Глава одиннадцатая

Борислав Суйковский ::: Листья коки

Инка Майти, тот самый, который на площади возле храма помог освободить дорогу для Синчи, не дождался окончания празднества. Когда солнце, осветив на миг небо, безвозвратно исчезло за все более сгущающейся завесой туч, он дал знак своему молчаливому спутнику и, спокойно, но решительно расталкивая толпу, поторопился покинуть площадь.

Заговорил он лишь в доме коменданта города, что находился у самых городских стен. Оба, скинув плащи и шлемы, принялись согревать озябшие руки.

- Боги с нами. Теперь даже самый глупый чанка ждет в Этом году каких-либо несчастий и ничему не удивится.

- Из простых людей никто ничему не удивляемся, потому что никто не думает. Ведь они издавна так воспитаны. Жуй листья коки и выполняй приказания, - проворчал Тупанки, начальник гарнизона столицы.

- Все это так, но приказание должно быть понятным и простым. Если приказы начнут отдавать две власти, простой люд оглупеет окончательно и... не станет слушать никого.

- Дело не в толпе. Ее легко успокоить. Будет праздник, устроим торжественную церемонию. Ха, можно даже принести в жертву одну девку из чужого племени! Чернь это любит. Меня беспокоят те, что способны мыслить самостоятельно, те, кто все понимает и решает судьбу государства. Иначе говоря - инки, кураки, жрецы.

- Разумеется. Уильяк-уму...

- Да. С ним мы должны увидеться как можно скорее. Этот ловчий Кахид преданный, исполнительный слуга, но он человек недалекий. Верен Уаскару, а известие посылает уильяк-уму. Он ничего не видел, не слышал, не понял, хотя и находился при дворе.

Инка Майти, комендант крепости Саксауаман, неприступной твердыни, прикрывающей столицу с юга, негромко рассмеялся.

- Нам везет. Жрец бога Инти не далее как вчера публично провозгласил, что сегодня не только появится солнце, но будет даже радуга. Как знак благосклонности великого Инти к Уаскару. Теперь люди, наверное, на все лады обсуждают это.

- Люди?

- Тьфу, я имел в виду жрецов, сановников, тех инков, что пока не с нами и находятся в полном неведении.

Хотя комната имела массивные стены, он невольно понизил голос.

- Ты уже получил какие-нибудь известия? - спросил Тупанки.

- Два дня ничего нет. Войска Атауальпы передвигаются очень быстро. Вероятно, сейчас они на отдыхе.

- Атауальпы? - выразительно переспросил Тупанки.

Майти понял и тут же поправился:

- Войска сына Солнца, сапа-инки Атауальпы.

Тупанки удовлетворенно кивнул.

- Ну, а что у нас? Я пытался послать два отряда на юг, к самому Тиуанако, под тем предлогом, что на границе неспокойно, но Уаскар...

- Уаскар? - Майти переспросил его тем же тоном, но Тупанки засмеялся и не стал поправляться.

- Да, всего лишь Уаскар! Привыкнем... Уаскар не дал согласия.

- Может быть, он что-то подозревает?

- Откуда? Великий кипу-камайок мчится с любой вестью к уильяк-уму. Жрец бога Инти, хотя и предан полностью Уаскару, смотрит только на небо, стремясь по звездам предугадать будущее.

- Ты не веришь, что это возможно?

Майти спрашивал с явным беспокойством, но Тупанки пожал плечами.

- Звезды не сказали ему ни о смерти сапа-инки Уайны-Капака, ни о страшном землетрясении у горы Мисти, ни о наводнении в уну Ика...

- Старики говорят, что там оно случается время от времени.

- Возможно. Но звезды ничего не сказали самому истовому нашему жрецу о том, что несчастье случится именно в этом году. Не скажут они ему и о намерениях Ата... сапа-инки Атауальпы. Не звезд боятся люди.

- Как настроение в гвардии? На многих ли вождей можно рассчитывать? За жрецов нам ручается уильяк-уму.

Они склонились друг к другу и принялись тихо перешептываться, и в это время неожиданно вошел верховный жрец. Из-под плаща, в который он был закутан с ног до головы, уильяк-уму извлек связки кипу и бросил на стол.

- Важные новости, уважаемые.

- Знаем. От ловчего Кахида.

- Уже знаете?

- Знаем, что он прислал кипу, но нам еще неизвестно его содержание.

- Он сообщает ориентировочное количество зверей, число гонщиков и сколько воинов должно быть направлена на юг.

- На юг? Значит, ему уже известно?

- Да. Он в крепости Силустани. А там знают о наступлении войск Атауальпы.

- Сапа-инки Атауальпы, сына Солнца, - поправил его Майти.

Верховный жрец недоуменно пожал плечами.

- О, ведь мы говорим между собой. Слушайте! Важно не то, что сообщает кипу, а то, что Кахид велел передать устно. Для этого он и прислал специального гонца. И советует... чтобы сын Солнца Уаскар воздержался от охоты в уну Уануко. Так как там уже может быть небезопасно.

- Этот Кахид неглуп, - тихо рассмеялся Тупанки, но Майти гневно оборвал его,

- Простофиля! Будь он поумней, он мог бы нам все испортить! Если бы Кахид направил это известие к...

Оскорбленный жрец гордо выпрямился. Его неестественно высокий лоб прорезали гневные морщины.

- Кого же он должен был известить? Я ближайший родственник сына Солнца, верховный жрец бога Инти, и не я ли первый сановник в Тауантинсуйю?

- Да, да, о святейший! - поспешно заверили его оба воина. - Мы и говорили о том, что нам явно покровительствует великий дух Виракоча, ведь как раз к тебе поступают все известия.

- Да, это верно, - благосклонно подтвердил жрец. - Без меня вы не достигли бы ничего, и Уаскар продолжал бы править дальше. А этого нельзя допустить. Сын Солнца, он отказался распорядиться, чтобы в Капакабоне уничтожили нищую область, истребив богохульников, которые не хотят поклоняться Солнцу, упорно продолжая чтить камни. И это на берегу священного озера Титикака! Не может властвовать сапа-инка, который так плохо защищает веру! Все жрецы уже разделяют нашу точку зрения.

Воины взглянули друг на друга и пожали плечами.

- Это ваши небесные дела! - порывисто воскликнул Майти. - Нас же волнуют более земные вещи!

- Нет ничего важнее веры!

- Есть! Не может быть сапа-инкой тот, кто раздирает на части страну. Сын Солнца, великий инка Уайна-Капак покорил Кито и создал единое государство. Атауальпу он назначил там лишь наместником. А Уаскар пожалел брата и отдал ему Кито, разорвав всю страну надвое. Теперь Атауальпа хочет снова ее объединить, поэтому мы с ним.

- И еще потому, что это вождь могучий и удачливый.

- Хм... Мы слышали также, что он набожен и щедро одаривает храмы.

- Это всем давно известно, - вмешался Тупанки. - А теперь, может быть, святейший уильяк-уму расскажет нам, как с известием, полученным от ловчего?

Жрец спокойно взял со стола одну из связок кипу и спрятал ее в складках плаща.

- Я не слышал ни о каких известиях от ловчего. Все остается по-старому. Сапа-инка Уаскар отправится завтра в уну Уануко на большую охоту.

- С войском?

- Зачем? Там спокойно. С ним пойдет только дворцовая гвардия.

- Гвардия? А поведет их Уйракоча или Тупак-Уальпа? - Майти назвал имена двух заговорщиков.

- Оба, - усмехнулся жрец. - Здесь, в Куско и в Саксауамане, останетесь вы.

- Но нас не будет там, на охоте, в самый решающий момент, - с неудовольствием буркнул Майти.

- Вас не обойдут! - поспешно заверил их жрец. - Ведь в ваших руках столица и главная крепость. Здесь уже все в порядке. Есть еще одна любопытная вещь. Посмотрите-ка на это!

Он поднял вторую связку кипу и подал воинам.

- Я не могу этого прочесть! - раздраженно бросил Майти. - Что-то о ламах, о богах!

- О ламах, но больших. О людях, но белых, как боги, - тихо пояснял жрец. - Из-за океана прибыло двести белых людей с большими ламами. Только это я и сумел прочесть.

- Белые люди? Глупости! Тот, кто вязал этот кипу, ошибся. Вот и все. Незачем беспокоиться из-за такой чепухи.

- Не знаю, не знаю. Хорошо бы проверить.

- Отдай, святейший, приказ, пусть проверят.

Жрец снова недовольно поморщился.

- Я сам решу, как поступить! Но известие прибыло из уну Пьюра, а там уже теперь...

Все замолчали. Наконец Тупанки строго поглядел на товарищей.

- Посмотрим! Сейчас надо помнить об одном. Тот часки, который доставил весть от ловчего...

- Обычный часки. Пожует листья коки, проспится и забудет.

- Не уверен. Он может проболтаться. Такого свидетеля необходимо обезопасить.

Верховный жрец кивнул.

- Правильно. Это часки с главной дороги. В селении под Кахатамбо у него девка. В разговоре с моим человеком он выложил все, поэтому он может сболтнуть и об этом. Сделаем так...

Он на минуту задумался, но тут же решительно заговорил:

- Солнце не зажгло священного огня. Извечный обычай велит принести в жертву девушку. Уже послан приказ в Золотой храм на озере Титикака. Но это далеко. А сапа-инка движется в Уануко. В Юнии на его пути тоже есть большой храм. Торжественная жертва на этот раз будет принесена в Юнии...

- Я не понимаю! Какая здесь связь... - начал нетерпеливо Майти, но жрец движением руки прервал его.

- Девка должна быть из местных. Этот часки, который доставил кипу от ловчего Кахида, говорил моему человеку о своей избраннице, о некой Иллье. Пусть будет Иллья. Приказ о кровавой жертве понесет тот же самый часки.

Оба воина испытующе поглядели на жреца. Майти, тихо посмеиваясь, сказал:

- Неплохое испытание верности. Однако что будет, если этот часки откажется? Или сбежит? Или не передаст распоряжения?

- По закону он тотчас же будет казнен. А если врожденное чувство долга заставит его доставить приказ, то он, вероятно, больше уже ни о чем не будет и думать. Так или иначе о тех вестях, что идут от ловчего, никто никогда не узнает.

- Я в восторге, о святейший, - воскликнул Тупанки.

Жрец благосклонно усмехнулся. Он наклонился к ним и тихо шепнул:

- Это только часки, стоит ли о нем говорить? Речь идет о более серьезном. Ловчий Кахид прав. Уну Уануко в опасности. И вскоре там станет еще опаснее. Кто знает, очень и очень возможно, что войска Атауальпы получат специальный приказ окружить эту местность. Ну, а тогда многое решит настроение тамошних жителей. А они уж, будьте покойны, не забудут, что недавно принесли в жертву их девушку. Ведь этого не любят. Хм, я боюсь, что найдутся такие, которые начнут поговаривать и вспоминать, что именно по приказу Уаскара убили эту девушку, того самого Уаскара, к которому бог Инти явно не расположен.

- А в это время я...

- Вы должны быть здесь в полной готовности! Как только я дам вам знать, вы овладеете крепостью, городом и дворцом, задержите - уж вам известно кого! - а потом с надлежащими почестями встречайте сына Солнца, сапа-инку Атауальпу.

Воин низко склонил голову. Жрец уже накинул плащ - он собирался уходить, - но снова вынул и стал изучать странную связку кипу.

- Остается еще это дело... Очень странное. Двести белых людей, какие-то большие ламы... Я вижу здесь знак большого значения и большой опасности. Главный кипу-камайок уверяет, что из Пьюры всегда поступают отлично связанные кипу и точные вести. Гм, это меня и беспокоит.

Инка Майти махнул рукой.

- Эх, даже опытный кипу-камайок подчас злоупотребляет сорой. В конце концов что такое двести человек?

- А если это не люди? Если это боги или посланцы богов?

- Нужно проверить, - неуверенно буркнул Тупанки.

- Да. - Уильяк-уму, нахмурив брови, разглядывал кипу. - Я уже отдал приказ. Потому что чувствую опасность, чувствую ясно и отчетливо.