Глава III

Педро де Сьеса де Леон ::: Хроника Перу. Часть Вторая. Владычество Инков

ГЛАВА [III][1]

ЗДЕСЬ [в этих провинциях Перу], хотя слепые люди [сообщают больше] о себе, раз уж рассказывают сто[лько басен, что они были бы вредны], если нужно было бы их записать. Рассказывают [эти индейцы, что в стар]ину, за много лет до [существования Инков], когда земля была очень за[селённой людьми, обрушился] такой большой потоп и бедствие, что, [выйдя море из своих берегов] и естественного состояния, наполнилась [вся земля водой] да так, что все люди [погибли, потому что прибывали] воды до самых высоких вер[шин всего гор]ного хребта. И об этом говорят Гуанки [Guancas], жители долины Хауха[2] и уроженцы [Чукуито в Кольяо, которые, невзирая на то, что этот потоп был таким большим и повсеместным], в пещерах и [пустотах] скал спрятались кое-какие индейцы со своими женами, из которых они вернулись, чтобы заполнить людьми эту землю, потому что много их расплодилось.

Другие правители горной местности, и даже равнин также говорят, что никто не избежал смерти, и только шесть человек, спаслись на плоту или лодке, породившие тех, кто были и кто есть. Короче говоря, об этих одни и другие рассказывают столько всякого, что было бы затруднительно записать [всё] это. Думать, что какой-то особенный потоп был на всём протяжении этой земли, как тот, что был в Фессалии и в других краях, в этом пусть не сомневается читатель, потому что в целом все это утверждают и говорят о том, что я описываю, а не то, что другие изображают и сочиняют: и я не думаю, что у этих индейцев осталось бы воспоминание о всеобщем потопе, поскольку мне достоверно известно, [что] они оселились после случившегося и произошедшего среди люд[ей разделения] языков на Вавилонской башне. Все [жители здешних провинций верят в бессмертие души], знают, что есть Творец, считают богом [всевышним Солнце. Пок]лоняются деревьям, камням, горам и  [другим вещам, какие они только не] вообразят.

Вера, что душа [бессмертна, согласно] тому, что я выведал у многих правителей [уроженцев тех мест, у которых] я спрашивал об этом, состояла в том, что они говорили [что, если на свете] был храбрый мужчина и породил он много детей и почитал своих [родителей и совершал мо]литвы и жертвоприношения Солнцу и остальным своим богам, что "сердце" [songo][3] этого мужа, каковое они считают [сердцем, так] как отличить суть души [и силу её проявления] они не умеют, [но] и мы от них узнали только то, о чем я рассказываю, отходит в край наслаждений, полное пороков и развлечений, где все вкушают пищу, пьют и отдыхают; но если он, наоборот, был плохим, непослушным своим родителям, враг веры, то он отправляется в другое место, темное и мрачное. В первой книге я более подробно сообщил об этом[4]; потому, следуя дальше, расскажу о том, как жили народы этого королевство, прежде чем возвеличились Инки и стали его верховными правителями, узнаем о том, как все утверждают, что жили они среди хаоса, не ведая ни порядка, ни большого ума, ни правосудия, как было у них потом; и о том, что нужно сказать о Тисевиракоче[5] [Ticeviracocha], которого они называли и считали Творцом всех вещей.


[1] В Ватиканской рукописи, на первом листе текста, относящегося ко Второй Части, не хватает правой верхней четверти и, следовательно, нумерации. Нужно отметить, однако, что следующий лист пронумерован как лист 3. В таком случае, единственным, недостающим является лист 1. Полагаясь на среднюю величину глав Второй Части, можно было бы утверждать, что глава, из которой образуется часть обширного фрагмента, соответствующего листу 2 r.-v. [лицевая и оборотная стороны], не будет ни главой I, ни главой III, согласно нумерации, которую даёт Маркос Хименес де ла Эспада исходя из того факта, что в главе C [т.е. Сотой] из Первой части, Сьеса написал: "Многие из этих индейцев рассказывают, как они услышали от своих стариков, что в давние времена был большой потоп и [был он] таким, каким я его описываю в третьей главе Второй Части. И они поясняют, что их предки из седой старины, о чьём происхождении они рассказывают столько всяких слов и басен, [и] если они таковы, то я непременно хочу остановиться и написать об этом, потому что одни говорят, что они вышли из источника, других - из скалы, иные - из озёр". Всё же можно было бы подумать как о правдоподобной ошибке при печати (там, где типограф может прочитать «третий" вместо "первый") или лишь приблизительной (или путанной) цитату самого Сьесы, который в своей Первой Части, в главе LXIII написал: "хотя я много поусердствовал над этим и беседовал с мужами учеными и любознательными, я не смог разузнать о происхождении этих [или же Индейцев Перу] или их начала, [...] хотя во Второй Части, в первой главе, я пишу о том, что смог таки об этом разузнать". Ватиканская рукопись, тем не менее, не позволяет обнаружить абсолютную достоверность в связи с этим (хотя сильно воодушевляет гипотеза, что потерялись не целых две главы Второй Части, а только фрагмент главы I). Следовательно, я предпочла не изменять традиционную нумерацию глав, чтобы не усложнять, основываясь лишь на гипотезе, на мой взгляд, достойной внимания, сопоставление между различными изданиями «Владычества» и его использования как источников в цитатах. [Примечание Франсески Канту к Лимскому изданию].

[2] Как заметил тов. Митрошин, правильное звучание на русском языке будет Шауша.

Митрошин: «Хеггарти пишет о звуке ʂ в протокечуа (http://www.quechua.org.uk/Eng/Sounds/Ho ... 1to005.htm ; см. также здесь: http://putu.kirkincho-sp.ru/statyi/simi ... _qicwa.htm). который во многих диалектах реализуется как ʃ. В диалекте Хаухи (Шауши), о которой идёт речь в отрывке («В пятой книге, о войне Хакихагуана (Xaquiхaguana), говорится о прибытии президента Педро де ла Гаска в долину Хауха (Xauхa) ...» ), этот звук тоже есть. (http://www.sil.org/americas/peru/html/p ... asp?id=544). Возможно, испанская орфография отражает этот факт».

Прим. Редактора:

"Есть, правда, некоторые внелингвистические особенности долины Хауха, о них упомянул сам Сьеса де Леон:
"По этой долине Хауха протекает река, о которой я рассказывал в главе о Бомбоне, а именно, что оттуда происходит река Ла-Плата. Протянулась эта долина в длину 14 лиг, в ширину около 4-5 лиг. Она был такой заселенной, что к приходу испанцев сюда, говорят и считается достоверным, что было более 30 тысяч, а сейчас не найдется и 10 тысяч. Они были разделены на три обособленных общества, хотя все назывались и называются гуанкас. Говорят, что со времени Вайна Капака или его отца установился такой порядок, разделивший у них земли и границы. Потому одну часть они называют Хауха, откуда долина получила своё название, её правитель – Кусичака [Cucixaca (Cucichaca)]. Вторую называют Марикабилька, её правитель – Гуакарапора [Гуакар Павкар]. Третья – Лахапаланга [?Sapallanga?], её правитель – Алайа."

"Вайна Капак, после посещения важного храма Пачакамак, и гарнизонов, разместившихся по его приказу в провинциях Хауха, Кахамарка и других краях, [набранных] как из жителей гор, так и тех, кто жил в плодородных долинах льяносов [равнин], добрался до побережья "

Т.е. важные факты Сьесы, некоторые подтверждаемые и у Wroughton John R. в его "Gramática y textos del quechua shausha huanca", такие:
1) В долине проживали 3 различных племени/рода/народа. Они имели различных правителей.
2) Вайна Капак осуществил реорганизацию населения долины Хауха, разместив на постой в гарнизонах Митимайев, т.е. переселенцев из других краёв.
3) Долина считалась очень важной.
Один из языков таки оформился в диалект Shausha-Huanca, где существовал звук Sh. Только вот генезис и направление изменения этого звука почему-то у Wroughton'а не приводится. Причем этот звук из прото-кечуа переходил в другие звуки в нынешнем Quechua I, но иногда и не изменяясь.
Потому, да, такое могло быть. Но сведений мало, особенно в области генезиса".

[3] Soncco. Сердце и внутренности, желудок и сознание, рассудок или разум, память и сердцевина дерева, воля и ум.

Прим. перев.: Это слово столь часто встречается в языке кечуа начала 17 века, что в пору писать об этом отдельную статью или диссертацию.

[4] Часть первая, Глава LXII.

[5] 1880: Ticiviracocha