Легенда о свете

Сборник ::: Бразильские сказки и легенды ::: Перевод И. Тертерян

Рассказывают, что однажды Канан-Сиуе лежал в гамаке, отдыхая от дневных трудов. Боги ведь тоже устают. А он, создавший жизнь, каждый день что-нибудь улучшал и совершенствовал: то выравнивал берега рек, то подрезал листья у деревьев. И он устал.

 И вот теперь, утомленный, он спал в темноте, потому что тогда еще не было света.

 Тут пришла его навестить теща. Она споткнулась о панцирь черепахи Отони, упала и сильно ушиблась. И тогда она принялась бранить Канан-Сиуе:

 — Ты, Канан-Сиуе, создал все, создал реки, долины, берега Бее Рокан, алые крылья араре, деревья, рыб и зверей… И ты, который создал все это, забыл создать свет? Я уже стара и нетвердо хожу. Я падаю и ушибаюсь. Канан-Сиуе, ты должен сделать свет…

 Чтобы избежать новых ссор и упреков, Канан-Сиуе на следующий день поднялся очень рано и отправился искать свет. Он долго шел и пришел в долину, где все звери питались и пили речную воду. Канан-Сиуе превратился в тапира, вставил себе в рот трубочку из дерева эмбауба, чтобы дышать неслышно, лег и притворился мертвым.

 Прилетели москиты и спросили:

 — Тапир, ты умер?

 И так как тапир ничего не ответил, они решили:

 Съедим его, а?

 Нет, — сказал вождь москитов, — подождем, пока прилетят мухи.

 Прилетели мухи… Одна из них спросила: — Тапир, ты умер? А другие решили:

 — Съедим его, а?

 — Нет, подождем урубу. Прилетели урубу.

 — Тапир, ты умер?

 Съедим его, а?

 Нет, — сказал один из них, — подождем, пока прилетит урубу-король.

 Прилетел урубу-король. Он опустился на землю, посмотрел на Канан-Сиуе, превратившегося в тапира, и сказал:

— Да, он умер, давайте съедим его. Урубу-король приблизился и уселся на живот Канан-Сиуе. А тот только этого и ждал. Он схватил уру-бу-короля, тело которого было покрыто не перьями, как у других птиц, а черными волосами, как у людей из племени Каража, и принялся душить его.

 Я тебя убью, если ты сейчас же не отдашь мне свет, — сказал Канан-Сиуе.

 У меня нет света, Канан-Сиуе. Нет! Не убивай меня! — взмолился урубу-король.

 — Отдай мне свет, или я убью тебя! Урубу-король почувствовал, что умирает. Тогда он

 раздвинул волосы на груди и выпустил утреннюю звезду Таина-Кан. Утренняя звезда полетела быстро-быстро, ища небо.

 Канан-Сиуе натянул свой лук. Зазвенела стрела и пронзила ногу Таина-Кан, пригвоздив утреннюю звезду к ночному своду.

 Но Канан-Сиуе не был удовлетворен.

 — Это не тот свет, что мне нужен. Он слишком мал.

 — У меня нет другого, — простонал урубу-король.

 — Есть, есть. Или ты отдашь мне его, или я еще сильнее сдавлю тебе шею.

 Урубу-король вздохнул в отчаянии и, раздвинув блестящие волосы на груди, выпустил луну Рендо, которая помчалась искать небосвод.

 Канан-Сиуе нацелил свой лук, и стрела полетела. И луна была пригвождена к небу, как раньше звезда. Но и тут Канан-Сиуе не был удовлетворен.

 — Я хочу другой свет. Самый большой. Эти два света останутся для ночи. А мне нужен свет для дня…

 И он снова сжал шею урубу-короля. Тот снова застонал:

 — У меня нет его, Канан-Сиуе…

 Но, говоря это, он уже открыл грудь…

 И тогда солнце Тшу, ослепительное и прекрасное, выскочило из волос на его груди и стало подниматься в бездонную высоту.

 Канан-Сиуе натянул свой лук, и стрела пригвоздила солнце к стенам дня.

 И до сих пор оно там. С того времени жизнь полна света.

 Тела индейцев стали бронзовыми. Созревшие фрукты налились золотом, а цветы заиграли яркими красками. Вода в реках засверкала под лучами солнца. Теща Канан-Сиуе никогда больше не жаловалась. Никогда.

 Вот так появился в мире свет…