Апельсины

Книга для взрослых ::: Мифы индейцев Южной Америки


Внимание!
Данный материал предназначен для прочтения лицам старше 18 лет. Если Вы не достигли этого возраста, Вы должны немедленно покинуть эту страницу!


Го‑ноэно‑ходи шёл и видит: труп, о который чуть не споткнулся, разрезан пополам. Го‑ноэно‑ходи превратил половинки в двух юношей.

— Ты будешь Года‑кип, — сказал он («из головы»), — а ты

— Года‑чак! («из ног»).

Братья осмотрелись и пустились в путь. Направились по первой дороге — и попали в беду, еле живы остались. Пошли по второй — то же самое. Осталась третья дорога.

Братья резво шагали и добрались до мест, где жила людоедка. Каждый день она ставила капканы на одиноких путников.

— Смотри! — говорит Года‑чак, — капкан! Залезем в него и посмотрим, что за дом у хозяйки — с нами‑то ничего не случится!

Приплелась старуха, глядит — два человека раскачиваются в петле вниз головой. Её взгляд остановился на бёдрах юношей.

— Какие пенисы! — восхищалась она. Мужских органов подобных размеров людоедке ещё видеть не доводилось. Старуха освободила пойманных из ловушки. К её радости, оба оказались живы. Она повела братьев домой и, не тратя времени даром, устроилась на лежанке. «Интересно, кто подойдёт первым?» — размышляла она.

Каждый из братьев желал доказать другому своё превосходство.

— Я не могу кончать два дня и две ночи! — заявил Года‑кил.

— Я — не меньше! — ответил Года‑чак. Но только лишь Года‑кил попробовал, как вскочил, ревя от боли. Трудно сказать, на что рассчитывал Года‑чак, который не мог не заметить, что пенис у брата откушен. Тем не менее он тоже лёг — и закричал ещё громче. Однако страшнее всех голосила старуха: два пениса, оставшиеся в её зубастом лоне, жгли как огонь. Они были словно перцем намазаны, ни одной женщине такое выдержать не под силу.

Братья бросились из дома вон. Старуха освободилась от невкусной добычи и принялась готовить гостям угощение. Она догадалась, что братья вернутся и попытаются что‑нибудь украсть. Положив на видное место отравленные апельсины, старуха спряталась. Ночью Года‑кил и Года‑чак проникли в дом, схватили апельсины и убежали. Как вонзили в них свои зубы, так и упали замертво.