Вместо заключения

Гуляев Валерий Иванович ::: Древние Майя. Загадки погибшей цивилизации

Совершенно по-иному развивались события на Юкатане - в северной области культуры майя. Исторические хроники кануна конкисты и данные археологии наглядно свидетельствуют о том, что в Х веке н. э. города юкатанских майя стали жертвой массированного вторжения воинственных центрально мексиканских племен - тольтеков. Однако в отличие от драматического финала большинства государств центральной области майя население полуострова не только уцелело после этого нашествия извне, но и сумело быстро приспособиться к новым условиям. В итоге спустя короткое время на Юкатане появилась своеобразная синкретическая культура, причудливо соединяющая в себе майяские и тольтекские черты. И в истории юкатанских майя начинается новый специфический период, получивший в научной литературе название "мексиканский". Хронологические его рамки приходятся на X-XIII века н. э. А культурное и политическое лидерство на полуострове в это время, бесспорно, принадлежит Чичен-Ице, которая на долгие годы становится столицей завоевателей-тольтеков на землях майя. Чичен-Ица в переводе с майяского означает "устье колодцев ицев". Кто же были эти таинственные ицы и в каком отношении находились они к тем же тольтекам? По весьма вероятному предположению некоторых ученых, ицы представляли собой одно из ответвлений майя - язычной группы чонталь (или путун), издавна обитавшей на южном побережье Мексиканского залива, в современных мексиканских штатах Кампече и Табаско. Еще с середины 1 тысячелетия н. э. они подверглись сильному воздействию центральномексиканской культуры индейцев-науа (Теотиуакан). А затем пришельцы-тольтеки и их легендарный предводитель Кецалькоатль (Кукулькан) увлекли ицев на завоевание Юкатана.

Как бы то ни было, начиная с Х века н. э. Чичен-Ица, древний город майя, существовавший по крайней мере еще в VI-VIII веках, внезапно меняет свое архитектурное лицо и получает ряд черт явно тольтекского происхождения. Можно с уверенностью сказать, что новые хозяева города решили придать центру Чичен-Ицы абсолютное сходство с центром столицы тольтеков - Толлана (Тулы), находившейся в 100 километрах к северу от г. Мехико, в штате Идальго. Но хотя общие идеи этого интенсивного архитектурного строительства были тольтекскими, воплощали их в жизнь строители майя. Здания "Храма Воинов", "Группы Тысячи Колонн", "Храма "Кукулькана" (Эль-Кастильо), "Цомпантли" (Стена Черепов), "Храма Чак Моола" и площадки для игры в мяч - тольтекские по плану, но майяские по технике строительства. Обосновавшиеся в Чичен-Ице тольтеки и союзные с ними племена вскоре распространили свое влияние на большую часть полуострова Юкатан. Во всяком случае другие крупные центры этой области - Ушмаль, Тулум, Майяпан - также несут на себе печать господства тольтекских или смешанных майя-тольтекских черт в религии, архитектуре и скульптуре. Однако по мере роста могущества других политических центров на Юкатане гегемония Чичен-Ицы стала все больше вызывать их недовольство. В XIII веке объединенные силы городов Ицмаль, Майяпан и Ушмаль во главе с Хунак Кеелем (правителем Майяпана) в решающем сражении разгромили войска Чичен-Ицы и разрушили ненавистный им город. В последующий период резко усиливается роль Майяпана и его правящей династии Кокомов. Но и владычество Кокомов оказалось непрочным. В XV веке в результате ожесточенной междоусобной борьбы Юкатан был разделен на полтора десятка мелких городов-государств.

и один правитель,- подчеркивает археолог Ч. Галленкамп (США),- не обладал силами, достаточными для объединения провинций, которые разделили теперь Юкатан на несколько враждующих военных лагерей. Но каждый царек надеялся осуществить подобное объединение под собственной эгидой. И вот наступила драматическая развязка. На всем полуострове свирепствовали войны. Мирные селения подвергались непрерывным набегам с целью захвата будущих жертв и крепких юношей, годных для воинской службы... Человеческая жизнь потеряла всякую ценность... Искусство и наука пришли в упадок".

Это была агония великого народа. Печальный закат некогда блестящей цивилизации. Часы истории отсчитывали свой срок. У майя не оставалось больше времени ни для творческих поисков, ни для политических преобразований. На голубых просторах Атлантики маячили уже паруса испанских кораблей, несших с собой разрушение и гибель всему прежнему укладу жизни индейской Америки. Катастрофа неумолимо приближалась к берегам Юкатана. И тревожные слова юкатанских жрецов-прорицателей, видимо, уже услышавших о появлении испанцев на Антильских островах, доказывают, что майя хорошо осознавали всю меру грозящей им опасности: “В этот день гибель придет на землю; В этот день поднимется туча; В этот день сильный человек захватит эту землю; В этот день все погибнет...”

Так вскоре и произошло. После двадцатилетней борьбы испанцы покорили Юкатан. И словно печальный реквием по давно ушедшим временам звучат заключительные слова одной из уцелевших книг майя "Чилам Балам": “13 Владыка - название двадцатилетия, когда они перестали называться людьми майя; имя им всем - христиане, подданные святого Петра в Риме и его величества короля”.