I. Взгляд на Перу

Милослав Стингл ::: Государство инков. Слава и смерть сыновей солнца

Инки господствовали на территории, называемой ныне Перу, в течение длительного времени. Однако откуда они появились, то есть вопрос об их истинном происхождении и прародине господствующей династии поздней империи до сих пор не получил в науке окончательного решения.

В период, когда территория империи достигала наибольших размеров, она включала в себя часть Южной Америки и простиралась почти на миллион квадратных километров. Помимо нынешнего Перу, в империю инков входили большая часть нынешних Колумбии и Эквадора, почти вся Боливия, северные районы Республики Чили и северо‑западная часть Аргентины. Центральной частью страны, несомненно, являлась область нынешнего Перу, на животворной почве которого выросли предшественники этого государства и этой культуры – доинкские империи и доинкские цивилизации.

Область Перу (и приграничные области соседних южноамериканских государств) расчленяются географами на три четко разграниченные зоны: западная прибрежная полоса, называемая по‑испански Коста, центральный горный район Сьерра и расположенный на востоке массив густых экваториальных лесов, так называемая Монтанья.

Несмотря на то, что Монтанья и сейчас занимает около половины территории Республики Перу, она никогда не играла существенной роли в истории перуанской культуры – во всяком случае, той культуры, сведениями о которой мы располагаем. Это влажная тропическая равнина, покрытая бесконечными труднодоступными джунглями. Здесь, у Амазонки, Укаяли и других больших рек, живут в лесах мирные индейские племена. Для большинства жителей нынешнего Перу Монтанья представляет собой неизведанную, экзотическую и, в общем, чуждую страну. Как сама Монтанья, так и населявшие ее индейцы были враждебным миром и для тех, о ком пойдет речь в этой книге, то есть для инков. В отличие от бесконечных джунглей Монтаньи Коста – всего лишь узкая прибрежная полоса, ограничиваемая с одной стороны голубыми водами Тихого океана, с другой – западными вершинами Анд.

В длину перуанская Коста вытянулась на более чем 2 тысячи километров, однако в ширину она достигает всего лишь около 130 километров. Расположенная у величайшего океана нашей планеты, она тем не менее постоянно страдала от засухи. Большую часть ее составляют мертвая пустыня и полупустыня. Жизнь, а также следы первобытной, доинкской культуры мы находим лишь вблизи рек и речек, стекающих с Анд в долины. В речных долинах много тысяч лет тому назад возникли зеленые оазисы, расцветшие среди мертвой пустыни.

Восточную границу перуанской Косты образуют хребты южноамериканских Кордильер, а точнее, Западной Кордильеры. Самые высокие ее вершины покрыты вечными снегами. Это Уаскаран (6768 метров над уровнем моря) и Ерупаха (6632 метра над уровнем моря).

На вершинах Западной Кордильеры находится ряд потухших или полупотухших вулканов. Одна из красивейших вершин Перу – действующий вулкан Мисти высотой почти в шесть тысяч метров, покрытый вечными снегами. По соседству с ним находится другая гора вулканического происхождения, Чанчуани, возвышающаяся над перуанским городом Арекипа.

Параллельно Западной Кордильере с северо‑запада на юго‑восток Перу тянутся горные хребты Восточной или Белой Кордильеры. Иногда ее также называют Средними или же Центральными Кордильерами. В окрестностях древней столицы инков Куско их гребни соединяются, образуя многочисленные длинные и узкие высокогорные долины. Большую часть территории между Западной и Средними Кордильерами занимает горное плато, называемое Пуна или Альтиплано. Это плато практически безлесно, оно покрыто лишь горной травой, известной под названием «ичу».

Пуна в Перу и поныне является царством индейских пастухов, пасущих стада лам. Самая высокая часть Пуны – Пуна‑Брава – почти лишена жизни. Даже высокогорные стада здесь можно встретить лишь изредка.

В долинах же Сьерры, образовавшихся вдоль многочисленных рек, которые текут с перуанских гор в Амазонку, а затем в Атлантический океан, перуанские крестьяне заботливо возделывают каждый клочок земли. Здесь собирают довольно богатый урожай.

Когда я впервые ступил на землю Пуны в перуанских горах, то есть на землю Сьерры, меня охватило чувство «большого одиночества», господствующее там, наверху. В необозримых безлесных далях Альтиплано бушевали порывы сильного горного ветра и раздавались отдаленные печальные звуки рожков индейских пастухов. Чрезвычайно разреженный воздух Сьерры вызывает у европейцев неприятные ощущения, сохраняющиеся нередко на протяжении нескольких дней. Сильное кислородное голодание доставляло и мне большие мучения. У людей с более слабым организмом это приводит к тяжелой, просто невыносимой горной болезни, называемой перуанцами «сороче».

Многие путники, путешествующие в одиночку по Пуне, с трудом переносят типичный для этой области климат, который характеризуется резкими температурными колебаниями днем и ночью. Если днем под палящими лучами горного солнца температура поднимается до экстремально высоких показателей, то с наступлением ночи ударяет трескучий мороз. Как ни странно, именно это место, где не хватает кислорода, где нет почти ни одного деревца, где на чужестранца нападает тоска по родине, – место, которое находится почти на крыше Южной Америки, инки некогда избрали центром своей империи. Именно здесь на головокружительной высоте, на высоте трех с половиной тысяч метров над уровнем моря, построили они свою столицу.

Говоря об исчезнувших цивилизациях древнего мира, следует сказать, что эксперимент инков не знает себе подобного. Ни в Азии, ни в Европе, ни в Африке не известны случаи, чтобы столь значительная цивилизация возникла в таких природных условиях. Инки же сохранили верность высокогорной родине даже тогда, когда распространили свою власть на обширные чужие территории, простиравшиеся на север, запад, восток и юг от их родной страны, то есть территории, отличавшейся более благоприятными природными условиями. В Сьерре сформировались империя и культура инков. Именно здесь, в Кахамарке, и позднее в Куско им был нанесен смертельный удар испанскими завоевателями. Однако, как известно, любая жизнь, любая империя и любая культура начинаются с рождения. Поэтому и мы рассмотрим вначале эпоху и условия, в которых родились «сыновья Солнца», а также вспомним тех, кто описал в своих хрониках рождение, жизнь и смерть величайшей индейской империи Южной Америки.