Борьба за реформы

Тишков Валерий Александрович ::: Страна кленового листа: начало истории

Движение за проведение реформ и демократизацию су­ществующего в колонии порядка началось еще в годы американской революции и борьбы за отмену Квебекского акта. Сильное влияние, особенно на французскую, Канаду оказала буржуазная революция 1789 г. во Франции. Не­смотря на разрыв связей франкоканадцев с бывшей мет­рополией, в Канаде задолго до штурма Бастилии хорошо знали идеи французских энциклопедистов, крупнейших мыслителей эпохи Просвещения. В библиотеках Квебека и Монреаля имелись собрания сочинений Гельвеция, Монтескьё, Руссо, Вольтера, Мабли, «Энциклопедия» Деламбера и Дидро.

С 1778 г. в Монреале стала выходить оппозицион­ная колониальным властям франкоязычная «Коммерче­ская литературная газета», на страницах которой развер­нулась дискуссия о вольтерьянских идеях. На банкетах в Квебеке по случаю вступления в силу Конституционного акта звучал тост: «За революцию во Франции и подлинную свободу во всем мире!» На первом же заседании ассамблеи Нижней Канады депутаты настояли на избрании спикером франкоканадца и введении двуязычия в провинциальном парламенте. Отстаивая это требование, один из депутатов — журналист Пьер Бедар — остроумно заметил: «Если завоеванные всегда должны говорить на языке завоевателей, тогда почему бы англичанам не гово­рить на языке норманнов?»17.

Известие о революции во Франции, казни короля и начале войны между Англией и Францией взбудоражили жителей Нижней Канады. В 1792 г. в провинции было составлено обращение на имя консула Французской рес­публики в Нью-Йорке с просьбой о помощи в борьбе с «угнетателями в Канаде» 18.

Французские дипломаты в колонии подогревали по­добные настроения и устанавливали контакты с респуб­ликански настроенными жителями. Летом 1793 г. посол французской республики в США Эдмон Женэ вместе с мо­лодым франкоканадцем Мозье составили обращение «Сво­бодные французы — братьям в Канаде». Обращение зву­чало страстно и убежденно: «Это — ваша страна. Она должна быть независимой. Благоприятный час пастал, восстание — вот ваш священный долг... Порвите с пра­вительством, которое перерождается с каждым днем и превратилось в самого злейшего врага свободы народов!.. Канадцы, беритесь сами за оружие, позовите на помощь индейцев. Рассчитывайте на поддержку своих соседей и французов!» 19

Под влиянием революционной пропаганды французов ситуация в Канаде серьезно обострилась. Это заставило колониальные власти принять чрезвычайные меры: спе­циальной прокламацией было запрещено обсуждение по­литических событий, происходивших в мире. Парламент издал закон, предусматривавший арест всех, кто станет заниматься «подрывной деятельностью». Но поставить за­слон освободительному движению не удалось. Весной 1794 г. в провинции начались массовые выступления по­селенцев. Франкоканадцы не подчинялись приказу губер­натора и отказывались идти на военную службу. В ок­рестностях Бопорта и Карлсбурга вспыхнуло настоящее восстание: 300 вооруженных жителей в течение несколь­ких дней контролировали действия местной админи­страции и не позволили осуществить набор милиционеров.

Новые волнения в среде франкоканадцев произошли в 1795 г. в связи с экономическим кризисом и неурожа­ем. В провинции распространялось новое обращение и шла вербовка на сторону «тех, кто поставил своей целью свершение революции в Нижней Канаде» 20. Оживилась антианглийская агитация жителей северных штатов США на американо-канадской границе.

Для подавления оппозиционных настроений колони­альные власти использовали свой союз с римско-католи­ческим духовенством, ряды которого пополнялись фран­цузскими священниками-эмигрантами, бежавшими от ре­волюции в своей стране. Последние немало потрудились над тем, чтобы создать самое превратное представление о событиях во Франции. Чрезвычайными мерами англи­чанам удалось предотвратить дальнейшее нарастание ан­тиколониального движения в Канаде. Однако положение в колонии оставалось критическим вплоть до 1797 г.

Новый этап освободительной борьбы начался в первое десятилетие XIX в., когда франкоканадская мелкая бур­жуазия и интеллигенция выступили против ассимилятор­ской политики и произвола губернатора Крэйга и его окружения. В 1806 г. в Нижней Канаде стала выходить газета «Канадиен», вокруг которой сгруппировались ради­кально настроенные депутаты ассамблеи во главе с Пье­ром Бедаром. В то время «по провинции распространя­лись песпи и пасквили дурного вкуса с целью разжечь страсти,— писал один из первых историков Канады.— Страницы газеты «Канадиен» изобиловали обличениями в адрес правительства. В официальных кругах тайно вы­сказывались опасения насчет возможных интриг и вос­стания» 21.

Росту национального самосознания населения Кана­ды и подъему освободительного движения способствовала англо-американская война 1812—1814 гг. Не успели за­кончиться военные действия, как ассамблея в Нижней Канаде вновь выступила с требованием преобразований в колонии. Сторонники реформ, или как их называли в провинции — «реформисты», подняли вопрос об установлении контроля над доходами и бюджетом провинции и ограничении власти губернатора.

Политическая борьба в Нижней Канаде обострилась и вышла за стены местного парламента в 1822 г. в связи с проектом объединения провинций Нижняя и Верхняя Ка­нада, вынесенным на обсуждение английского парламента иод прямым давлением правящих кругов колонии и глав­ным образом крупного монреальского купечества. Поли­тическая направленность «Юнион-билля» была очевид­ной: дальнейшее «обангличаниванпе» населения француз­ской Канады, устранение с политической арены непокор­ной провинциальной ассамблеи Нижней Канады и тем са­мым установление преграды растущему национальноосвободительному движению франкоканадского населения.

Известие о проекте объединения всколыхнуло про­винцию. Митинги состоялись в Квебеке и МонреалеСо­бравшиеся на них горожане избрали «конституционные комитеты» по выработке петиции в адрес короля и анг­лийского парламента. Под петицией в самые короткие сроки поставили свои подписи около 60 тыс. человек.

На выборах 1827 г. реформисты Нижней Канады во главе со своим лидером Л. Ж. Папино иолучили пол­ную поддержку избирателей. Новая ассамблея дважды разгонялась губернатором Дальхаузи, но сломить ее оп­позиционный дух не удалось. Недовольство политикой властей охватило почти всю провинцию. Зимой 1827— 1828 г. митинги протеста прошли в Монреале, Квебеке, Труа-Ривьере, Сен-Бенуа, Сен-Дени, графствах Йорк, Ришелье, Кент, Бедфорд, Уорвик, Хантингтон и др. На собраниях поселенцев избирались новые конституционные комитеты, а в дистрикте Труа-Ривьер был создап объе­диненный конституционный комитет ряда округов. В Анг­лию конституционные комитеты направили депутацию с петицией, под которой стояло 87 тыс. подписей. Одновре­менно аналогичную петицию доставили в Лондон из Верх­ней Канады. Канадской миссии удалось добиться рассмо­трения петиций в палате общин и отзыва лорда Дальхузи с поста генерал-губернатора Британской Северной Америки.

Зимой 1831 — 1832 г. власти от политики «умиротво­рения» и обещаний перешли к новым репрессиям против демократических сил. Подверглись аресту редакторы двух ведущих оппозиционных газет Нижней Канады — «Минерв» и «Виндикэйтор». Во время дополнительных выбо­ров в ассамблею весной 1832 г. в Монреале произошло столкновение населения с солдатами, которые открыли по толпе огонь, в результате чего трое были убиты, двое ра­нены. Во время похорон жертв расстрела состоялась четырехтысячная демонстрация. Прекратили работу мага­зины и мастерские, город оделся в траур.

Петиции и резолюции митингов послужили сторонни­кам Папино основой для выработки политической плат­формы освободительного движения. В феврале 1834 г. ас­самблея приняла так называемые 92 резолюции, главное место в которых заняла критика существовавшего в ко­лонии политического строя и программа коренных реформ системы управления страной. Резолюции выражали реши­мость патриотов отстаивать принципы полного равнопра­вия англоканадцев и франкоканадцев.

Патриоты не сформулировали четко требование о пре­доставлении национальной независимости, однако оно ес­тественно вытекало из самого содержания резолюций.

Пришло время понять,— говорилось в них,— что самоуп­равление гораздо лучше, чем управление извне, которое Британская Америка имеет сейчас, и это заставляет вы­ступить за ликвидацию колониального правительства» 22.

Кстати, современники прекрасно поняли это. В декаб­ре 1836 г. русский посланник в США Кремер писал ми­нистру иностранных дел России графу Нессельроде: «Главная цель, которую ставит перед собой пользующая­ся большим влиянием партия реформистов Нижней Ка­нады,— это установление Законодательного совета на принципе народных выборов. Это нововведение обязатель­но создало бы ситуацию, при которой мирные отношения между Канадой и Великобританией стали бы невозмож­ными»23.

Программа патриотов нашла горячую поддержку сре­ди самых широких слоев населения. К весне 1834 г. ми­тинги состоялись почти в 20 графствах провинции. Их участники создали постоянно действующие «комитеты бдительности и связи», призванные мобилизовать посе­ленцев и руководить их коллективными действиями. По справедливому мнению канадского историка С. Кларка, комитеты превратились в органы народной власти на местах, «ассамблеи графств» 24.

7 апреля 1834 г. в Монреале состоялся конвент делегатов, избранных в графствах дистрикта Монреаль, затем был создан Постоянный центральный комитет дистрикта Монреаль, в состав которого вошли Папино, Кельсон, Браун и другие радикально настроенные поли­тические деятели. Монреальский ПЦК стал руководящим органом патриотов. «Здесь находило отклик и приветство­валось каждое выступление во всех частях провинции, здесь рождались новые планы повсеместных дейст­вий» 25,— писал активный участник движения Т. Браун.

Летом 1834 г. патриоты призвали население к бойко­ту английских товаров. Обстановка в Нижней Канаде была настолько напряженной, что в декабре 1834 г. мон­реальский корреспондент сообщал в Лондон: «Взгляды партии сейчас раскрыты, маски сброшены: не реформы, а революция является их целью» 26. С весны 1835 г. в различных районах провинции стали создаваться отделе­ния Ассоциации сторонников реформ. Освободительные силы Нижней Канады приобрели теперь не только поли­тическую платформу, но и собственную организацию.

В это время правительство Великобритании направи­ло в Канаду королевскую комиссию во главе с лордом Госфордом с целью изучить и по возможности решить проблемы колонии. Госфорд, занявший пост генерал-гу­бернатора, и новый губернатор Верхней Канады Фрэнсис Хэд скоро показали себя ловкими манипуляторами сло­вами, а не сторонниками каких-либо изменений.

К концу 1836 г. королевская комиссия закончила свою работу и высказалась против введения независи­мого «ответственного управления» в Канаде. На основа­нии этих рекомендаций 6 марта 1837 г. английская па­лата общин приняла так называемые «резолюции Рассе­ла», отвергавшие требования канадских патриотов. Сто­ронники реформ потеряли последнюю надежду добиться изменений мирным путем.

21 апреля «Виндикэйтор» писала о положении в Мон­реале и его окрестностях: «В этом богатом и населен­ном дистрикте царят всеобщий гнев и возмущение, вы­званные позорными резолюциями лорда Джона Рассела... Сторонники реформ уже наготове... Впредь не должно быть спокойствия в провинции,— призывала газета.— Нет пощады грабителям. Действуйте! Действуйте! Действуй­те! Уничтожьте налоги и угнетателей. Все средства за­конны, когда в опасности наши фундаментальные сво­боды. Гвардия умирает, но не сдается!» 27

7 мая 1837 г. патриоты провели митинг 1200 изби­рателей графства Ришелье. Неделей позже собрались на митинг избиратели графства Монреаль, 1 июня — фри­гольдеры и абитаны графства Ту-Маунтедс. Фермеры пришли с плакатами «Долой деспотизм!», «Да здравст­вует Папино и независимость!» Собрания состоялись так­же в Квебеке, графствах Шамбли, Терребонн, Ямаска, Труа-Ривьер. Митинги по всей провинции превратились в убедительную манифестацию пробудившейся политической активности канадцев и их стремления добиться не­зависимости.

Напуганный генерал-губернатор издал прокламацию, призывавшую всех жителей «объединиться для дела мира и доброго порядка, прекратить публикацию всяких мате­риалов подрывного характера и проведение собраний с принятием опасных резолюций, провозглашающих необ­ходимость сопротивления законной власти короля и пар­ламента» 28. Губернаторское слово не возымело действия. В ряде мест провинции создалось «положение на грани восстания» 29. Так, в графстве Ту-Маунтенс поселенцы начали жечь дома и уничтожать собственность предста­вителей правящей верхушки. В июле фригольдеры граф­ства Миссискуа провели митинг по случаю годовщины провозглашения американской независимости. В своих лозунгах и резолюциях они выразили полное одобрение американских принципов правления и свою решимость бороться против деспотизма метрополии. По этому же случаю состоялись митинги в графствах Акадия, СенМорис, Ассомпсьон, Ла-Шени, Ла-Прери, Бодрей.

4 сентября в Монреале возникла тайная революцион­ная организация «Сыны свободы», ставившая своей целью свержение английского колониального ига. «Сыны свобо­ды» опубликовали обращение, в котором изложили прин­ципы самоуправления, заимствовав в значительной степе­ни идеи и даже фразеологию из документов американ­ской революции XVIII в. «Наше отделение уже началось, и никогда не будет возврата к старому,— говорилось в нем.— Этот разрыв с метрополией будет все увеличивать­ся до того момента, когда нам представится возможность занять место в ряду независимых и суверенных госу­дарств Америки». Народ Канады должен быть готов к этому. Члены организации дали клятву «своей поруган­ной стране и друг другу, что отдадут все силы для осу­ществления необходимых изменений в управлении стра­ной» 30.

Ряды «Сынов свободы» пополнялись очень быстро. Одно время руководители организации даже обсуждали вопрос о приобретении оружия в Соединенных Штатах Америки, но Папино выступил против этого.

23—24 октября в местечке Сен-Шарль состоялся пя­титысячный митинг, вошедший в историю под названием «Большое собрание конфедерации шести графств». Резо­люция его слово в слово повторяла американскую Дек­ларацию независимости: «Следуя примеру героев 1776 г., мы провозглашаем как очевидные следующие ис­тины: все люди созданы равными и наделены творцом неотъемлемыми правами, среди которых право на жизнь, свободу и стремление к счастью. Для защиты и обеспе­чения безопасности этих прав среди людей устанавли­ваются правительства, получающие свою власть только с согласия управляемых. Если какая-либо форма правле­ния не соответствует этим целям, право народа изменить ее или уничтожить совсем и установить новое правитель­ство» 31.

Участники митинга приняли «Обращение к народу Канады» и направили его «братьям по несчастью» в со­седней провинции. Патриоты выразили надежду на под­держку со стороны американской республики.

Призыв к вооруженной борьбе нашел горячий отклик среди канадцев. Еще до митинга в Сен-Шарле началось стихийное создание вооруженных организаций. В Монре­але в октябре 1837 г. под самым носом английских сол­дат маршировали колонны патриотов. Дух восстания ов­ладел народными массами. «Графства, расположенные между Лонгвиллем и верхней частью Ришелье, практи­чески находятся в состоянии мятежа»,— сообщал гене­рал-губернатор Госфорд губернатору Верхней Канады Хэду 32.

Местные власти не могли остановить надвигающуюся революцию. Командующий английскими войсками в Бри­танской Северной Америке Колборн писал Госфорду из Монреаля: «Дела в провинции в течение нескольких ме­сяцев приняли настолько серьезный и тревожный оборот, что не следует терять ни минуты и готовиться к борьбе с опасным объединенным мятежом» 33. По признанию ад­министрации, все население Нижней Канады в ноябре 1837 г. было настроено против правительства. На по­мощь колониальному режиму поспешила католическая церковь: монреальский епископ обратился с посланием ко всем верующим, в котором осудил «агитаторов против законных властей». Но и старания высшего духовен­ства угомонить непокорную паству оказались безрезуль­татными. В Нижней Канаде осенью 1837 г. сложилась революционная ситуация.

Канадские патриоты проходят обучение военному делу осенью 1837 г.

Канадские патриоты проходят обучение военному делу осенью 1837 г.

В Верхней Канаде события разворачивались не ме­нее бурно. Здесь причиной первых выступлений стало недовольство жителей земельной политикой правительст­ва. Эти выступления связаны с именем молодого шотланд­ского иммигранта Роберта Гурлея, по призыву которого в 1817 г. более чем в 50 тауншипах провинции состоялись собрания поселенцев. Когда весной 1818 г. власти разог­нали ассамблею Верхней Канады, Гурлей обратился с по­сланием к фермерам: «Не люди, а сама система — вот что разрушает наши надежды на лучшее будущее, и до тех пор, пока эта система не будет уничтожена, беспо­лезно думать, что смена губернатора или депутатов ас­самблеи принесет существенные перемены» 34. Гурлей призвал готовиться к созыву провинциального конвента для выработки петиции с проектом реформ. Несмотря на запрет администрации, собрания по выборам делегатов на конвент прошли почти повсеместно.

«Семейный союз» и тогдашний губернатор провин­ции Мэйтленд не замедлили с расправой над оппозици­онными элементами. Роберта Гурлея арестовали как «зло­намеренную и мятежную личность» и выслали из про­винции. В Верхней Канаде все публичные митинги и конвенты были объявлены вне закона. Правящая клика на время задушила ростки недовольства.

Тем не менее на выборах 1824 г. в Верхней Канаде большинство мест в ассамблее получили сторонники ре­форм.

18 мая 1824 г. в Верхней Канаде вышел первый но­мер газеты «Колониэл адвокэйт». Ее издавал шотланд­ский иммигрант, книготорговец и журналист Уильям Ма­кензи. Газета обращала свой голос к простым фермерам и бедным ремесленникам, а также выступала в защиту интересов национального канадского бизнеса. Источником всех бедствий она называла саму систему колониального управления, которая порождает «низкопоклонническое правительство», подавляет дух предпринимательства и «возмущает чувства каждого независимо мыслящего ко­лониста» 35. Небольшая еженедельная газета быстро ста­ла самой читаемой в провинции. Вокруг нее сложился круг политических союзников, включая лидера «патрио­тов» (как называли в провинции сторонников реформ) Маршалла Бидуэлла. На этом этапе основной силой ос­вободительного движения была мелкая и средняя нацио­нальная буржуазия и разночинная интеллигенция.

На выборах 1828 г. патриоты впервые четко сфор­мулировали свою платформу. Они потребовали установле­ния контроля ассамблеи над финансами колонии, сво­боды вероисповедания, отмены права первородства при наследовании собственности, предоставления независимо­сти судьям, реформы Законодательного совета и т. д.

Весной 1831 г. патриоты Верхней Канады начали сбор подписей под петицией английскому королю и пар­ламенту. Митинги продолжались все лето и состоялись почти в каждом населенном пункте провинции. К весне 1832 г. подписи под петицией поставили около 25 тыс. человек. С этим документом послапец канадских коло­нистов Уильям Макензи отбыл в Англию в надежде, что, «если чиновники в Лондоне поймут чувства местных фермеров... существующая система должна быть и будет изменена»36. Но добиться от метрополии каких-либо серьезных уступок Макензи не удалось.

На выборах в октябре 1834 г. сторонники реформ снова одержали убедительную победу. Это ясно показало, чего можно достичь объединенными усилиями. Потреб­ностью движения стало создание единой политической ор­ганизации патриотов Верхней Канады. 9 декабря 1834 г. на собрании активных участников движения в Йорке (Торонто) был создан Канадский союз.

Руководство организации опубликовало «Обращение к народу», написанное У. Макензи, в котором говорилось, что союз стремится «добиться счастья для большинства людей». «Цели союза патриотические и почетные,— под­черкивалось в «Обращении»,— средства, которыми пред­полагается достичь эти цели,— законные и конституци­онные... Общество не является тайным... В нем нет раз­личия между бедными и богатыми. В нем есть место для всех: и для рабочего, способного внести один пенс годо­вого взноса, и для человека с большим состоянием» 37.

К весне 1835 г. отделения Канадского союза возник­ли во многих округах. В Йорке численность союза до­стигла 400 человек.

На очередной сессии ассамблеи весной 1835 г. комис­сия под председательством Макензи представила доку­мент под названием «Седьмой доклад о жалобах» — са­мое полное и всестороннее осуждение колониального ре­жима за всю историю освободительной борьбы в провин­ции. В нем выдвигалось требование предоставить стране «ответственное управление», т. е. независимость: «Пе­чальный опыт показал, насколько несостоятельна система чужестранного управления народом, который находится на расстоянии 4 тыс, миль... Эта система должна быть отменена, а собственные институты провинции должны быть настолько улучшены, чтобы принести народу счастье и согласие» 38.

После образования Канадского союза и обнародова­ния «Седьмого доклада о жалобах» освободительное дви­жение в Верхней Канаде расширило свои рамки. Оно явилось выражением мощного народного протеста против колониального режима и политики метрополии.

В январе 1836 г. в Верхнюю Канаду прибыл уже упо­минавшийся губернатор Ф. Хэд. В политике Хэд разби­рался, по собственному признанию, не больше, чем ло­шадь, на которой он приехал в Торонто. «Семейный союз» быстро обработал нового губернатора. Хэд заявил, что он намереп разгромить «республиканцев» — «эту полдюжину предателей» 39. На патриотов обрушились гонения и ре­прессии.

Губернатор разогнал ассамблею и объявил новые вы­боры летом 1836 г. Силой и подкупом местным тори уда­лось получить незначительное большинство. Многие сто­ронники реформ не нашли себя в списке депутатов. Это заставило их перейти к более решительным действиям.

4 июля 1836 г., в 60-ю годовщину американской Де­кларации независимости, Макензи выпустил первый но­мер новой газеты «Конститьюшн». Поставив целью под­готовить общественное мнение к «действиям более до­стойным, чем могут подумать паши тираны», газета призвала патриотов пойти вместе с ней «смелым, опасным, но верным курсом»40. В провинции зазвучал ее гроз­ный голос: «Тори! Чиновники! Церковники! Маклеры! Аферисты! Расточители! Продажные тунеядцы! Позволь­те мне поздравить вас всех. Наконец-то вы взгромозди­лись вместе с ногами на шею своего народа» 41.

В июле 1837 г. Макензи выдвинул проект новой ор­ганизации патриотов Верхней Канады: предполагалось, что она составит основную вооруженную силу грядуще­го восстания. В Торонто состоялись собрания патриотов, сделавшие практические шаги по подготовке к восстанию. На страницах «Конститьюшн» появилась «Декларация сторонников реформ г. Торонто к собратьям по борьбе в Верхней Канаде» — открытое обоснование теоретиче­ской платформы канадских революционеров. Это был но­вый призыв, обращенный ко всем патриотам, поддержать программу революционных действий.

«Правительство основывается на власти народа и уч­реждается ради его блага,— говорилось в «Деклара­ции»,— поэтому, если какое-либо правительство в течение долгого времени совершенно не отвечает тем великим це­лям, ради которых оно было создано, народ имеет есте­ственное право, дарованное ему творцом, добиваться уста­новления таких учреждений, которые принесут возможно больше счастья возможно большему числу людей» 42. Эти строки почти дословно повторяют текст американской Де­кларации независимости, так же, как строки резолюции «Большого собрания конфедерации шести графств», что свидетельствует не только о влиянии опыта американской революции, но и о сходном характере той борьбы, кото­рую вели против метрополии американские колонисты в XVIII в. и канадские патриоты.

Тем временем на местах уже давно отливали пули я ковали наконечники для копий. Фермеры вытащили ста­ринные мушкеты. Началось обучение военному делу. В на­чале декабря гонец доставил Макензи послание от Па­пино. В нем говорилось: «Настал час для смелого уда­ра!». Макензи обратился к населению Верхней Канады с призывом поддержать патриотов соседней провинции: «Советую всем друзьям народа запастись винтовкой, мушкетом или револьвером... следите за событиями в Нижней Канаде и будьте готовы к введению губернато­ром военного положения. Поистине лучше умереть в борьбе за свободу, чем жить и умирать рабами!» 43

В том же номере Макензи писал: «Некоторые назы­вают нас реформистами, а не революционерами. Это глу­пые разговоры. Сторонники реформ вот уже 60 лет безус­пешно добиваются своих целей. Разве в этом случае ре­волюция не становится священной обязанностью?». «По­помните мои слова, канадцы! Борьба началась, и она мо­жет окончиться победой. Трусость и малодушие с нашей стороны лишь отсрочат приход свободы. Мы не сможем примириться с Великобританией...и никогда не успокоим­ся, пока не получим независимость...

Поднимайтесь, храбрые канадцы! Готовьте ваши ружья и задайте им славную работенку!» — восклицал Макензи в листовке «Независимость».

В Верхней Канаде, как и в соседней провинции, бы­ла налицо революционная ситуация. До восстания оста­вались считанные дни.