Экономическая жизнь. Товарообмен

Луи Боден ::: Инки. Быт. Культура. Религия

Глава 15

РЫНКИ

Хотя рыночная торговля и была весьма ограничен­ной, но все же играла значительную роль в жизни ин­дейцев с психологической точки зрения. Она напомина­ла о прошлом, о временах достаточно отдаленных, когда еще не существовало униформистской системы Инков. Кроме того, она вносила приятное разнообразие в мо­нотонную повседневную жизнь. Для мужчины, а осо­бенно для женщины было большой радостью отлучить­ся на несколько дней вместе с ближайшими соседями и с разрешения вождя, чтобы продать несколько незначи­тельных вещей на рынке ближайшего города. В каждом городе, независимо от его значимости, два раза в месяц устраивался рынок.

Отправлявшийся на это мероприятие индеец должен был захватить с собой все необходимое для жизнеобес­печения на это время. Он не имел права питаться за счет тамбо, но мог обменять свои товары на другие, бо­лее нужные, и, если потребуется, провести там ночь. В противном случае он проводил ночь под звездами, по­ложив под голову плоский камень.

Иногда путь был долог, а ноша тяжела, особенно ког­да приходилось нести с собой продукты и чичу на не­сколько дней, но когда рыночный день совпадал с празд­ником, на рыночной площади можно было получить много удовольствия от песен и танцев. Следует заме­тить, что на таком рынке без профессиональных торговцев товарообмен имел небольшое значение. Он проис­ходил в виде бартера, как это было до нашествия инков и после оккупации испанцами. Индианка сидела на кор­точках, разложив перед собой зерно, картофель, муку, кинуа или перец, и неподвижно наблюдала за всем, что происходит вокруг, таким непривычным для сельской жизни.

Вот прохожий рассматривает выложенный для про­дажи товар. Он садится на корточки перед продавцом, вынимает из сумки подготовленный для обмена товар и высыпает горстку соли возле кучки перца. Продавец, похоже, не замечает этого и продолжает оставаться в полудреме. Покупатель добавляет еще горстку соли. В этот момент продавец просыпается, забирает предло­женное и позволяет покупателю забрать свой товар. При этом обе стороны бартерной сделки не произносят ни слова и даже не приветствуют друг друга.

Такая «молчаливая торговля» иногда длится доволь­но долго, так как индейцы никогда не спешат. Но не всегда дела обстоят именно так, поскольку, несмотря на единообразное окружение и жизнь, в характере каж­дого сохранились определенные черты предков, опре­деленным образом разнообразя психологию людей. По­требности и реакции варьируются в зависимости от групп, к которым они принадлежат. Всем в Куско было из­вестно, что жители Аукайлью всегда скрупулезно про­считывают условия сделки, учитывая качество каждого предмета, чтобы не просчитаться. В то же время народ чинчеро обменивает товар большими партиями, невзи­рая на мелочи.

Некоторые, не доверяя себе, пользовались весами. Долгое время их применяли на северном побережье им­перии для взвешивания драгоценных металлов. Это до­вольно простой прибор. Оператор держал в руках под­вешенный за середину рычаг с двумя мешочками на концах. В один клали взвешиваемый товар, в другой — груз. Использовались также весы так называемого рим­ского типа с мешочком на одном конце и грузом на другом. Оба эти прибора нужно было держать в руках.

Они достаточно чувствительны и точны, что имело боль­шое значение при взвешивании довольно тяжелых то­варов (драгоценных металлов) или товаров особого ха­рактера (ядовитые лечебные травы). Гирями служили камушки, подобранные таким образом, чтобы показы­вать различные значения. В найденном возле Уачо ме­шочке имелось два набора таких гирек, один состоял из девяти камней, другой — из четырех.

Некоторые индейцы, не найдя нужных им товаров, принимали к обмену приравненные к деньгам тонкие медные топоры или раковины необычной формы из тро­пических морей, которые потом можно было нанизать на нитку и использовать в качестве украшений.

Все предлагаемые на продажу предметы раскладыва­лись на земле, а торгующие совершали сделки, сидя на корточках. Когда же индеец поднимался и бродил во­круг, он получал полное представление о рынке и мог оценить его красочность, если был на то способен. При­вычка все делать медленно избавляла его от риска со­крушить разложенные кругом товары. Он наслаждался разнообразием сложенных в маленькие кучки товаров, создававшим у него иллюзию богатства, которая сохра­нялась на протяжении всего дня.

Детеныши лам, по праву принадлежавших каждой се­мье, лежали возле мешков с чуньо и мотков веревок, на­поминавших клубки змей, в то время как их родители, используемые для транспортировки всех этих богатств, гордо подняв голову, медленно брели между желтова­тыми сосудами и терракотовыми чашами, украшенны­ми причудливыми росписями. Клиенты ожидали своей очереди, чтобы получить совет целителя, сидевшего в окружении мешочков, наполненных целебными трава­ми. Украшения из красочных перьев птиц, прибывшие из далеких лесов, смотрелись экзотически рядом с сан­далиями и ремнями, разложенными в пыли.

Все это приносило лишь мизерную прибыль. И как могло быть иначе, когда «микроскопическая торговля», как ее называет один из современных писателей, сво­дилась к обмену избыточными продуктами, добытыми с большим трудом посредством сверхнормированного труда либо благодаря исключительно благоприятным погодным условиям.

Вместе с тем всюду царило веселье, блистали яркие краски, можно было пообщаться с представителями дру­гих районов, и, кроме того, существовала надежда на танцы и выпивку. Несмотря на обилие людей, здесь не было суеты, громких разговоров, и в приглушенном шу­ме голосов хорошо были слышны тяжелые шаги лам. Ощущаемое здесь чувство расслабления делало рынок источником счастья. Строгий ритм повседневной жиз­ни моментально ломался.

 

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ

 

Простые индейцы не имели никакого представления о международной торговле. Они лишь туманно пред­ставляли себе смысл этого выражения. Только солдаты могли понимать суть этой концепции, так как участво­вали в военных походах. Иностранец был для них вра­гом, с которым нужно сражаться, или варваром, о за­хвате земель которого они и не мечтали, так как были слишком бедны.

Знать получала товары из дальних стран методом бар­тера, особенно из пограничных районов, где простое на­селение все еще поддерживало связи с соседями, посколь­ку они были установлены еще до инков и имели весьма древние корни.

Лоцман Руис, один из первых испанских конкиста­доров, по пути в Тумбес встретил в Тихом океане плот, на котором подданные везли груз тканей, зеркал, рако­вин, драгоценных камней и металлов.

Торговля в недавно покоренных территориях и вдоль всей границы процветала до тех пор, пока законы не за­жали ее, и мало-помалу она потеряла свое значение. Раз­рушать ее полностью было не в интересах самодержца, так как он сам был заинтересован в получении товаров, неизвестных на Андском плато. Более того, Инка использовал торговцев в качестве добровольных шпионов. На юге империи в качестве примера можно назвать племя пеуенче из Мендосы, которое торговало солью, шкурами животных, сушеной рыбой, наконечниками стрел и буса­ми из зеленых и голубых камней, перьями морских птиц и съедобной морской травой. Вместо денег они использо­вали маленькие раковины, пропиленные и нанизанные в виде бус.

Вместе с товарами циркулировали и новости. Если простые оседлые индейцы мало знали о внешнем мире, то соседние с империей народы, кочевники южных пам­пасов, неукротимые арауканы, жители бразильских ле­сов или западной части сегодняшнего Эквадора, знали практически все о событиях, происходящих в империи. Положение в этой великой, монолитной стране внуша­ло всем окрестным народам либо восторг, либо страх.

Таким образом через границу просачивались слухи об империи, о ее триумфальных победах, чудесах архитекту­ры и совершенстве статистики. Мощь и богатства импе­рии обрастали легендами. За блеском ее славы никто из соседей не мог рассмотреть всех трудностей повседневной монотонной жизни простого народа.