АМЕРИКА И АЗИЯ

Гуляев Валерий Иванович ::: Сколько раз открывали Америку?

ГЛАВА 3

Предки индейцев пришли из Азии

Неизмеримо больше внимания уделяли исследователи проблеме азиатско-американских связей в доколумбову эпоху. И для этого были свои, достаточно веские причины. Мы знаем, что берега Аляски и Сибири разделяют едва лишь 85 км водного пространства. Азия и Северная Америка почти в буквальном смысле слова протягивают друг другу руки через неприветливый и суровый океан. Здесь, в районе Берингова пролива и Аляски, проходила в древности та торная сухопутная дорога, которой бродячие племена азиатских охотников могли попасть на американское побережье и далее, в глубь материка. А поразительное внешнее сходство многих индейских племен с монголоидными обитателями Восточной Азии? Стоит ли удивляться тому, что гипотезы об азиатском происхождении индейцев стали появляться одна за другой чуть ли ни с первого дня открытия Нового Света европейцами.

Еще в 1590 г. испанский монах Хосе де Акоста, решительно отвергнув все рассуждения своих современников об Атлантиде и мифических «десяти коленах израилевых», постулировал наличие в древности северного сухопутного моста из Америки в Азию, которым и воспользовались племена азиатских охотников, чтобы попасть в Западное полушарие. Правда, время этого события Акоста всецело согласовал с библейской хронологией. По его словам получалось, что Новый Свет был заселен всего лишь за 1-2 тысячи лет до Колумба.

В 1642 г. немецкий ученый Гуго Гротиус предположил, что перуанские индейцы происходят по прямой линии от китайцев, неизвестно как проникших в древности на Южноамериканский континент. В 1650 г. англичанин Томас Гейдж впервые указал на Берингов пролив как на наиболее вероятный путь заселения Америки. В том же XVII в. с аналогичным заявлением выступил голландский ученый Иоганнес де Лает, считавший, правда, что первыми обитателями Нового Света были скифы, от которых и произошли впоследствии индейцы.

С тех пор на свет появилось еще немало различных и подчас довольно курьезных гипотез, объясняющих происхождение аборигенов Америки и их культур всевозможными азиатскими влияниями.

Легенда о стране Фусан

Много споров вызывает проблема прямых транстихоокеанских плаваний японских и китайских мореходов к берегам Нового Света в древности. Каких только фантастических догадок и скороспелых гипотез не появилось за истекшие четыре столетия. В качестве наиболее типичного примера подобного рода можно назвать легенду о заморской стране Фусан. Из сообщения буддийского монаха Хуай Шеня, побывавшего в этой стране в 499 г. н. э., можно извлечь некоторые любопытные факты, которые проливают свет и на всю проблему в целом.

«Царство Фусан, - пишет Хуай Шень, - расположено более чем в 20000 ли к востоку от Таханя (Остров Сахалин). Оно лежит также на восток от Китая. В той стране растет много деревьев фусан, и по ним она получила название. Своими листьями фусан подобен тунговому дереву. Выходит оно из земли наподобие побегов, которые туземцы определяют в пищу. Плоды этого дерева красного цвета и похожи на груши. Из его коры изготавливают ткань для одежды и вату. Люди строят свои жилища из досок. Города не обнесены валами. Там пользуются письменами, а бумагу изготовляют из коры дерева фусан. Войска у них нет никакого, и поэтому им вовсе неведома война... У тамошних быков необычайно длинные рога... В повозки впрягают лошадей, быков и оленей...»

И в этом бесхитростном рассказе 'буддийского монаха некоторые горячие головы усматривают не более не менее как намек на открытие Америки китайцами за 1000 лет до Колумба!

Еще в XIX в. немецкий историк Бретшнейдер и француз Клапрот убедительно доказали, что «страна Фусан» могла находиться только в Японии. Во-первых, в доко-лумбовой Америке не было до прихода европейцев ни лошадей, ни быков, ни повозок. Во-вторых, судя по всем описаниям, растение фусан - это не что иное, как бумажная шелковица. И наконец, в-третьих, выражение «20000 ли» - обычный цветистый оборот китайской речи и означает просто «очень далеко, очень далекий». Но даже если отложить это расстояние (20000 ли) на восток от Азиатского материка, то мы достигнем всего лишь района Гавайских островов.

Столь же популярной была когда-то и «гипотеза о китайских джонках», защитники которой считали американских индейцев потомками китайских мореплавателей, занесенных ветрами и течениями к берегам Нового Света.

Одно время казалось, что эта идея опирается и на некоторые научные факты. Американские индейцы очень близки по своему физическому облику монголоидному населению Восточной Азии. От азиатских берегов на северо-восток, к побережью Америки, идет Японское течение - удобное направление для всякого рода трансокеанских плаваний. Японские рыбаки хорошо знают, что круглые стеклянные поплавки, оторванные штормами от их сетей, часто находят на Алеутских островах и северо-западном побережье США. Известны там и отдельные случаи находок предметов китайского и японского производства - монет, статуэток, предметов вооружения. Когда Джеймс Кук одним из первых среди европейцев появился в 1778 г. у северо-западного побережья Американского континента, он, к своему величайшему удивлению, обнаружил у местных индейцев немало древних вещей восточноазиатского происхождения.

Сходные изображения головных уборов в виде 'головы тигра': вверху - индеец-миштек, XIV - XV вв.: индеец-сапотек, VIII в.; внизу - китайские изображения разных времен
Сходные изображения головных уборов в виде 'головы тигра': вверху - индеец-миштек, XIV - XV вв.: индеец-сапотек, VIII в.; внизу - китайские изображения разных времен

Но несмотря на все эти доводы, «гипотеза о китайских джонках» не выдерживает критики. Дело в том, что на ее основе бесполезно искать ответ на вопрос о происхождении первых обитателей Нового Света. Корабли, более или менее пригодные для дальних путешествий, появились в Китае и сопредельных районах Азии лишь несколько веков спустя после начала нашей эры, а самые ранние следы пребывания человека на территории Америки имеют возраст 30 - 25 тысяч лет. К тому времени когда китайские мореходы должны были появиться в прибрежных водах Нового Света, тот был уже довольно плотно населен множеством различных племен и народов, прошедших длительный и сложный путь развития.

Первобытные колумбы

Одна из наиболее важных проблем истории Нового Света касается того, когда и как попал впервые человек на Американский континент. В Западном полушарии до сих пор не обнаружено никаких следов ископаемых видов человека - питекантропов и неандертальцев. Нет там и высокоразвитых обезьян, которые могли бы быть предками его дальних предков. Древнейшие остатки костей, найденные в Новом Свете, принадлежат уже вполне сложившемуся человеку современного облика - Homo Sapiens. Значит, предки индейцев пришли на континент не так уж давно. Но когда именно могло произойти это событие? Где искать прародину индейцев?

По имеющимся сейчас данным, предки индейцев - различные монголоидные племена - пришли в Западное полушарие из Северо-Восточной Азии в эпоху верхнего палеолита (30-20 тысяч лет назад). Они воспользовались, вероятно, сухопутным мостом - Берингией. В зависимости от степени оледенения, оказавшего непосредственное влияние на уровень Мирового океана, Берингия возникала из морских глубин по крайней мере дважды: первый раз между 50000 и 40000 лет назад и второй - от 28000 до 10000 лет назад. В первом случае сухопутным мостом воспользовались для проникновения в Новый Свет различные виды азиатских млекопитающих, и в их числе мамонты и олени-карибу, а во втором, несомненно, и люди: восточноазиатские группы охотников и собирателей.

О времени первоначального проникновения человека в Западное полушарие и о темпах освоения просторов гигантского материка можно судить по археологическим находкам. В Мексике, в местности Тлапакойя (долина Мехико), были обнаружены грубые орудия из камня, лежавшие рядом с костями ископаемых животных, Радиоуглеродный анализ определил возраст этих находок: 24000±500 и 22000±260 лет назад.

В Венесуэле и Перу древнейшие следы пребывания человека относятся к XII тысячелетию до нашей эры Таким образом, если предки индейцев впервые ступили на американскую землю что-то около 30 тысяч лет назад, то им потребовалось несколько тысячелетий для того, чтобы добраться до Мексики и еще больший период - для освоения всей Южной Америки.

О характере культуры, которую они принесли с собой, мы знаем еще очень немногое. Бесспорно только одно: первые жители Америки были охотниками и собирателями, постоянно кочевавшими в поисках непуганых стад животных и растительной пищи.

Во всей этой картине древнейшего прошлого Нового Света недоставало одного важного звена. Длинная, хотя я редкая цепочка палеоиндейских находок, протянувшаяся от Патагонии до Аляски, обрывалась у холодных вод Берингова пролива. Предки индейцев пришли с северо-востока Азии, и с этим трудно не согласиться. Но вплоть до последнего времени найти на азиатской стороне пролива следы палеолитического человека не удавалось.

В 1964 г. упорные поиски ученых увенчались, наконец, полным успехом. Археологическая экспедиция Сибирского отделения АН СССР, возглавляемая Н. Н. Диковым, обнаружила на Камчатке, на Ушковском озере, первую верхнепалеолитическую стоянку. Судя по данным радиоуглеродного анализа, она существовала 14-15 тысяч лет назад. Здесь же были найдены и останки одного из тех, кто охотился и ловил рыбу на берегах Ушковского озера почти 150 веков назад. В неглубокой овальной яме, часто заливаемой водами озера, скелет, естественно, сохраниться не мог. Археологам удалось проследить лишь слабые его признаки - костный тлен, обильно посыпанный охрой. Исчезли навсегда изделия из дерева, кожи и кости, несомненно сопровождавшие умершего. Но каменные инструменты и масса плоских круглых бусин, привесок и амулетов, нашитых когда-то на одежду погребенного, сохранились очень хорошо.

А всего несколько лет спустя советский археолог Ю. А. Мочанов открыл на востоке Якутии сразу несколько палеолитических стоянок, среди которых Ихине и Дюктайская пещера на Алдане - несомненно, памятники выдающегося значения. В ходе раскопок там было найдено много костей мамонтов, бизонов, шерстистых носорогов и других животных ледниковой эпохи, а вместе с ними - каменные скребки, ножи, наконечники копий и дротиков. Возраст обеих стоянок, по наблюдениям геологов и данным радиоуглеродного анализа, составляет от 10 до 22 тысяч лет. «Известные сейчас остатки дюктайской культуры,- пишет Ю. А. Мочанов, давая общую оценку своим находкам,- имеют очень близкое сходство с изделиями палеоиндейских культур..., существовавших на юге Северной Америки около 10-20 тысяч лет назад».

Итак, цепь доказательств сомкнулась. Открытие и исследование стоянок первобытных охотников на мамонтов в Якутии и на Камчатке - крупный вклад советских ученых в решение общей проблемы первоначального заселения Америки. Археологические раскопки по обеим сторонам Берингова пролива ведутся сейчас во всевозрастающих масштабах. И нет сомнения в том, что окончательный ответ на множество сложных вопросов, касающихся первых страниц истории Нового Света, не за горами.

Загадки исчезнувших племен

Давно было замечено, что среди индейцев, кроме преобладающего монголоидного типа, встречаются иногда группы с примесями австралоидных и негроидных черт. Но как согласовать это с существующими взглядами, никто не знал. Общепринятая теория о заселении Америки ответа на этот вопрос не давала. Именно тогда на сцену выступил человек, который попытался решить все загадки истории «одним росчерком пера». Его имя нам уже известно. Это - Гарольд Гладвин.

Гладвин легко решил все проблемы американистики, для каждого загадочного или спорного явления на Американском континенте он искал соответствующий азиатский источник. В итоге подобных сопоставлений вопрос о заселении Америки решался как простой арифметический пример.

Поскольку среди индейцев было представлено три физических типа - монголоидный, австралоидный и негроидный, то это доказывает якобы, что было несколько волн переселений обитателей Старого Света в Новый. Первыми, покинув свою солнечную родину - Австралию, отправились в Америку первобытные охотники-австралийцы. Это случилось примерно 25 тысяч лет назад. В 15 тысячелетии до нашей эры на Американском континенте появились негроидные племена, затем монголоидные и, наконец, около 500 г. до н. э. - эскимосы. Переселения шли через Берингов пролив и Аляску. И каждая новая волна пришельцев несла с собой, по утверждению Гладвина, более развитую культуру.

Правда, многие ученые усомнились в достоверности столь смелых предположений. Действительно, среди индейцев, в массе своей монголоидных, есть небольшие примеси австралоидных и негроидных черт. Значит ли это, что можно говорить о переселении жителей Австралии и Юго-Восточной Азии через целые природно-климатические пояса, моря и континенты? Вряд ли. Известно, что и сама Австралия была заселена выходцами из Азии. И это случилось почти одновременно с появлением человека в Новом Свете, т. е- 30-25 тысяч лет назад.

Советские антропологи предложили следующее решение этой загадки. Область формирования монголоидной расы находилась на территории Центральной Азии (Монголия - Китай). Предки же австралоидов и негроидов жили в то время и в Индокитае, Индонезии и на Филиппинах, т. е. в непосредственной близости от монголоидов. И когда в эпоху палеолита началось переселение монголоидных племен на северо-восток, в Берингию и далее в Америку, то этим могучим движением были захвачены и отдельные группы австралоидно-негроидного населения.

«Для разрешения этого вопроса, - писал крупнейший советский антрополог Г. Ф. Дебец, - надо учесть, что Северная Азия заселена, по всей вероятности, в послеледниковое время. Областью формирования древнейших монголоидов была территория современного Китая и, может быть, Монголии. Тесное взаимодействие древних монголоидов с океанийскими негроидами или австралоидами не подлежит сомнению. На территории Южного Китая и Индокитая, не говоря уже об Индонезии и Филиппинах, монголоидам, несомненно, предшествовали антропологические типы, родственные австралийцам и меланезийцам. Древнейшим населением Японии были айны, океанийское происхождение которых твердо доказано ... А еще в XVIII в. айны распространялись на север до южной оконечности Камчатки».

Попав в Новый Свет, эти азиатские пришельцы первоначально как бы растворились, исчезли на огромных пространствах Американского континента. Двигаясь все дальше на юг, они встречались с другими такими же группами и вступали с ними в разного рода контакты. Иногда они сливались вместе, образуя новые единицы. В других случаях, находясь в относительной изоляции, такие группы надолго «консервировались» и сохраняли свои первоначальные физические черты. Этот процесс постоянных многовековых контактов и смешения внутри Нового Света, а также этническое разнообразие самих исходных групп древнейших переселенцев и объясняют как раз черты негроидности и австралоидности в сравнительно однородной массе монголоидных индейцев.

Выставка в Нью-Йорке

В 1949 г. в просторных залах нью-йоркского Музея естественной истории открылась необычная выставка с весьма длинным названием: «Транстихоокеанские контакты; влияли ли древние цивилизации Дальнего Востока на культуру американских индейцев?» Многочисленные вещи, макеты и фотографии, выставленные на стендах и в витринах музея, призваны были убедить зрителей в том, что Азиатский и Американский континенты поддерживали друг с другом оживленные культурные связи задолго до появления европейцев.

Позднее с докладами на ту же тему выступили австрийский этнограф Р. Хейне-Гельдерн и археолог из США Г. Экхольм. Выставка и доклады привлекли всеобщее внимание, и вокруг поднятой проблемы разгорелись ожесточенные споры. Наглядные и специфичные примеры азиатско-американских параллелей в искусстве, представленные на выставке, значительно поколебали позиции тех ученых, которые рассматривали эти сходные черты как случайное совпадение или объясняли их на основе общего психического склада всех людей,

Могут ли независимо друг от друга появиться на свет орнамент в виде полос со спиральными завитками на концах, духовое ружье-«сарбакан», флейта бога Пана, пирамиды и т. д.?

«Диффузионисты» - так называют сторонников связей - решительно отвергают подобную возможность. По их мнению, каждое сложное открытие или изобретение человечество способно сделать только один раз, в одном определенном месте. Если же мы встречаем его. У различных народов или даже в разные исторические эпохи, это все равно служит несомненным доказательством каких-то взаимных связей.

Таким образом, все основные культурные достижения древности - земледелие, обработка металлов, гончарный круг, плуг, колесные повозки, каменная архитектура, письменность и календарь - были, оказывается, изобретены лишь однажды в основном очаге культуры и уже оттуда постепенно распространялись в другие районы земного шара. Из Египта и Месопотамии - кольтбели древнейших цивилизаций - упомянутые достижения культуры разносили по всему свету на остриях своих копий грабительские армии египетских фараонов, шумерийских патеси и ассирийских царей. Кроме того, с ними знакомили невежественных чужеземцев купцы, мореходы и беспокойные переселенцы, которые без видимой причины то и дело снимались с насиженных мест и устремлялись в неизвестные дали в поисках земли обетованной. Ход древней истории выглядел, согласно этой концепции, примитивно просто: «дающий» Восток и «воспринимающая» периферия, в которую входила без малого почти вся наша планета.

Орнаментированные черепа. Вверху - Каминальгуйю, Гватемала, III - VI вв.; внизу - о. Бернео, Юго-Восточная Азия, XVI - XVII вв
Орнаментированные черепа. Вверху - Каминальгуйю, Гватемала, III - VI вв.; внизу - о. Бернео, Юго-Восточная Азия, XVI - XVII вв

Так постепенно сформировалось новое направление (или течение) в американистике - «диффузионизм». Значительную роль при этом сыграли работы немецких и австрийских этнографов конца XIX - начала XX века, создателей теории «культурных кругов» - Ф. Гребнера, В. Шмидта, Б. Аккермана, В. Копперса и других, пытавшихся доказать, что культуры всех народов мира происходят от семи или восьми волн последовательных миграций (из гигантского центра в Юго-Восточной Азии. Каждая волна переселенцев несла с собой новый, более высокий комплекс культуры. А все разнообразие культурных традиций населения земного шара объяснялось переплетением и взаимовлиянием указанных миграционных волн, как будто речь идет не о живых людях, а о потоках вулканической лавы.

Сколько-нибудь серьезные научные теории по данной проблеме появляются только в XX в. В числе первых представителей этого направления находились такие известные ученые, как Леонард Адам, Карл Гентце, Поль Риве и другие. Основное их внимание было направлено на поиски азиатско-американских параллелей в искусстве и материальной культуре. В солидных трудах Гентце и Адама приводится ряд интересных и специфичных параллелей в мотивах, орнаментике и приемах стилизации изображений между искусством Юго-Восточной Азии, с одной стороны, и Северо-Западного побережья Америки и Мексики - с другой. Например, совпадение типов орнамента на мраморных сосудах из долины реки Улуа в Гондурасе и на бронзовых изделиях эпохи Чжоу в Китае.

Был ли Будда в Америке?

В 40-х и 50-х годах XX в. эти взгляды нашли дальнейшее развитие в трудах Р. Хейне-Гельдерна и Г Экхольма - признанных лидеров «неодиффузионизма» в американистике. Используя методы и аргументацию своих предшественников, они пошли в своих выводах гораздо дальше. По сути дела, все важнейшие достижения американских индейцев эти ученые связывают с влияниями из Восточной и Юго-Восточной Азии.

Особенно повезло в этом смысле индо-буддийскому искусству I тысячелетия нашей эры. В длинный список американо-азиатских параллелей «неодиффузионисты» включают каменные храмы на ступенчатых пирамидах с плоской вершиной (Камбоджа и Мексика), изображение дракона, поклонение Солнцу, архитектурные полуколонны на 'фасадах зданий, орнамент в виде полос со спиральными завитками на концах, рельефы с изображением правителей или жрецов, сидящих на низких тронах, опустив одну ногу вниз, жезлы, носилки, зонтики и балдахины - как символы царской власти, фигуры атлантов, балюстрады храмовых лестниц в виде змей с раскрытой пастью (Мексика и о. Ява) и многое другое.

Но особенно ярко проявляется якобы это сходство в изображении лотоса (лотос - любимая тема буддийского искусства Индии). Интересно, что на каменных рельефах из Чичен-Ицы (Мексика) и на панелях из Амаравати (Индия) лотос имеет весьма специфическую деталь - горизонтальный отросток корня, который растет глубоко под водой и не виден человеческому глазу. Как в Мексике, так и в Индии побеги лотоса часто изображены в сочетании с полулежащей человеческой фигурой или с морскими чудищами и рыбами.

К сожалению, все это - чисто внешнее сходство. Хронологический разрыв между приведенными выше примерами каждый раз достигает многих столетий. Если, скажем, рельефы с лотосом из Индии относятся ко II в. н. э., Tо их мексиканские «двойники» из Чичен-Ицы созданы не ранее XI-XII вв. н. э. Пирамиды в Камбодже впервые появляются в VIII-X вв. н. э., тогда как древнейшие пирамидальные сооружения Мексики существовали уже в начале I тысячелетия до нашей эры. Что же касается колонии балюстраде виде змей с раскрытой пастью, которые, по словам Г. Экхольма, поразительно похожи в Боробудуре (о. Ява, VIII в. н.э.) и в Чичен-Ице (Юкатан, XI-XII вв. н. э.), то, как выяснилось впоследствии, на борободурском рельефе изображены совсем не змеи, а «макарас» - фантастические чудовища из индонезийских мифов с туловищем рыбы и головой слона.

Близкие мотивы орнаментов: вверху - мотив полулежащего человека с побегами лотоса из Чичен-Ицы, Мексика, XI - XII вв., и аналогичный сюжет из Амаравати. Индия, II в.; третий сверху - спиральный орнамент с бронзового китайского сосуда. I тысячелетие до нашей эры; четвертый сверху - тот же мотив на каменном рельефе из Тихина, Мексика, I тысячелетие нашей эры
Близкие мотивы орнаментов: вверху - мотив полулежащего человека с побегами лотоса из Чичен-Ицы, Мексика, XI - XII вв., и аналогичный сюжет из Амаравати. Индия, II в.; третий сверху - спиральный орнамент с бронзового китайского сосуда. I тысячелетие до нашей эры; четвертый сверху - тот же мотив на каменном рельефе из Тихина, Мексика, I тысячелетие нашей эры

Однако это не помешало «диффузионистам» сделать самые решительные выводы о характере азиатско-американских связей. «Большое число очень специфических параллелей, - пишет Экхольм, - предотвращает любую возможность случайного совпадения. Очень существенно, что как в Мексике, так и у майя черты явно буддийского происхождения обильно представлены в религиозной архитектуре, космологии, мифологии и иконографии, но их почти нет в материальной культуре... Это не позволяет свести индо-буддийское влияние на Центральную Америку к случайным контактам, вроде кораблей, пригнанных штормами и течениями к американскому побережью. Такие корабли могли иметь на своем борту моряков и купцов, а не тех, от кого мы можем ожидать познаний в области культовой архитектуры и религии».

Следовательно, главную роль в осуществлении азиатско-американских связей играли буддийские миссионеры и жрецы. Но каким же образом преодолевали они огромные пространства Тихого океана?

В рассматриваемый период (II-XII вв. н. э.- В. Г.), - утверждают диффузионисты,- кораблестроение и мореходство в Юго-Восточной Азии были достаточно развиты для того, чтобы совершать транстихоокеанские плавания. Еще во времена Птолемея индийские корабли плавали в Малайю и Индонезию не вдоль побережьях а прямо через Бенгальский залив. В IV в. н. э. в Индии строились морские суда, вмещающие до 200 матросов я пассажиров и значительно превосходившие по размерам каравеллы Колумба и других ранних испанских исследователей.

Как рождаются цивилизации

Усилия «неодиффузионистов» не пропали даром. У Р. Хейне-Гельдерна и Г. Экхольма появилось немало сторонников и последователей как в Америке, так и в Европе. Теперь настало время заронить сомнение в самостоятельности всех основных культурных достижений аборигенов Нового Света. Пока одни пытались объяснить происхождение американской керамики культуры Вудленд (на востоке США) влияниями из Сибири, другие настойчиво внушали читателям, будто фундамент блестящих цивилизаций ацтеков, майя и инков заложен лишь благодаря «культуртрегерам» из Азии. Где уж тут остаться месту для творческой деятельности самих индейцев?

«Невозможно поверить, - пишет мексиканец Мигель Коваррубиас, - что американские индейцы добились за две тысячи лет таких успехов, какие были сделаны жителями Старого Света лишь за шесть тысячелетий» Ему вторит и Г. Экхольм: «...Все цивилизации Старого Света возникли и развивались, поддерживая постоянные контакты друг с другом. Почему же Америка должна быть исключением?»

Р. Хейне-Гельдерн, пожалуй, единственный, кто сделал попытку подвести под отстаиваемые им взгляды известную теоретическую базу. Обладая завидным запасом знаний почти во всех областях исторических наук, он не без успеха показал слабость позиций некоторых своих противников. Дело в том, что в XIX в., когда в европейской науке господствовала так называемая «эволюционистская» школа, большинство ученых считало, будто общность психического склада у всех людей на земле ведет почти автоматически к параллелизму в развитии их культур, а отмеченные различия объясняются лишь влиянием разнообразных природных условий.

«Эта концепция многочисленных параллельных путей развития, - пишет Хейне-Гельдерн, - давно уже устарела и похоронена в могиле отживших теорий. Но многие исследователи, даже видя правоту новых гипотез и взглядов (т. е. гипотез «неодиффузионистов».- В. Г.), закрывают глаза на этот факт. Подобное несоответствие создает парадоксальное положение. Любой археолог, который сегодня будет утверждать, что доисторические и протоисторические народы Европы независимо приобрели такие важные достижения Древнего Востока, как земледелие, бронзовое литье, обработка железа, колесо, календарь или письменность, рискует сделать себя посмешищем в глазах ученого мира. Так почему же это считается неверным в отношении американских индейцев, которые, как предполагают, самостоятельно повторили самые сложные изобретения, сделанные уже в другом месте?»

Таким образом, если исходить из взглядов «диффузионистов», то в древних культурах Нового Света почти не останется ничего оригинального и самостоятельного.

Наиболее излюбленный прием представителей этого течения состоит в том, чтобы всячески подчеркнуть «неожиданность», «внезапность» появления тех или иных культур доколумбовой Америки, отсутствие у них предшествующих этапов развития, отсутствие местных корней. Западногерманский ученый Вальтер Крикеберг вполне серьезно утверждает, что все мексиканские цивилизации доиспанской эпохи появились внезапно, не имея предшественников, словно Уицилопочтли (Уицилопочтли - бог войны) или Афина Паллада. Как известно, оба предстали перед изумленным миром уже вполне взрослыми и даже с копьем в руке. Оно и понятно. Уицилопочтли родился из чрева богини земли Коатликуэ, а Афина Паллада - из головы Зевса.

Особенно часто называют среди таких «внезапно рожденных» и «не имеющих предшественников» культур цивилизацию ольмеков на южном побережье Мексиканского залива (штаты Веракрус и Табаско). Это была, по сути дела, одна из первых высоких культур доколумбовой Америки, и не в меру горячие её поклонники тут же поспешили подыскать ей азиатских «родственников».

«Ольмекская культура, - пишет уже известный нам Г. Экхольм, - представляется на современном уровне знаний древнейшей из высоких культур Мезоамерики (Мезоамерика - северный район зоны высоких цивилизаций в доколумбовой Америке; территориально в него входили: Мексика, Гватемала, Белиз, Западный Сальвадор я Западный Гондурас). Она демонстрирует некоторые чрезвычайно сложные черты, для которых нельзя найти предшествующих этапов развития. Судя по всему, ольмекская культура была связана с Китаем эпохи ранней бронзы, особенно с культурами Шаньской династии (XVI-XI вв. до н. э.)».

Доказательством этому должны были служить такие совпадения в искусстве обеих областей, как широкое распространение мотива тигра и пристрастие местных ювелиров и мастеров к драгоценному нефриту в качестве основного сырья для изготовления своих изделий и т. д.

В прежние годы судьбу ольмеков разделяли майя, перуанские инки и даже ранние земледельческие культуры архаического периода. Все они якобы явились из пустоты, из ничего, во вполне сложившемся виде и, следовательно, корни их нужно было искать в любом другом месте, но только не в самой Америке.

Путешествия растений

Большую роль в решении проблемы азиатско-американских связей играют данные ботаники. Установлено, что первоначально человек культивировал лишь те виды съедобных растений, которые произрастали в данной конкретной области. До сих пор считалось, что Старый и Новый Свет, разделенные океанами, имеют совершенно различный набор возделываемых растений, и это долгое время было веским аргументом в пользу самостоятельного характера американского земледелия. Однако в последние годы этот тезис был несколько поколеблен, чем сразу же воспользовались диффузионисты. Ссылаясь на реальные и сомнительные случаи обмена культурными растениями между двумя полушариями в доколумбову эпоху, они попытались подорвать веру в самостоятельное происхождение всего древнеамериканского земледелия.

К числу культурных растений, встречающихся в обоих полушариях с глубокой древности, американский ботаник Джордж Картер относит тыкву-горлянку, хлопок, кокосовый орех, сладкий картофель-батат и кукурузу, или маис. Поскольку, по его словам, необозримые океанские просторы исключали любую возможность естественного привнесения домашних растений и плодов извне, то единственным их переносчиком мог быть только человек. Место, которое занимала кукуруза в повседневной жизни американских индейцев, заставляет нас особенно внимательно отнестись к истории этого растения. Много сенсационной шумихи и споров вызвало в свое время сообщение о находке разновидности примитивного маиса у отсталых горных племен Ассама. Американский ботаник Эдгар Андерсон тут же заявил, что вновь найденный вид кукурузы находится в ближайшем родстве с образцами примитивного маиса из Рио Лоа в Чили, и это, по его словам, служит вполне достаточным доказательством в пользу азиатского происхождения данного растения.

Следует, однако, отметить, что это мнение не разделяется подавляющим большинством американских ботаников и археологов. Сейчас уже окончательно установлено, что до 1492 г. это ценное растение не было известно (если не считать одного сомнительного случая в Африке) ни в одном из уголков Старого Света. В то же время в Америке маис составлял основной продукт питания создателей всех развитых культур доколумбовой эпохи, включая цивилизации майя и ацтеков в Центральной Америке и инков - в Южной. Кроме того, маис - это чисто американское растение, произраставшее в Новом Свете еще до заселения его человеком. В одной из буровых скважин, заложенных на территории г. Мехико, была обнаружена пыльца дикого маиса, возраст которого составлял не менее 80 тысяч лет!

Как показали раскопки археолога Р. Мак Нейша из США, около 5000 г. до н. э. маис с первыми признаками доместикации появляется в Мексике (Техуакан, штат Пуэбла). А уже в IV тысячелетии до нашей эры здесь прослеживаются зачатки земледелия, основанного на возделывании маиса, фасоли, тыквы и некоторых других растений.

Тыква-горлянка - одно из самых распространенных культурных растений в мире. Родиной его считается Африка. Оно несъедобное и выращивается для получения бутылеобразных плодов, используемых в качестве сосудов для воды. Тыква подобного типа появляется в Америке очень рано: в Мексике (Тамаулипас) между 7000-5000 гг. до н. э.; в слоях докерамического поселения Хуака-Приета в Перу она датируется по Си приблизительно 2500 г. до н. э.; на юго-востоке Америки тыква появляется около 400 г. н. э. Существует предположение, что в Америке представлены и азиатская и африканская формы семян, хотя африканский тип появляется там раньше. Академик П. М. Жуковский отмечает, что плоды этой тыквы, когда высыхают, свободно плавают в океане, а семена (доказано экспериментально) сохраняют всхожесть в течение 200 дней. Такие плоды могли бы доплыть из Африки в Новый Свет самостоятельно. Так что вопрос о том, как данное растение проникло в Америку, остается открытым.

О родине кокосового ореха до сих пор ведется много споров. Испанские хроники XVI в. сообщают, что к моменту появления конкистадоров в Америке кокосовые пальмы там уже существовали: на западном побережье Центральной Америки и в Панаме. Естественным путем они через океан попасть не могли (Тур Хейердал во время плавания на «Кон-Тики» провел специальные опыты: все орехи, находившиеся среди бревен в морской воде, не вынесли и половины пути). Остается предполагать, что кокосовый орех в Америку принес с собой человек. Учитывая большое значение этого растения в Азии и его незначительную роль в Америке, логичнее всего предположить, что оно было принесено на Американский континент незадолго до испанского завоевания Сладкий картофель-батат появился в Полинезии довольно рано, о чем говорят его разнообразные формы и вариации в названиях, а также его место в мифологии и ритуалах. Естественное распространение его абсолютно исключено. Между тем батат, несомненно, американское растение. И тот факт, что он встречается в Полинезии и в Южной Америке, ярко свидетельствует о наличии каких-то связей между двумя областями.

Таким образом, если даже признать, что задолго до Колумба население Старого Света принесло в культуру индейцев тыкву-горлянку, хлопок и кокосовый орех, то это отнюдь не может опровергнуть тезис о независимом характере американского земледелия. И тыква-горлянка и хлопок - несъедобные растения, и, следовательно, они не могли сыграть решающей роли в формировании земледельческого хозяйства индейских племен. Кокосовые же пальмы, в свою очередь, появились в Новом Свете очень поздно, накануне европейского завоевания и были представлены только в двух-трех сравнительно небольших районах южной части континента.

«Диффузионисты» или «изоляционисты»?

В качестве прямых антиподов «диффузионизма» выступают в американистике так называемые «изоляционисты». К их числу относится подавляющее большинство антропологов, этнографов и археологов, т. е. именно тех специалистов, которые непосредственно сталкиваются с конкретным историческим материалом. По их глубокому убеждению, древние цивилизации Мексики и Перу развились вполне самостоятельно, без каких-либо влияний извне. Причем своеобразным философским обоснованием возможности повторного, независимого изобретения ряда предметов и возникновения ряда идей (в том числе и самых сложных) является тезис о некой духовной общности всего человечества. Реальной же основой взглядов «изоляционистов» служит, во-первых, обособленное географическое положение Америки, отделенной величайшими на земле океанами от других континентов; во-вторых, отсутствие прямых и убедительных доказательств американо-азиатских связей в доколумбову эпоху; и, наконец, в-третьих, намечающийся уже сейчас в общих чертах непрерывный и самостоятельный процесс развития основных доиспанских культур Нового Света.

Правда, наиболее ревностные защитники независимого пути развития американских индейцев, например аргентинец Амехино, приходят в своих работах к другой крайности, объявляя Америку родиной первобытного человека, хотя никаких следов антропоидов и неандертальцев там до сих пор не найдено. Однако большинство «изоляционистов» признают одну или несколько миграций человека из Азии в Новый Свет в очень отдаленный период (около 30-20 тысяч лет назад). В дальнейшем, по их мнению, связи обоих континентов прекращаются, и культуры американских индейцев развиваются более или менее самостоятельно.

Марксистская историческая наука всегда выступала против крайностей теории миграционизма, разновидностью которой является «диффузионизм».

«Буржуазная археология, - писал известный советский археолог А. В. Арциховский, - вообще является своеобразной наукой о заимствованиях. Процесс научной работы сводится в большинстве случаев к следующему занятию. Берется, например, могильный или городищенский инвентарь, из него выделяются привозные предметы, затем предметы заимствованные, затем возникшие под чужим влиянием, затем вызванные скрещиванием влияний. Чем меньше в результате останется, тем больше бывает счастлив исследователь.

На деле близость социальных образований равно порождала и так называемые совпадения и бесспорные заимствования. Отрицать последние начисто, таким образом, не приходится. Но выяснение культурных связей, превратившись в самоцель, породило неизбежную тенденцию отыскивать для древностей далекие места происхождения по самым случайным аналогиям. Если таких аналогий нет, то археолог обычно не успокаивается и выводит рассматриваемый предмет из какой-либо необследованной области».

При внимательном знакомстве с последними работами лидеров современного «диффузионизма» сразу же бросается в глаза их частичное, а порой и полное сходство с «дикими» и библейскими концепциями, которые господствовали в науке на протяжении XVI-XIX вв. Вместе с тем появилось и нечто новое. Для «неодиффузионистов» характерна прежде всего особая тщательность в отборе приводимых параллелей. При этом предпочтение отдается религиозной символике, культовой архитектуре, иконографии, различным мистическим обрядам и ритуалам, т. е. таким сторонам духовной и материальной культуры, четкое истолкование которых очень затруднено ввиду их сложного и запутанного характера. Большие изменения претерпели взгляды «неодиффузионистов» и в отношении локализации места и времени доколумбовых связей. Теперь уже вряд ли кто из них будет утверждать, что родина американских цивилизаций - Атлантида или что они созданы потомками «исчезнувших колен израилевых». Напротив, сейчас для любого умеренного «диффузиониста» право на существование имеют главным образом транстихоокеанские контакты между Восточной и Юго-Восточной Азией, с одной стороны, и Новым Светом - с другой.

Другая характернейшая черта всех работ современных «диффузионистов» состоит в почти полном игнорировании хронологических рамок рассматриваемых явлений. А между тем это, пожалуй, самый принципиальный вопрос. «При попытке продемонстрировать наличие связей между Старым и Новым Светом, - пишет видный мексиканский археолог Альфонсо Касо, - первый и основной шаг - рассмотреть относительную хронологию изучаемых черт культуры. Очевидно, что если данная черта появляется впервые в Новом Свете, а затем в Старом, то она не может возникнуть в Новом Свете как результат влияний со стороны Старого Света. Поэтому я считаю вопрос о хронологии настолько важным, что до тех пор, пока он не будет полностью решен, все другие аргументы за или против доколумбовых связей теряют свою силу».

Кроме того, не выдерживает серьезной критики и основной метод, применяемый «диффузионистами» для доказательства древних азиатско-американских связей - метод стилистического и внешнего сходства деталей изображения или предметов. «Формальному или стилистическому сходству изучаемых предметов, - подчеркивает А. Касо, - даже когда оно очевидно, не следует придавать большого значения. Рисунки, приведенные в моей статье, призваны показать несколько случаев подобных совпадений от самых простых до самых сложных, которые встречаются в культурах, явно не имевших между собой никаких контактов. Их цель состоит отнюдь не в том, чтобы продемонстрировать отсутствие связей между Старым и Новым Светом, а в том, чтобы показать слабость метода, согласно которому подобные совпадения в форме предметов рассматриваются как доказательство их общего происхождения». В качестве примера таких совпадений мексиканский ученый называет знак в виде двух горизонтальных черточек и двух точек: у древних майя - это цифра 12, а во Франции - метка знаменитых изделий из севрского фарфора и т. д.

Слева, вверху - древнемексиканский орнамент. Слева, посредине - украшение с мебели в стиле Людовика XVI, Франция. Слева, внизу: две черточки и две точки над ними - цифра 12 у древних майя, а точка, две черточки и точка - метка изделий знаменитого севрского фарфора. Справа, вверху - внешне похожий спиральный орнамент из разных несопоставимых культур Старого и Нового Света.
Слева, вверху - древнемексиканский орнамент. Слева, посредине - украшение с мебели в стиле Людовика XVI, Франция. Слева, внизу: две черточки и две точки над ними - цифра 12 у древних майя, а точка, две черточки и точка - метка изделий знаменитого севрского фарфора. Справа, вверху - внешне похожий спиральный орнамент из разных несопоставимых культур Старого и Нового Света.

«Диффузионисты», несомненно, преувеличивают и роль любых, даже случайных контактов в развитии культуры. Если допустить, что отдельные корабли из Старого Света попадали случайно к берегам Америки, а их экипажи благополучно высаживались на «земную твердь», то их культурное влияние на аборигенов вряд ли следует переоценивать.

Наука накопила уже сейчас немало фактов, свидетельствующих скорее об обратном: незваные пришельцы не оставили после себя никаких ощутимых следов. В 1511 г. у берегов Юкатана потерпел крушение испанский корабль, часть экипажа спаслась, а двое - Гонсало Герреро и Херонимо Агиляр дождались даже прихода армии Кортеса в 1519г. И здесь выяснилось, что Герреро полностью утратил все свои европейские привычки и превратился, по сути дела, в настоящего индейца. Ни о каком культурном влиянии на окружавших его майя не может быть и речи. Точно такая же картина наблюдалась и с индейцами Флориды, не сохранившими никаких следов пребывания среди них участников большой испанской экспедиции во главе с Альваро Нуньесом Кабеса де Вака (30-е годы XVI в.).

Значит ли все это, что советские ученые полностью разделяют точку зрения «изоляционистов»? Конечно нет. Они согласны с последними лишь в том, что в основе происхождения и развития древних цивилизаций Америки лежит главным образом местное начало и что это обусловлено единством путей развития всего человечества. Но чем объясняется такое единство? Не «единообразием человеческих умов», как думают «изоляционисты», а единством законов материальной жизни общества, единством законов общественного производства.

Фигурные скамеечки из Эквадора (Манаби), имеющие прототипы в азиатских древностях
Фигурные скамеечки из Эквадора (Манаби), имеющие прототипы в азиатских древностях

Отсюда вытекает, что общее внешнее сходство некоторых черт культуры по обе стороны океанов не является бесспорным доказательством наличия связей между обитателями обоих полушарий в доколумбово время. Ставя на первое место внутреннее развитие общества, ученые-марксисты в то же время отнюдь не отрицают большой роли контактов и влияний в формировании культуры. Эти контакты играли роль могучего ускорителя, своего рода катализатора, заметно влиявшего на темпы развития отдельных человеческих групп. Не отрицают наши ученые и существования в древности азиатско-американских связей. Весь вопрос в том, чтобы в каждом конкретном случае тщательно рассмотреть конкретные доказательства в пользу таких связей и степень их влияния на аборигенов Нового Света.

Да, картина взаимоотношений обитателей двух полушарий отнюдь не была столь однобокой, как рисует ее воображение наиболее непримиримых «изоляционистов»: одна большая миграция монголоидов из Азии в конце палеолита, а затем полная изоляция от внешнего мира и внутреннее утробное развитие американских культур. Жители Азиатского материка, вернее, его северо-восточной оконечности в любое время могли попасть на побережье Америки через узкий Берингов пролив, что они, по мере своих возможностей, и делали. Тесные связи населения двух соприкасающихся континентов, начавшиеся еще в верхнем палеолите, продолжали существовать вплоть до прихода европейцев.

Именно этим объясняется заметное сходство культур и религиозных верований населения Аляски, индейцев северо-западного побережья Америки и эскимосов, с одной стороны, и жителей побережья Восточной Азии - с другой. Этим древним путем (вдоль побережья, а не прямо через океан) попали в Северную Америку многие изделия азиатских мастеров, в том числе и железные орудия, отмеченные для некоторых индейских поселений уже с X в. н. э. Однако упомянутые связи имели значение только для небольшой части аборигенов Нового Света, живших в северной части материка.

Сидящие 'по-восточному' персонажи: слева -азиатские образцы; справа - эквадорские
Сидящие 'по-восточному' персонажи: слева - азиатские образцы; справа - эквадорские

Когда говорят факты

Что касается прямых контактов Америки и Азии через центральную часть Тихого океана, то здесь дело обстоит несколько сложнее. Мы располагаем пока двумя сомнительными случаями таких трансокеанских связей и одним вероятным. В 1951 г. эквадорский археолог Эмилио Эстрада, раскапывая памятники древней индейской культуры в Баийя де Каракес (провинция Манаби, на побережье Северного Эквадора), обнаружил уникальный набор вещей, резко отличавшихся по своему облику от остальных находок из этой области. Судя по месту их залегания в культурном слое памятника, эти необычные предметы относились к первым векам нашей эры. В их число входят: глиняные модели домов, глиняные антропоморфные статуэтки и подставки-скамеечки для шеи.

Примечательно, что у всех моделей домов, как и у азиатских пагод, углы крыши загнуты вверх, а центр вогнут наподобие седла. Что касается глиняных статуэток, то Э. Эстрада имеет в виду лишь один их «азиатский» тип, а именно сидящие фигуры с перекрещенными ногами, в головных остроконечных уборах, напоминающих шлемы, и с небольшой двойной бородкой. Изучив позу, характерные детали костюма и украшения этих статуэток, эквадорский археолог пришел к выводу, что сходные с ними изделия встречаются только в Японии и Корее. Что это? Следы пребывания японских или корейских мореплавателей на Американском континенте? Или же случайное совпадение сходных черт у двух самостоятельных культур? Ответ на эти вопросы дадут лишь будущие исследования.

То же самое можно сказать и о другом случае, когда археологи нашли в Вальдивии (в том же Эквадоре), в слоях III тысячелетия до нашей эры, керамику, необычайно похожую на изделия гончаров культуры Дзёмон, (Япония, IV-III тысячелетия до нашей эры). Хотя объяснения авторов раскопок выглядят на первый взгляд весьма убедительно, необходимо еще раз тщательно взвесить и проверить все имеющиеся факты.

И все же можно предполагать, что по крайней мере в одном случае азиатские мореходы пересекли Тихий океан в самой широкой его части и побывали на южноамериканском побережье задолго до Колумба. Я имею в виду полинезийцев. Не вдаваясь в детали, можно констатировать наличие каких-то связей между жителями Полинезии и индейцами Южной Америки. Мы не знаем точно их времени и характера. Известно лишь, что американский картофель из Боливии или Перу довольно рано попадает в Полинезию. Многие считают, что инициаторами этих морских походов были полинезийцы с их высоким мореходным искусством. Однако, как выяснилось за последние годы, жители прибрежных районов Эквадора и Перу тоже не были новичками в морском деле. Об этом свидетельствуют сообщения испанских завоевателей, видевших у местных индейцев огромные бальсовые плоты для далеких морских путешествий. Об этом же говорят и результаты норвежской археологической экспедиции во главе с Туром Хейердалом на Галапагосских островах, отстоящих на 1000 миль к западу от побережья Эквадора.

Выяснилось, что эти острова неоднократно посещались индейцами, начиная с VIII-IX вв. н. э. и вплоть до европейской колонизации. Среди найденных там обломков керамики представлены почти все типы эквадорских и перуанских сосудов, изготовлявшихся в течение указанного (800-1530 гг.) периода. В то же время здесь не оказалось ни одной вещи, свидетельствующей о пребывании пришельцев с запада - из Полинезии.

Показательно в этой связи и открытие в кратерных озерах острова Пасхи тростника-тотора - растения явно южноамериканского происхождения.

Путешественники поневоле

В 1956 г. эквадорский археолог Э. Эстрада и его коллеги из США Б. Меггере и К. Эванс начали раскопки древней стоянки Вальдивия на юге Эквадора.

И здесь выяснился совершенно поразительный факт. Жители Вальдивии уже на рубеже IV-III тысячелетий до нашей эры научились изготовлять прекрасную глиняную посуду разнообразной формы и с разнообразным орнаментом. В то же время все другие одновременные с Вальдивией культуры американских индейцев были еще докерамическими. Вполне понятно, что вопрос о происхождении местной керамики очень волновал исследователей. Вскоре выяснилось, что она имеет поразительное сходство с японскими кувшинами культуры Среднего Дзёмона (IV-III тыс. до н. э.). А это, в свою очередь, позволяло говорить о каких-то непосредственных контактах двух культур прямо через океан (Повторные археологические раскопки последних лет в районе Вальдивии (работы Бишофа и Витери Гамбоа) убедительно показали, что древнейшая вальдивийская керамика возникла не в результате японского влияния, а имеет местные корни).

Тонкие ниточки доколумбовых связей, протянувшиеся через необозримую даль океанов, установлены в настоящее время для ряда областей Нового Света: восточное побережье Северной Америки (плавания викингов), побережье Мексики (римская статуэтка), побережье Венесуэлы (римские монеты) и, наконец, связи полинезийцев и некоторых индейских народов Южной Америки. Показательно, что эти культурные влияния исходят из самых различных районов Старого Света и носят нерегулярный, случайный характер. Хронологические рамки тоже сравнительно ограничены: речь идет о плаваниях не ранее рубежа нашей эры и позднее.

Судя по имеющимся сейчас данным, влияние этих спорадических контактов на происхождение и развитие древних цивилизаций Нового Света было ничтожным. Последние работы археологов позволяют нам проследить непрерывное развитие местных культур в одной из наиболее передовых областей доколумбовой Америки - Мексике, начиная от первого появления человека в тех местах и вплоть до испанского завоевания. Этот факт и служит, по-моему, наиболее убедительным доказательством того, что все великие цивилизации американских индейцев возникли вполне самостоятельно. Окончательное решение проблемы доколумбовых связей - дело будущего, и только от совместных усилий ученых разных стран зависит теперь, как скоро оно наступит.