ИЕРАРХИЧЕСКИЕ ВОЖДЕСТВА НА СЕВЕРЕ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ. КОЛУМБИЯ: ПОБЕРЕЖЬЕ АТЛАНТИЧЕСКОГО ОКЕАНА

Том 4. VII-XVI века ::: История человечества. Америка

Территории вокруг Карибского моря и регион Ориноко-Амазонки.

Марио Саноха и Ираида Варгасаренас

ИЕРАРХИЧЕСКИЕ ВОЖДЕСТВА НА СЕВЕРЕ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ. КОЛУМБИЯ: ПОБЕРЕЖЬЕ АТЛАНТИЧЕСКОГО ОКЕАНА (карта 42)

Карта 42. Территории вокруг Карибского моря и регион Ориноко-Амазонки в 700-1600 гг. (по Schmidt)

Низина Момпосина

Около VII в. н.э. различные племенные группы, видимо, достигли образа жизни, соответствующего вождествам. В низовьях р. Магдалены уже существовали группы, обитавшие в жилищах, построенных на платформах из утрамбованной земли, об устойчивости и территориальном постоянстве которых свидетельствует большая глубина обнаруженных там археологических отложений.

Эти сообщества жили главным образом за счет выращивания маиса и кассавы (съедобного маниока), а также охотой и рыболовством. Данная деятельность, должно быть, была достаточно плодотворной, чтобы обеспечить демографический рост, о чем свидетельствует постоянно усложнявшаяся природа местного общества в целом. Об этом говорит существование многочисленных деревушек, причем каждая из них связана с огромными кладбищами, основной особенностью которых является погребение в специальных сосудах-урнах.

В некоторых местах, например в Бетанси-Вилории и местах археологических раскопок в Бахо Сан-Хорхе, сообщества вводили очень продвинутые способы выращивания маиса и кассавы в областях, периодически затопляемых р. Магдаленой. Доказательством этому служат сотни гектаров приподнятых обрабатываемых полей с осушенными и орошаемыми почвами, которые ежегодно засевались.

Иерархическую природу этих коренных сообществ в Бахо Сан-Хорхе и Бахо-Сину раскрывают такие социальные особенности, как особое обращение с телами некоторых умерших при захоронении: их помещали в большие глиняные урны с более богатыми и разнообразными ритуальными предметами, чем у обычных людей. В некоторых могилах находятся богатые керамические подношения, что позволяет догадываться о существовании знатных людей или, быть может, жрецов, имевших власть. Чтобы руководить, строить и следить за обширными приподнятыми полями, а также определять время сева и сбора урожая, требовалась определенная централизованная власть и система передачи полномочий. Высокое качество формы и производства гончарных изделий и предметов из золота и серебра говорит о существовании групп специалистов, изделия которых, видимо, предназначались для использования во время церемоний.

Сьерра-Невада-де-Санта-Марта

Между VI и VIII вв. в атлантическом регионе Колумбии развилось общество тайрона. Его главные поселения располагались в горах Сьерра-Невада-де-Санта-Марта.

Народ тайрона особенно примечателен своими достижениями в архитектуре, металлургии, гончарном деле и гидравлике. Прочная материальная основа их общества свидетельствует о существовании социальных отношений, которые соответствуют периоду разложения племенного общества. Эта особенность важна для анализа исторической динамики племенных иерархических стилей жизни (вождеств и феодальных отношений), существовавших на северо-западе Южной Америки, поскольку в некоторых случаях (хотя между правителями и их подданными, безусловно, существовало неравенство) товары и услуги продолжали распределяться между автономными деревнями. Когда образ жизни, свойственный иерархическому вождеству, привел к разложению племенного общества, возникли общественные отношения, имеющие статистическую природу, если вообще не государство. Иерархическая организация проявляется в каждом общественном секторе: в территориальном аспекте, в неравных отношениях между поселениями разного размера, а также в циклах производства, распределения и потребления товаров и услуг. Обрядовые центры, характерные для некоторых иерархических вождеств, также содержат многочисленные иерархические элементы, касающиеся конструкции домов, общественных зданий и рабочих участков.

Что касается политической организации, то тайрона группировались вокруг плотно заселенных обрядовых центров с очень сложной структурой. Здания помещались на платформах, окруженных каменными стенами, на которые поднимались по лестницам. Эти центры, подобно центрам в Коста-Рике, были связаны дорогами, вымощенными камнем. Они также соединялись с менее важными центрами и окружавшими их деревеньками.

Во многих местах имелись системы доставки воды из источников и рек, а также общественные здания для гражданских и религиозных целей. Обрядовые центры свидетельствуют не только о дифференциации труда по полу и возрасту работника, но и о существовании специализирующихся на определенном занятии производителей, а также мастерских по производству керамики, золотых и серебряных изделий, резьбе по камню и обработке кости.

Товары, изготовленные в этих производственных центрах, распределялись по периферийным территориям через рынки и торговцев, перевозивших товары на дальние расстояния и обменивавших золотые и серебряные предметы, бусы, одеяла и глиняные сосуды на сырье: изумруды, золото, рыбу и другие продукты. Некоторые из этих предметов, например глиняные сосуды, украшенные лепными или резными узорами, и предметы, вырезанные из камня, судя по всему, достигали Сьерра-де-Периха и северо-западного берега озера Маракайбо.

Основой сельского хозяйства было выращивание маиса. У тайрона имелись сложные системы каналов, пруды, в которых хранилась вода для орошения, и террасирование, позволявшее использовать склоны холмов при сохранении плодородного слоя почвы.

О важности обрядов свидетельствует существование больших круглых деревянных храмов, построенных на огромных искусственных платформах. Украшенная керамика дает сведения о предметах, используемых при этих обрядах, и об иерархической природе общества, которую можно заметить благодаря рельефному изображению человеческих фигур. Они представляют жрецов или воинов в сложных головных уборах и впечатляющих масках, скрывающих лица.

В XVI в., когда сюда прибыли испанцы, городские центры населяли тысячи людей. В летописях этого периода особый упор делается на существование специализированных гончаров, серебряных и золотых дел мастеров, резчиков по камню и на наличие гражданско-религиозного класса, обладавшего политической властью в каждом из округов или районов, на которые, видимо, подразделялось общество.

Между X и XVI вв. каждый округ тайрона был организован по иерархической схеме, включавшей главный региональный центр, характеризующийся монументальной архитектурой и структурой обрядовой гражданской власти, регулировавшей общественную жизнь всего региона. Вокруг этого главного центра располагались вторичные центры с аналогичными монументальными зданиями, гражданско-церемониальными и жилыми районами. Ниже по иерархической лестнице находились деревушки с очень простыми строениями из камня и небольшими жилыми насыпями и, наконец, отдельные дома и сезонные поселения.

Пирамидальная организация районов, на которые подразделялась территория тайрона, контрастирует с отсутствием общей сплоченности между группами, управлявшими каждым из них. Создается впечатление, что гражданские, военные и жреческие власти соперничали друг с другом и вели кровопролитные войны, хотя, при определенных обстоятельствах, они могли образовывать конфедерации или временные союзы в целях взаимной обороны. Такое соперничество между различными частями общества, видимо, характеризует некоторые племенные стили жизни, при которых население создало отношения, подобные государственным или псевдогосударственные. Судя по всему, оно также является общей характеристикой возникающего классового общества, которое развилось без образования надгосударственных форм социально-политического контроля, как это произошло в городах-государствах Древней Греции. Эта фаза получила название имперской фазы общества тайрона.

Регион Кундибойя

Самыми последними жителями этого региона до появления испанцев были муиски. Первые европейцы обнаружили плотно заселенный регион, разделенный на две обширные зоны, называвшиеся Сипасго (Zipazgo) и Сакасго (Zacazgo). Правителя первой называли сипа (zipa), второй - саке (zaque). По-видимому, каждое из этих крупных подразделений состояло из нескольких областей, управляемых вождями и образующих федерацию под руководством каждого из этих правителей.

Народы обоих регионов часто втягивали в борьбу за контроль над территорией или деревнями, чтобы получать с них дань. Правящая группировка формировалась по материнской линии. Представители этой группировки жили в больших домах, которые испанские летописцы называли «дворцами» из-за их размера и величия, и обычно передвигались в богато украшенных носилках.

Главные вожди обладали абсолютной властью над своими подданными. Никому не дозволялось видеть их лица, а любой просивший их аудиенции обязан был поднести им дар.

Палеопатологические изучения населения муисков говорят о том, что их общество было стратифицировано по полу и социальному статусу мужчин и женщин. Найденные в регионе Соача (Soachd) скелеты указывают на то, что женщины практически не ели мяса, но потребляли очень много углеводов. Об этом свидетельствует множество болезней, вызванных недоеданием.

Испанские летописцы сообщают о существовании многоженства в обществе муисков. Данные археологических раскопок показали присутствие необычайно большого числа останков скелетов женщин на кладбищах, например, в Соаче. Судя по останкам, эти женщины происходили из других групп, нежели мужчины, что, видимо, свидетельствует о существовании брачных союзов патри-локальной природы. Некоторые женщины, судя по всему, питались более сбалансировано, чем другие, что указывает на их привилегированное положение в обществе, позволявшее им получать какие-то съедобные подношения от своих мужчин. С другой стороны, искусственные повреждения черепа чаще встречаются у женщин.

Вполне возможно, что ткачество и гончарное дело были важными ремеслами, которыми занимались женщины, и в этом случае многоженство могло быть способом получения прямого доступа к труду большого числа женщин. Существование множества разных типов веретен, обычно сделанных из камня, и декоративных узоров говорит о сложности способов прядения и, возможно, ткачества, существовавших среди муисков.

Останки скелетов мужского населения заметно однородны, что подтверждает тот факт, что после женитьбы мужчины оставались в родительской деревне, Как и среди женщин, судя по скелетам, некоторые мужчины были сильнее и выше остальных. Эти скелеты обычно встречаются с наконечниками копий или стрел, которые изготавливали из кусочков костей человека. Это может означать существование касты воинов, имевшей очень высокий социально-экономический статус.

Изготовление муисками изделий из золота и серебра, судя по всему, было узко специальным родом деятельности, достигшим очень высокого уровня, и занимались им, возможно, только мужчины. Как можно судить по комплексному знанию химии металлов и смесей и способам подготовки литейных форм, золотых и серебряных дел мастера, должно быть, составляли особенную группу специалистов. Их продукция, очень дорогая по своей природе, видимо, распространялась по торговым путям, существовавшим как на территории муисков, так и за ее пределами. Их продукты или идеи достигали и столь удаленных областей, как Панама, Коста-Рика и северо-западная Венесуэла (илл. 313-315).

Результаты археологических раскопок подтверждают строго иерархическую природу общества муисков. Об этом свидетельствует и утонченный церемониал, связанный с назначением «Повелителя» Сипасго или Сакасго, который произвел столь сильное впечатление на европейцев.

Существование некрополей с различными типами погребения, например, гробниц шахтного типа с несколькими продольными камерами, купольные гробницы, в которых умерших хоронили вместе с подношениями, и захоронения непосредственно в земле на общих кладбищах также свидетельствуют о степени расслоения общества муисков.

Религия была сосредоточена на поклонении Солнцу. Почитанию Солнца и Луны посвящались огромные храмы. Существовали также площадки поля размером до 500 кв. м для совершения обрядов, с юга и востока огражденные каменными колоннами. В центре этих полей располагались каменные монолиты или колонны, которые, судя по всему, служили для определения периодов солнцестояния и равноденствия. Можно предположить, что были специалисты (жрецы), которые занимались изучением времени и предлагали свои знания в обмен на дань или подношения.

Хотя и существовали деревянные храмы, посвященные культу астрономических божеств, например храм Солнца в Согамосо и храм Горанчача в Тунхе (что служит доказательством формализованной религиозной деятельности), муиски также принимали участие и в более индивидуализированных обрядах, о чем свидетельствует наличие святынь или соответствующих мест, расположенных в пещерах или на открытом пространстве. Там хранились подношения в виде гончарных изделий, каменных инструментов и ожерелий, представлявшие собой своеобразную дань другим божествам или духам природы, которые управляли некоторыми аспектами окружающей среды или контролировали их.

В основе системы хозяйствования лежало выращивание таких культур, как маис, хлопок и разновидностей клубневых растений, типичных для высокогорного региона Анд, например, картофель и ульюко. Существование «обсерваторий», таких как упомянутые выше, говорит о важности предсказаний для организации сельскохозяйственной деятельности. В некоторых частях территории муисков были прорыты оросительные каналы, а также сделаны искусственные террасы для использования склонов холмов в сельском хозяйстве.

Видимо, существовали и сети, по которым готовый продукт и сырье распространялись как по территории муисков, так и за ее пределы. Были также рыночные центры, где различные сообщества вели торговлю между собой. Это также благоприятствовало региональному объединению разных этнических групп, составлявших общество муисков. Среди продуктов, оборачивающихся в этих сетях, были соль, добываемая в основном в копях Сипакиры, гончарные изделия, предметы из золота и серебра, хлопчатобумажная ткань, табак, йопо и листья кустов коки.

Структура и внешний вид археологических местонахождений, связанных с обществом муисков, судя по всему, указывают на один тип поселения, основанного на разбросанных деревушках и имеющего нуклеарный характер: группировались вместе несколько деревень, жителей которых связывали кровные узы. Также, вероятно, существовали и обрядовые и культовые центры, в которых временами (в некоторые сезоны года) собиралось множество людей.

Общественные организации муисков, подобно другим обществам, занимавшим большую часть межгорных долин Колумбии между VI и XV вв., можно классифицировать как иерархические вождества, т.е. общества, «в которых отношения между деревнями стали по-настоящему политическими. Специализация социальных задач в одной или нескольких деревнях вкупе с разрывом внутриродовых связей (за исключением семейных) и их заменой политическими и статусными связями между различными родами деревни привели к появлению характерных признаков, которые стали преобладать в политической, религиозной и экономической сферах. Взаимодействие между деревнями и внутри каждой деревни, расположенной на территории проживания племени, уступило место отношениям подчинения, которые выражались через уплату дани главному центру и касику, или главному вождю, который в одно и то же время мог быть только военным вождем или жрецом, или политическим, военным и религиозным вождем в классе менее важных и подчиненных ему правителей, выполнявших аналогичные функции в своих владениях. Также возникла необходимость, чтобы военные не только обороняли территорию племени, но и гарантировали присоединение новых территорий и уплату дани» (Vargas Arenas, 1990:112-116).


Источник - История человечества. В 8 томах. Том 4. VII-XVI века. Под редакцией М. А. Аль-Бахита, Л. Базена и С. М. Сиссоко