Котубано

Хосефина Олива де Коль ::: Сопротивление индейцев испанским конкистадорам

Неподалеку от небольшого островка Саона находились владения Котубанамы, или Котубано, славившегося огромной физической силой и недюжинным ростом. Этот касик случайно познакомился и завязал тесную дружбу с одним из конкистадоров, капитан-генералом Хуаном де Эскивелем. На острове Эспаньола с давних времен между друзьями существовал обычай меняться именами. Ему и последовали испанец и индеец. Обмен именами означает, что люди породнились, а к родственникам коренные жители относились с глубоким уважением и преданностью. Побратимы именовались гуатиао.

Шли годы, конкиста продолжалась, а вместе с ней множились и преступления. Людская жестокость переходила все границы. Индейцы в ужасе бежали в горы и леса, перебирались из одного владения в другое. Завоеватели устраивали настоящую охоту за людьми применяли бесчеловечные наказания, дабы запугать индейцев, выслеживали их по едва приметному запаху дыма в густых зарослях, покрывающих крутые горные склоны. Земли, где правил Котубанама, наводнили толпы беженцев. Его слава бесстрашного человека влекла к нему тех, кто нуждался в защите и надежном убежище. Зверства, которые описывает Лас Касас («Все эти и многие другие злодеяния, противные самой природе человека, видели мои глаза, но теперь я, не веря

самому себе, боюсь вам о них рассказывать. Иногда мне кажется, что я видел все это во сне»)25, и которые настолько чудовищны, что невозможно о них рассказывать, потрясли Котубанаму. Он тоже решил бежать и с верными людьми переправился на соседний островок Саону.

Преследуя его, туда же переправились и испанцы. Их вел Хуан де Эскивель, «побратим» касика. Преследователи разделились на две группы и поднимались на гору по двум противоположным склонам. Отряд, которым командовал Эскивель, натолкнулся на двух paзведчиков-индейцев: «Командующий вытащил кинжал и убил одного из индейцев, а второму несчастному Испанцы связали руки и взяли с собой в качестве проводника»26. Второй отряд встретил группу из двенадцати индейцев, которые шли по обыкновению гуськом, причем шествие замыкал сам Котубано, вооруженный луком. Испанцы спросили у индейцев, где их правитель, и те ответили: «Вот, смотрите, он идет сзади». Обнажив меч, один из испанцев бросился на Котубано, а тот, незнакомый с таким оружием, yxватился за лезвие меча руками. «Не убивай меня, я Хуан де Эскивель!» — вскричал раненый касик. Испанцы связали касика цепями, отыскали его жену и детей и сначала хотели сжечь Котубано, но потом решили отправить его на каравелле в Санто-Доминго, чтобы подвергнуть публичным пыткам. От этих мучений касика избавил Хуан де Эскивель, посчитавший, что с него будет довольно обычной виселицы.

«Все это я видел собственными глазами», — пишет Лас Касас.