Архитектура. Часть 2.

Кинжалов Ростислав Васильевич ::: Искусство древних майя

2

Число архитектурных памятников клас­сического периода, сохранившихся до на­шего времени, необычайно велико. Обзор их мы начнем с городов центральной ча­сти Петена. Прежде думали, что раньше всех здесь возник Вашактун, так как в нем была найдена стела с весьма ранней датой. Но уже тогда многие ученые указы­вали, что в действительности древнейшим поселением в низменности являлся Тикаль. После того как в последнем были открыты не только стела, еще более ран­няя, чем вашактунская, но и другие архео­логические материалы, относящиеся к VI в. до н. э., это предположение получило ре­шающее подтверждение. Однако все же обзор следует начать именно с Вашактуна, так как он более исследован археологиче­ски, хотя и не был особенно крупным по­литическим или религиозным центром. Многолетние раскопки позволили не толь­ко представить себе этот город в период расцвета, но и воссоздать различные эта­пы его развития.4

Вашактун находится в небольшой до­лине; на нескольких сравнительно невысо­ких холмах с искусственно сглаженными вершинами было воздвигнуто восемь групп зданий. Наиболее древней частью является очень интересный комплекс Е, состоящий из одиннадцати построек. Именно здесь были обнаружены пирамида E-VII-суб и своеобразный архитектурный ансамбль (в зарубежных исследованиях он не совсем правильно называется обсерваторией), предназначенный для определения пере­ломных точек времен года (равноденствий и солнцестояний). Древнемайяское земле­делие требовало точного календаря, по ко­торому могли бы вестись различные рабо­ты, — отсюда и столь распространенные астрономические наблюдения. Зодчие соз­дали очень оригинальную планировку сложного сооружения. На западной сторо­не центральной площади была воздвигну­та пирамида E-VII, фасад которой обращен точно на восток. Напротив нее находились три храма (E-I, E-II и E-III) на вытянутой платформе. Каждый из них был поставлен с определенным расчетом. Наблюдатель, стоявший на вершине пирамиды E-VII, видел солнце в день летнего солнцестояния 21 июня у левого (северного) угла храма E-I, а в день зимнего солнцестояния — 21 декабря — у правого (южного) угла E-III. В дни весеннего и осеннего равно­денствий — 21 марта и 21 сентября — солнце всходило прямо над центром кры­ши среднего храма E-II.

Примером монументальной архитекту­ры (возможно, резиденции правителя) яв­ляется двухэтажное здание A-XVIII, самое грандиозное в Вашактуне. Оно расположе­но на шестиметровой платформе, в кото­рой обнаружены сводчатые крипты с по­гребениями. Первый этаж, состоявший из одиннадцати комнат, имел только три дверных проема на фасаде. За первым боль­шим помещением находились среднее и заднее с дверями в небольшие боковые комнаты. В одной из них лестница вела на второй этаж, где было только семь ком­нат. Карнизы с лепными штуковыми фигу­рами несколько смягчили впечатление су­ровости от гладких плоскостей стен. Все помещения, кроме переднего, не имели никаких источников дневного света и были сырыми и темными. Остальные здания Вашактуна представляют, главным образом, интерес для археологов, а не для историков искусства.

искусство майя
Храм I. Тикаль. Вид до раскопок.

Самым крупным древним городом в низменной части Гватемалы является, конечо, Тикаль. Но, к сожалению, именно грандиозность развалин долгое время препятствовала их тщательному исследованию. Работе экспедиций мешали и удаленность от современных жилых центров, нездоровый климат, буйная тропическая растительность и, самое главное, отсутствие воды. Только недавно музей Пенсильванского университета предпринял там цикл раскопок, рассчитанный на десять лет. Вся связанная с Тикалем территория размером в 576 кв. км объявлена национальным заповедником. Поскольку первые результаты опубликованы далеко не полностью, то для изучения и осмысления найденного материала потребуется еще несколько лет.5 Пока трудно определить даже точные границы Тикаля, потому что при составлении подробной карты стала ясна его тесная связь с соседними поселениями Чикин Тикаль, Волантун и др. Не исключено, что они были не самостоятельными единицами, как думали раньше, а лишь небольшими пригородами. По современным данным центр Тикаля занимал около 16 кв. км (где уже зарегистрировано почти три тысячи зданий), но несомненно, что все городище имело значительно большую площадь.6

Тикаль находится в самом сердце Петена, в верхней части долины Хольмуль. Такое расположение было выгодно для торговли с другими областями, и возможно, первоначальное развитие города сильно зависело от этого благоприятного обстоя­тельства.

искусство майя
Храм V. Разрез. Тикаль.

Археологи, определив расположение и взаимосвязь основных развалин Тикаля, условно делят их на девять больших групп.

Наиболее значительная и древнейшая из них — первая была построена на искусст­венно выровненной возвышенности между северной и южной лощинами, служивши­ми, вероятно, огромными резервуарами для дождевой воды. Эта центральная группа, являвшаяся, очевидно, святая святых го­рода, состоит из огромных храмов на за­паде (храм II) и востоке (храм I) главной площади, большого комплекса на юге (так называемый центральный акрополь) и не­скольких, меньших по размеру храмов на севере (так называемый северный акро­поль). При раскопках последнего глубоко под фундаментами и были обнаружены остатки самых ранних этапов жизни Ти­каля.

Узкая приподнятая дорога пересекает южную лощину и соединяет первую группу развалин со второй, размещенной на не­большом выступе. Здесь выделяются вели­чественный храм V и комплекс различных сооружений, известный под названием южного акрополя.

Третья группа лежит непосредственно к западу от второй. Так же как и другие, она состоит из нескольких площадей, окружен­ных зданиями, причем некоторые из них безусловно служили жилищами знати. За­гадочна высокая пирамида, поставленная в середине одной из площадей. Широкая лестница ведет на вершину, где, видимо, не было воздвигнуто постройки, так как никаких остатков не нашли. О назначении этого сооружения еще ничего не известно; название «Погребальная пирамида», встре­чающееся в старых описаниях, ни на чем не основано. В северной части этой же группы обнаружен недавно стадион для игры в мяч.

Одна из самых интересных с архитектур­ной точки зрения — четвертая группа, так как здесь находятся два гигантских пира­мидальных храма (III и IV) и своеобразное сооружение, условно называемое «комплекс пирамид-близнецов». Он состоит из двух маленьких пирамид с плоскими вершинами и лестницами на четырех сторонах. Эти пирамиды ограждают небольшой двор, с третьей стороны которого расположено длинное каменное здание на низкои платформе, а напротив — так называемая «ограда».7 Другие здания представляют собой, очевидно, меньшие святилища и дома жрецов.

Пятая группа, связанная с центральной широкой дорогой, не имеет каких-либо выдающихся архитектурных памятников. Две следующие (шестая и седьмая) группы были, по всей видимости, комплексами жилищ, так как здесь не было найдено никаких культовых сооружений. Наиболее величественным зданием восьмой была рамида 3Д—43 с трехкомнатным храмом на вершине; с западной стороны ее находятся стелы и алтари без всяких изображений. Последняя группа, обнаруженная только в 1951 г., состоит из большой платформы, на которой был воздвигнут храм VI со стелами и алтарями. Она соединена седьмой группой мощной магистралью около 1 км длиной.

Сейчас исследователи еще не в состоянии представить себе Тикаль как единое целое. Только длительные археологические рабо­ты помогут выяснить назначение и функ­ции отдельных зданий, роль периферий­ных комплексов и их взаимоотношения с центральной частью, количество населения и его размещение в разных районах го­рода, причины возвышения Тикаля на ран­нем и позднем этапах классического пе­риода и упадка в среднем.

искусство майя
Храм I. Тикаль. Вид после раскопок.

Наиболее величественными архитектур­ными памятниками Тикаля, конечно, явля­ются шесть грандиозных храмов. Все они очень высоки, но имеют сравнительно не­большие основания и поэтому напоминают скорее взметнувшиеся к небу вертикаль­ные башни, чем обычные спокойные фор­мы пирамид. Обзор этих сооружений лучше начать с храма V, так как он, по нашему мнению, является если не самым древним из подобных ему, то во всяком случае наи­более архаичным по плану и многим дру­гим чертам.

Фасад его обращен почти точно на север, что, вероятно, диктовалось какими-то осо­бенностями культа. Пирамидальная база в 35,5 м высоты расчленена на девять усту­пов, из которых восемь имеют сложную профилировку в виде огромных то высту­пающих, то углубленных частей, а девя­тый, верхний — гладкие наклонные пло­скости. Такое смелое решение оживляло, делало динамичным эту искусственную гору. Занимающая треть северного склона величественная лестница двадцатиметро­вой ширины к вершине несколько сужи­вается.

Само святилище, воздвигнутое на стило­бате со слегка наклонными стенками, не­сравнимо по размерам с пирамидальной базой: 4 м длины, 0,82 м ширины и 4,8 м высоты. Задняя сторона базы здания выше, чем фасадная. Такая неравномерность уровня, напоминающая вершину пирамиды E-VII-суб в Вашактуне, возможно, говорит об архаичности храма V. К двери святилища, также с севера, ведет вторая, уже не­большая лестница.

Особенностью всех грандиозных храмов Тикаля являются притолоки из больших бревен дерева сапоте; в храме V она со­стоит из девяти гладко обструганных бру­сьев без всякой скульптурной декорировки. Большинство тикальских притолок с релье­фами было выломано и увезено в различ­ные музеи (Базель, Лондон, Нью-Йорк) или разрушено, поэтому в развалинах находят­ся лишь незначительные остатки.

Очень плохо сохранился и фриз храма V. По мнению одного из первых исследовате­лей Тикаля, он состоял из пяти гигантских масок. Такое оформление сразу приковы­вало взгляды к маленькому святилищу. На плоской крыше находилось своеобразное сооружение, так называемый кровельный гребень. Оно имеет четыре сходящиеся под острым углом стены, так что внутри об­разуются пустоты, подобные крошечным комнатам. Очевидно, эта архитектурная композиция была вызвана желанием строи­телей по возможности уменьшить вес над­стройки, давившей на здание. Так как гре­бень очень разрушен, то можно только предполагать, что некогда в нем имелось четыре комнатки, разделенные на два этажа. Никакого конструктивного значе­ния он не имел и служил лишь чисто декоративным целям. Весь храм V (от уровня земли и до верхушки гребня) имеет внушительную высоту — 57 м. Он, очевид­но, был одним из ранних крупных построек в Тикале. На это указывает, прежде всего, необычайная тяжеловесность конструкции; достаточно взглянуть на план, чтобы пред­ставить соотношение однокомнатного святи­лища с огромной массой всего сооружения в целом. Об этом же говорит и отмеченная выше особенность верхней площадки пира­миды. Наконец, отсутствие рельефов на при­толоке также, по нашему мнению, свиде­тельствует о его древности.

искусство майя
«Бог Солнца». Тикаль

Несколько иной характер имеют храмы I и II, обрамляющие главную площадь в са­мом сердце города. Храм II (археологи на­зывают его «Храм масок») покоится на пирамидальной базе (высота 21 м) из трех высоких уступов и четвертого, верхнего — меньшего по размерам. Каждый уступ от­делен от другого нешироким горизонталь­ным врезом, чтобы подчеркнуть членение; углы, как и у многих других тикальских пирамид, несколько округлены. На верхнем уступе поставлен по традиции небольшой стилобат, на котором высится святилище, но его фасад повернут на восток. «Храм масок» (вместе с базой) имел высоту в 43,5 м.

Внутри святилища находятся три узкие комнаты, расположенные на различных уровнях. Дверной проем в первую был в древности перекрыт пятью массивными балками из сапоте. После того как они бы­ли выломаны (очевидно, искателями со­кровищ), большая часть кладки и свода обрушилась вместе с фризом. Переход в следующее помещение имел в качестве по­толка пять балок, украшенных на нижней стороне рельефной резьбой. Третья комна­та — самая маленькая (3,5 X 0,54 м); высо­та от пола до вершины очень узкого свода равна 5,2 м. На внутренних стенах были обнаружены многочисленные граффити.

Высокий кровельный гребень сохранил­ся очень плохо. Судя по остаткам штуковой лепки, его оформление делилось на две части: внизу была изображена колос­сальная маска божества, окаймленная при­чудливой орнаментикой и иероглифами, а над ней — сидящая на троне человеческая фигура в торжественной позе.

Храм I (названный «Храмом гигантского ягуара» по рельефу на притолоке) стоит напротив храма II и близок по общим очертаниям и по плану к последнему. От­личается он лишь тем, что пирамидальная база расчленена на девять уступов, а фа­сад святилища, несколько меньшего по размеру, обращен на запад. Сейчас еще трудно сказать, чем объясняется различная ориентировка фасадов этих храмов: тре­бованиями культа, местом в общем ансамбле или же чем-то еще. Высота его вместе с базой равна 47,2 м, то есть почти га 4 м выше, чем храм II. В 1962 г. под основанием пирамиды удалось раскопать богатое захоронение жреца, возможно, даже первосвященника Тикаля.8 И «Храм масок» и «Храм гигантского ягуара» бы­ли выстроены около 700 гг.

В первой группе находится и храм III («Храм жреца-ягуара»); он более повреж­ден, чем остальные его собратья. Поэтому одной из неотложных задач работающей в Тикале экспедиции является укрепление и восстановление, насколько возможно, это­го замечательного памятника. Все четыре стороны его пирамидальной базы, состоя­щей из девяти уступов, оформлены в виде перемежающихся выступов и углублений, а по углам сделаны более мелкие верти­кальные членения. Такая сложная профи­лировка гладких поверхностей создавала строгий свето-теневой ритм, придавала по­стройке особую декоративность и види­мость большей высоты.

«Храм жреца-ягуара» представлял собой монументальное сооружение, четко сплани­рованное, с удивительно продуманными формами декорировки. И величественные рельефы и иероглифические надписи на деревянных притолоках увеличивали чувст­во благоговейного страха, которое испыты­вали некогда древние жители города, вхо­дившие в святилище.

Самым высоким архитектурным памят­ником Тикаля является храм IV («Храм двухголовой змеи»). И по внешнему обли­ку, и по плану он близок к описанным вы­ше зданиям и выделяется лишь своими размерами. Его пирамидальная база, стоя­щая на естественном восьмиметровом воз­вышении, выравненном для постройки, делится на девять мощных уступов. Лестни­ца на восточном склоне (так же как у хра­мов III и II) суживается к вершине. Все здание создает впечатление непреоборимой мощи и силы. Об этом достаточно красно­речиво говорит уже площадь основания первого уступа. Она превышает 3000 кв.м.

Верхняя часть стен святилища, на кото­рой был расположен фриз, имеет неболь­шой наклон внутрь. Эта особенность свой­ственна многим древним постройкам Петена. Скульптурный фриз состоял из пяти больших барельефов, помещенных на во­сточной стороне: один над входом, два — по углам (так что они охватывали и при­мыкающую стену) и два посредине, между центральным (над входом) и угловыми. Каждый из них изображал гигантскую фан­тастическую голову. На плоской крыше, несколько отступя от края, стоял высокий кровельный гребень из трех секций; его фа­сад, по-видимому, также украшала ко­лоссальная маска. Общая высота этой по­стройки — самой высокой в архитектуре древней Америки — равнялась приблизи­тельно 70 м, следовательно, по своим раз­мерам она была близка к шедевру готики — Кельнскому собору. Судя по данным радио­углеродного анализа, храм IV был воздвиг­нут в конце VIII в.9

Архитектурные особенности больших храмов позволяют сделать несколько лю­бопытных выводов о характере религиоз­ных церемоний у древних жителей Тикаля. Бросается в глаза небольшой размер святи­лищ (объяснять это только ограниченными строительными возможностями архитекто­ров, конечно, не следует, так как в долине Усумасинты, например, при тех же строи­тельных принципах были созданы более значительные по внутреннему объему соору­жения). Следовательно, величина тикаль­ских святилищ обусловливалась тем, что в обрядах, совершавшихся в них, участ­вовало очень ограниченное число человек. Вероятно, одни из них имели право на­ходиться в первом помещении, другие — во втором и только верховный жрец или правитель — в третьем.

искусство майя
«Водонос». Каминальхуйу

Высокие башнеобразные пирамиды также подсказывают мысль, что все ритуалы, происходившие наверху, в святилище, или должны были оставаться тайной для рядового населения города, или не касались его. В более поздних мексиканских храмах, например, принадлежавших племенам нахуа, пирамидальные базы строились с таким расчетом, чтобы культовые действия, происходящие на ее вершине, — принесение человеческой жертвы — были видны всем собравшимся около храма внизу. По­тому архитекторы отодвигали святилище глубь, оставляя на верхней платформе большую, открытую для взоров площадку. Ничего подобного в композициях главных храмов Тикаля нет. Наоборот, возникает впечатление, что высота и крутизна склонов тикальских пирамид должны были подчеркивать принципиальное отличие тех, кто находился наверху и совершал обряды, от рядовой массы внизу.

Мы не знаем еще, к сожалению, одного чрезвычайно важного момента: был ли каждый из этих тикальских храмов (кроме храмов I и II) сооружен единовременно или, как большинство майяских построек, представляет собой результат строительных усилий нескольких поколений, когда одно, древнейшее здание накрывалось, как фут­ляром, другим, а это, в свою очередь, — третьим и т. д. Надписи и рельефы, кото­рые могли бы пояснить назначение храмов и происходившие там обряды, почти не сохранились (кроме храма VI), а остатки резных притолок слишком скудны. Конеч­но, на этот вопрос можно будет ответить лишь после детальных археологических исследований. Весьма вероятно, что внутри пирамидальных оснований найдут крипты с погребениями, подобные обнаруженной недавно в «Храме гигантского ягуара». То­гда можно будет утверждать, что святили­ща на их вершинах были посвящены за­упокойным культам погребенных там пра­вителей или верховных жрецов.

искусство майя
Храм IV. План. Тикаль.

Выше уже упоминалось, что общее число храмов в Тикале очень велико. Все они достаточно близки по планам к описанным большим храмам; разница между ними, в сущности, лишь в размерах и приемах декорировки. Большинство их имеет три помещения, расположенных одно за дру­гим, причем второе находится выше, чем первое, а третье — выше, чем второе. Только планировка так называемого «Длинного храма» (постройка 5Е-38) отличается от обычной схемы: у него на фасад выходят три комнаты, сзади которых помещен вто­рой ряд их.

Из построек некультового назначения в Тикале особенно величествен так называе­мый «Пятиэтажный дворец», находящий­ся в первой группе. Два нижних этажа его выстроены на склоне естественного хол­ма, а три верхних — на вершине. В дейст­вительности он является очень сложным комплексом различных зданий. Однако ес­ли смотреть на него издали, с храма V, то представление о его истинной композиции и ступенчатости этажей исчезает.

Первый этаж состоит из узкой галереи длиной почти в 21 м, в которую ведут три дверных проема. Позади ее расположены еще два помещения, причем большее сое­динено с галереей двумя дверьми, а мень­шее — одной. К востоку от нее были распо­ложены еще четыре пары комнат, теперь почти совершенно разрушенных. С север­ной стороны к ним примыкает небольшое крыло, состоящее из двух, следующих од­но за другим, помещений с обращенным на восток фасадом. Над ним воздвигнут слег­ка отступающий второй этаж также с дву­мя комнатами, но с лицевой стороной, смотрящей на север. По отношению к цент­ральному зданию он находится посереди­не между его третьим и четвертым этажами.

И в главном здании второй этаж несколь­ко отведен назад по сравнению с первым, так что его фасад имеет своим основанием стену первого этажа, отделяющего галерею от задних комнат, а часть кровли первого этажа образует открытую площадку перед помещениями второго. По плану этот этаж близок к первому: основой его композиции также служит галерея с тремя входами; из нее можно попасть в задние комнаты, со­вершенно аналогичные тем, что на первом этаже. В западной части находились че­тыре попарно соединенные небольшие ком­наты, а в восточной — одна большая фа­садная, из которой проемы вели в две зад­ние, и пара следующих друг за другом комнат средней величины. Примерно сход­ная планировка была и у остальных этажей.

Так как каждый этаж (судя по наиболее сохранившейся центральной части) имел в высоту около 5,5 м, то общая высота все­го здания равнялась, очевидно, 27,5 м. Сте­ны дворца были украшены штуковыми рельефами, но до нашего времени сохра­нились только их остатки. Здание, вероят­но, не раз перестраивалось и достраива­лось; во всяком случае, упомянутое выше северное крыло было построено позже глав­ной части. Данные радиоуглеродного ана­лиза датируют тикальский большой дво­рец серединой VII в.

Одним из основных аргументов северо­американских археологов, утверждающих, что здания подобного типа были не жилы­ми, а предназначались для церемониаль­ных целей, является небольшая площадь, узость комнат и т. д. Однако они упускают из виду, что эти же причины противоречат «церемониальной» гипотезе еще в большей степени, чем «жилой». Следует помнить также, что понятия удобства и роскоши являются историческими категориями, су­щественно менявшимися с течением вре­мени. То, что кажется неподходящим аме­риканцу XX века, могло полностью соот­ветствовать требованиям правителя или жреца классического периода.

Раскопки 1964 г. открыли в Тикале ряд зданий, близких по стилю архитектуры к памятникам гигантского церемониального центра в долине Мехико Теотихуакана (профилировка уступов в виде чередующихся вертикальных и наклонных плоскостей и др.). Художественные связи Тикаля и Теотихуакана были отмечены исследователями уже раньше, главным образом в области керамики и монументальной скульптуры. Обнаруженные мексикански черты в памятниках зодчества позволяют говорить о глубоком влиянии культуры Теотихуакана на майя в позднеклассический период. Было ли это следствием появления первой волны переселенцев из Центральной Мексики после падения Теотихуакана или чего-то другого, сказать пока трудно.


4   Подавляющее число работ по археологии майя принадлежит ученым США. Раскопки древних майяских городищ, находящихся в труднодоступных местностях, среди непроходи­мых тропических зарослей, сопряжены с круп­ными материальными расходами на авиараз­ведку, транспорт, корчевку леса, большие земляные работы и др. Поэтому изучение майя­ских памятников долгое время было сосредо­точено почти исключительно в руках северо­американских ученых, работа которых финан­сировалась Институтом Карнеги в Вашингтоне, Музеем Пенсильванского университета в Фи­ладельфии, Музеем Пибоди при Гарвардском университете и другими государственными учреждениями и частными фондами. Такая щед­рая трата средств обусловливалась, конечно, не только научным интересом к историческому прошлому народов Центральной Америки, но и имела своей задачей укрепить в этих стра­нах экономические и политические позиции США.

5   А. P. Maudslay. Archaeology. „Biologia Centrali— Americana". London, 1889, т. Ill, табл. 68—82; Т. M a 1 e r. Explorations in the Depar­tment of Peten, Guatemala. Tikal. PMM, т. V, № 1, 1911; А. М. T о z z e r. A Preliminary Study of the Prehistoric Ruins of Tikal, Guatemala. A Report of the PeabodyMuseum Expedition 1909—1910. PMM, т. V, № 2,1911; S. G. M о r 1 e y. The Inscriptions of Peten. CIWP 437, 1938, т. 1, стр. 266—382; E. M. Shook. Investigaciones Arqueologicas en las Ruinas de Tikal, Departamento de El Peten, Guatemala. AHG, т. 3, Guatemala, 1951, стр. 9—32; H. Berlin. El Templo de las Inscripciones VI de Tikal. AHG, т. 3, стр. 33—54; „The Tikal Project". UMUP-B, Philadelphia, 1957, т. 21, № 3; „Tikal reports", № 1—11, Philadelphia, 1958—1967 (в дальнейшем TR); W. R. Coe. A Summary of excavation and research at Tikal, 1956—1961. AAN, т. 27, Salt Lake City, 1962, стр. 479—507; Он же. A Sum­mary of excavation and research at Tikal: 1962, ECM, Mexico, 1963, т. Ill, стр. 41—64; Он же. Tikal, Guatemala, and Emergent Maya Civili­zation. „Science", т. 147, № 3664, Washington, 1964, стр. 1401—1419; он же. Tikal: ten years of stydy of a Maya ruin in the lowlands of Guatemala. Exp. т. 8, № 1, 1965.

6   R. F. С a r r, J. E. Hazard. Map of the ruins of Tikal, El Peten, Guatemala. TR, № 11, Philadelphia, 1961.

7   L. Satterthwaite. Maya dates on Ste­lae in Tikal „Enclosures”. UMUP-B, т. 20, № 4, Philadelphia, 1956, стр. 25—40; E. M. S h о о k. Field Director’s Report: The 1956 and 1957 Sea­sons. TR, № 1, Philadelphia, 1958, стр. 9—10. W. R- Coe. A Summary of excavation and re­search at Tikal: 1956—1961. AAn, Salt Lake City, 1962, т. 27, № 3, стр. 502.

8   A. S. T r i с к. The Splendid Tomb of Temp­le I at Tikal, Guatemala. Exp., т. 6, № 1, Philadelphia, 1963, стр. 2—19.

9   M. Foncerrada de Molina. Fechas de radiocarbono en el area maya. ECM, т. IV, Mexico, 1964, стр. 155—60.