«Интернациональный» Чичеен-Ица

Талах Виктор Николаевич ::: Классический и послекласический Юкатан по данным письменных источников

В любом случае, завоеватели Чичеена в «двадцатилетии» 4 Ахав были очень немногочисленны, а само завоевание, несмотря на выразительное и полное чувств описание в «Песни» из Чумайельской рукописи, имело характер верхушечного переворота. Как уже отмечалось раньше, тип керамики в городе не изменился или почти не изменился, то есть, этнический состав населения остался тем же. Но и в новых правящих кругах местные майяские роды сохранили высокое положение. Среди высокопоставленных персон, изображенных на рельефах «интернационального» стиля, представлены члены известных ещё со времён К’ак’упакаля родов Коком и К’ан Эк’, наряду с ними фигурируют символы известных на Юкатане в колониальные времена родов Цаб, Бакаль (или Наль), Та’, Шуч, Кель, однако, записаны они не письменностью майя, а характерными для Центральной Мексики пиктограммами[1]. На рельефах из «Северного Храма» Большой Площадки для игры в мяч и «Храма Чакмооля», которые истолковываются как сцены правительственного совета, представлены, с одной стороны, персонажи в тольтекском воинском убранстве (соответственно 5 и 12 человек), с другой – особы в типично майяских костюмах (7  в «Северном Храме» и 14 в «Храме Чакмооля»).

Рельеф из «Северного Храма». Прорисовка Л. Шиле

Рельеф из «Северного Храма». Прорисовка Л. Шиле

Сочетание центральномексиканских и майяских составляющих в «интернациональном» Чичеене наблюдается и на уровне верховной власти. Это хорошо видно на рельефе из «Нижнего Храма Ягуара». На большом скульптурном полотне представлены 113 фигур воинов, разделённых на пять регистров, которые приносят дары или оказывают знаки почтения трём персонажам. При этом нижний ряд воинов имеет черты, свойственные классическим майя, а остальные четыре – характеристики тольтеков. Центральный персонаж,  к которому движутся или на которого смотрят все остальные, помещён во втором снизу ряду представляет собой бородатого человека с кольцами Тлалока вокруг глаз, одетого в тольтекского типа головной убор и облачение игрока в мяч. Его осеняет огромная, занимающая два регистра, фигура оперённого змея, Кецалькоатля мифологии науа. В центре четвертого ряда стоит мужская фигура с дротиками в руке и в типичном облачении тольтекского военачальника, с большим нагрудным украшением в виде бабочки Ицпапалотля. Возле него большой «мозаичный» змей с облачными завитками, известный ещё в искусстве Теотиуакана, а у науа называемый Мишкоатль. Наконец, посреди верхнего, пятого снизу ряда, на троне в виде ягуара восседает фигура с майяского типа нагрудной подвеской и в майяской диадеме на фоне изображения солнечного диска. Виллем Лиетгоф предположил, что эти изображения представляют трёх правителей Чичена трёх разных времён – древнего Кецалькоатля, старого носителя «мозаичного змея» (или «змея войны») и текущего или ближайшего к современности правителя, символом которого является солнечный диск[2]. Однако, те же три персонажа одновременно изображены в сцене битвы на  юго-западной стене из «Верхнего Храма Ягуара». Они же втроём представлены в сцене наделения какими-то полномочиями особы в «мозаичной» куртке-доспехе на северной стене из «Северного Храма» Большой Площадки для игры в мяч. Вероятнее всего это упоминаемые в свидетельствах колониальной эпохи «трое владык», руководивших пришедшими на Юкатан «мексиканцами». При этом двое из них имеют отличия, подчеркивающие их иноземное, центральномексиканское происхождение, а один – местное майяское. Двое из этих персонажей – майяский с солнечным диском и тольтекский с Пернатым Змеем трижды изображены вместе на притолоке из «Верхнего Храма Ягуара». Не вполне ясно, почему отсутствует персона с «Мозаичным Змеем»; возможно, среди трёх верховных вождей он занимал младшее положение, возможно, умер раньше других.

Рельеф из «Нижнего Храма Ягуара»

Рельеф из «Нижнего Храма Ягуара»

Чарльз Линкольн в своё время предположил, что в Чичеен-Ица существовало совместное правление двух владык, один из которых («Полководец Солнечный Диск») занимался внешними делами и войной, а другой, К’ук’улькан – внутренним управлением и религиозными ритуалами[3]. Впрочем, предлагаемое им распределение функций основано на чисто умозрительных рассуждениях, а отождествление «Полководца Солнечного Диска» с К’ак’упакалем и Кокомом очевидно ошибочно. Тем не менее, идея, что в Чичеен-Ица, по крайней мере, в момент установления там власти «мексиканцев», правили трое владык, из которых (как следует из изображения на рельефе в «Нижнем Храме Ягуара») верховенствующее положение занимал жрец Пернатого Змея - К’ук’улькана, кажется вполне обоснованной. Вероятно, именно это лицо названо в одной из юкатанских хроник титулом Ах Накшит К’ук’улькан[4], «Жрец Четвероногого (науатланский эпитет Бога Ветра) – Пернатого Змея». Что касается возможной связи чичеенского К’ук’улькана с покинувшим Толлан вследствие внутренних раздоров жрецом Кецалькоатля Се Акатль Топильцином (согласно некоторым интерпретациям исторических преданий науа это произошло в 947 году), то в свете имеющихся данных однозначно подтвердить её или отвергнуть не представляется возможным. Впрочем, на какие-то внутренние столкновения между тольтекскими пришельцами (неясно, правда, в эпоху, предшествующую завоеванию, или после неё), кажется, указывают встречающиеся в Чичеене изображения пленников в центральномексиканских костюмах[5].

Рельеф из «Нижнего Храма Ягуара». Прорисовка Л. Шиле

Рельеф из «Нижнего Храма Ягуара». Прорисовка Л. Шиле

Творцы «нового порядка», установившегося в Чичеен-Ице предположительно в 970 году, в отличие от элиты майяских городов-государств Петена, Чьяпаса или Пуука, сумели остановить и переломить процессы общественного и культурного разложения, охватившие было Северный Юкатан в первые десятилетия Х века. Им удалось мобилизовать ресурсы полуострова и сохранить городской уклад жизни, государственность  и связанную с ними элитарную культуру майя. Точно установить территорию, на которую распространялось политическое влияние «интернациональной» Чичеен-Ицы сложно. Поздняя традиция сообщает, что она была достаточно обширной. Так, согласно составленным родственником  индейских правителей Мани Гаспаром Антонио Чи «Сообщению из Исамаля и Санта-Мариа», «Сообщению из Текаля», «Сообщению из Текауто и Тепакана» «вся эта земля была под одним владыкой в то время, когда царствовали владыки Чичен-Ица и продолжалось их владычество более двухсот лет», и «даже извне этой области, из Мехико, Гватемалы, Чьяпаса и других областей ему приносили дары в знак мира и дружбы»[6]. Скорее всего, именно Чичеен-Ица фигурирует в исторических преданиях индейцев горной Гватемалы как место, куда предки владык киче и какчикелей отправляли посланцев и откуда получали знаки власти у «владыки востока», «единственного высшего судьи всех царств» «владыки Накшита»[7].  При этом, однако, в отличие от классической эпохи, когда на этой территории существовало одновременно значительное количество городов, в пору «нового порядка» там остался только один крупный столичный центр, использовавший ресурсы всего региона.

Притолока из «Верхнего Храма Ягуара». Прорисовка Л. Шиле

Притолока из «Верхнего Храма Ягуара». Прорисовка Л. Шиле

Наиболее наглядным свидетельством могущества владык Чичеен-Ицы второй половины Х – начала XI веков является обширное строительство, собственно и сделавшее город всемирно известным. Для него была избрана территория к северу от сооружений времён К’ак’упакаль К’авииля, между ними и Священным Сенотом, на так называмой Большой Террасе. При этом была осуществлена перепланировка сети городских дорог, создавшая новую систему организации городского пространства[8]. В первой половине 990-х годов было завершено самое большое сооружение «интернационального стиля» в Чичеен-Ице – Большая Пирамида (К’ук’улькан или Верхний Эль-Кастильо) высотой около 30 метров, построенная над меньшей, 17-метровой пирамидой, сооруженной по всей вероятности ица. Выполненный иероглифической письменностью майя короткий текст на дверном косяке оттуда имеет дату «7-й год двадцатилетия 2 Ахав», то есть, 993/994 год.  Примерно одновремено с ней к востоку был выстроен так называемый «Храм Чакмооля», который по всей видимости являлся местом собраний совета высших должностных лиц, управлявших государством[9].

«Пирамида Осарио» или «Гробница  Верховного Жреца». Фото Д. Иванова

«Пирамида Осарио» или «Гробница  Верховного Жреца». Фото Д. Иванова

Чуть позже, в самом конце Х столетия над чтимой природной пещерой к северу от Караколя была возведена десятиметровая пирамида, по форме и пропорциям схожая на «Пирамиду К’ук’улькан», хотя с более изощрённым профилем, так называемая «Гробница Верховного Жреца». Текст на одной из её колонн, помещённый над изображением фигуры пленника, содержит указание на «установление камня», вероятно, самой колонны, и две даты, соответствующие 998 году. Примерно к первым десятилетиям XI  века относится сооружение огромной (100 на  70 метров) Большой Площадки для игры в мяч. Самым поздним из крупных строений «интернациональной» Чичеен-Ицы является 40-метровый в высоту «Храм Воинов», возведённый над «Храмом Чакмооля», с прилегающими колоннадами.

Большая площадка для игры в мяч. Фото Д. Иванова

Большая площадка для игры в мяч. Фото Д. Иванова



[1] Kristan-Graham, Cyntia B. Art, Rulership and the Mesoamerican Body Politic at Tula and Chichen Itza. Ph. D. Dissertation. Los Angeles, 1989. Pp. 198-199, 248, 466; Boot, Erik. Continuity and Change … P. 139.

[2] Liethof, Willem. Identity and Legitimization of the Itzá. Pp.58 – 59. В. Лиетгоф развивает точку зрения У. Рингля, по мнению которого персонаж с пернатым змеем (так называемый «Полководец Змей», «Captain Serpent») представлял текущего правителя Чичеена, а персонаж на фоне солнечного диска («Полководец Солнечный Диск», «Captain Sun Disk») – божественного солярного предка (Ringle, William M. On the Political Organization of Chichén itzá. Ancient Mesoamerica 15(2), 2004. P.170).

[3] Lincoln, Charles. Ethnicity and Social Organisation at Chichen Itza, Yucatan, Mexico. Ph. D. dissertation. Harvard, Mass., 1990.

[4] Post Conquest Mayan Literature. Pp. 236-237.

[5] Kowalsky, Jeff Karl. What’s “Toltec” at Uxmal and Chichén Itzá? … P.276.

[6] Relaciones de Yucatán ... Tomo núm. 11. Pp. 119, 147, 176, 270

[7] Пополь-Вух. Родословная владык Тотоникапана. М., 1993. Сс.114, 136, 138, 141-142, 144-148.

[8] Cobos, Rafael, and Terrence L. Winemiller. The Late and Terminal Classic-Period Causeway Systems of Chichén Itzá, Yucatán, Mexico.  Ancient Mesoamerica, 12. 2001. Pp. 283-291.

[9] Kowalsky, Jeff Karl. What’s “Toltec” at Uxmal and Chichén Itzá? … Pp.266-269.