II. Преемники Манко Капака

Милослав Стингл ::: Государство инков. Слава и смерть сыновей солнца

Как уже упоминалось, по свидетельству хронистов, существует две легенды о происхождении Инков: две интерпретации, тесно связанные друг с другом, представляющие собой два варианта первоначальной, единственной и цельной легенды о происхождении «сыновей Солнца», – легенды, которая до нас не дошла. Хронисты, сохранившие для нас эту легенду, излагают ее во многом сходно. В первую очередь это касается личности героя – первого Инки, Манко Капака (а также его законной супруги Мама Окльо). Согласно обеим версиям, первый «сын Солнца» со своей свитой прибыл «на пуп будущего мира», в долину Куско, с юга.

Впрочем, «юг» – это слишком неопределенное понятие. Большинство хронистов полагают, что будущие инки начали свое странствование со священного озера в горном Перу – озера Титикака. У берегов этого озера, скорее всего, уже в доинкскую эпоху существовало государство колья или аймара, а еще раньше, очевидно, Тиауанако, империя индейцев‑создателей этого фантастического южноамериканского города доинкской эпохи.

Некоторые авторы – в частности, перуанец Хосе де ла Рива Агуэро – полагают, что культура и могущество инков являются непосредственным продолжением наследия Тиауанако. Это предположение, весьма часто высказываемое, бездоказательно. Сомнения усиливает и тот факт, что родину инков – это следует еще раз подчеркнуть – пытаются искать на берегах озера Титикака, в области, где не говорили на языке кечуа, то есть в стране, в которой возникла каменная высокогорная метрополия доинкской эпохи – Тиауанако.

В Тиауанако, как и во всех районах этой области Анд, ранее повсюду почитался «творец мира» (а также «творец богов», то есть нечто вроде «супербога») великий Виракоча. Его культ, безусловно, представлял собой квинтэссенцию религиозных представлений, всей духовной культуры и философии Тиауанако и всех племен Перу доинкской эпохи, находившихся под влиянием Тиауанако.

По существовавшим в Тауантинсуйу представлениям, Виракоча был также творцом Инти – «бога‑Солнца». Позднее инки запретили культ верховного бога людей из Тиауанако – культ Виракочи. В их империи объектом почитания и поклонения был не этот верховный творец перуанских индейцев, а бог, «создавший инков», то есть Инти, Солнце.

Инти, Солнце, стало центром, сердцевиной, осью мира их земных сыновей. Таким образом, Солнце стало тотемом, Символом изначального рода инков. Позже, в Тауантинсуйу, Инти (за счет бога Анд Виракочи) превратился в реального, суверенного, главного бога народа инков. Подобные тотемы, подобных мифических символических предков в образе животных, а также камней, скал, рек и особенно небесных тел в горных районах Перу доинкской эпохи имели, очевидно, все этнические группы, все айлью индейцев.

Весьма вероятно, что Солнце являлось тотемом маленького индейского племени тамбо, жившего во времена легендарного Манко Капака в месте, носящем название Место Утренней Зари и сыгравшем столь большую роль в преданиях инков. Подобная интерпретация, казалось бы, говорит в пользу того, что первые инки принадлежали к племени тамбо. Его вождь Манко Капак был одновременно синчи, то есть военачальником. В неспокойные времена в Перу военачальники стояли во главе местных племен горных индейцев. Вместе со своими людьми из племени тамбо вождь Манко покинул свою первоначальную резиденцию Пакаритамбо, двинулся на Куско и овладел «сердцем» этой долины – иногда это происходило мирно, в других же случаях, как, например, в борьбе против гуалья, силой оружия. Восхищаясь деяниями Манко, народ стал называть его не только «синчи», но и лестным эпитетом «капак», что означало как «великолепный», так и «богатый».

Исходя из легенд, мы можем, таким образом, искать прародину инков или в регионе озера Титикака (как это делают многие авторы хроник), или же ближе, у Куско, в районе Пакаритамбо, исконной территории индейцев тамбо. Верна ли та или иная легенда о происхождении «сыновей Солнца» и их племени – точный ответ на этот вопрос исследователи прошлого Перу сегодня едва ли могут дать. Одно лишь ясно: уже Манко Капак вместе со своей, судя по всему, немногочисленной свитой добился господства над центральной частью долины Куско, которая на все будущие времена должна была стать землей обетованной для этих людей.

Как ацтеки в Месоамерике захотели поселиться на своей обетованной земле, у озера Мехико, так и инки в Перу установили свое господство над взлелеянным в мечтах, желанным и теперь уже обретенным раем вопреки сопротивлению других живших здесь этнических групп.

Одна из таких групп, жившая в области Куско, алькауиса («черно‑белые» индейцы), спокойно восприняла господство инков над центральной частью долины – областью по берегам обеих рек, Тульюмайо и Уатанай. Кроме инков, долину Куско населяли еще две, возможно менее многочисленные, группы. Они также считали своей прародиной упомянутые пещеры у Пакаритамбо. При этом индейцы саусирай будто бы пришли из тамошних пещер Сутиктоко, а индейцы антасайя, как говорится в легенде, – из пещеры Марастоко.

Индейцы саусирай под водительством Копали Майта вначале оказали сильное сопротивление претензиям на власть «сыновей Солнца». Позже, однако, Копали Майта вместе с несколькими своими приближенными покинул долину, освободив ее для Манко и его народа.

Оставшиеся здесь саусирай, антасайя и инки позже нашли приемлемый для всех сторон modus vivendi  – в некотором роде мирное сосуществование, основанное в действительности на господстве инков над всеми жителями долины. Тем не менее первое время «сыновья Солнца» не были настолько могущественны, чтобы навязать силой свои правила игры соседям. Поэтому они должны были прибегнуть к дипломатии. После смерти Манко Капака его преемник, Инка Синчи Рока, должен был взять в жены собственную сестру. Однако «сыновьям Солнца» необходимы были сильные союзники среди своих соседей.

Подобных союзников они приобрели путем дипломатического бракосочетания Синчи Рока с Мама Кора, дочерью могущественного Сутик Уамана, главы большого соседнего селения Саньо (нынешний Сан‑Себастьян в долине Куско).

Сутик Уаман поставил на службу своему зятю несколько сотен или даже несколько тысяч воинов. Вместе с оставшимися в его распоряжении воинами он взял на себя защиту границ вновь возникшего государства инков. Теперь Синчи Рока мог беспрепятственно сосредоточить внимание прежде всего на строительстве и организации жизни в своем пока еще маленьком государстве. Второй Инка, на долю которого, помимо всего прочего, выпало осушение болот в окрестностях Куско, отрегулировал – если можно употребить подобное выражение – обе реки в окрестностях Куско и построил на месте, где ныне высится крепость Саксауаман, самую могущественную крепость индейцев Южной и Северной Америки, первый здешний замок. Он занялся также организацией в Куско торгового центра, базара, на который стекались люди отовсюду, как из близких, так и из отдаленных мест.

По рассказам перуанских индейцев, Синчи Рока отличался большой физической силой и деловитостью. Так, например, он был чрезвычайно быстрым бегуном. Именно поэтому он и выбрал в качестве своего «гербового» животного сокола – птицу, которая для горных индейцев являлась символом быстроты. В отличие от своего легендарного отца, Манко Капака, Синчи Рока был реально существовавшей в истории личностью. Примечательна в этой связи первая часть его имени – Синчи. Это традиционный титул военачальника племени горных индейцев. Сказанное свидетельствует о том, что Синчи Рока еще не был тем великим королем индейцев, какими стали позднее Инка Пачакути или же Уайна Капак. Он был всего лишь вождем мини‑государства, которое только еще образовалось.

В отличие от отца, Манко Капака, достигшего, если верить легенде, как и Мафусаил, преклонного возраста – 140 лет, Синчи Рока умер относительно молодым. В своем государстве он правил всего лишь 19 лет – так по крайней мере утверждает хронист Сармьенто. Гарсиласо де ла Вега, напротив, пишет, что он правил государством 30 лет.

По мнению своих же собственных «исследователей», в истории «сыновей Солнца» Синчи Рока как владыка не сыграл особенно значительной роли. Благодаря «политике маленьких шагов» он, однако, заложил фундамент империи, которую впоследствии его преемники привели к невиданным славе и величию. Так, в частности, Синчи Рока удалось закрепить господство своего племени над частью долины Куско. Он добился того, что территория (ранее оккупированная Манко Капаком и его приближенными) была признана теперь всеми соседями (индейцами саусирай, антасайя и алькауиса) как страна инков, полноправно принадлежащая «сыновьям Солнца».

Синчи Рока «легализовал» не только пребывание инков в долине Куско, но и право «сыновей Солнца» на владение «ключевой позицией» в этой долине – только что возникшим городом Куско. Тем самым он дал новое отечество своему до той поры небольшому народу, состоявшему, по мнению соседей, из «пришельцев». Ему удалось также добиться признания права инков на новую родину. Точная дата смерти второго Инки нам неизвестна, точно так же как мы не знаем и о других датах ранней истории инков. Тем не менее нам известно, что перед смертью Синчи назначил преемником одного из своих многочисленных сыновей. Это был Льоке Юпанки, один из малоизвестных первых восьми Инков.