«Демонстрация мод» на полуострове Паракас

Милослав Стингл ::: Поклоняющиеся звездам

Некоторые древние перуанские цивилизации оставили после себя много предметов материальной культуры. Так, индейцы культуры Наска, о которых пойдет речь, передали в наследство будущим поколениям свою керамику, инки — архитектурные памятники, а представители культуры Паракас — великолепные ткани. Все, кого мы сейчас увидим во время воображаемой «демонстрации мод», жили в более поздний период истории цивилизации Паракас — в период Паракас Некрополис.

В «городе мертвых» были найдены не только мумифицированные тела «благородных» усопших, но и великолепные ткани, столь богато и искусно расшитые, что и поныне их красота и качество вызывают восхищение любого специалиста. Более того, знатоки считают ткани и плащи культуры Паракас лучшими текстильными изделиями древних культур мира. Умершие паракасцы с гордостью выставляют свой «посмертный гардероб» на всеобщее обозрение, словно для них, владык древнеперуанского «города мертвых», имела силу поговорка, что «по одежке встречают». На самом деле мумифицированные паракасцы наги, ведь покойника заворачивали в рулон ткани «без единой одежки». Всю «одежду» он уносил в загробный мир в последующих слоях своей «оболочки».

Прежде чем взглянуть на древнеперуанские «моды» Паракаса, присмотримся внимательнее к погребальным рулонам из Паракас Некрополис. Они кажутся несколько комичными. Внизу, у основания, они имеют диаметр 150 и более сантиметров, наверху — чуть более метра. Так же хоронили усопших в древнем Перу и представители других индейских культур. Внешней «оболочкой» порой служил кожаный мешок или сеть, сплетенная из растительных волокон. Здесь, в Паракасе, покойников всегда заворачивали в длинное полотнище из хлопчатобумажной ткани.

Развернув полотнище, мы обнаружим несколько плащей — самых роскошных атрибутов «гардероба» покойного. Второй слой обычно представляет собой полотняный мешок, крепко завязанный сверху. Если мы развяжем его, то найдем еще один слой материи, в которую вкладывали «унку», нечто вроде рубахи. Далее мы должны размотать еще один-два витка крепко облегающей тело материи. Под ними уже две тысячи лет ожидает своего освободителя нагая мумия, посаженная в плетеную корзину — плетенку. Колени прижаты к подбородку, конечности привязаны к телу веревками, которые нередко стягивают и пальцы на обеих руках умершего. Ткани из паракасских могильников сотканы из шерсти или хлопка. Шерстяные ткани, вышедшие из рук ткачей, пережили две с лишним тысячи лет и сохранились лучше, чем хлопчатобумажные. К счастью, плащи и другие «одеяния» паракасцев, как правило, были сотканы из шерсти. Все предметы облачения обычно совершенно новые. Это свидетельствует о том, что их назначение — служить «одеждой» покойного. В рулонах нет каких-либо отдельных предметов «одежды», здесь всегда налицо полный «комплект», украшенный, как правило, одинаковым орнаментом.

Если бы мы присутствовали на «демонстрации паракасских мод», то увидели бы на мужских манекенах (а поскольку «благородными» были только мужчины, то речь идет только о мужской моде) четыре основных предмета «туалета»: юбку, уже упомянутую рубаху — «унку», головной убор — полосу в несколько метров длиной и примерно в 3 метра шириной, несколько раз обмотанную вокруг головы и напоминающую тюрбан. «Демонстрацию» завершили бы плащи, сопровождавшие древних индейцев в последний путь. Они, безусловно, более всего привлекли бы наше внимание, потому что во всей древней Америке не было предмета «одежды», который мог бы затмить их своим великолепием. Паракасские плащи сшиты обычно из одного куска шерстяной ткани, как правило, размером 2,5 X 1,25 метра. Плащи украшают различные вышитые фигуры. Вышивку паракасцев на первый взгляд можно принять за рисунок или аппликацию, настолько тонко она выполнена. Сверху донизу плащ покрыт разноцветными узорами или широкими полосами. Всего ученые обнаружили на плащах в Паракас Некрополис 22 расцветки и — хоть это покажется невероятным — 190 оттенков! Краски изготовлялись из самых различных природных материалов.

Мастерство, с каким выполнены вышивки, наводит на мысль, что в Паракасе существовали настоящие мастерские. Один плащ нужно было вышивать года три! Из этого следует, что знатные особы заказывали посмертное облачение еще при жизни, как, например, египетские правители при жизни строили свое посмертное жилище.

Создатели вышивок черпали сюжеты для своих работ из окружавшей их природы — особенно любили они изображать птиц: кондора, а также колибри, обитающих по преимуществу во влажных областях на востоке Перу. Иногда использовались и геометрические орнаменты, напоминавшие и многократно повторявшие отдельные части тела животных, например хвосты хищника из семейства кошачьих.

Охотнее всего обитатели Паракаса украшали свои плащи различными фигурами. Порой они изображали и самих себя. Так, мы находим ткани с изображением людей, держащих в руках дубины, ножи и копья. Наряду с людьми на плащах изображались и божества, что свидетельствует о многообразии пантеона паракасцев. Особенно, видимо, почитались рыбы, и среди них самая большая, похожая на акулу.

На паракасских тканях можно видеть загадочные фигуры, напоминающие сфинксов, рыб, птиц и других животных с лицом человека. Иногда одна и та же фигура дана в четырех разных позициях. Это навело Тельо на мысль, что фигуры выполняют роль некоего лунного календаря, а четыре их подобия олицетворяют четыре фазы Луны.

Попытки объяснить смысл загадочных звериных фигур на паракасских плащах продолжаются и поныне. Однако совершенно очевидно, что это не просто сверхъестественные существа.

Изображенные создателями священных плащей фигуры имеют и другую, скрытую функцию. Тельо связывал ее с лунным календарем Паракаса. В настоящее время этими изображениями занимается перуанская исследовательница Виктория де ла Хара. Она полагает, что фигуры — это знаки древнейшего перуанского письма. Вопрос о письменности в древнем Перу до сих пор еще остается открытым. Пока что не удалось доказать, что доколумбовы перуанцы (в отличие от доколумбовых жителей Месоамерики — ацтеков, майя, сапотеков, миштеков) знали письмо.

В сущности письмо, как и жизнь на других планетах, может выглядеть совершенно иначе, чем мы себе представляем. Сегодня уже не кажется слишком фантастичным утверждение Виктории де ла Хара о том, что изображения на плащах мертвых в Паракас Некрополис не что иное, как древнейшая перуанская библиотека. Эта теория заставила задуматься наиболее крупных ученых, занятых поисками древнеперуанской индейской письменности, — немца Томаса Бартеля и француза Марселя Коэна.

О возможности существования письменности в древнем Перу мы несколько раз будем говорить и в нашей книге. Даже если когда-нибудь будет твердо установлено, что странные существа с чертами человека на плащах из «города мертвых» всего лишь «портреты» паракасских божеств или же замечательные украшения, не имеющие никакого другого, скрытого смысла, — это ничего не убавит в великолепии и совершенстве древних паракасских тканей.