III. «Пуп мира»

Милослав Стингл ::: Государство инков. Слава и смерть сыновей солнца

Иллюстрированное повествование Гуамана Помы де Аяла об империи инков и ее культуре, так сказать, самый древний «комикс» в мире, включает обширную текстовую часть. Из него можно узнать, что рассказывали инки о первых обитателях страны, живших здесь до прихода «сыновей Солнца» – могущественных инков.

В представлении Гуамана Помы де Аяла, человечество доинкской эпохи развивалось – если следовать современным эволюционным теориям – от примитивного до прогрессивного «общества». Как полагал Гуаман Пома, первыми обитателями мира были Пакаримокруна (в переводе «начинающие люди»), так называемые «номады», которые жили в пещерах хотя и примитивно, но в мире друг с другом.

(Легенды о Пакаримокруна важны для нас еще и потому, что люди древности, согласно Гуаману, имели белый цвет кожи.)

Эти праобитатели Перу уже почитали как своего единственного бога бога‑творца Виракочу, ему поклонялись во всей области Анд. В человеческом обществе в это время, очевидно, произошло расслоение на группы. Сказанное означает, что уже тогда в Перу началось разделение на господ и подвластный им простой народ. По наивному представлению Гуамана Помы, это расслоение выглядело следующим образом: первородные сыновья, зачатые в «брачной постели», представляли собой древнеперуанскую аристократию; непервородные сыновья, так же как внебрачные сыновья и их родственники, относились к простому народу.

После этой эпохи началась, по мнению Гуамана, эра Уарируна (что в переводе означает «первобытные люди»). Они покинули пещеры предков, научились строить хижины, стали оседлыми, занялись земледелием и скотоводством и даже изобрели мелиорацию земли.

В третьем «поколении» человеческого рода, называемом Пурунруна («дикие люди»), перуанцы начали ткать ткани; дифференциация их общества стала проявляться еще сильнее, были изданы первые законы, начался раздел земли. Впервые они покинули горы Сьерры и спустились в до тех пор не заселенные равнины.

По мнению индейского хрониста, кульминационным пунктом развития человечества доинкской эпохи была эра Аукапачаруна («воинственные люди»). В это время в некоторых племенах появились перуанские амауты (то есть ученые), занимавшиеся распространением знаний. Во главе всех небольших государств и групп населения стояли военачальники, они вели друг против друга непрерывные опустошительные войны. На этом этапе борьбы и пришло время для мудрого, любящего порядок рода «сыновей Солнца». Именно они должны были привести человечество к прогрессу, обеспечить строгость во всем и, наконец, дать самое важное – мир. В представлении инков, история человеческого рода доинкского периода развертывалась на относительно небольшой территории: в нескольких горных долинах, и прежде всего в одной горной долине, находившейся на огромной высоте – 3400 метров над уровнем моря. По этой долине была названа столица – Куско.

Действительно, перуанские индейцы жили здесь задолго до того, как «сыновья Солнца» установили свое господство. Впрочем, о «ранней истории» этого края известно мало. Археологические исследования дали пока мало результатов, хотя и проводились интенсивно.

До сих пор четко определена лишь единственная местная доинкская культура, названная по имени местечка в северо‑западной части города Куско культурой Чанапата. Удалось установить наверное только следы этого единственного места. Носители культуры Чанапата оставили после себя большое количество хорошо обожженной, украшенной рисунками керамики. Найденные сосуды – черного, темно‑коричневого, а иногда и красного цвета; на некоторых из них на черном фоне видны нарисованные белым сюжеты. Джон Хоуленд Роу, обнаруживший эту культуру, не нашел в Чанапата ни одного металлического предмета. Изделия из кости, камня и обсидиана имеют самую разнообразную форму. Жители этого региона занимались сельским хозяйством, в первую очередь разведением лам, о чем свидетельствуют многочисленные находки костей лам в жилищах людей. Если исходить из данных археологии, то в долине Куско за культурой Чанапата следует так называемая ранняя культура инков.

О носителях культуры Чанапата, их племенной принадлежности, об их языке исследователи до сегодняшнего дня не могут сказать ничего конкретного. Можно полагать, что эту долину и местности, непосредственно к ней прилегающие, в доинкский период населяли различные группы, отличавшиеся друг от друга (возможно, и своим языком). В силу сказанного в настоящее время трудно с уверенностью сказать, какое из этих племен населяло те места, где впоследствии возникла будущая столица «сыновей Солнца». Никакой информации по этому поводу мы не можем получить даже из легенд.

Однако нет сомнения, что «Рим» «сыновей Солнца» инки унаследовали от своих безымянных предшественников, задолго до них поселившихся в долине Куско. В ту пору Куско, конечно, был всего лишь маленькой деревушкой, селением в одной из долин Анд. «Сыновья Солнца» создали впоследствии великое множество удивительных вещей, которые имели большое значение не только для истории Перу. Так, в частности, они превратили свои селения в горах в центр мира, именно поэтому один из хронистов назвал их «пупом мира». Добавим к этому, что это был не только пуп, но и сердце мира инков, который простирался от Сельвы до океана, от песчаных дюн пустыни до устремленных в небо горных вершин.

Инки‑правители непосредственно отождествляются с Куско. Не случайно первые испанцы, прибывшие в Перу, называли последнего из Инков Коско Мосо, то есть «Молодой Куско», а его отца, Инку Уайна Капака, – Коско Вьехо – «Старый Куско».

Куско воплощал собой сущность империи, он был символом всей империи «сыновей Солнца». Как однажды заметил один перуанец, Куско во многих отношениях был центром перуанского государства, его полюсом спокойствия. Он был религиозным центром империи, свидетельством чего является главный храм культа Солнца. Куско служил резиденцией верховного представителя государства, единодержавно правящего Инки. Он являлся культурным центром, в нем размещались важнейшие учебные учреждения ячауаси и акльяуаси. Это был важнейший магистральный узловой пункт, из которого исходили все стратегические пути.

И в хозяйственном отношении Куско был центром империи, так как здесь вносились подати и распределялись средства, находившиеся в распоряжении государства. Куско являлся военным центром империи, поскольку отсюда войска отправлялись в свои завоевательные походы; сюда же они и возвращались, овеянные славой, чтобы принять благодарность отечества за одержанные победы.

Унаследованное от доинкской эпохи языковое смешение, преобладающее языковое многообразие перуанского высокогорья, в известной мере нашло «свой конец» в Куско. Кечуа – язык жителей района, примыкавшего к Куско, – стал общим языком всей империи. Таким образом, Куско являлся и «языковым центром» государства.

Учитывая чрезвычайно тесную взаимосвязь между Куско и жизнью этого большого индейского государства, автор книги осмеливается предложить следующую формулировку: «Куско – это инки, а инки – это Куско», «Куско – это империя, а империя – это Куско».