Европейцы в доколумбовой Америке

Тишков Валерий Александрович ::: Страна кленового листа: начало истории

Европейцы ступили на землю Канады задолго до откры­тия Нового Света Христофором Колумбом. Первые полу­легендарные сведения о морских вояжах в Америку отно­сятся к V—VI вв. н. э. Именно тогда ирландцы совершали отчаянные путешествия по океанским просторам в обтя­нутых кожей челнах, описанных еще Юлием Цезарем во время его пребывания в стране кельтов. Легенды сохрани­ли имя настоятеля ирландского монастыря Брендана, ко­торый якобы в VI в. первым увидел Америку. Монах, причисленный к лику святых, вероятно, был реальной личностью, но никаких достоверных фактов о его пре­бывании у берегов Нового Света не существует.

Начало освоению европейцами Северной Америки по­ложили норманны — предки нынешних скандинавских на­родов. Норманны были отважными и искусными морепла­вателями. Еще в IX в. они начали колонизацию Ислан­дии, а из Исландии двинулись на запад, обнаружив Грен­ландию, а затем северо-восточное побережье американ­ского материка.

Долгое время единственными свидетельствами о нор­маннских походах были исландские саги. В «Саге об Эйрике Рыжем» и «Сказании о гренландцах» повествует­ся о плаваниях викингов к берегам Америки, о захвате ими открытых земель, в том числе загадочной земли Винланд. Почти 100 лет ученые спорили о месторасположе­нии земли Винланд. Наконец, в 1960 г. норвежский ар­хеолог, путешественник и писатель X. Ингстад нашел на мысе Медоус, на крайнем севере Ньюфаундленда, остатки норманнского поселения, относящегося примерно к 1000 г. н. э.

Так сведения древнего фольклора получили достовер­ное подтверждение. Стало ясно, что еще за 500 лет до Колумба европейцы посетили Америку и именно ту тер­риторию, которую занимает современное государство Ка­нада. Что известно нам об этой далекой странице канад­ской истории?

Как гласит исландское сказание, в 80-х годах X в. в Исландии жил Эйрик Турвальдсон по прозвищу «Рыжий», изгнанный из Норвегии за убийство. «За беспокойный характер» в 981 г. его изгнали на три года и из Ислан­дии. Единственное, что ому оставалось после этого,— искать убежище ка западе, в новой стране. Миновав ле­дяные пустыни, Эйрик доплыл до места, которое в лет­ное время было покрыто свежей зеленью, и назвал его — Гренландией («Зеленой страной»). Это было юго-западное побережье огромного ледяного острова.

В 985 г. Эйрик со своими спутниками основал посе­ление на южном берегу Гренландии, откуда колонисты стали продвигаться дальше вдоль западного побережья. Они занимались рыболовством, зверобойным промыслом, разведением привезенного с собой скота. Поселки выход­цев из Исландии просуществовали в Гренландии более 400 лет. В XIII в., в период расцвета колонизации, их здесь насчитывалось, видимо, около 100,

После присоединения Исландии к Норвегии и завоева­ния Норвегии Данией связи потомков викингов с Евро­пой прервались, и освоению Гренландии был положен конец. Судьбы первооткрывателей мало известны. Сохра­нились предания об их кровавых столкновениях с север­ными «скрелингами» — эскимосами, в результате которых многие из колонистов погибли. Однако, как пишет англий­ский историк Р. Хеннинг, «невероятно, чтобы норманн­ские поселенцы вымерли в сравнительно короткий срок... Гораздо вернее предположить, что колонии постепенно угасали — или из-за того, что норманны смеши­вались с эскимосами, все более и более пре­вращались в «скрелингов», или из-за того, что их поселе­ния становились все меньше из-за капельной эмиграции»6. Некоторые историки убеждены, что часть норманнов севе­ро-западного берега Гренландии смешалась с аборигена­ми, и это положило начало современной эскимосской эт­нической общности и культуре7. Однако эта концепция очень уязвима и многими учеными не признается.

Берегов северо-восточной Америки первым, в 985 г., достиг норвежец Бьярни Херюльфсон. Рассказ об этом co­держится в «Сказании о гренландцах» и носит вполне достоверный характер. По-видимому, «ровная лесистая местность» Бьярни — это Лабрадор или Баффинова Земля.

Главные успехи норманнов в освоении новых террито­рий связаны с именем Лейфа Эйриксона, сына Эйрика Рыжего. В 1000 г., как гласят саги, «Лейф и его спутни­ки, всего с ним вместе тридцать пять человек, взошли на корабль» и отплыли на запад. Летом 1001 г. Лейф до­стиг страны, которая «от берега до ледников была как плоский камень». Место первой стоянки норманны назва­ли Хеллулаид («Страна плоских камней»). Это был ско­рее всего берег Баффиновой Земли. Вторую стоянку они устроили где-то на побережье Лабрадора, и Лейф дал ей имя Марклаид («Лесная страна»),

Лейф и его дружинники продолжили путь в юго-во­сточном направлении. По «Сказанию о гренландцах», «они поспешили назад на корабль и поплыли оттуда с северовосточным ветром и были в открытом море двое суток, пока не увидели землю. Они направились к ней и подо­шли к острову, который лежал к северу от нее. Они высадились и осмотрелись... Затем они вернулись на ко­рабль и вошли в пролив между островом и мысом, про­тянувшимся на север. Они направились на запад, огибая мыс. Там была большая мель, и в отлив корабль сел на эту мель, так что море оказалось далеко. Но им так хоте­лось поскорее высадиться, что они не стали ждать, пока корабль снова окажется на воде, и побежали к берегу, туда, где из озера вытекала река. А когда корабль их снова оказался на воде, они сели в лодку, подплыли к нему и завели его в реку, а затем в озеро. Там они бро­сили якорь, отнесли на берег спальные мешки и сделали себе землянки. Но потом они решили зимовать там и по­строили себе большие дома... Дни здесь не так различа­лись по длине, как в Гренландии или Исландии. В самое темное время года солнце стояло в небе четверть дня после полудня и четверть дня до него»8.

Это описание вполне подходит к северному побережью Ньюфаундленда, где X. Ингстад и обнаружил следы двух больших домов норманнского типа, а также нескольких мелких построек, включая финскую баню. Ингстад пола­гает, что в колонии одновременно проживало от 75 до 90 человек. Вероятно, эта деревушка строилась не только Лейфом Эйриксоном, но и участниками последующих экс­педиций 9.

Перезимовав в Винланде, Лейф вернулся в Гренлан­дию и больше туда не плавал. В 1004—1005 гг. еще один сын Эйрика Рыжего Торвальд Эйриксон со своей коман­дой провел зиму в Винланде. В стычке с местными жите­лями, индейцами или эскимосами, Торвальд был смер­тельно ранен.

Наиболее серьезную попытку колонизации новых зе­мель предпринял норвежец Торфинн Карлсефни. В 1008 г. Карлсефни с женой Гудрид и 250 людьми на трех ко­раблях прибыл в Винланд и прожил там около трех лет. Однако трудности, связанные с добыванием пищи, и столк­новения со «скрелингами» заставили Карлсефни вернуть­ся на родину.

На этом плавания норманнов к берегам Северной Аме­рики не прекратились, о чем свидетельствуют, в частно­сти, рунические письмена. Однако плавания стали но­сить эпизодический характер. Постоянных контактов Се­верной Америки с внешним миром не было до конца XV в., а Канады — до XVI в. О норманнской колониза­ции этих земель прочно забыли даже в Европе. Колумб и его последователи, отправляясь в путь, ничего не зна­ли ни о Винланде, ни о других норманнских открытиях.