Чан-Эк’ и стела 10 из Сейбаля. Место царства Ик’а’ в политической системе майя классического периода

Стюфляев Максим ::: История царств майя

Победы Ицамкокаах-Бахлама IV, при всей их внешней эффектности, оказались пирровыми, а достигнутое могущество – эфемерным. К началу IX века в низменностях майя стали все отчетливее проявляться признаки системного кризиса, который в конечном итоге привел к краху цивилизации классического периода. В этих процессах для нас еще много неясного, но не подлежит сомнению, что одним из проявлений надвигающегося коллапса стало дробление крупных царств, усиление периферийных центров. Прежняя система политических взаимосвязей ушла в прошлое. В таких условиях для некоторых царств, ранее находившихся в тени, открылась возможность заявить о своих амбициях.

Стела 10 из Сейбаля. Прорисовка Б. Пейдж.

Стела 10 из Сейбаля. Прорисовка Б. Пейдж.

Одним из последних извлечь выгоду в новых реалиях попытался Сейбаль. В 735 году это царство было побеждено Южным Кукулем, но теперь восстановило утраченную независимость. Иероглифические надписи дают основания предположить, что около 830 года в Сейбале произошел переворот, в результате которого к власти пришел Ах-Болон-Ха’бат-Ват’уль-К’атель. Новый владыка превратил свою столицу в центр варваризированной державы со смешанным майяско-мексиканским стилем монументальной скульптуры. Он пышно отметил окончание двадцатилетия 10.1.0.0.0, 5 Ахав 3 К’айаб (30 ноября 849 года) строительством нового пирамидального храма и установлением внутри и вокруг него алтаря и пяти стел. Один из этих монументов, стела 10, давно привлек пристальное внимание исследователей. В надписи на нем сказано, что организованную Ах-Болон-Ха’бат-Ват’уль-К’ателем юбилейную церемонию посетили «Священный Кукульский Владыка» Ху’н-…-К’авииль, «Священный Канульский Владыка» Чан-Пет и «Священный Владыка Ик’а’» Чан-Эк’.[i] Перечень производит сильное впечатление, ведь хорошо известно, что в VI-VII веках Кукуль и Кануль были самыми могущественными царствами майя. Однако к 849 году эпоха их расцвета осталась далеко позади, царства, приводившие некогда своих соседей в трепет, распались. Весьма вероятно, что в данном случае упомянуты мелкие царьки, которые присвоили себе пышные титулы великих предков.

Итак, к претензиям Ах-Болон-Ха’бат-Ват’уль-К’ателя на гегемонию мире майя следует подходить критически. В данном случае для нас, однако, более интересен тот факт, что наряду с правителями Кукуля и Кануля на празднование календарного юбилея был приглашен «Священный Владыка Ик’а’». Стоит ли усматривать в этом признание выдающейся роли и престижа династии Ик’а’, или же мы имеем дело со случайным совпадением? Однозначно на поставленный вопрос ответить трудно. Правитель Ик’а’ по имени Чан-Эк’ в других источниках не упоминается, поэтому степень его реального влияния оценить невозможно.[ii] С другой стороны, стела 10 из Сейбаля – не единственный монумент, в надписи на котором династия владык Ик’а’ занимает особое место. 

Сравнительно недавно в городище Алтарь-де-Лос-Рейес (Кампече, Мексика) был найден каменный алтарь с иероглифической надписью. К сожалению, сегодня от этого важного текста сохранились только фрагменты, но можно понять, что изначально в нем были перечислены некие «тринадцать священных земель», обозначенные каждая своим «эмблемным иероглифом». Исследователям, изучавшим алтарь, удалось опознать эмблемы Кануля, Кукуля, Баакаля (Паленке), Эцны, Ик’а’.[iii] Хотя цели создания списка не вполне ясны, очевидно, что в нем неким образом проявились представления древних майя об идеальном политическом пространстве. Число тринадцать в религии майя считалось священным и, согласно источникам колониального периода, соответствовало количеству небес. По-видимому, считалось, что устройство неба должно отражаться и на земных реалиях, поэтому были выделены тринадцать царств, обладающих особым статусом. Важно, что среди них мы встречаем Ик’а’, это можно считать очередным свидетельством того, что правители Мотуль-де-Сан-Хосе пользовались уважением и обладали немалым влиянием в низменностях.

Помимо общих перечней царств или правителей, представленных на стеле 10 из Сейбаля и алтаре 3 из Алтарь-де-Лос-Рейес, имеются свидетельства для более точного обозначения позиции царства Ик’а’ в политическом ландшафте майя классического периода. В частности следует обратить внимание на то, что местные владыки неоднократно включали в свою полную титулатуру термин хук цук, буквально «семь частей». Еще в 2000 году Д. Беляев опубликовал статью, в которой проанализировал встречающиеся в надписях титулы хук цук и хушлахун цук («тринадцать частей»), и убедительно показал, что они связаны с региональной идентичностью древних майя.[iv] Если говорить кратко, термин хук цук объединял царства Восточного Петена, прежде всего, Са’аль и многих его вассалов или соседей (Хольмуль, Йашха, Туубаль и другие). О тесных связях Ик’а’ с этим регионом уже приходилось говорить, достаточно вспомнить, что несколько ваз для Йахавте’-К’инича расписал владыка из Туубаля. Любопытно, что титул хушлахун цук, в свою очередь, распространялся на Кукуль и зависимые от него царства Центрального и Северо-Восточного Петена. Будучи вассалами Кукуля, владыки Ик’а’, тем не менее, ни разу прямо не говорят о своей принадлежности к «тринадцати частям», хотя носили похожий титул хушлахун к’ух, «тринадцать богов».

В целом с точки зрения политической мощи Ик’а’ можно считать средним царством. Его правители пытались проводить самостоятельную линию, но для этого им приходилось постоянно лавировать, искать союзников. Мы видели, что Ик’а’ поддерживало контакты с соседями: Хишвицем, Ицимте, Южным Кукулем, возможно, Намааном. При этом акцент делался не на военную силу, а на проведение совместных церемоний, обмен визитами и подарками. «Священные Владыки Ик’а’» предстают перед нами как тонкие дипломаты и политики, но вот на поле битвы их чаще всего постигала неудача. Стремясь обеспечить себе безопасность во враждебном окружении, они сначала стали вассалами Кукуля, затем сблизились с Па’чаном, но эти альянсы оказались непрочными и со временем распались. Для исследователей изучение истории Ик’а’ представляет большой интерес, так как это показательный пример выживания царства, которое зачастую было слабее своих противников.


[i] Полностью надпись на стеле 10 из Сейбаля смотрите в: Полюхович Ю. Ю. Полiтико-династична історія… С. 549-550. Подробнее об истории Сейбаля в рассматриваемый период смотрите: Boot E. Continuity and Change… P. 62-71.

[ii] Нет уверенности даже в том, что он царствовал в Мотуль-де-Сан-Хосе. Известно, что двадцать лет спустя, в день 10.2.0.0.0, 3 Ахав 3 Кех (17 августа 869 года) некий «Священный Владыка Ик’а’» установил стелу 1 в Тайясале. Исходя из этого, А. Токовинин и М. Зендер полагают, что в середине IX века столица царства могла быть перенесена или возвращена в Тайясаль. Смотрите: Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… P. 48. В дальнейшем вплоть до конца XVII века все правители Тайясаля последовательно носили имя или титул Кан-Эк' (видоизмененная форма имени Чан-Эк'). Весьма заманчиво видеть в них прямых потомков правителя, упомянутого на стеле 10 из Сейбаля.    

[iii] Grube N. Monumentos esculpidos: epigrafía e iconografía // Reconocimiento arqueológico en el sureste del estado de Campeche, México: 1996-2005 / Editado por I. Šprajc. – Oxford: British Archaeological Reports International Series 1742, 2008. – P. 180-182.

[iv] Beliaev D. Wuk Tsuk and Oxlahun Tsuk: Naranjo and Tikal in the Late Classic // The Sacred and the Profane: Architecture and Identity in the Southern Maya Lowlands / Ed. by R. Colas, K. Delvendahl, M. Kuhnert et al. Acta Mesoamericana, Vol. 10. – Markt Schwaben, Verlag Anton Saurwein, 2000. – P. 63–81.