Смерть Сейсквисбуче

Книга для взрослых ::: Мифы индейцев Южной Америки


Внимание!
Данный материал предназначен для прочтения лицам старше 18 лет. Если Вы не достигли этого возраста, Вы должны немедленно покинуть эту страницу!


Отцы‑первопредки для того и создали женщину Янтауки, чтобы уничтожить Сейсквисбуче, который убил своего отца и жил с его сестрой.

Вообще‑то Сейсквисбуче выдал сестру замуж за мудрого Нунулу, но все это была лишь уловка. Когда Нунула переехал к жене, Сейсквисбуче замучил его разной работой — то храм строить, то сеять, то на охоту идти; зато к жене он его так и не подпустил. И это понятно, раз Сейсквисбуче сам с нею постоянно совокуплялся. Когда Нунула завёл о том разговор, Сейсквисбуче ответил, что ходит к сестре просто поболтать, Нунулу он между тем задумал убить.

Однажды Нунула пошёл к реке и забрался на скалу. Появился Сейсквисбуче. Нунула — в воду, под скалу, а Сейсквисбуче схватил здоровенный кол и стал тыкать им туда, где спрятался Нунула. У Нунулы был волшебный камень, способный окрашивать воду в цвет крови. Сейск— висбуче увидел, что вода покраснела, и удовлетворённый, ушёл.

В течение семи лет Сейсквисбуче был жрецом в храме. И вот он почувствовал, будто что‑то произошло и велел слуге разузнать новости.

Слуга вернулся с известием, что на холме появилась неизвестная красавица в чистых белых одеждах. Она была очень большая и толстая, а подослал её Нунула, слепив из семи женщин одну. Этого Сейсквисбуче, конечно, не знал. Красавица спустилась с —Холма и говорит:

— Ищу какого‑нибудь жреца!

— Я тоже жрец, — отвечает Сейсквисбуче, — у меня есть свой храм, свои слуги. Видно, ты меня ищешь!

Он привёл женщину к себе, а другим запретил с нем встречаться. Из‑за своих необычных размеров женщина не могла войти в храм через дверь. Пришлось разобрать часть стены. Если она садилась, подставляли четыре скамьи, да и то не хватало. Сейсквисбуче имел много жён‑тараканих. Теперь он их прогнал, хотя и одарил на прощание и даже сказал, что они все очень хорошенькие. Только двоих прежних жён Сейсквисбуче оставил, чтобы стирать одежду и прибирать.

У толстой женщины были густые длинные волосы. Когда она ими трясла, на землю сыпались бананы, фасоль и кукурузные зёрна. «Это прекрасно, — размышлял Сейсквисбуче, — что она сама себя кормит: мне на поле ходить не надо».

Однажды жена сказала:

— Дома я ела мясо каждый день. Если не хочешь, чтобы я ушла, корми меня тоже мясом.

Сейсквисбуче пошёл и поставил капкан, поймал двуутробку.

— Не снимай с меня шкуры, — заявила зверюшка, — а опали чуть‑чуть, вынь потроха и зарой, однако, не глубоко. Сердце вынимать не надо.

Сейсквисбуче послушался, но в результате двуутробка ожила и убежала. Он схватил её за хвост, но лишь содрал шерсть, поэтому хвост у опоссума до сих пор голый. Охотник вернулся домой с пустыми руками.

— Я ухожу, — объявила жена.

— И я с тобой! — возразил Сейсквисбуче. — Что понесём тестю в подарок?

— Бусы и резную скамью.

Спустились в ущелье.

— Пойду выкупаюсь, не смотри на меня, — сказала жена.

Сейсквисбуче отвернулся. Раздался свист.

— Не слушай! — сказала жена.

В этот момент от неё отделилась первая женщина. Снова свист — отделилась вторая. И так шесть женщин ушли, а осталась седьмая — самого обыкновенного вида.

— Что случилось, почему ты такая тощая! — изумился Сейсквисбуче.

Не сказав ни слова в ответ, жена побежала вверх по склону. Муж схватился за свой посох и упал. Стал искать одежду жены — она превратилась в камень. Он чувствовал, что с каждой минутой теряет силы.

Настала ночь, у Сейсквисбуче распухли яички. Он стал плакать, звал своих жён‑тараканих, просил отнести его в храм.

Его отнесли в храм и оставили там. Лишь одна жена‑тараканиха не покинула мужа. Вскоре Сейсквисбучс сделалось совсем плохо. Он развалился на части и умер. Следующей ночью в храм пришли разные звери: псы, лесные коты, пумы и ягуары. Они стали грызться между собой, натыкались друг на друга и дрались, лизали кровь.

Кровь начала заполнять внутренности храма, женщине пришлось забраться под самую крышу. С собой она захватила семь больших морских раковин. Всякий раз, когда звери вынюхивали, что вверху на помосте кто‑то сидит, женщина бросала вниз раковину и на некоторое время о ней забывали. Последнюю раковину она уронила под утро.

Возня и шум стихли, стало светло, женщина спустилась на землю. На полу была заметна одна единственная капелька крови, да виднелись следы диких зверей. Так не стало Сейсквисбуче.