимал площадь не более 7–8 кв. км, т.е. цифры, весьма близкие изложенным в таблице.

У.Сандерс приводит данные о том, что средняя плотность в 90 платформ на 1 кв. км сохраняется и в большой периферийной зоне вокруг Тикаля размером в 48 кв. км (за пределами картографированных 16 кв. км)[512].

Таким образом, по нашим представлениям, население собственно Тикаля в пределах 8 кв. км составляло свыше 9000 человек (1520 платформ × 6 человек). Те же результаты дадут и расчеты, если исходить из средней плотности населения в пределах обитаемой площади (12 кв. км) в картографированной зоне 1100 человек на 1 кв. км (8×1100 = 8800).

Разумеется, эти цифры весьма приблизительны и дают лишь самое общее представление о действительном населении города.

Таблица 2

Сюда же нужно добавить еще население «теменоса» — жителей дворцов, жрецов, слуг, чиновников, воинов, жившее в пределах ритуально-административного центра. О численности обитателей дворцов некоторое представление дает последняя работа Р.Адамса по Вашактуну. На основе общего метража спальных мест (каменные скамьи и лежанки) внутри дворца А — V и предположения, что на одного взрослого необходим участок в 1,75 м длины и 0,75 м ширины, он получил цифру 95 для взрослых обитателей или 114 человек для взрослых и детей (76 взрослых и 38 детей, поскольку, по данным этнографии, 33% каждой группы майя составляют дети). Всего для дворцов города этот автор предложил цифру 184, а округленно — до 200 человек, что составляло, по словам Р.Адамса, от 1 до 2% от всего городского населения и прилегающей округи[513].

Используя эти данные в качестве исходного пункта своих рассуждений, попытаемся сначала вычислить примерное число жителей округи Тикаля. По У.Хевиленду, эта цифра составляла 45 000 человек (позднее он сократил ее до 40 000 человек) на 123 кв. км города и его округи[514].

Население Тикаля (его жилых районов) составляет около 9000 человек. На площади в 56 км за пределами города средняя плотность застройки составляет 90 платформ для домов на 1 кв. км, что в целом дает 5040 жилищ, или 30 240 человек. О последующих 60 кв. км территории округи, вплоть до линии внешних укреплений, у нас нет точных данных о характере застройки.

Известно, что она здесь вновь резко уменьшается даже по сравнению с предыдущей периферийной зоной. По наблюдениям Д.Пьюлстона, плотность застройки в зоне между Тикалем и Вашактуном и в их округе сокращается по сравнению с городскими и окраинными районами в среднем в 3 раза[515], т.е. равна примерно 30 платформам на 1 кв. км, и всего их в зоне 60 кв. км было 1800. В итоге получается, что Тикаль с округой имел население около 52 тыс. человек и 1–2% от этого числа составят примерно 500–1000 человек. Если предположить, что рядовые жрецы, воины, слуги, чиновники и ремесленники, жившие в районе центра, превосходили по численности дворцово-храмовую элиту по меньшей мере в 2 раза, то мы получим еще 1000–2000 человек. Следовательно, для собственно городской черты Тикаля (8 кв. км) мы имеем в самом грубом приближении 11 000–12 000 человек (9000+1500–3000), а для округи (123 кв. км) еще около 40–42 тыс. Надо сказать, что обе эти цифры вполне совместимы с общими показателями любого древнего города, например месопотамского: Ур, Хафадж и др.

Несколько слов о плотности населения. В Майяпане, если исходить из данных О.Л.Смита (население 11–12 тыс. человек на площади в 4,2 кв. км), было 28–30 человек на 1 га, а по моим подсчетам (17–18 тыс. человек на 4,2 кв. км) — свыше 40 человек на 1 га.

В ацтекском Теночтитлане, как предполагает аргентинский исследователь X.Ардой, средняя плотность населения достигала 83–84 человека на 1 га. Наконец, в крупнейшем центре I тысячелетия н.э. в Центральной Мексике — Теотихуакане на площади в 2200 га по весьма приблизительным подсчетам проживало 85 000 человек, или 39 человек на 1 га[516].

Но это слишком общий и ненадежный показатель, поскольку в пределах городской территории плотность застройки (и, следовательно, плотность населения варьирует весьма значительно: в Тикале, например, от 16 до 524 жилищ на 1 кв. км в центральной зоне из 8 кв. км)[517].

Поэтому попробуем определить общую численность населения городов доколумбовой Мезоамерики (табл. 2). Для сравнения можно сослаться на то, что шумерские города Месопотамии в III тысячелетии до н.э. насчитывали от 7000 до 20 000 жителей[518].

Второй метод определения численности древнего населения основан на потенциальных возможностях системы хозяйства, существующей в данном регионе. Общеизвестно, что экономической базой всех важнейших цивилизаций древности служило высокопродуктивное земледелие, способное давать излишки, идущие на содержание групп людей, не связанных непосредственно с производством пищи.

Для демографических подсчетов на основе этого метода необходимо знать прежде всего среднюю урожайность главных сельскохозяйственных культур, долю урожая, необходимую для обеспечения самого земледельца и его семьи, а также количество земли, требуемое для этого при данной системе земледелия.

Разумеется, все эти сведения можно получить только из этнографических и исторических источников.

Исходя из подобных расчетов, исследователи способны в весьма приблизительных пределах вычислить тот максимум населения, который можно обеспечить пищей при существующей системе земледелия. Так, в современном Петене эта плотность на 1 кв. км составит 40–80 человек, на Северном Юкатане — 24 человека[519], в Белизе — 24 человека[520], в Южном Веракрусе — 20 человек[521], в районе Ла Венты, Табаско — 40 человек[522], в Центральном Веракрусе (Тотонакапан) — 52–63 человека[523].

В качестве сравнения следует привести аналогичные показатели для тех областей Мезоамерики, где господствовало интенсивное ирригационное земледелие. Так, в Центральной Мексике накануне конкисты, по подсчетам демографов У.Бораха и Ш.Кука (США), на площади 514 000 кв. км проживало 25,2 млн. человек, т.е. средняя плотность населения составляла 49 человек на 1 кв. км[524]. Правда, в отдельных местах долины Мехико эта цифра резко возрастает до 700–1000 человек на 1 кв. км[525].

В Старом Свете, в Месопотамии (Шумер), средняя плотность населения на 1 кв. км составляла 40 человек, на о. Крит — 26 человек, а в Триполье — 9–13 человек[526].

Таким образом, по средней плотности населения на единицу площади древние майя, видимо, не уступали (а иногда и превосходили) известным центрам цивилизаций Старого (Шумер) и Нового (Центральная Мексика) Света. Не уступали своим собратьям майяские классические города и по общей численности населения (если оставить в стороне таких гигантов, как Теночтитлан и Теотихуакан, остальные города доиспанской Мезоамерики, включая майя, имели в среднем 10–20 тыс. человек).

Некоторое значение имеет для демографических подсчетов различных археологических памятников и метод, основанный на вычислении общей полезной площади жилых помещений[527].

Таким образом, существующие в настоящее время демографические оценки майяских городов и селений остаются весьма приблизительными и могут служить лишь самым общим ориентиром для всякого рода исторических выводов и заключений.


[501] Green E.L. (ed.), 1973, p. 339.

[502] Большаков О.Г., 1973, с. 163.

[503] Pollock Н., Roys R., Proskouriakoff Т., Smith A., 1962.

[504] Ibid., p. 211.

[505] Haviland W.A., 1965.

[506] Ibidem.

[507] Sanders W.Т., 1973, p. 327–332, 354–359.

[508] Ibid., p. 359.

[509] Haviland W.A., 1965, p. 15–19.

[510] Ibidem.

[511] Villa Rojas A., 1945, table 4.

[512] Sanders W.Т., 1973, p. 357.

[513] Adams R.E., 1974. p. 285–297.

[514] Haviland W.A., 1973, p. 345.

[515] Puleston D.E., 1974, p. 308.

[516] Hardoy J., 1973, p. 41.

[517] Sanders W.Т., 1973, p. 354, 355.

[518] Childe V.G., 1950.

[519] Dumond D.E., 1966, p. 96.

[520] Ibid., p. 96.

[521] Heizer R., 1966, p. 120, 121.

[522] Ibidem.

[523] Borah W. and Cook S., 1963, p. 88, 89.

[524] Ibidem.

[525] Borah W. and Cook S., 1963, p. 90.

[526] Массон В.M., 1973, с. 10.

[527] Le Blanc S., 1971, p. 210.