Прибытие «чужеземцев» из Теотиуакана и «Новый порядок» в Петене

карта-план городища майя Тикаль (Йашмутуль)

Теотиуакан («Место, где рождаются боги») расположен в 50 километрах к северо-востоку от города Мехико в муниципалитете Сан-Хуан-Теотиуакан (Мексика). Это первый крупный город в Месоамерике, он стал региональным центром еще во 2 в. н. э. В период расцвета Теотиуакана его население составляло более 150 тыс. человек. Под его контролем находились долина Мехико, долина Тулы в штате Идальго, районы южного Идальго к северу от Тулы, юго-восточный Идальго и север Тлашкалы, долина реки Амацинак в Морелосе, долина Толука. Правильная сеть улиц, пересекающихся под прямым углом с центральным проспектом города, свидетельствует о том, что Теотиуакан развивался по тщательно продуманному плану. К числу главных (и самых старых) построек Теотиуакана относятся знаменитые «Пирамида Солнца» и «Пирамида Луны». Теотиуакан был одним из крупнейших центров ремесленного производства в Месоамерике: в его пределах обнаружено более 500 мастерских.

В эпоху своего наивысшего расцвета (250—600 гг. н. э.) Теотиуакан оказал значительное культурное влияние на многие области Месоамерики. Теотиуаканские сосуды и статуэтки встречаются на пространстве от северных районов Мексики до гор Гватемалы и от Тихоокеанского побережья до Мексиканского залива. Следы присутствия теотиуаканцев зафиксированы в населенных миштеками и сапотеками Оахаке и Монте-Альбане. Города майя также попали в орбиту влияния мексиканской метрополии. Открытия археологов в Каминальхуйу в горной Гватемале продемонстрировали обширные связи майя с Центральной Мексикой. С тех пор вопрос о характере этих связей и роли внешнего «мексиканского» влияния в развитии цивилизации древних майя стал предметом активных дискуссий.

Необычная сцена на фреске из Вашактуна – окрашенный в черный цвет правитель приветствует или покоряется воину в мексиканском облачении
Необычная сцена на фреске из Вашактуна – окрашенный в черный цвет правитель приветствует воина в мексиканском облачении или покоряется ему

В области майя теотиуаканское влияние проявляется прежде всего в распространении элементов теотиуаканоидного стиля (архитектура, керамика, статуэтки, иконография) в ряде городов Петена (Тикаль, Вашактун, Йашха' и др.). Начиная с середины двадцатого века, исследователи месоамериканских культур осмысляли археологические свидетельства интенсивных контактов между этими двумя регионами. Существование некоего тесного взаимодействия не подвергается сомнению. Но вот уже много лет месоамериканисты предлагают очень разные объяснения для этих культурных контактов, которые в основном поляризуются вокруг двух разных точек зрения. 

Первая предполагает прямое вмешательство Теотиуакана в процессы, происходившие на низменностях майя в конце четвертого века, связанное с военным вторжением и даже политическим господством. Вторая точка зрения объясняет появление теотиуаканских стилей и материалов в области майя как следствие присвоения местными династиями «престижного» чужеземного символизма с целью укрепления и сакрализации своей политической власти. Согласно этой последней гипотезе, свидетельства влияния Теотиуакана в области майя очень мало говорят о том, каким могло быть соотношение сил между Центральной Мексикой и низменностями майя. Хотя полемика между сторонниками обоих позиций продолжается до сих пор, иероглифические тексты из Тикаля, а также других городов майя решительно свидетельствуют о том, что Теотиуакан играл очень важную роль в политической истории царств майя. 8

Тикаль охотно поддерживал устойчивые контакты с расположенным в 1013 км на запад Теотиуаканом. Предметы торговли, такие, как зеленый обсидиан, импортировались оттуда уже в 3 в. н. э.; приблизительно в то же самое время в Тикале появляется местная версия ступенчатого фасада каменной кладки, известная как талуд-и-таблеро и имевшая отчетливые мексиканские черты. Но в конце 4 века отмечается небывалая волна мексиканского стиля, проявившаяся в предметах особой керамики – триподы с крышкой, покрытые штуком и расписанные теотиуаканскими мотивами – вместе с явно мексиканским костюмом и символикой на группе монументов, которые датируются этим периодом. Татьяна Проскурякова назвала этот период «Прибытие чужеземцев» и допускала вторжение теотиуаканской армии в Петен. Клеменси Коггинс употребляла термины «Возвышение Теотиуакана» и «Новый порядок». Эпиграфические исследования последних десятилетий позволили существенно прояснить историческую канву событий.

В 370-е гг. царь Мутуля Чак-Ток-Ич'аак II был втянут в вооруженный конфликт с царем государства Хонохвиц («Пять Больших Холмов») Хац'о'м-Кухом, носившим титул «калоомте'» и связывавшимся в иероглифических текстах также с некой местностью (городом или страной) Витенаах. На стеле 39, датированной 376 г., Чак-Ток-Ич'аак II изображен попирающим связанного пленника, показанного с бородой, носовой проколкой в виде кости (характерные черты иноземца в позднейшей иконографии майя) и с раскрашенным черной краской лицом. Возможно, это указание на войну с Хонохвицем.9 В 377 году Хац'о'м-Кух отправил на завоевание Петена войско во главе со своим полководцем Сийах-К'ак'ом («Рожден Огонь»). Его продвижение может быть прослежено по надписям на монументах из разных городов майя. В день 8.17.1.4.4, 3 К'ан 7 Мак (8 января 378 года) Сийах-К'ак' «прибывает» в расположенный примерно в 75 км к западу от Тикаля город Вака' (Эль-Перу). Двигаясь далее с запада на восток, он уже через восемь дней, 8.17.1.4.12, 11 Эб’ 15 Мак (16 января 378 года) «прибыл» в Тикаль. Под той же датой Сийах-К'ак' упомянут и в Вашактуне. Хотя термин «прибытие» нам мог бы показаться нейтральным, в данном контексте речь идет о военном завоевании. Майя, как и другие народы Месоамерики, использовали это слово как в буквальном, так и в метафорическом смысле, например, для обозначения установления новых династий, что, несомненно, было последствием «прибытия» в этом случае.10 Как кажется, прямым следствием «прибытия» было то, что Чак-Ток-Ич'аак II в тот же самый день «вступил в воду», то есть умер. Его смерть привела также к падению всей его династии, которая была заменена совершенно новым правящим родом, происходившим, кажется, от брака Хац'о'м-Куха с мутульской царевной Иш-Унен-Б'алам. Победители разрушили древние монументы с надписями (стелы 26, 36 и 39), а некоторые были перенесены в городки, окружавшие столицу: Эль-Энканто, Волантун, Коросаль, Эль-Темблор. Возможно, это передвижение сопровождалось также перемещением старой элиты, выселенной из центра города.

Для правильной интерпретации событий ключевой является проблема идентификации Хонохвица – государства, в котором правил Хац'о'м-Кух. Это название больше никогда не упоминается в иероглифических текстах. Ясно лишь, что это была мощная полития, имевшая тесные контакты с Мутульским царством, расположенная за пределами Петена и, видимо, за пределами области майя. Об этом говорит тот факт, что, как свидетельствует надпись, высеченная на кости из погребения позднеклассического мутульского владыки Хасав-Чан-К'авииля I, Сийах-К'ак' отправился в поход 27 августа 377 г., а решающая битва произошла 16 января 378 г., то есть ему понадобилось 142 дня, чтобы добраться до Мутуля. Йаш-Нуун-Ахиин тоже путешествовал долго, так как отправился в Мутуль 26 декабря 378 г., а был официально провозглашен царем 13 сентября 379 г. Кроме того, титул «западный калоомте'», ассоциирующийся с новыми правителями, указывает на их происхождение с запада. Центральномексиканская идеология и искусство, новые боги, которых принесли с собой победители, подчеркивают их чужеземность.

Дэвид Стюарт предположил, что Хац'о'м-Кух был царем Теотиуакана, подчинившим своей власти Петен. Его именной иероглиф, записанный логографически как сова со щитом и копьеметалкой, является частым иконографическим мотивом в Теотиуакане, где он связан с персонажами высокого ранга, осуществляющими военные функции. Бог-покровитель новой династии, на языке майя называвшийся Вашаклахуун-Убаах-Чан («Восемнадцать Голов Змея»), опознается как теотиуаканский «Мозаичный Змей», которому был посвящен «Храм Кецалькоатля». 11

Оценивая конфликт Мутуля с Теотиуаканом, Дмитрий Беляев отмечает, что он явно носил не этнический, а династический характер. Если рассмотреть все известные нам примеры, то видно, что теотиуаканоидные черты прослеживаются в следующих областях: царская идеология (иконография); монументальная архитектура (талуд-и-таблеро); религиозные культы высшей знати; военная сфера (восприятие элементов вооружения - копьеметалок, прямоугольных щитов, защитного вооружения). Все это - «верхние» элементы социо-культурной системы, непосредственно связанные с царской властью, ниже которых следов заимствования не прослеживается. Вместе с тем, трудно переоценить мощное влияние, оказанное «прибытием» на сферу политических отношений в области майя низменностей. О формах надполитийной интеграции в III-IV веках нам практически ничего неизвестно. Даже если и существовала какая-то иерархия, она, скорее всего, носила мягкие формы. Вашактун, возможно, с III века попал в зависимость от Мутуля, но при этом его правители сохраняли значительную автономию, воздвигали собственные стелы с надписями, вели активное строительство. Со сменой династии в Мутуле и появлением в Петене чужеземцев, связанных с Теотиуаканом, система взаимоотношений между царствами майя коренным образом меняется. 12

В день 8.17.2.16.17, 5 Кабан 10 Йашк'ин (13 сентября 379 года) новым мутульским царем стал сын Хац'о'м-Куха Йаш-Нуун-Ахиин I («Первый/Зеленый Прорицатель-Крокодил») (379-404 или 406), которому на момент воцарения было только три года. Сийах-К'ак' стал верховным правителем с титулом «калоомте'», который с этого времени и вплоть до поздней классики становится обозначением гегемонов в низменностях майя. Х. Вальдес и Ф. Фасен высказывали предположение, что Сийах-К'ак' мог быть правителем Вашактуна. 13 Йаш-Нуун-Ахиин I на стелах 4 и 31 из Тикаля прямо назван подчиненным владыкой Сийах-К'ак'а, занимавшего наивысшее место в новой политической иерархии на землях майя.

Стела 31. Лицевая часть. Изображен Сийах-Чан-К'авииль
Стела 31. Лицевая часть. Изображен Сийах-Чан-К'авииль

Аналогичные подчиненные владыки приходят к власти и в других городах Петена. Приблизительно в 381 году имела место коронация такого правителя в соседнем с Тикалем Бехукале. В 393 году Сийах-К'ак' появляется в Хушхабте' (Рио-Асуле), вероятно, в почти таком же контексте. Этническую принадлежность большинства этих зависимых правителей сложно твердо определить, но центральный Петен находился в это время прочно во власти Сийах-К'ак'а. Географические пределы «Нового порядка» остаются неясными, хотя изолированные мексиканские экспонаты и мотивы были найдены в таких далеких центрах, как Бекан на севере и Йашха' на востоке. Текст на украшенной орнаментом жадеитовой ушной вставке показывает, что и город Маасаль (находившийся, возможно, на месте руин крупного городища Наачтуна14) был частью этой системы, так как его правитель назван «йахав», то есть «вассалом» Хац'о'м-Куха.

Таким образом, в конце IV века низменности майя попали в сферу политического влияния Теотиуакана, а в Петене сложилось обширное политическое объединение во главе с «калоомте'». Майяская знать начинает активно использовать новую идеологию и искусство, вследствие чего формируется особый майя-теотиуаканский стиль. Крупный размер и культурная мощь обеспечили Мутулю некоторое «лидерство» в раннеклассических низменностях, и мы можем не сомневаться относительно его превосходства над другими политиями в схеме «Нового порядка».


Примечания:

8. Stuart D. The «arrival of strangers»: Teotihuacan and Tollan in Classic Maya history // Mesoamerica’s Classic Heritage: From Teotihuacan to the Great Aztec Temple. Niwot, 2000a. P.465-513.

9. Беляев Д.Д. История майя в классический период: общий очерк. Майя и Теотиуакан. http://www.mezoamerica.ru/indians/maya/maya-hist3.html

10. Martin S., Grube N. Chronicle… Р. 29

11. Stuart D. The arrival…

12. Беляев Д.Д. История…

13. J. Valdéz, F.Fahsen, H. Escobedo. Reyes, tumbas y palacios. La historia dinástica de Uaxactun - México, 1999, Рр. 43-46.

14. Вопрос идентификации Маасаля довольно сложен и пока далек от окончательного решения. В 1999 году Николай Грюбе предположил, что Маасаль – это древнее название крупного, но практически не исследованного городища Наачтун. В самом Наачтуне надписи на монументах сохранились в очень плохом состоянии, поэтому пока не удалось выявить и прочитать «эмблемный иероглиф» городища. Маасаль отождествляется с Наачтуном по ряду причин. Прежде всего, очевидно, что Наачтун являлся в древности одним из крупнейших центров северного Петена и, следовательно, как столица царства должен был иметь свой особый «эмблемный иероглиф». Единственный «эмблемный иероглиф», который явно связан с регионом северного Петена, но не отождествляется с каким–либо археологическим городищем области – это «эмблемный иероглиф» Маасаля. Подробнее об этом см. Peter Mathews, Kathryn Reese-Taylor, Marcelo Zamora, Alexander Parmington. The nonuments at Naachtun, Peten. http://www.famsi.org/reports/03101/64mathews/64mathews.pdf