О том, как сооружали строения для правителей и королевские дороги для передвижения по всему королевству

Педро де Сьеса де Леон ::: Хроника Перу. Часть Вторая. Владычество Инков

ГЛАВА XV. О том, как сооружали строения для правителей и королевские дороги для передвижения по всему королевству.

ЕСТЬ нечто, что больше всего меня восхитило, когда я рассматривал и примечал дела этого королевства, - это думать о том, как и каким образом смогли они построить такие огромные и превосходные дороги, наблюдаемые нами в королевстве, и каких усилий человеческий понадобилось, чтобы суметь сделать это, и с помощью каких орудий и инструментов они смогли выровнять горы и разрушить скалы, дабы проложить их такими широкими и добротными, какими они являются нынче; потому что мне кажется, что, если бы Император [Испании] захотел приказать проложить другую такую королевскую дорогу, наподобие той, что ведёт из Кито в Куско, [и] выходящую из Куско по направлению к Чили, поистине, я целиком верю в его власть, [но] для него не нашлось бы ни могущества, ни человеческих рук, и не смогли бы осуществить подобного, если бы то не производилось столь организованно, как приказывали строить сиё Инки. Потому что, если бы то была дорога длиной в 50 или 100 или 200 лиг, надо думать, что, пусть земля и будет более труднопроходимой, при хорошем старании осилить такое можно было бы; но эти были такими длинными, что одна только составляла более тысячи ста лиг, проложенная сплошь через  столь непроходимые и ужасные горы, что иногда, глядя вниз, взгляду не за что было зацепиться, и некоторые из этих гор вертикальны и полны каменных ущелий, да так, что требовалось в живой скале рубить склоны, для прокладки широкой и ровной дороги; всё это они делали с помощью огня и своих кайл[107]. В других местах, столь высоко и круто приподнятых, они сооружали ступеньки с самого низу, чтобы подниматься по ним на самый верх, устраивая в промежутках несколько широких мест для отдыха людей. В иных местах были кучи снега, и его боялись больше, но и это не в одном каком-то месте, а повсюду, и не так, как хотелось бы, а как ему снегу вздумается; и через эти снега, и там, где были заросли деревьев и дернина, они делали их ровными и мостили камнем, если в том была необходимость.

Те, кто прочитал эту книгу, и побывал бы в Перу, увидел бы дорогу, ведущую из Лимы в Хауху, через столь суровые горы Гуаячире (Гуарочири)[108] [Guayachire (Guarochiri)] и по заснеженной горе Париокока[109] (Париакака) [Pariacoca (Pariacaca)], тогда они поймут тех, кто об этом слышал, если не получится, что они увидят даже больше, чем то описываю я; помимо этого, вспомнится им склон, спускающийся к реке Апурима[к][110] [Apurima] и как проходит дорога по хребтам Пальтас, Кахас и Айавака [Paltas, Caxas y Ayabaca(s)[111]] и другим краям этого королевства, где дорога идет шириной приблизительно в пятнадцать футов[112]. И во времена королей была она чистой, без единого камня и прораставшей травы, потому что всегда заботились о том, чтобы чистить её; и в местах населённых, возле неё находились большие дворцы и постои для солдат; а среди заснеженных пустынь и полей располагались постоялые дворы, где можно было надёжно укрыться от холодов и дождей. И во многих местах, как, например, в Кольяо[113] [Collao], так и в других частях, были отметки ихних лиг [т.е. расстояний], наподобие межевых столбов Испании, с помощью которых делят границы, разве что эти здесь – больше размером и лучше сделаны, такие они называют топос[114] [topos] и одна ихняя равна полутора лигам Кастилии.

Познакомившись с тем, как были построены их дороги и какова их величина, я расскажу с какой лёгкостью они были проложены местными жителями, не испытывая ни чрезмерного труда, ни подвергаясь смерти при этом; и дело в том, что, когда какой-либо король решал проложить какую-либо из этих столь знаменитых дорог, не требовалось ни больших запасов провизии, ни необходимости в чём-либо другом, а только сказать королю: "да будет сиё сделано", как вслед за этим веедоры [инспекторы] шли из провинции в провинцию помечая землю и индейцев, имевшихся то в одной то в другой, которым он приказывал, чтобы они проложили такие-то дороги, и потому строились они таким образом, что одна провинция прокладывала до другой за свой счет и своими индейцами, и скоро они это оставляли, когда достигалось намеченное, и другая делала то же самое и даже, если то было необходимо, за определённый срок заканчивали большую часть дороги или всю полностью. А если они достигали незаселённых мест, индейцы внутренних краёв, жившие поблизости, приходили со съестными припасами и инструментами на её постройку, да так, что с превеликой радостью и малым трудом выполняли всё дело, потому что их не обижали ни на волосок: ни Инки, ни их слуги не обманывали их ни в чем.

Кроме того, крупные мощеные дороги, превосходно сооруженные, как та, что проходит по долине Хакихагуана [Xaquixaguana] и выходит из города Куско и идет через селение Моина[115] [Mohina]. Этих королевских дорог было множество во всем королевстве, как среди гор, так в равнинах. Среди всех [имевшихся] четыре считаются самыми важными, а именно те, что выходили из города Куско, с её площади, и аки крест [пересекали]  провинции королевства, как я написал в Первой Части этой Хроники[116], [относительно] основания [города] Куско. И так почитали правителей, когда выходили этими дорогами, их королевские особы с соответствующей стражей шли по одной, а по другой - остальные люди; и даже настолько почиталось их могущество, что, умри один из них, сын [его], когда должен был выйти (в) другой дальний край, строилась ему дорога и шире и дальше, чем при его предшественнике; более того было, если он выходил (в) какое-либо завоевание такого-то короля или совершал достойное упоминания дело, чтобы можно было сказать, что тем-то была сделана дорога длиннее, для него сооруженная. И это воистину так, потому что я увидел возле Вилькас [Vilcas] три или четыре дороги; и даже однажды я потерялся на одной такой, думая, что шел по той, по которой сейчас ходят; и эти [дороги] называют: одну - дорогой Инки Юпанки [Inga Yupangue], и другую -  Тупак Инка [Topa Inga], а ту, что сейчас используют и будут использовать всегда – это та, которую приказал построить Вайна Капак [Guaynacapa], достигающая на Севере реки Ангасмайо [Angasmayo], а на Юге – намного дальше того, что сейчас мы называем Чили; дорога столь длинная, от одного конца до другого более тысячи двухсот лиг.


[107] Интересно, а как использовали огонь? (прим. ред.)

[108] Собственно, Варочири. В изд. 1880 также – Guayachire

[109] В издании 1880: Pavacaca

[110] В оригинале рукописи 1880: Apurama

[111] В рукописи 1880: Paltasçaxas Yayavacas

[112] 1 фут = 28 см. Выходит 15 футов = 420 см.

[113] В рукописи издания 1880: Catlao

[114] Topo или  Tupu – Тупу или топо — общепринятая мера длины и сельскохозяйственная мера площади у Инков.

Как общепринятая мера длины использовалась для измерения расстояний на инкских дорогах и отмечалась межевыми столбами — приблизительно была равна 8,36 км или полутора лигам Кастилии. Как сельскохозяйственная единица измерения площади представляет собой часть или единицу земли, которую каждому вассалу (подданному) приказывали выделять инки. Эта часть, доля, составляла 60 шагов в длину и 50 в ширину; но как средство измерения сохранялось и применялось в некоторых районах Перу до XVIII века.[1]

[115] 1880: Muhina.

[116] Глава XCII Первой Части Хроники.