Туманы времени рассеиваются

Энциклопедия «Исчезнувшие цивилизации» ::: Затерянный мир майя

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

И тысячу лет спустя после заката славы Тикаля вершины его храмов-пирамид высоко парят над кронами гигантских деревьев. Даже волны тумана, наплывающие с моря, не могут скрыть самую высокую из его башен — тысячелетний Храм жрецов Ягуара (также известный как Храм III), вздымающийся на высоту 55 метров.

Эта постройка, относящаяся к "золотому веку" майя, стала символом мощи этой сложной, быстро развивающейся цивилизации. Раскопки, проводившиеся здесь в течение трех десятков лет, открыли для обзора не более четвертой части города, раскинувшегося на территории в 65 квадратных километров, с большим трудом отвоеванной человеком у джунглей. Но даже на этом сравнительно небольшом участке, в самом сердце Тикаля, находится более 3000 зданий и более 200 каменных монументов.

Такие архитектурные богатства, сосредоточенные в одном месте, говорят не только о мощи Тикаля, но и о его долголетии. Из первых "доклассических" построек, возникших 2600 лет назад среди ливневых лесов Северной Гватемалы, вырастает крупный торговый город — жемчужина "классической" архитектуры майя VIII века. Стелы, испещренные замысловатыми иероглифами, дворцы-лабиринты, колоссальные храмы, призванные показать могущество владык, резные и скульптурные изображения, рассказывающие о богах, о правителях и о военных победах, — все это ясно говорит нам о том, что главной движущей силой этого общества с четкой классовой структурой и самосознанием была идея власти — власти, замешанной на крови.

Когда Тикаль находился в зените славы, энергия и талант каждого человека, от крестьянина до правителя, были нацелены на то, чтобы поддерживать и преумножать славу города. Как знаменитые постройки Древнего Рима или Египта, храмы Тикаля — не просто символы гордой и могущественной цивилизации. Для майя они являлись средоточием власти.

Развалины Тикаля, словно помолодев на десять веков, белеют на фоне вечнозеленого леса, обступившего их плотным кольцом. Светло-зеленый ковер посередине — Главная площадь, на которой высятся Храм I (слева) и Храм II (справа); на переднем плане — Северный акрополь с гробницами предков. На заднем плане видны дворцы Центрального акрополя

Развалины Тикаля, словно помолодев на десять веков, белеют на фоне вечнозеленого леса, обступившего их плотным кольцом. Светло-зеленый ковер посерединеГлавная площадь, на которой высятся Храм I (слева) и Храм II (справа); на переднем планеСеверный акрополь с гробницами предков. На заднем плане видны дворцы Центрального акрополя.

 

Великий строитель и правитель Ах-Како, которому выпала несть представлять 'золотой век' Тикаля, на этой стеле, воздвигнутой в 711 году н. э., предстает перед нами во всей своей красе. Голова его, которую украшает сложный головной убор из перьев, повернута направо, в руках он держит какие-то ритуальные предметы. На правом его запястье висит сумка с предсказаниями. Ах-Како поставил себе этот памятник на 29-м году правления

Великий строитель и правитель Ах-Како, которому выпала несть представлять "золотой век" Тикаля, на этой стеле, воздвигнутой в 711 году н. э., предстает перед нами во всей своей красе. Голова его, которую украшает сложный головной убор из перьев, повернута направо, в руках он держит какие-то ритуальные предметы. На правом его запястье висит сумка с предсказаниями. Ах-Како поставил себе этот памятник на 29-м году правления.

 

 

Церемониальный центр Тикаля во всем блеске своего великолепия (IX век н. з.). Реконструкция канадского архитектора Стенли Лотена. Люди снуют туда-сюда между богато украшенными храмами Северного акрополя и Главной площади ''посередине), члены правящей семьи и знать бродят по залам Центрального акрополя (на заднем плане), каменное изваяние Ах-Како смотрит на них с вершины Храма I

Церемониальный центр Тикаля во всем блеске своего великолепия (IX век н. з.). Реконструкция канадского архитектора Стенли Лотена. Люди снуют туда-сюда между богато украшенными храмами Северного акрополя и Главной площади ''посередине), члены правящей семьи и знать бродят по залам Центрального акрополя (на заднем плане), каменное изваяние Ах-Како смотрит на них с вершины Храма I.

 

ВЕЛИКИЙ И СЛАВНЫЙ ГОРОД

В 1961 году, прокладывая туннель под Храмом I в Тикале, археологи проникли в сводчатое помещение, внутри которого находился скелет, покрытый украшениями из нефрита, жемчуга, перламутра, а рядом лежали другие сокровища. Это была гробница Ах-Како, величайшего из правителей города. Со времени его вступления на престол (в 682 году н. э.) Тикаль в течение ста лет был самым влиятельным городом в регионе.

За пятьдесят лет правления Ах-Како ритуальный центр города с Северного акрополя переместился на Главную площадь, где было начато строительство Храма I и Храма II. Щедро украшенные и очень высокие (выше 40 метров), храмы затмили своим великолепием прежние постройки и задали масштаб всех последующих архитектурных сооружений майя.

Во времена правления сына Ах-Како, Правителя В (известного также под именем Яшкин), и внука—Читама, Тикаль был главным городом майя: численность населения в нем доходила до 40 000 человек. В Тикале было все: и гигантские храмы-пирамиды, и дворцовый комплекс, и площадки для игры в мяч, и рынок, и паровая баня.

В "ЦАРСКИХ ХОРОМАХ"

 

Следы фриза, некогда опоясывавшего Дворец Теоберта Малера, сейчас едва заметны, от разноцветного навеса из хлопчатобумажных тканей, когда-то натянутого над входом, не осталось и следа. Внутри дворец прекрасно сохранился, Малер, один из первых исследователей Тикаля, смог довольно комфортно устроиться здесь во время своих экспедиций в 1895 и в 1904 годах

Следы фриза, некогда опоясывавшего Дворец Теоберта Малера, сейчас едва заметны, от разноцветного навеса из хлопчатобумажных тканей, когда-то натянутого над входом, не осталось и следа. Внутри дворец прекрасно сохранился, Малер, один из первых исследователей Тикаля, смог довольно комфортно устроиться здесь во время своих экспедиций в 1895 и в 1904 годах.

 

Благодаря раскопкам стало известно, что социальное расслоение в Тикале касалось в первую очередь жилища. В то время как простые общинники жили в разбросанных тут и там среди лесов поселках, правящая элита получала в свое распоряжение более или менее четко очерченное жизненное пространство Центрального акрополя, который к концу классического периода превратился в настоящий лабиринт из зданий, построенных вокруг шести просторных внутренних дворов на площади около 2,5 квадратного километра.

Жизнь во дворце имела как свои плюсы, так и минусы. Архитекторы Тикаля — под нажимом знати — постоянно занимались тем, что кроили и перекраивали помещения, заделывали дверные проемы, пристраивали новые лестницы и добавляли этажи. В безмятежные дни правления Ах-Како акрополь превратился в лабиринт из комнат и переходов, днем в нем было прохладно, ночью тепло.

Здания состояли из одного-двух рядов длинных помещений, разделенных поперечными стенками на ряд комнат, каждая комната имела свой выход. "Дворцы" служили жилищем для важных персон, кроме того, здесь, вероятно, размещалась городская администрация. Есть предположение, что над крыльцом дома устраивался навес, который позволял жильцам проводить день на свежем воздухе, защищая их от дождя или палящего солнца.

 

Здесь, в одной из комнат Пятиэтажного дворца, с подлинной каменной скамьей и уцелевшими балками из дерева, которое не могут повредить насекомые, вероятно, жил кто-то из знати. Комнаты были такими узкими из-за того, что сверху стены перекрывал ступенчатый (трапециевидный в поперечном разрезе) свод. Такие своды характерны для архитектуры майя

Здесь, в одной из комнат Пятиэтажного дворца, с подлинной каменной скамьей и уцелевшими балками из дерева, которое не могут повредить насекомые, вероятно, жил кто-то из знати. Комнаты были такими узкими из-за того, что сверху стены перекрывал ступенчатый (трапециевидный в поперечном разрезе) свод. Такие своды характерны для архитектуры майя.

 

 

Три верхних этажа Пятиэтажного дворца (вверху справа) нависают над Двором IV с его камерными пропорциями. Реконструкция южной части Центрального акрополя времен правления Ах-Како

Три верхних этажа Пятиэтажного дворца (вверху справа) нависают над Двором IV с его камерными пропорциями. Реконструкция южной части Центрального акрополя времен правления Ах-Како.

 

КРАЙ, ГДЕ ЦАРСТВУЮТ БОГИ

О былом великолепии Тикаля лучше всего говорят его гигантские храмы. Созданные для того, чтобы восхищать, эти высокие гробницы состоят из трех частей: из пирамидального основания с каменной лестницей, алтаря и "кровельного гребня" — декоративной детали, сложенной из камня и поднимающейся к небесам прямо с крыши алтаря.

Вряд ли простой человек когда-либо взбирался по этим ступеням. По ним в сопровождении немногих избранных поднимался во время ритуалов верховный правитель, а толпа внизу пристально следила за ним. Наконец он исчезал в алтаре, чтобы в уединении совершить обряд. Затем он вновь являлся народу, облаченный в пышные одежды, чтобы вместе с народом начать поклонение богам, а может, и принести им страшную жертву.

Такие грандиозные спектакли, похоже, довольно регулярно устраивались во всех этих храмах, начиная с первого и кончая пятым, построенным в поздний классический период Тикаля. Рельефы были покрыты снежно-белым слоем штука, окрашены в ярчайшие оттенки красного, зеленого, синего и желтого, так что рябило в глазах. В этих храмах была сосредоточена вся церемониальная жизнь города, но с 900 года н. э. центр культуры майя переместился в Чичен- Ицу, а храмы Тикаля остались стоять заброшенные, никому не нужные.

 

Лучи закатного солнца освещают Храм I, девять террас которого (9 — магическое число у майя) увенчаны кровельным гребнем

Лучи закатного солнца освещают Храм I, девять террас которого (9магическое число у майя) увенчаны кровельным гребнем.

 

 

Чтобы уменьшить вес массивного кровельного гребня, майя делали его полым; сводчатые глухие помещения в кровельном гребне видны на иллюстрации, показывающей Храм I в поперечном разрезе. Под гребнем, в святилище, одна за другой расположены три комнаты, в которых хранились культовые принадлежности и совершались обряды

Чтобы уменьшить вес массивного кровельного гребня, майя делали его полым; сводчатые глухие помещения в кровельном гребне видны на иллюстрации, показывающей Храм I в поперечном разрезе. Под гребнем, в святилище, одна за другой расположены три комнаты, в которых хранились культовые принадлежности и совершались обряды.

 

На кровельном гребне Храма III не сохранилось никаких скульптурных деталей, теперь он как простой часовой, зачем-то сторожит лесную чащу. Считается, что этот храм был построен внуком Ах-Како.