Люди Теноча

Кинжалов Ростислав Васильевич, Белов Авраам Моисеевич ::: Падение Теночтитлана

У каждого народа в древности имелись предания о своем происхождении и своих народных героях. Так, например, римляне рассказывали, что их родоначальником был Ромул, основавший со своим братом Ремом небольшое поселение. Впоследствии оно превратилось в крупнейший город древней Италии – могущественный Рим, подчинивший себе много народов. Афиняне почитали память Тесея, освободившего родной город от ужасной дани, наложенной на Афины царями могучего Крита.

В таких сказаниях, вместе с массой сказочных и фантастических элементов, всегда имеется нечто отражающее действительные события. В легенде о Тесее, например, мы слышим отклик реального исторического события: освобождения городов на греческом материке от власти повелителей Крита.

Правда, известия об этих событиях, сохраняемые в народной памяти на протяжении многих веков, подвергаются изменениям и переделкам. Исторические факты переосмысливаются и объясняются в разное время по‑разному.

Ученые не жалеют ни сил, ни времени, чтобы извлечь крупицы подлинной исторической правды из обильных плодов народной фантазии. Они терпеливо и заботливо отделяют историю от сказки. Ведь каждый намек на дела давно минувших дней, самое краткое упоминание о них оказывает неоценимую помощь при восстановлении событий далекого прошлого…

Предания о происхождении своего народа существовали и у ацтеков. Они, например, сознавали, что являются поздними пришельцами долины Мехико.

Что же рассказывали ацтеки о своем происхождении? Почему они называли себя теночками?

В незапамятные времена, говорится в их преданиях, ацтеки жили где‑то очень далеко от долины, на западе Мексики. Они занимали остров, расположенный посреди озера, и переправлялись на берег на легких пирогах. Остров этот назывался Астлан. От этого слова идет и название народа – ацтеки (правильнее, астеки – «люди из Астлана»). В старинной ацтекской рукописи мы видим изображение этого острова с пирамидой в центре, окруженной домами. Один из ацтеков переплывает озеро на лодке.

 

 

Страница из древней рукописи, изображающая странствования ацтекского племени. Слева направо: остров Астлан с храмом и домами; ацтек переправляется на лодке с острова. Изображения следов показывают, что ацтеки пустились в странствования. Над следами – дата «один каменный нож» (название дня в ацтекском календаре). Большой иероглиф обозначает город Кулуакан, куда прибыли ацтеки. Справа – восемь других племен, живших в долине Мехико.

 

В горной пещере неподалеку от озера ацтеки внезапно обнаружили статую бога Уицилопочтли. Эта чудесная статуя, повествует легенда, обладала пророческим даром и давала мудрые советы. Поэтому ацтеки стали почитать ее. По совету Уицилопочтли, они оставили Астлан и пустились странствовать с восьмью другими племенами: чичимеками, тепанеками, кулуа, тлашкаланцами и другими.

Двинувшись в далекий и опасный путь, ацтеки захватили с собой статую Уицилопочтли и по ее советам определяли свой маршрут. Продвигались вперед они очень медленно, иногда по году задерживаясь на каждом новом месте. Тем временем передовые части продолжали поиски новых, более удобных мест и осваивали их, обрабатывали и засевали поля. Ко времени прибытия всего племени на новую стоянку на ней уже созревал урожай кукурузы.

Дальнейшие события в разных источниках изложены по‑разному. В них называются самые различные по географическому положению местности, куда якобы попадали отправившиеся из Астлана племена во время своих странствий. По одной из версий, они дошли даже до границ Гватемалы, но повернули назад. Затем вся эта группа племен долгое время жила в местности, называемой «Семь пещер».

Постепенно, одно за другим, племена начали покидать эту местность и переходить в долину Мехико. Первыми ушли чичи‑меки, затем тепанеки, кулуа, чалки и другие. Наконец, Уицилопочтли посоветовал отправиться и ацтекам. Под предводительством вождя Теночцина, или Теноча, они выступили из «Семи пещер» и после долгих странствий достигли Мексиканского нагорья. По имени своего вождя Теноча ацтеки стали именовать себя теночками, то есть «людьми Теноча».