ГОРОД ЗА СЕМЬЮ ЗАМКАМИ

Свет Яков Михайлович ::: Последний инка

Титу-Куси отдал приказ: жрецов распятого бога доставить в священный город. И тут же шепнул на ухо одному из своих военачальников:

– По дороге искупай их. Клянусь лучезарным Инти, вторично они уже туда не попросятся.

Путь к горе Мачу-Пикчу лежал через горы, прорезанные сердитыми притоками Урубамбы.

И вот, прежде чем монахи покинули Виткос, сотни две воинов ушли по приказу инки в долины сердитых ручьев. За одну ночь они перегородили ущелья высокими перемычками. Ручьи бросились в атаку на дамбы, но прорваться через плотины им не удалось. Накапливая силу, ручьи разлились по верховьям.

Наутро монахи вышли в путь. Идти было на диво легко. По какой-то непостижимой причине, речки пересохли, обнажилось их каменистое, усеянное мокрой галькой ложе. Монахи бодро шагали по дну. Шагали и радовались. Господь облегчает им путь. Вот так же некогда он осушил Красное море, и Моисей смог посуху пройти из Египта в святую землю…

Внезапно могучая волна сбила их с ног. Где-то вверху воины раскидали дамбы, и плененные ручьи вырвались на свободу. Забыв о Моисее и о его исходе из Египта, монахи подобрали длинные полы и ринулись к берегу. Но бурный поток нес их вниз, к Урубамбе. Спасли их проводники.

На берег монахи выбрались, стуча зубами от холода. Мокрые и продрогшие, они добрались до священного города Мачу-Пикчу…

Право же нельзя было выбрать лучшее место для этой перуанской Лхасы [Лхасса – столица Тибета. До начала XX века доступ европейцам в Лхас-су был запрещен]. С трех сторон – с востока, севера и запада – город опетлен Урубамбой. Он сидит в этой узкой излучине, в самом ее центре, между двумя горами – острым пиком Уаяна-Пикчу и массивной, приземистой вершиной Мачу-Пикчу. Петля Урубамбы врезана в каменные бока этих гор. Врезана глубоко, на восемьсот – девятьсот метров, и стены этого грандиозного каньона круты и обрывисты. С севера, востока и запада штурмовать город могут только кондоры. И строители, заключив союз с тауантинсуйскими горными духами, решили, что нет никакого смысла со всех сторон окружать город стенами. Стену они воздвигли лишь на юге.

Но и здесь природа пришла им на помощь. Перемычка, соединяющая Мачу-Пикчу с Уаяна-Пикчу, – это лезвие выщербленной бритвы. С зубца на зубец вползает узкая тропа, кроме нее, других дорог нет.

За стеной эта перемычка расширяется. Но тауантинсуйские боги страх как не любили ровных и плоских мест. Расширив межгорную дамбу, они под крутым углом пристроили ее к подошве пика Уаяна-Пикчу, всхолмили ее огромными буграми и избороздили глубокими оврагами.

Справа и слева к этой, по перуанскому счету, почти плоской перемычке боги причленили боковые отроги Уаяна-Пикчу. Таким образом, с высоты птичьего полета перемычка в ее широкой части выглядела как арена огромного и со всех сторон замкнутого амфитеатра. На всех боковых склонах жители священного города насекли множество террас.

На самых нижних ступеньках этого естественного и искусственного амфитеатра и на буграх, и в оврагах межгорной перемычки «назло надменному соседу» и был заложен священный город. Или, точнее говоря, не заложен, а достроен. Первые храмы этого города воздвигли во времена Пачакути, когда в Эстремадуре еще не родился лихой свинопас Писарро и когда тауантинсуйцы считали, что нет на свете страны, могущественнее их солнечной империи.

На восточном откосе амфитеатра, вне стен города, лепились каменные домики черного люда и казарма местного гарнизона. Собственно город, его святая святых, располагался на трех буграх перемычки.

В Венеции, по пояс погруженной в воды Адриатики, каналы заменяют улицы. В священном же городе, разбросанном по кручам, вместо улиц были лестницы. Лестницы-проспекты и лестницы-переулки. Лестниц насчитывалось свыше сотни. Были очень странные лестницы, такие узкие, что на них не могли бы разминуться две кошки, были лестницы очень широкие с парапетами и балюстрадами.

Вдоль лестниц тянулись водоводы: холодная ключевая вода сбегала со склонов Мачу-Пикчу, наполняя городские бассейны.

Прямо под черным пиком Уаяна-Пикчу, чуть влево от этой мрачной горы, на высоком холме стоял (и стоит поныне) кремль священного города. К нему ведет самая главная, самая широкая и самая красивая лестница. Каждая ее ступенька – это брус светлого гранита. В холм врезано тринадцать нешироких террас, на террасах висячие сады. Этот холм – Интиуатана, гора Солнца.

Самая наисвятейшая святыня Интиуатаны – Камень солнца, грубо обтесанная гранитная плита с выступом в виде тупого зуба. К этому камню, говорили жрецы, привязано Солнце, и молитвы светлому богу Инти доходят прямо по назначению, если читают их под серым гранитным зубом.

Интиуатана застроена тесно. Тут и полукруглый храм Солнца, и дома, где живут Девы Солнца, и царское подворье – замок инки. Манко и Титу-Куси редко посещали священный город, но их дворец не пустовал. Здесь воспитывались дети его величества, здесь обитали длинноухие принцы крови из инкского рода.

Когда-то Манко вывел из Куско искуснейших тауантинсуйских каменщиков. До них уже многое было сделано во времена Пачакути. Каменная эстафета перешла в умелые руки. Кладки зданий Интиуатаны – чудо из чудес, только Кориканча может сравниться с каменными поэмами Интиуатаны. Особенно хорош полукруглый храм. В цоколе его лежат могучие гранитные плиты. Выше эти массивные блоки сменяются небольшими прямоугольными брусками, а по венцу в два ряда уложены с широкими зазорами светлые каменные плитки.

Главная лестница сбегает со склона Интиуатаны на Священную площадь. Этот небольшой пятачок – единственное ровное местечко в городе Солнца. В Священную площадь едва-едва удалось втиснуть два небольших храма – трехколонное святилище, посвященное предкам, и странное трехстенное здание с длинной каменной скамьей-лежанкой. Слева, под трехстенным храмом, – изящный полукруглый бастион, который одновременно служит и подпорной стеной.

От священного города Солнца невозможно оторвать глаз. Сказочно прекрасна эта россыпь светлых зданий на уступах черных гор, эти ласточкины гнезда на скалах, эти каскады каменных террас, эти лестницы-поднебесницы, врезанные в гранитную плоть города.

И какое-то неуловимое сходство есть у холма Интиуатана с холмом афинского Акрополя, и с керченской горой Митридата, и с капитолийским холмом Древнего Рима.

Неудивительно. Лучшие в мире зодчие создавали Интиуатану и Акрополь, Капитолий и храмы на Боспоре Киммерийском…

Кто же жил в священном городе? Только Девы Солнца, длинноухие кровники инки и жрецы были «прописаны» в городе Солнца. Солдаты, каменщики, садовники, повара жили вне городских стен, в восточном предместье. На Священную площадь, Главную лестницу и на холм Интиуатану они могли попасть лишь с дозволения верховного жреца или инки. Отцы города охотно наглухо бы закрыли перед «черным людом» единственные ворота в единственной городской стене, но тогда им пришлось бы самим строить дома, поить висячие сады и печь кукурузные лепешки.

А Девы Солнца, жрецы и длинноухие аристократы считали ниже своего достоинства трудиться в поте лица. Поэтому волей-неволей босоногие и «обычноухие» работяги допускались в священную часть священного города. Но жестокая казнь грозила всякому, кто переступал порог дома Дев Солнца.

Не мудрено, что бритых дьяволов Маркоса и Ортиса поселили в восточном предместье. Хуже и обиднее было, однако, другое. «Профессора колдовского искусства» – так монахи называли жрецов храма Солнца (а храм этот они окрестили «университетом идолопоклонства») – вместо того, чтобы склонить свои выи перед служителями истинного бога, открыто насмехались над ними.

Маркое и Ортис поспешили покинуть священный город и бежать в Виткос.

Августинцы возвратились в Виткос вне себя от гнева и ярости. Они охотно испепелили бы всех «профессоров колдовского искусства» и не оставили бы камня на камне от «университета идолопоклонства». Но близок локоть, да не укусишь – священный город был неуязвим, и жрецы храма Солнца по-прежнему предавались «бесовским радениям», и по-прежнему знойное перуанское солнце было накрепко привязано к жертвенному камню на вершине Ин-тиуатаны.

Маркое кипел от злобы. Он решил во что бы то ни стало отомстить служителям Солнца. И однажды он собрал с десяток крещеных индейцев и направился к одному затерянному в лесах храму. Добрые христиане, которых Маркое повел за собой в крестовый поход, на своих плечах несли вязанки хвороста. Маркое обложил этим хворостом храм. Вспыхнуло пламя, оно мгновенно охватило «дьявольское капище». Маркое гнусавил «Те Deum» – молитву, славящую милосердного и бесконечно терпимого христианского бога. Храм сгорел дотла.

Весь Виткос пришел в ярость. Масло в бушующее море влил мудрый, как змий, Ортис. По его просьбе инка вырвал Маркоса из рук разгневанных жрецов. Апостола-поджигателя высекли, но оставили в Вилькапампе.

Скажем в скобках, что осквернители христианских храмов на такую снисходительность рассчитывать не могли ни при каких обстоятельствах. Перуанский жрец, который осмелился бы поджечь католическую церковь, был бы немедленно четвертован или сожжен…