Историография истории Древней Центральной и Южной Америки

Зубарев В. Г., Тюрин Е. А., Бутовский А. Ю. ::: История древней Центральной и Южной Америки ::: Бутовский А. Ю.

Историография истории Древней Мезоамерики.

История изучения древних культур Мезоамерики охватывает сравнительно небольшой отрезок времени. Научный интерес к проблемам доколумбовой истории Америки появляется не ранее середины XIX века. Вызван он был открытием руин древних городов майя американским путешественником и дипломатом Джоном Ллойдом Стефенсом. С этого времени и вплоть до рубежа XIX и XX вв. идет быстрое накопление фактического материала.

Большинство исследований носило чисто описательный характер и являлось результатом многочисленных путешествий и экспедиций в глухие районы Мексики, Гватемалы и Гондураса. Археологические раскопки были незначительными и низкими по качеству. В первую очередь интерес вызывали наиболее эффектные архитектурные сооружения и каменная скульптура. В частности именно в это время были проведены первые раскопки Теотиуакана (А.Батрес), началось накопление материала по культуре сапотеков (А.Банделье, Д.Шарнэ, У.Холмс и др.) и научное исследование древних городов майя (Т.Малер, А.Тоззер и др.).

Второй этап в изучении истории Мезоамерики связан с первыми крупномасштабными археологическими исследованиями и охватывает первую четверть XX века. По-прежнему преобладает накопление фактического материала, однако происходит это уже преимущественно на основе данных археологии. Это обстоятельство привело к появлению первых теоретических исследований и обобщающих трудов, в которых делается попытка дать общую панораму местных культур до испанского завоевания.

Так, немецкий археолог Э.Зелер сумел создать первую высоко научную для того времени обобщающую работу по Теотиуакану (1915 г.). В ней содержались интересные наблюдения о границах, происхождении и характерных чертах теотиуаканской цивилизации. В 1922 году вышла монография М.Гамио, охватывающая всю историю долины Теотиуакана с древнейших времен до наших дней.

Долина Мехико послужила базой и для создания первых концепций и гипотез относительно основных этапов развития доколумбовой культуры. В 1902 году З.Нутталь установила значительно более раннее, чем ацтекское происхождение глиняных статуэток из ранних слоев. Через семь лет после этого М.Гамио, применив стратиграфический метод раскопок, доказал, что культурные остатки доклассического периода относятся к доацтекскому и дотеотиуаканскому времени. Ему удалось установить последовтельность основных культур, существовавших в долине Мехико в доиспанское время: архаическая культура, цивилизация Теотиуакана и ацтекская культура.

В 1915 г. на XIX Международном конгрессе американистов в Вашингтоне Г.Дж.Спинден предложил свою «архаическую» гипотезу, согласно которой все культурные традиции архаической эпохи имеют единый источник происхождения – Центральную Мексику. И именно на базе этой единой культуры выросли ранние цивилизации Мексики и Центральной Америки. Несмотря на то, что последующие раскопки в различных областях Нового Света выявили ошибочность этого утверждения, гипотеза Спиндена сыграла заметную роль в решении проблем происхождения американских цивилизаций.

За пределами долины Мехико и прилегающих к ней районов широкомасштабных раскопок в первой четверти XX века почти не велось. Единственным объектом исследований здесь оставались древние города майя (Т.Малер, А.Тоззер, С.Морли). Главное внимание уделялось общему обследованию объектов, их картографированию, а также сбору материалов по эпиграфике, архитектуре и скульптуре. Материальные остатки культуры основной массы населения почти полностью игнорировались. Это значительно сужало возможности для реконструкции древней истории майя и вело к чрезмерному выпячиванию религиозного аспекта. В частности этим недостатком страдает и единственная крупная работа этого времени, посвященная письменности и календарю майя, «Надписи Копана» С.Морли (1920 г.).

В конце 20-х и 30-е годы XX века археологи США проводят крупномасштабные работы в городах древних майя – Вашактуне, Чиген-Ице, Копане, Пьедрас-Неграс и Каминальхуйю. Эти раскопки позволили накопить огромный фактический материал по различным аспектам майяской цивилизации. Однако, по-прежнему при обобщении результатов приоритет отдавался религиозным аспектам и чистому искусству при почти полном отсутствии решений исторических проблем на археологической основе. И все же успехи мезоамериканской археологии в этот период очевидны.

Важнейшей вехой здесь были раскопки. А.Касо в Монте-Альбане (1931-1932 гг.), в результате которых была выделена новая яркая цивилизация – сапотекская. Среди крупных исследований этого времени можно также отметить работы шведа С.Линне в Теотиуакане и работы М.Стирлинга и Ф.Дракера в мексиканских штатах Веракрус и Табаско, благодаря чему была открыта новая доиспанская культура – культура «ольмеков». Впервые термин «ольмекский» был употреблен Дж.Вайяном в 1932 году для обозначения стиля искусства, представленного главным образом предметами мелкой пластики (нефритовые статуэтки, кельты, украшения).

С именем Дж.Вайяна связан и пересмотр «архаической» теории Г.Спиндена. В 1927 году на основе данных раскопок С.Лотропа, М.Гамио и Р.Мервина он убедительно показал отсутствие единства среди доклассических памятников из различных областей Мексики и Центральной Америки и наличие на этой территории нескольких отдельных культурных традиций. Последующие исследования памятников доклассического периода полностью подтвердили мнение Дж.Вайяна.

Дж.Вайяну принадлежит также и самая полная до настоящего времени обоющающая работа по истории ацтеков. Появление в 40-х годах этой и некоторых других близких к ней по характеру работ ознаменовало начало нового этапа в исследованиях древних культур Мезоамерики. Наряду с продолжением накопления источников в ходе проведения крупномасштабных археологических раскопок, совершенствуется методика исторического исследования, начинается использование методов естественных наук, расширяется проблематика исторического исследования. Все это способствовало улучшению хронологии важнейших культур Мезоамерики, упорядочению терминологии, росту интереса к причинному объяснению событий. Наметился переход к комплексным методам изучения археологических объектов, когда изучаются не только сами древности, но и природное окружение их.

К числу важнейших открытий послевоенного времени следует отнести, прежде всего, находки памятников первобытного человека на территории Мексики. Типологические и хронологические связи древнейших мексиканских находок с памятниками Северной Америки не оставили сомнения в том, что племена первобытных охотников и собирателей пришли в Мексику с севера.

Важное значение имели работы канадского археолога Р.Мак-Нейша в 50-х – 60-х годах, особенно на территории мексиканского штата Чиапас. Удалось установить, что развитие местных памятников, созданных здесь племенами языковой группы майя происходило без существенных нарушений от VI-V тысячелетий до н.э. до конца доклассической эпохи.

Качественные изменения происходят в изучении истории майя классического периода. Археологические данные впервые начинают использоваться для решения важных исторических проблем. К числу таких проблем относятся проблема термина «цивилизация майя», проблема характера классического общества майя, проблема единого государства у майя в классическое время, причины гибели классической культуры майя.

Подавляющее большинство американских исследователей исключают из области майя горную Гватемалу на том основании, что там отсутствуют или представлены очень слабо такие характерные для равнинных районов черты, как каменная архитектура со ступенчатым сводом, иероглифическая письменность и алтари. Именно эти признаки по их мнению характеризуют «цивилизацию майя» (С.Морали, Э.Томпсон, Г.Уилли). Наиболее четкое общее определение классической культуры майя дала американская исследовательница Татьяна Проскурякова (1959 г.). Под термином «цивилизация майя» она подразумевает специфическую культуру, отличающуюся особым стилем архитектуры, эпиграфики и искусства, с центром в северо-восточном Петене (Гватемала).

В тесной взаимосвязи с термином «цивилизация майя» стоит вопрос о происхождении классической культуры майя. Здесь наметились два основных направления: 1) цивилизация майя зародилась там, где были найдены наиболее ранние образца письменности, календаря и каменных построек со специфическим сводом, а именно – в департаменте Петен (С.Морали, Т.Проскурякова); 2) с территории мексиканских штатов Веракрус и Табаско (С.Тоскано, М.Коваррубиас). В последние годы можно отметить пристальное внимание к архаическим памятникам майя, однако специальных аргументированных работ по этой проблеме до сих пор нет.

До сих пор нет единства и в оценке характера классического общества майя. Были высказаны самые различные гипотезы от подобия античных полисов с теоретической формой правления (С.Морали) до феодальной теократии грубого и безжалостного характера (М.Коваррубиас, С.Майлс). Диаметрально противоположные точки зрения существуют и в оценке положения, занимаемого различными категориями майяского общества. Так, У.Ко считает самым угнетенным слоем земледельцев. Напротив, Г.Уилли пришел к заключению, что земледельцы майя были не забитой и нищей массой, а свободным и зажиточным классом, принимавшим активное участие в жизни общества. Э.Томпсон утверждает, что власть у майя была сосредоточена в руках жрецов и аристократов. Другие же исследователи считают, что у майя вообще не было жрецов и аристократов, стоящих над народом и угнетающих его. В ритуальных обрядах участвовало всё население, а аристократы, которых встретили в XVI в. на Юкатане испанцы, появились в результате влияний из Центральной Мексики лишь за 5 веков до конкисты (Г.Уилли, Э.Фогт, Дж.Буллард). Скорее всего, о полной ясности в этом вопросе можно будет говорить лишь после прочтения иероглифических текстов майя.

По вопросу причин гибели классической культуры майя высказывались самые различные мнения: землетрясения, изменения климатических условий, эпидемии, крах майяской системы земледелия, насильственное переселение, социальная революция, иностранное нашествие. Первоначально наибольшее распространение получила точка зрения С.Морли, считавшего причиной гибели классической цивилизации майя упадок системы майяского земледелия, оказавшегося не способным обеспечить потребности растущего населения. Однако последующие исследования заставили отказаться от этой гипотезы и связывать вслед за Э.Томпсоном упадок майя с внутренними социальными потрясениями, либо с крупными этническими передвижениями в конце позднеклассического периода, как это делает Р.Жирард.

В 40-х годах XX века обозначилась еще одна проблема истории древней Мезоамерики – «ольмекская». Исследования в крупнейших «ольмекских» центрах – Ла-Венте, Серро-де-лас-Месас и Трес-Сапотес – в начале 40-х годов позволили связать «ольмекский» стиль искусства с конкретной географической областью (М.Стирлинг). Тогда же состоялась специальная конференция по «ольмекской» проблеме, однако до сих пор эта проблема остается в числе нерешенных проблем американистики. Наиболее распространенными являются три точки зрения: 1) эта культура послужила основой всех последующих высоких цивилизаций Мезоамерики (М.Коваррубиас, М.Портер, Р.Пинья Чан); 2) культура «ольмеков» представляет собой слабое отражение цивилизации майя (С.Морали, Э.Томпсон); 3) «ольмекская» культура была одной из нескольких более или менее синхронных культур, которые развивались в одном направлении, но разными путями (Ф.Дракер, Р.Хейзер).

Несколько в меньшей степени в послевоенные годы разрабатывались вопросы истории цивилизации Теотиуакана (П.Армильяс, П.Толстой), цивилизации Монте-Альбапа (Х.Акоста, И.Берналь, Дж.Паддон) и миштеков (А.Касо, А.Миллер).

Изучение истории ацтеков после фундаментальной работы Дж.Вайяна в основном было сосредоточено на разработке отдельных проблем организации ацтекского общества. В частности таких как военная организация ацтеков (И.Барри) и система даннических обязательств (Г,Баудот, Э.Брумфил). Так, Э.Брумфил показала, что вся система даннических обязательств, которые ацтеки навязывали побежденным провинциям определялась возможностью организовать доставку в столицу издалека некоторых категорий ремесленных изделий при явной неосуществимости наладить столь же дальнюю транспортировку продовольствия. Поступавшие из провинции ткани и прочую легкую продукцию государственные власти сбывали поэтому по низкой цене жителям столичной области. Те же должны были расплачиваться продукцией сельского хозяйства, оказываясь тем самым заинтересованными в расширении ее производства и сбыта. Торговля, таким образом, процветала, и на рынке ацтекской столицы Теночтитлана можно было купить все, что угодно.

Ведущая роль в изучении истории Мезоамериканских культур в настоящее время принадлежит двум школам: североамериканской (США и Канада) и мексиканской. Основная доля работ, проводимых на территории Центральной Америки приходится на мексиканский Национальный институт антропологии и истории, Музей Пибоди при Гарвардском университете, Институт Карнеги и Смитсоновский институт в Вашингтоне.

Отечественная историография доколумбовых культур Мезоамерики берет свое начало в конце 50-х – начале 60-х годов XX века. Несмотря на относительную молодость, отечественная американистика добилась весомых результатов в решении многих важнейших проблем древней истории этого региона.

Активной разработке были подвергнуты вопросы истории майя. В первую очередь здесь следует отметить исследования Ю.В.Кнорозова, добившегося больших успехов в дешифровке иероглифической письменности майя. Общая характеристика искусства и культуры майя в классический период содержится в целом ряде статей и в монографии Р.В.Кинжалова. В.И.Гуляев акцентирует внимание на решении важнейших проблем цивилизации майя: происхождение, характере общества и причинах гибели классических городов-государств. В отличие от американских исследователей В.И.Гуляев считает, что под цивилизацией майя следует понимать культуру племен языковой группы майя, достигших ступени классового общества и государственности. Эта культура распадается на два больших локальных варианта – горные районы и низменные, - объединенные единством происхождения.

Общим для отечественных историков культуры майя является подход к определению характера классического общества майя как классового. Так, Ю.В.Кнорозов выделяет внутри общества майя следующие слои: знать, куда входило и жречество, общинники, ремесленники и торговцы-профессионалы. В.И.Гуляев, опираясь на три вида археологических источников (некоторые мотивы классического искусства майя, характер поселений в классический период и погребальный обряд), приходит к заключению, что у майя имелся мощный и централизованный государственный аппарат деспотического типа. Новым моментом, внесенным в данную проблему отечественными историками, является указание на значительное сходство социального строя майя с цивилизациями Древнего Востока.

По истории ацтекской цивилизации ценные исследования были проведены в области социально-классовой организации, организации земледелия (В.Е.Баглай) и некоторых проблем развития ацтекской культуры (Р.В.Кинжлов, В.Е.Баглай).

В.Е.Баглай принадлежит и первое крупное отечественное исследование, посвященное социально-политическому и экономическому устройству ацтекского общества («Ацтеки. История, экономика, социально-политический строй»). Автор рассматривает политическую историю ацтекского государства начиная с прихода племени теночков в район озера Тескоко и заканчивая падением Теночтитлана.

Довольно подробно разбирается социально-политическое устройство ацтекского общества, дается характеристика всех слоев населения. В.Е.Баглай основательно осветила и экономический аспект: торговлю и ремесло. Ценным является обращение к правовым нормам ацтекского общества.

В то же время недостаточно акцентировано внимание на характере ацтекского государства, проблеме взаимодействия городов-государств в рамках тройственного союза, конфедеративные отношения, методы и цели ведения войн.

Изучалась и наиболее ранняя история Мезоамерики. В частности разрабатывались проблема происхождения земледелия и мезоамериканской керамики, проблема происхождения доклассических культур Нового Света и проблема их взаимосвязи с цивилизациями. Блестящий образец решения проблемы происхождения земледелия методом биологической науки еще в 30-е годы XX века продемонстрировал Н.И.Вавилов, выводы которого совпали с данными археологии.

Изучением проблемы связи древних цивилизаций Нового Света занимался В.А.Башилов. На основе анализа обширного археологического материала он пришел к выводу, что черты сходства, наблюдавшиеся в древних цивилизациях Америки, объясняются прежде всего общностью материальной культуры неолитической эпохи, которая сложилась в зоне древних цивилизаций в доклассический период.

Несмотря на отчетливый интерес к древней истории Мезоамерики, многие ее проблемы пока остаются за пределами разработок отечественных американистов. Особенно это касается ряда культур классического периода. Единственной обобщающей работой, охватывающей весь спектр классических цивилизаций Мезоамерики, является монография В.И.Гуляева «Древнейшие цивилизации Мезоамерики» (1972 г.).

Историография истории Древней Южной Америки.

История изучения древних культур Южной Америки берет свое начало в XIX веке. Первая научная история завоевания Перу, написанная У.Прескоттом вышла в Нью-Йорке в 1847 году. Уже в ней высказывалась мысль о присутствии социалистических начал в инкской общественно-государственной системе. Эта идея была поддержана и развита целым рядом немецких и французских историков конца XIX – начала XX вв., окончательно исчезнув из серьезных работ в 1940-е годы. Наиболее полной и последовательной попыткой внести ясность в вопрос об отношении древнеперуанского общества к социалистическому строю стала книга французского экономиста Луи Бодэна «Социалистическая империя инков», опубликованная в 1928 году.

В 20-х годах испанские архивные документы оставались в массе своей неизвестными, инкские памятники – не раскопанными, а сведения о доинкском прошлом Перу – ничтожными. Исследователи того времени в своих выводах целиком зависели от материалов хроник и это неизбежно приводило к ошибкам, так как непонимание многих традиций андского общества европейцами влекло за собой искажение картины жизни инков.

К концу 40-х годов XX века археологи открыли главные предшествовавшие инкам перуано-боливийские культуры. Однако, исследователи плохо представляли, где проходили и как менялись во времени границы этих культур, чем существенным одни общества отличались от других и, наконец, каков был их этнический состав.

В 1956 году Дж.Гринберг предложил классификацию индейских языков, согласно которой не менее половины южноамериканских языков оказалось объединенной в одну макросемью – андо-экваториальную. Позднее он отказался от этой точки зрения в пользу неродственности андских и экваториальных языков. Эта схема оказалась лучше сопоставима с данными археологии и палеогеографии.

С 60-х годов XX века начинается современный этап изучения инкской культуры. Его открытие связано с работами американского исследователя Т.Зойдемы. Т.Зойдема первым продемонстрировал огромную роль фратриальных структур в организации общины Куско, доказал мифологичность содержащихся в хрониках сведений по ранней инкской истории.

Широкомасштабные археологические и этнографические исследования в 60-70-х годах XX в сочетании с обнаруженными в перуанских архивах отчетами испанских чиновников о положении дел в провинциях вице-королевства позволили по-новому взглянуть на многие проблемы Центральноандской цивилизации. Американский археолог М.Мосли предложил «морскую» теорию ее становления. Согласно этой теории переход к производящим видам хозяйства в конце IV-III тыс. до н.э. был вызван распространением рыболовства. В настоящее время эта идея получила признание большинства специалистов.

Проблемы истории культур, предшествующих инкам, занимают важное место в исследованиях последних десятилетий XX века. Выявлены памятники, свидетельствующие о том, что уже в III – начале II тыс. до н.э. в Андской области получила развитие монументальная архитектура (Г.Гридер и А.Буэно). Анализу подверглись сложные этнокультурные процессы II-I тыс. до н.э. (Ш.Позорски, Р.Бургер). Разрабатывается проблема формирования первых государственных образований, связанных с культурами уари, мочика и тиауанако (Р.Шедель, М.Андерс и др.). Удалось установить, что в горных районах формированию крупных царств предшествовала стадия города-государства. На побережье эта стадия прослеживается плохо и, возможно, вообще отсутствовала.

Пристальное внимание уделяется также вопросам преемственности между инкской цивилизацией и отдельными доинкскими культурами (развитие ротационной системы привлечения к труду крестьян-общинников, хранение и передача информации, территориально-политическая организация, формирование идеологической общности и имперской инкской культуры). Большинство исследователей склоняются к мнению, что основы объединения Центральных Анд инками были заложены в эпоху расцвета культур уари, тиауакнако и мочика. В это время были опробованы те установления и идеи, на основе которых в дальнейшем возникла империя. Так, американский археолог М.Андерс, исследуя территориальную организацию государства Уари, пришла к заключению, что эта организация аналогична инкской концепции четырех суйю (четверть земного круга). Наличие ротационной системы привлечения к труду крестьян-общинников в государстве Мочика доказано в ходе археологического исследования его столицы. О постепенном формировании идеологической общности, охватывающей большую часть населения Центральных Анд, свидетельствует определения стандартность в иконографии главного божества в пантеонах уари, тиауанако и мочика. Дальнейшее подкрепление фактами тезиса о преемственности развития Центральноандских культур связано с проведением новых археологических раскопок. Особенно актуально это в отношении социально-хозяйственных институтов.

Еще одна проблема в изучении истории древних культур Южной Америки связана с этническими процессами в доинкский период и выходит далеко за рамки Центральноандской области. В начале 40-х годов XX века один из крупнейших специалистов по культуре Тауантинсуйю (так инки называли свое государство) Дж.Роу обнаружил в долине Куско и в прилегающей к ней с севера долине Урубамбы новую культуру, существовавшую здесь за несколько веков до инков. Эта культура получила название кильке. Перуанская исследовательница М.Ростворовски де Диес Кансеко предложила гипотезу, согласно которой кильке – это культура народа айярмака, жившего в Куско до прихода собственно инков и упоминаемого в хрониках. Эта гипотеза не нашла достаточного подтверждения. Кроме того, отождествлять упоминаемый в хрониках небольшой этнос с широко распространенной культурой было методически неправильно. Тем не менее общая преемственность, идущая от кильке к инкам, несомненна, хотя происхождение этой культуры остается неясной.

Несомненный интерес в этой связи представляет попытка связать отдельные синхронные изменения в культурно-этнической карте Нового Света с воздействием глобальных колебаний климата (А.Паулсен). В Центральных Андах даже незначительные изменения температуры и увлажненности способны вывести из равновесия хозяйственную систему. Лишившиеся в такие периоды стад или урожая племена начинали теснить соседей в поисках подходящих полей и пастбищ, вызывая длинную цепь войн и нашествий. Так, экспансия культы уари (VII-VIII вв.), а затем инков (XV в.) приходится на то время, когда климат региона становится суше.

Одним из важнейших направлений зарубежной историографии являются исследования истории и культуры инков. Активной разработке были подвергнуты различные стороны инкского общества: экономическая организация, социальная структура, территориально-политической организация, административная система, методы эксплуатации, религия и т.д. Успехи, достигнутые в решении многих проблем связаны с именами таких крупных исследователей как Дж.Мурра, М.Андерс, Т.д’Алтрой, М.Ростворовски, Т.Зойдема, Г.Эртон, А.Демарест, П.Дювиоль и другие. Дж.Мурра изучал экономическую организацию инков, в том числе храмовое хозяйство. Ему принадлежит ряд обобщающих работ о хозяйстве и политических отношениях в Тауантинсуйю. В 70-х годах XX века Дж.Мурра первым предложил считать основной формой продуктообмена в Андах так называемый «вертикальный контроль». Эту идею в дальнейшем развил один из ведущих специалистов по политэкономии древнего Перу Т.д’Алтрой, доказавший преобладание вертикальных связей в инкском обществе как в организации государства, так и в идеологии и экономике.

Т.д’Алтрой изучал и методы эксплуатации, характерные для Тауантинсуйю. По его мнению во взаимоотношениях рядовых тружеников с привилегированными слоями господствовал принцип «асимметричной реципрокности», который предполагает первоначальное изъятие государством земли и прочих ресурсов с последующим их возвращением непосредственным производителям при условии, что последние большую часть своего времени должны теперь работать на государство. Государство же берет на себя ритуальное руководство деятельностью работников и гарантирует ее безусловный успех.

Ряд исследований посвящены социальной структуре инков (М.Ростворовски де Диес Кансеко) и его политической организации (Дж.Мурра, М.Андерс, Дж.Шербонди и др.). Так, Дж.Шербонди и П.Дювиоль подвергли анализу управление в верхних этажах иерархии инков. Полученные выводы не подтвердили прежнее представление о главе инкского государства, как о единоличном владыке. Существовали определенные институционные ограничения власти царя.

Ценные исследования по истории религии инков провел А.Демарест, показавший, что индейцы Перу почитали, в сущности, лишь одно-единственное мужское божество, связанное с небом, солнцем, грозой, дождем. На концепцию централизованного и иерархически устроенного мира как основу государства инков указывает и исследователь культуры уари Дж.Исбель. До сих пор не решена проблема, как выглядели инкские божества. Это касается даже верховного божества Солнца. Предложенная французским историком и этнографом П.Дювиолем его реконструкция существенно расходится с данными хроник, однако вполне соответствует давним перуанским канонам. (Бог Солнца должен был иметь человекоподобный облик, а лучи лишь обрамляли голову и плечи фигуры божества).

В 70-х годах XX века был опровергнут взгляд на астрономию инков, как на систему разрозненных знаний о движении главных небесных объектов, которая по своей сложности существенно уступала соответствующим системам, возникшим в Старом Свете и в Мезоамерике. Решающую роль здесь сыграли работы ученика Т.Зойдемы американского этнографа Г.Эртона. В своих исследованиях индейской астрономии и календаря Г.Эртон опирался не только на материалы хроник, но и данные по современной этнографии племен кечуа. В результате он пришел к выводу, что инкская каледарно-астрономическая система носила ярко выраженный прикладной характер и в этом отношении достигла высокого совершенства, удовлетворяя нужды создавшей ее цивилизации также хорошо, как и астрономия майя или египтян.

С 80-х годов XX века среди зарубежных исследователей усиливается интерес к конкретному изучению отдельных провинций в составе инкского государства и их взаимоотношениям с центром (Т.д’Алтрой, С.Томка, С.Ромирез-Хортон и др.). Это позволило существенно дополнить картину организации управления на провинциальном уровне и уточнить систему отношений внутри привилегированных слоев инкского общества.

Характерным явлением для исторической науки за рубежом становится публикация многочисленных сборников статей, объеденных общей проблематикой исследований. К наиболее значимым среди них относятся сборник «Инкское и ацтекское государство в 1400-1800 годах», «Этноистория инков», «Андская археология», «Чан Чан», «Экономика доисторических Центральных Анд», «Социальная и экономическая организация в доисторических Андах» и некоторые другие.

Отечественная историография истории древних цивилизаций Южной Америки менее обширна и хронологически охватывает сравнительно небольшой отрезок времени – последние десятилетия XX века. Однако, большинство проблем, находящихся в центре внимания американистов, в той или иной мере разрабатываются отечественными историками, вклад которых в решение этих проблем весьма значителен.

Большое место в отечественной историографии 60-70-х годов занимали вопросы доинкской истории Южной Америки. В.А.Башилов выпустил монографию, в которой получили тщательную разработку различные аспекты хозяйственной, социальной, политической и культурной жизни древнейших Андских цивилизаций. В.А.Башилов одним из первых обратил внимание на отличие провинциальных материалов от столичного района внутри государства Уари, что существенно опровергало взгляд на это государство как на первую центральноиндскую империю. С.Я.Серов в это же время исследует проблему происхождения инков на основе анализа их этнографических мифов и приходит к выводу, что легенда о приходе первопредков из Тиауанако сочинена жрецами уже в имперский период, чтобы связать происхождение аристократии Куско с древним городом и тем подвести основу под захват земель в бассейне Титикаки.

Ю.Е.Берёзкин занимается изучением истории государства Мочика. Обобщающая работа по этой проблеме выходит в 1983 году.

Не остаются в стороне от разработок отечественных исследователей и вопросы истории инков. Среди наиболее значимых трудов середины 70-х годов XX века следует отметить монографии И.К.Смаркиной «Община в Перу» и Ю.А.Зубрицкого «Инки-кечуа». Определенное влияние на оценку характера инкского общества на различных этапах его существования оказал господствовавший в тот период формационный подход к оценке исторического процесса. Дискуссии о формационной принадлежности перуанского и сходного с ним древних обществ оказались не слишком плодотворны и, в целом, строй инкского государства определялся как рабовладельческий (Ю.А.Зубрицкий).

Иной подход предлагается в монографии Ю.Е.Березкина «Инки. Исторический опыт империи» (1991 год). Основой для реконструкции инкского общества служит здесь теория Ричарда Адамса, а инкское государство определяется как империя. Исходя из этого, Ю.Е.Березкин анализирует и доинкскую историю Андской области, и различные аспекты организации собственно инкского общества (экономику, социальную структуру, систему управления, идеологию). Предложенная реконструкция является в настоящее время наиболее полной и систематизированной, однако страдает определенным модернизмом, особенно заметно проявляющимся в сравнении с так называемыми «империями» XX века.

Современная американистика – динамично развивающаяся отрасль исторической науки. И хотя в истории древнейших цивилизаций Центральной и Южной Америки остается еще немало нерешенных проблем, успехи ее очевидны. Цивилизации майя, ацтеков, инков и других народов Америки заняли достойное место в ряду цивилизаций Древнего мира, а их дальнейшее изучение позволит глубже понять закономерности мирового исторического процесса.